Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
М. В. Фрунзе и создание военной доктрины Красной Армии
Прочитано 8491 раз(а), написано 25.04.2010 в 23:11

Константин  Колонтаев  «М. В. Фрунзе и создание военной доктрины Красной Армии»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава I ЧТО ТАКОЕ ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

Глава II ДВЕ СТОРОНЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ
Часть 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ
Часть 2. ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКАЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Прошло много десятков лет с тех пор, как была создана первая основополагающая советская военная доктрина. Многие советские военачальники внесли свой вклад в её разработку, но все же главным её творцом по праву можно считать прежде всего Михаила Васильевича Фрунзе – выдающегося полководца и, что самое важное, политического, партийного и государственного деятеля. Ибо только при сочетании этих качеств М. В. Фрунзе смог разработать, защитить и дать жизнь единой военной доктрине – комплексному марксистско-ленинскому военно-политическому учению.
Основные направления этой доктрины сохраняют свою жизненность и в наш ракетно-ядерный век, являясь источником ценнейшего опыта, используемого для руководства вооруженными силами и сегодня.
В первые трудные годы мирного строительства начал свой гигантский труд М.В. Фрунзе. Недавно закончилась гражданская война, но В.И. Ленин требовал от коммунистов, всех советских людей помнить «о постоянно грозящей нам опасности, которая не прекратится, пока существует мировой империализм». «Взявшись за наше мирное строительство, – говорил он, – мы приложили все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте на чеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока».

Фрунзе начал свою военно — теоретическую деятельность с разработки фундаментальных общетеоретических вопросов, следуя предупреждению Ленина о том, что кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя натыкаться на эти общие вопросы».

Особенно большое значение для дальнейшего развития марксистско — ленинского учения о войне и армии, создания основ советской военной науки имела научная разработка В.И. Ленина основополагающих вопросов: империализм, как высшая стадия развития капитализма и характер войн в эпоху империализма, слабые звенья в системе империализма как условия победы социализма в нескольких или отдельно взятой стране, защита завоеваний революции, строительство вооруженных сил социалистического государства, роль народных масс в войне, значение экономического, морально-политического и военного фактора, необходимости объединения социалистических республик для защиты революции, единство фронта и тыла, превращение всей страны в единый военный лагерь, руководящая роль коммунистической партии в военном строительстве.
Суммируя все эти ленинские разработки, М.В. Фрунзе подчеркивал, что ленинизм – это та совершенно новое направление, которое внесено в учение о современной войне.
Однако Ленин всегда предостерегал от поспешности и забегания вперед, особенно по ключевым вопросам. Так, например, беседуя с Фрунзе летом 1921 года о создании новой пролетарской военной доктрины, Ленин сказал: «Вы (военные коммунисты) здесь не правы. С точки зрения перспектив ваш подход, конечно, правильный. Разумеется, вы должны готовиться к задаче полного овладения военным делом и соответствующую работу вести. Пожалуйста, учитесь, выдвигайте молодые силы, но ежели вы сейчас станете выступать с теорией пролетарского искусства, то впадете в опасность коммунистического чванства. Мне кажется, что наши военные коммунисты еще недостаточно зрелы для того, чтобы претендовать на руководство всем военным делом».
В связи с созданием М.В. Фрунзе советской военной доктрины,можно вспомнить,что Ф.Энгельс в 1859 году высказал мысль, о том, что эмансипация пролетариата, также как и эмансипация буржуазии и крестьянства в эпоху великой французской революции «будет иметь свое особенное выражение в военном деле и создаст свой особый военный метод». Вместе с тем Энгельс подчеркивал, что новое военное искусство пролетариата появится не сразу с завоеванием им власти и что в начале способ ведения войны будет весьма далек от того, который будет применять действительно освободившийся пролетариат. По его мнению лишь значительный рост производства, а также полное обобществление всех средств производства, устранение классовых различий могут создать для этого необходимые условия».
Выполнив программу партии по ускорению индустриализации, коллективизации страны советский народ создал ту материальную и политическую основу, на базе которой военная доктрина Фрунзе получила свое полное воплощение в жизни нашей страны и армии.
В работе над этой проблемой были использованы следующие источники: документы КПСС и сборник ленинских работ о войне и армии, книги видных военных деятелей Бубнова А.С. «О Красной Армии», Каменева С.С. «Записки о гражданской войне и военном строительстве». Большой материал содержит серия докладов, опубликованных в 1–3 номерах Военно-исторического журнала за 1985 год. Большинство из них рассказывает о Фрунзе, как военном теоретике и создателе советской военной науки. Все они написаны видными советскими военачальниками для конференции, посвященной 100-летию со дня рождения М.В. Фрунзе.
И, конечно же, главный материал для работы дали труды самого Фрунзе, где он детально рассматривает историю военно-научной мысли в России и за рубежом и различные аспекты самой военной доктрины. Это такие работы, как: «Тезисы о реорганизации Красной Армии», «О единой военной доктрине», «Основные военные задачи момента», «Фронт и тыл в войне будущего» и др. Именно на их основе и велась им теоретическая разработка военной доктрины.

Глава I
ЧТО ТАКОЕ ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

После окончания гражданской войны перед страной и армией встало немало трудных задач. Сложность их решения усугублялась тем, что в строительстве армии приходилось идти неизвестным путем. Не было единых взглядов на характер будущей войны и способы её ведения, строительство и подготовку вооруженных сил. Отсутствовали новые уставы, другие основополагающие документы. Но самым тяжелым был разнобой во взглядах на способы решения этих проблем, как отмечал М.В. Фрунзе:» тут было сколько голов, столько и умов».
Если по многим военно-техническим вопросам можно было опереться на военных специалистов старой русской армии, то к военно-политическим нужен был совершенно новый подход – с позиций марксистско-ленинского учения о войне и армии.
Уже в своих первых послевоенных статьях «Реорганизация Красной Армии», «Красная Армия и революция», «Основные задачи момента» и других работах, Фрунзе ставит вопрос о выработке единых взглядов на характер военных задач, обучение и воспитание Красной Армии, разработки единой военной доктрины.
Параллельно с Фрунзе обобщением опыта гражданской войны занимался его друг и соратник Сергей Сергеевич Каменев. Но все его разработки касались некоторых военно-технических вопросов, вытекающих из опыта гражданской войны, посколькуон был только полковником бывшей царской армии не владевший в полной мере марксистко-ленинским учением о войне и армии.
Для создания же военной доктрины необходимо было подняться до высоты военно-политических обобщение и оценки с позиций марксизма-ленинизма. Сделать это смог лишь Фрунзе, удачно сочетавший опыт военного теоретика, администратора и полководца с глубиной политического анализа, имевший солидную идейно-теоретическую подготовку.
В работе над военной доктриной Фрунзе пришлось столкнуться с большими трудностями, чинившимися ему троцкистами, чей вождь находился в то время во главе Красной Армии. Именно талант и энергия Фрунзе сорвали попытки Троцкого и троцкистов тормозить всякую живую работу в армии. Он отверг их идеи о том, что:»разработка военной доктрины – ненужное и практически неосуществимое дело, что ее создание приведет к догматизму, и что общей формулы, выражающей сущность военных задач, создать нельзя».
М.В. Фрунзе с самого начала со всей определенностью поставил вопрос не только о возможности, но и о необходимости разработки военной доктрины. В условиях современных военных действий, когда войну ведут миллионные армии на огромных территориях, с постоянным появлением новых и усовершенствованием прежних технических средств, единство и согласованность действий имеют решающее значение для победы в современной войне.
Этого единства и согласованности можно добиться только путем предварительного создания и усвоения народом и армией единых основополагающих принципов подготовки и ведения войны. По мнению Фрунзе:»Государство должно заранее определить характер общей и, в частности, военной политики, наметить соответственно с нею возможные объекты своих устремлений, выработать и установить определенный план общегосударственной деятельности, учитывающий будущие столкновения и заранее обеспечивающий их удачу целесообразным использованием народной энергии.Что касается военного аппарата, то, основываясь на общегосударственной программе, он должен принять наиболее отвечающую общим государственным заданиям организационную форму и дальнейшей работой создать прочное единство всех вооруженных сил, связанных сверху донизу общностью взглядов, как на характер самих военных задач, так и на способ их решения».
А затем Фрунзе дал следующее научное определение военной доктрины: «Единая военная доктрина есть принятое в армии данного государства учение, устанавливающее характер строительства вооруженных сил страны, методов боевой подготовки войск, их вхождения на основе господствующих в государстве взглядов на характер лежащих перед ним военных задач и способа их разрешения, вытекающих из классового существа государства и определяемых уровнем развития производительных сил страны».
Важное влияние на формирование военной доктрины оказывают исторические и военные традиции, уклад жизни того или иного государства. Это было показано Фрунзе на конкретных примерах анализа военных доктрин Франции, Германии, Англии и царской России.
Свой анализ Михаил Васильевич начинает с военной доктрины Германии, бывшей одной из главных виновников развязывания Первой мировой войны. Здесь он отметил, что основной чертой германской военной доктрины является её чрезвычайно наступательный характер: «Идея активности, поиска решения боевых задач путем энергичного, смелого наступления пронизывает все германские военные уставы и наставления. Эти черты германской военной доктрины не являлись случайным явлением, они являются производными от общего строя германского быта и жизни. Германия была мощным экономическим государством, проводившим откровенно хищническую политику. Наличие крупных и сильных конкурентов в лице Англии, Франции и России, заставляло германскую буржуазию поставить все силы страны на службу армии. В этой атмосфере всеобщего преклонения перед армией и флотом не могло создаться иной доктрины, чем ту, которую она имеет».
В противоположность германскому, отмечал Фрунзе, французский империализм имел другие черты, такой же хищник, он уже имел громадное число колоний. Его ростовщическо-паразитический характер заставлял широко идти на сделки разного рода в целях мирного дележа добычи.
«Этот оппортунистический, неуверенный в себе и своих силах дух французской буржуазии, – писал Фрунзе, – и определял французскую военную политику. Военную доктрину французской армии отличало чувство неуверенности, отсутствие широких нападательных планов, неспособность смело искать решение боя. Предпочтение здесь отдавалось обороне».
Далее Фрунзе отмечал, что характер английской буржуазии был несколько схож с французским, но развивался в другом направлении. Будучи самой большой в мире колониальной державой, Англия активно занималась морской торговлей и перевозками. Поэтому основными чертами английской военной доктрины в политической области было стремление воевать чужими руками, стравливать своих противников, добиваясь их взаимного ослабления. В военной области, учитывая политическое положение страны и экспортно-импортный характер английской экономики, главное внимание уделялось флоту, причем его строительство шло по формуле: английский флот должен быть равен двум флота двух других крупнейших морских держав.
Не мог Фрунзе не остановиться и на военной доктрине царской армии, поскольку именно на её основе шло в тот период строительство Советских Вооруженных Сил.
По его мнению, стройная и цельная военная доктрина в России начала ХХ века, отсутствовала, несмотря на громадное теоретическое наследие великих русских полководцев и героические традиции самой русской армии.
Это объяснялось тем, что во главе русского государственного аппарата стояло дряхлое, выбитое из своей экономической колеи, российское дворянство, оно же занимало и почти все командные и офицерские посты в русской армии. Естественно, что никакого цельного военного учения создать оно не смогло.
В политической части русская военная доктрина держалась на все той же ветхозаветной формуле официальной народности, в военно-технической представляло собой сплошную компиляцию и заимствования у различных европейских армий.
Естественно, что при таком положении вещей царская армия потерпела поражении в единоборстве с немецкой, несмотря на всю мужественность её солдат и офицеров.
На основе этого анализа М.В. Фрунзе были сделаны следующие выводы относительно природы военной доктрины и возможности её создания.
1. Военное дело всякого государства целиком определяется общими условиями жизни этого государства и прежде всего экономикой.
2. Военная доктрина государства определяется характером общей политической линий того общественного класса, который стоит во главе его.
3. Основным условием жизненности военной доктрины является её строгое соответствие общим целям государства и тем материальным и духовным ресурсам, которые находятся в его распоряжении.
4. Военную доктрину невозможно изобрести искусственно. Все основные элементы её даны в окружающей среде, и работа теоретической мысли заключается в отыскании этих элементов, сведении их в систему и приведении их в соответствие с положениями военной науки и требованиям военного искусства.
На основании этих выводов Фрунзе считал, что при создании новой пролетарской военной доктрины главной задачей должно явиться изучение характера окружающей среды, характера военных задач, вытекающих из сущности социалистического государства и наличия материальных и духовных предпосылок для её создания.

Глава II
ДВЕ ОСНОВНЫЕ ЧАСТИ
ЕДИНОЙ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ

Впервые в истории военно-теоретической мысли М.В. Фрунзе определил, что военная доктрина имеет две взаимосвязанные стороны: политическую и военно-техническую. Политическую и военную стороны доктрины он рассматривал в диалектическом единстве, подчеркивая, что нельзя отрывать войну от политики.

Часть 1
Политическая часть военной доктрины

Исходя из ленинского положения, что политика – это целое, а война – часть этого целого, Фрунзе отмечал, что военная сторона занимает подчиненное положение по отношению к политической стороне. Вместе с тем политическая часть военной доктрины не может строиться без учета реального военно-технического потенциала страны и армии. Политическая сторона военной доктрины отличается большой устойчивостью. Она меняется лишь с приходом к власти нового класса.
Основными целями политической части военной доктрины по мнению Фрунзе являются:
1. Определение военных задач, стоящих перед страной и армии.
2. Установление основных направлений строительства.
3. Внутренний быт армии.
4. Характер взаимоотношений и политическое воспитание личного состава.
М.В. Фрунзе подчеркивал, что конкретное содержание политической стороны советской военной доктрины определяется социалистическим характером нашего государства, которому чужды захватнические, агрессивные цели, необходимость армии вызвана реальной угрозой империалистических государств и внутренней контрреволюции, непрерывным стремлением мировой буржуазии уничтожить первое в мире социалистическое государство.
Важнейшие положения советской военной доктрины, считал Фрунзе, должен знать и глубоко понимать каждый боец Красной Армии, каждый гражданин, чтобы создать обстановку всенародного внимания и заботы о нуждах армии. По его мнению: «этот момент всенародного сознания и важности военных задач, лежащих перед государственным, является первым и самым важным элементом в будущей военной доктрине рабоче-крестьянской Красной Армии».
Исходя из постоянно грозящей нашей стране военной опасности, М.В. Фрунзе придавал первостепенное значение правильному характеру будущей войны. Он считал, что главным вопросом является, к какой войне надо готовиться. Без этого четко определить, на решении каких задач надо сосредоточить свои усилия.
Поэтому в докладе III Всесоюзному съезду советов Фрунзе говорил: «Система обороны всякой страны должна базироваться на точном и четком представлении характера возможных для этой войны столкновений. Характер столкновений должен нами расцениваться на основе учета трех основных моментов.
1. С точки зрения его социально-классового содержания.
2. С точки зрения учета количества врагов и численности их сил.
3. С точки зрения учета тех технических средств, которые могут и должны быть использованы в грядущих войнах».
Говоря о предстоящей войне, Фрунзе отмечал, прежде всего, её революционно-классовый характер. И как следствие этого её характерными чертами будут решительность, непримиримость обеих сторон, участие в ней многомиллионных армий, применение всех находящихся в распоряжении сторон технических средств.
Продолжая рассматривать характер будущей войны, Михаил Васильевич отмечал следующее: «На вопрос о характере наших военных задач, могущих встать перед нами, то есть должны они быть строго оборонительными или Красная Армия должна быть готова в случае нужды перейти в наступление. Вытекает определенный ответ: общая политика рабочего класса, класса стремящегося к победе над всем буржуазным миром не может не быть активной в самой высокой степени. Самим ходом исторического развития рабочий класс будет вынужден перейти в наступление на капитал, когда для этого сложится благоприятная обстановка. Отсюда вытекает необходимость воспитывать нашу армию в духе высочайше активности, подготовки её к завершению задач революции, путем энергичного, решительного и смелого наступления».
М.В. Фрунзе во многих своих выступлениях и статьях подчеркивал, что выработать у личного состава такие качества, как организованность, дисциплинированность можно только всем укладом воинской жизни, построенном на точном и неукоснительном выполнении распорядка дня и требований воинских уставов. Образцовый внутренний порядок в расположении части и в казарме имеет большое воспитательное значение.
Касаясь взаимоотношений между командным и рядовым составом, он писал: «Что касается внутреннего быта армии, то он должен строиться в направлении максимального приближения к идеалам коммунистического общежития. Конечно, при данном уровне развития производительных сил пропаганда полного уравнения командного состава с рядовой массой неосуществима и может вестись теми, кто заинтересован в уничтожении крепости и мощи Красной Армии».
По его мнению главным, что отличает внутренний быт Красной армии от армий капиталистических стран, является единая классовая общность бойцов и командиров, создающая не механическое подчинение младших старшим, подчиненным начальникам, а коллектив единомышленников, объединенных одной общей задачей – защитой социалистического Отечества.
В связи с эти по-новому встал вопрос о дисциплине. Дисциплина, как подчеркивал Фрунзе, является обязательным и необходимым условием мощи армии: «Дисциплина в Красной Армии должна базироваться не на страхе наказания и на голом принуждении, а на добровольном сознательном исполнении своего служебного долга».
Чем же должна поддерживаться дисциплина? Фрунзе отвечает на этот вопрос так:
1. Сознательностью передовой части красноармейской массы, деятельностью её партийных и комсомольских организаций, политруков и комсостава.
2. Умением командного состава связаться, сблизиться с красноармейской массой.
3. Укрепление веры массы в соответствии начальника своему назначению.
Особое место в укреплении дисциплины Фрунзе отводил личному примеру и взаимодействию командного и политического состава армии и флота.
Он считал особенно недопустимым случаи нетребовательности со стороны командиров, стремление некоторых из них «подмазаться» к подчиненным, приобрести дешевую популярность.
Еще более недопустимо, когда командиры и политработники проводят противоположные линии в отношениях с красноармейцами. Такие явления Фрунзе требовал преследовать беспощадно.
В своих ранних работах 1921–1923 гг., касаясь строевой подготовки и правил внутреннего распорядка, Фрунзе считал их лишь элементами обучения бойцов согласованным действиям. Их роль в поддержании дисциплины в Красной Армии он отрицал. Однако затем, изучая накопленный опыт военного строительства в мирных условиях, Фрунзе в работах периода 1925 года постоянно обращал внимание на то, что строевая подготовка, внутренний порядок способствуют выработке у личного состава внимательности, дисциплины, организованности. В этом он опирался на следующее высказывание Энгельса: «Это внедряет в сознание солдат тот факт, что они действительно составляют как бы одно тело, что они целиком находятся в руках командира, который может применить их силу в самый короткий срок и с наибольшим результатом».
В целом М.В. Фрунзе рассматривал воинское воспитание как сложный многогранный процесс, который осуществляется командирами и политработниками в ходе политического воспитания, боевой подготовки, несения воинской службы и всем укладом повседневной воинской жизни в соответствии с требованиями военной присяги и воинских уставов. Он считал, что в системе воинского воспитания активным действующим лицом выступают не только командир и политработник, но и красноармеец, который должен воспринимать все элементы дисциплины и воинского порядка не по принуждению и как тягостную обязанность, а как глубоко осознанную необходимость, позволяющую ему со всем воинским коллективом успешно выполнять священный долг по защите социалистического Отечества.

Часть 2
Военно-техническая сторона
военной доктрины

Что же касается военно-технической стороны военной доктрины, то её структуру Фрунзе определял следующим образом:
1. Критическая переработка и обобщение опыта предшествующих войн (для того периода гражданской и первой мировой).
2. Определения характера возможных боевых действий
а) оборона и наступление
б) маневр, подвижность
в) партизанские действия
3. Военно-техническое оснащение армии
4. Тыл и его подготовка к войне.
5. Подготовка военных кадров.

Как считал Фрунзе готовясь к будущей войне необходимо использовать и обобщить опыт прошедших войн. Извлекать из него уроки и выводить определенные закономерности. Однако здесь нельзя допустить грубой ошибки – попытки представить будущую войну, как повторение предыдущей с незначительными дополнениями. Фрунзе всегда предостерегал такого взгляда на будущую войну от недооценки происходящих в межвоенный период качественных и количественных изменений в военном искусстве, техническом оснащении армии.
В те годы материалом для обобщений и попытки предвидеть характер и ход будущей войны служил опыт Первой Мировой и Гражданской войн, поскольку в них поочередно принимали участие почти все бойцы и командиры Красной Армии.
В решении этого важного вопроса Фрунзе пришлось столкнуться с двумя противоположными и ошибочными взглядами. Одного из них придерживались бывшие офицеры и генералы царской армии, продолжавшие службу в частях, штабах и военно-учебных заведениях Красной Армии, а также Троцкий и его сторонники.
Они абсолютизировали опыт Первой Мировой войны и напрочь отрицали достижения и опыт, накопленный Красной Армией в годы Гражданской войны, утверждая, что в Гражданскую войну военная наука и искусство деградировали и поэтому опыт Гражданской войны не может найти себе применения.
Противоположные позиции занимали молодые командиры, ставшие военачальниками в годы Гражданской войны. Они в свою очередь напротив абсолютизировали ее опыт, недооценивали роль техники и военной науки, считали, что главным и решающим условием победы является боевой дух и революционное сознание..
Резко выступая против Троцкого и его сторонников, принижавших значение опыта Гражданской войны, Фрунзе в то же время критиковал тех командиров, не желавших овладевать техникой и передовой военной наукой. По его мнению будущая война в военно-техническом плане будет маневренной и активной, как и Гражданская война, и в ней будут применяться технические средства в еще больших размерах, чем в Первой Мировой войне: «Для достижения победы, воюющие стороны будут бросать в бой все последние достижения науки и техники. Не исключены в будущей войне и элементы позиционности, прорыва сильно укрепленных полос обороны противника. И здесь опыт Первой Мировой будет необходим».
Несомненно, что основным в военно-технической стороне военной доктрины, как и её политической части, было соотношение обороны и наступления. Мы уже писали, как решался этот вопрос в политической стороне военной доктрины. В силу классового характера пролетарского государства и его армии им присущ дух величайшей активности. Но оборона или наступление здесь зависели от международной и внутренней обстановки страны, и поэтому не могли решаться однозначно.
Другое положение, считал М.В. Фрунзе, в чисто военной, стратегической и оперативно-тактической областях военной доктрины. Здесь М.В. Фрунзе предпочтение отдавал наступлению. Он считал, что применение новых средств вооруженной борьбы сделает будущие боевые действия еще более маневренными и решительными с преобладанием наступательных действий. Это положение, подчеркивал Фрунзе, вытекает из объективного характера вооруженной борьбы. Будущая война потребует от Красной Армии решительного разгрома противника. А единственным средством полного разгрома врага является наступление.
Наступление важно еще и тем, что оно дает наступающему дополнительный фактор боевого успеха – инициативу, и навязывает обороняющемуся волю атакующего. Именно в наступлении можно наиболее полно использовать внезапность действий, которые ошеломляют противника.
Как утверждал Фрунзе: «Сама атака, само наступление усиливают атакующую сторону и дают ей больше шансов на успех. Я утверждаю, что атака и наступление при прочих равных условиях, всегда выгоднее обороны».
М.В. Фрунзе считал необходимым умело сочетать наступление и оборону, как главные формы вооруженной борьбы, не только в стратегическом, но и оперативно-тактическом масштабе. Отдавая предпочтение наступлению, как основному виду боевых действий, он требовал тщательной разработки теории современной обороны, считая, что она должна применяться, когда наступление невыгодно или невозможно.
В руководстве «Боевая служба пехоты», утвержденном Фрунзе в 1924 году, указывалось, что оборона применяется, как средство для отражения наступления превосходящего противника с целью в дальнейшем снова перейти в наступление.
Совершенно ясно, что успешное наступление невозможно без маневренности. Ей в работах Фрунзе уделял немалое внимание. Маневру Фрунзе уделял тем большее внимание, поскольку он по его планам должен был возместить техническую слабость Красной Армии в сравнении с вероятными противниками. Кроме того, маневру способствовали значительные размеры территории СССР.
В связи с этим он утверждал: «Анализируя вероятную обстановку наших грядущих военных столкновений, мы заранее можем предвидеть, что в техническом отношении мы, несомненно, будем слабее наших противников. Обстоятельство это имеет для нас чрезвычайно серьезное значение, и мы помимо напряжения всех сил и средств для достижения технического совершенства, должны искать пути, могущие хотя бы до известной степени уравновесить эту невыгодную для нас сторону. Некоторые средства для этого имеются: 1) Подготовка армии в духе маневренных операций крупного масштаба. 2) Размеры территории, возможность отступить на значительное расстояние представляют благоприятную почву для маневров стратегического характера».
Однако указывал Фрунзе, маневренность это не самоцель: «Здесь нельзя пересаливать через край. Никакая наиманевреннейшая война никогда не обходится без элементов позиционности. Само обеспечение маневра требует элементов позиционности. Правильным будет тот т вывод, что позиционные формы войны с длительным состоянием неподвижности и устойчивости линии фронта не могут быть основными формами наших действий. Вообще, здесь нужно твердо усвоить, что самым опасным делом для нас является рутинерство, увлечение какой-нибудь схемой и методом. Для нас нет ничего абсолютного, закостенелого, все течет, все меняется. Искусство командира в том, чтобы из многообразия средств выбрать те, которые дадут наилучший результат в данной обстановке».
Важным средством вооруженной борьбы, которое может противопоставить Красная Армия своим противникам, по мнению Фрунзе, являлась партизанская война. Он хорошо знал этот вопрос, организуя в 1919-1921 годах борьбу с басмачами и махновцами. Он призывал изучать опыт боевых действий красных партизан, а также и контрреволюционного движения (басмачей, махновцев и др.) и повстанческие движения зарубежных стран.
Глубокой теоретической разработкой этого вопроса является работа Фрунзе «Европейские цивилизаторы и Марокко», написанная в 1924-25 гг., где он подробно, на примере действия марроканских патриотов с учетом своего опыта делает глубокие обобщения и выводы, подробно разрабатывая тактику партизанской и контрпартизанской борьбы.
Фрунзе требовал уже тогда готовить кадры будущих партизан, создавать партизанские склады, обучать тактике партизанских действий командиров Красной Армии.
Техническое оснащение армии всегда привлекало пристальное внимание М.В. Фрунзе, где бы он ни находился, какие бы должности не занимал. В первые годы после гражданской войны в условиях всеобщей хозяйственной разрухи решать проблемы повышения технической оснащенности вооруженных сил было чрезвычайно трудно. Но заслуга М.В. Фрунзе в том, что он смотрел далеко вперед и думал не только о ближайших и дальних перспективах. В вопросах технического оснащения М.В. Фрунзе требовал развитие социалистической экономики тесно связать с задачами укрепления обороноспособности страны.
Уже в решениях съезда РКП(б) было записано требование: «…обратить исключительное внимание на все специальные технические части (артиллерийские, пулеметные, автоброневые, авиационные, инженерные, бронепоездные и пр.); обеспечить эти части всеми необходимыми предметами как боевого, так и материально-хозяйственного снабжения».
В ноябре 1924 года Фрунзе выступил в «Правде» со статьей «Даешь технику!», где писал: «Мы должны иметь Армию, вооруженную по последнему слову современной техники». Это был лозунг, с которым Красная Армия в седьмую годовщину своего существования обратилась к отечественной промышленности, к рабочим, инженерам, техникам, химикам и ученым Советского Союза.
«Опыт империалистической войны, – отмечал Фрунзе, – показал какую громадную роль будет играть техника на полях будущих сражений. С развитием авиации, химии, радио и пр. открываются в этом отношении самые широкие перспективы. Нам в данный момент трудно даже представить, с чем армии наиболее развитых буржуазных стран выйдут на поля будущих боев. Война будущего в значительной мере, если не целиком, будет войной машин».
Он постоянно подчеркивал, что Красной Армии придется иметь дело с хорошо оснащенной армией противника, вооруженной всеми новейшими техническими усовершенствованиями, и если мы в нашей армии не будем иметь этих усовершенствований, то перспективы для нас будут неблагоприятными. Учитывая это обстоятельство, Фрунзе настаивал на принятии срочных мер по повышению технической оснащенности армии и флота. Он указывал здесь два пути: 1) Ускорение развития оборонных отраслей промышленности, всемерное развитие науки и техники 2) Модернизация существующих образцов вооружения.
Главное внимание Фрунзе уделял танкам и авиации. Еще в 1921 году он поставил вопрос о необходимости развертывания в нашей стране танкостроения: «…хотя бы в ущерб и за счет других родов оружия».
Относительно воздушного флота Фрунзе полагал следующее; «…при самой скромной оценке воздушного флота его значение будет решающим. Всякое государство, которое не будет обладать воздухофлотом, будет обречено на поражение».
При всем этом Фрунзе всегда резко выступал против фетишизации техники. За техникой всегда стоят живые люди, от них зависит успех её применения. И потому главная задача бойцов и командиров учиться владеть техникой: «Только этим мы добьемся побед «малой кровью», с наименьшими жертвами».
Военно-техническое оснащение армии, её подготовка к войне и ведение войны невозможно без крепкого, хорошо организованного тыла, – подчеркивал Фрунзе в своих многочисленных работах, посвященных этому вопросу. По этому поводу он отмечал следующее: «Хозяйственное положение страны и, в частности, положение её промышленности определяют качество бойца, технику, возможность маневрировать. Таким образом, вся наша тактика и стратегия тесно связаны с хозяйством страны».
Без организации тыла, налаживания снабжения фронта, без организации перевозок необходимых грузов и войск невозможно ведение больших военных операций и современных войн в целом. Поэтому в соответствии с ленинским выводом, что для ведения войны по-настоящему необходим крепкий организованный тыл, Фрунзе также много внимания уделял вопросу о возрастающей роли экономики в будущей войне. Он был одним из первых и самых ревностных пропагандистов ленинских идей по этому вопросу, неоднократно обращался в своих произведениях к выводам и указаниям Владимира Ильича о значении тыла, единства фронта и тыла. Фрунзе не раз обращался к важнейшему ленинскому положению о том, что: «Советская республика должна стать единым военным лагерем с наибольшим напряжением сил, с наибольшей экономией их».
Фрунзе убедительно доказал, что социализм создает самые благоприятные условия для привлечения к делу обороны широких масс населения. Плановая экономика, всесторонний учет и контроль со стороны партии и государства обеспечивают единство фронта и тыла.
Проблема тыла была тесно связана и с техническим оснащением армии. Только опираясь на крепкий тыл, армия может считать себя технически оснащенной. Эту мысль развил и соратник Фрунзе, видный советский полководец С.С. Каменев. Он писал: «Может ли армия считаться технически подготовленной, если она снабжается военной техникой извне? Думается, что ошибки не будет, если скажем, что никакой подготовки техники в этих армиях нет. Такое обеспечение армии техническим имуществом во время войны чревато последствиями, то есть такая армия может быть легко технически разоружена. Исходя из этого, мы склонны при выяснении данного вопроса учитывать не то, насколько в мирное время высока техника, вооружение армии, а главным образом, как промышленность страны готова к этому производству».
Особое значение Михаил Васильевич придавал развитию авиационной, химической, тракторной, автомобильной промышленности, почти полностью отсутствовавших в царской России, а для этого необходимо иметь развитое машиностроение. То есть развитие этих отраслей зависело от общего прогресса экономики страны.
Особенно тщательно Фрунзе рассматривал вопрос мобилизации промышленности, перестройки её на военные рельсы. Ошибки в этой области приводят к большим неоправданным жертвам на фронте. Фрунзе требовал изучать и обобщать опыт мобилизации промышленности, накопленный в годы гражданской войны: «Работа должна быть поставлена так, как она ставится в генеральных штабах в отношении чисто боевых элементов войны. Должен быть составлен такой же оперативный план развертывания хозяйства страны в годы войны, какой мы разрабатываем для войск. В этом плане должны быть учтены все наши потребности, все наши ресурсы. Должно быть обеспечено правильное и бесперебойное снабжение фронта и тыла».
Большое значение М.В. Фрунзе придавал мобилизации транспорта и своевременного перехода промышленности с производства предметов широкого потребления на выпуск продукции для военных нужд. Указывая на необходимость добиваться максимального использования таких образцов вооружения и военной техники производство которых уже налажено в мирное время. С другой стороны производство мирных предметов в мирное время должно быть приспособлено для удовлетворения в случае войны необходимых военных нужд. Он показал осуществимость таких требований на примерах производства автомашин, тракторов, средств связи.
Эти важные положения о подготовке страны к обороне были изложены М.В. Фрунзе на III Всесоюзном съезде Советов в 1925 году. Они были одобрены съездом и учитывались затем во всех довоенных пятилетних планах.
III съезд Советов отметил, что подготовка страны к обороне требует такого развития промышленности, которая, не нарушая нормального роста производительных сил, создавала бы вместе с тем прочную базу для нужд обороны страны. Съезд поставил перед Советским правительством задачу «провести все необходимые меры для обороны страны путем: расширения военной промышленности и такого построения всей остальной государственной промышленности Союза, которым еще в мирное время учитывались бы нужды военного времени».
Большое место Фрунзе отводил науке и научным разработкам в деле повышении обороноспособности страны и боевой мощи Красной армии, считая, что в будущей войне роль их будет огромна. Он писал: «…исход будущих столкновений в гораздо большей степени зависит теперь от людей чистой науки, чем от командования. Всякое крупное приобретение или открытие в области военной техники может сразу же создать колоссальные преимущества для одной из сторон».
В последующие годы коммунистическая партия и Советское правительство осуществили крупные мероприятия по улучшению руководства оборонными вопросам. Весной 1927 года по решению ЦК партии были восстановлены прежние функции Совета труда и обороны. До этого после окончания Гражданской войны в связи с переходом к мирному строительству, как отмечалось на съезде партии, СТО постепенно «утерял свою третью букву». После съезда партии СТО стал регулярно собираться для решения оборонных задач.
Были созданы мобилизационные органы во всех наркоматах, которые развернули подготовку народного хозяйства на случай войны, соответствующие органы в ВСНХ и Госплане, призванные при разработке планов учитывать нужды обороны.
По мере усложнения оборонных задач организация и функция этих органов продолжали совершенствоваться. Они сыграли большую роль в повышении обороноспособности страны.
Фрунзе называл командный состав становым хребтом армии, основой её мощи и в период проведения военной реформы также уделял большое внимание вопросу совершенствования подготовки военных кадров и прохождения ими военной службы. При этом необходимо было преодолевать и последствия вредной кадровой политики, проводимой троцкистами в отношении командиров из рабочих и крестьян. В процессе сокращения армии троцкисты стремились избавиться от них. Так из 87 тысяч человек, закончивших военно-учебные заведения в период Гражданской войны, в армии к началу 1924 года осталось 24 тысячи. Было уволено даже большинство выпускников первого выпуска Академии Генерального штаба, имевших опыт Гражданской войны.
В целях улучшения подготовки военных кадров Реввоенсовет СССР под руководством М.В. Фрунзе провел ряд мероприятий по дальнейшему развитию и совершенствованию системы военно-учебных заведений. В ноябре 1924 года он принял постановление «О сети военно-учебных заведений». Вместо краткосрочных курсов вводилась единая нормальная военная школа по родам войск с единым штатом. В ряде республике создавались национальные военные школы.
М.В. Фрунзе был сторонником укрупнения военно-учебных заведений. Как показал опыт, мелкие военно-учебные заведения не оправдывали себя. Такие школы и училища слишком много времени тратили на самообслуживание. В них труднее было создавать учебно-материальную базу. С появлением новых родов войск создавались и соответствующие технические школы.
Фрунзе принадлежат заслуги создания военно-подготовительных школ в Харькове и Баку. Эти школы стали предшественницами суворовских училищ, созданных в 1943 году в разгар Великой Отечественной войны.
В связи с сокращением армии сократилось число военных академий. Их стало шесть. Для переподготовки высшего комсостава с недостаточным уровнем образования были созданы курсы усовершенствования. «Организация курсов усовершенствования, – говорил Фрунзе, – показывает, что от комсостава разношерстного, импровизированного, наспех сколоченного мы сделали шаг – и большой шаг вперед по пути создания единого, должным образом подготовленного комсостава, стоящего на высоте требований современной войны».
Военные академии были призваны не только готовить военные кадры с учетом новых требований, но и стать основными центрами военно-научной мысли, разрабатывать труды, пособия как для учебного процесса в вузах, так и командно-политического состава в войсках и на флоте.
Фрунзе учитывал, что готовить кадры не только для малочисленной тогда Красной Армии, но и для войны, когда Красная Армия станет миллионной. Решение проблемы он видел в привлечении к этому делу высших учебных заведений. Предусматривалось открытие в них военных кафедр и факультетов. После окончания вуза студенты, получившие военную подготовку, призывались в армию на 9 месяцев и на один год во флот. После приобретения практического опыта в войсках и сдачи экзаменов, они увольнялись со службы и зачислялись в запас в звании среднего командира.
Большой вклад в решение этих задач Фрунзе смог внести, находясь в 1924 году на посту начальника Военной академии. Однако и потом он не прерывал своих связей с академией. После каждого пленума Реввоенсовета Фрунзе выступал с докладом о их решениях в Военной академии.
Михаил Васильевич хорошо понимал, что если Военную академию не держать в курсе важнейших событий жизни армии, если она не будет доподлинно знать оперативно-стратегические проблемы, она не сможет полноценно функционировать, не сможет быть центром всего нового передового. Военная академия без живого непосредственного общения с руководством и командным составом армии, не сможет питать её новыми идеями, научными рекомендациями. Это относится и к другим военно-учебным заведениям
В результате всей этой хорошо продуманной работы была создана стройная система прохождения службы военными кадрами и подготовки их в военно-учебных заведениях, основы которых сохраняют свое значение и в настоящее время.
Многое было сделано также по разработке и внедрению соответствующих новым условиям форм и методов обучения, политического и военного воспитания кадров.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вся короткая жизнь Михаила Васильевича Фрунзе – это настоящая кипучая деятельность для блага партии, народа, страны и армии. Он принял участие во всех трех русских революциях и гражданской войне советского народа. Куда бы ни посылала его партия, как бы ни складывались обстоятельства, М.В. Фрунзе быстро завоевывал авторитет, доверие людей, мобилизуя их на преодоление всех имевшихся трудностей, на решение самых сложных задач.
Фрунзе был выдающимся революционером и полководцем; он одержал много блестящих побед и не знал поражений. Одновременно с этим он стал крупнейшим советским военным теоретиком, обогатившим теорию и практику революционной борьбы пролетариата, военную науку и военное искусство, новыми положениями, которые по основным вопросам определили их развитие на многие годы и сохраняют свое значение в современных условиях. У него было слишком мало времени для осуществления всего того, что он задумал. Но говоря словами Ленина: «Каждый месяц такой работы и такого опыта стоит десять, если не двадцать лет нашей истории».
Страстная приверженность к науке Фрунзе, самоотверженная научно-исследовательская работа по обобщению опыта войны и разработке проблем будущей войны, способность зажечь творческим энтузиазмом и привлечь к научной работе широкие массы командного состава, органическое сочетание научной и практической работы постоянно опираясь и используя научные достижения – все это служит высочайшим примером и образцом того, как надо на деле претворять в жизнь ленинские заветы о защите социалистического Отечества.
В работах Фрунзе и сегодня найдешь много глубоких мыслей и высказываний по общим проблемам военной науки, теоретическим и практическим вопросам военного искусства, военного строительства, обу4чения, политического и воинского воспитания личного состава. Как бы вперед ни шагнула развитие военного дела, технического оснащения, методы анализа и решения, применяемые Фрунзе и в дальнейшем будут верно служить нашей армии. Внимательное изучение произведений талантливого ученика Ленина – М.В. Фрунзе, дальнейшее исследование и развитие его военно-теоретического наследия будут способствовать творческому решению сложных задач, поставленных историей перед советским народом.

Данная работа была написана
Константином  Колонтаевым
в феврале-мае 1986 года
в качестве курсовой работы
студента III курса
исторического факультета
Симферопольского госуниверситета