Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Как появлялись новые имена на карте Севастополя
Прочитано 7509 раз(а), написано 08.08.2010 в 15:11

Благодаря одному литературному произведению в нашем языке появилось такое остроумное выражение: «Как вы свой корабль назовете, так он и поплывет».

Это правило, как никакое другое, применимо к процессу наименования населенных пунктов, различных административных единиц, улиц и площадей, а также различных географических объектов. То есть все то, что называется греческим словом «топонимика» или в дословном переводе на русский «наименование места».

Правильно подобранное наименование, отражающее историю города или любого другого населенного пункта, их улиц, которые, прежде всего, запечатлевают имена людей, внесших свой вклад в их создание и затем дальнейшее развитие, во многом создают для проживающих там жителей культурно-цивилизационную среду обитания.

Так получилось, что на рубеже конца 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия мне довелось внести свой весомый вклад в дело научно-обоснованного нанесения новых имен и названий на карту Севастополя, работая на общественных началах в составе тогдашней городской топонимической комиссии. Эта работа стала важнейшей вехой в моем становлении в качестве профессионального историка.

Тут же сам собой возникает вопрос, а зачем это было мне надо? Ответ на него я получил еще в самом начале своей учебы на историческом факультете тогда еще Симферопольского госуниверситета. Получил его от преподававшего нам один из разделов философии профессора В.Н. Сагатовского. Я не знаю, совершил ли он какие-либо значимые научные открытия в своей сфере до или после этого. Но я считаю его одним из самых выдающихся философов, как минимум двадцатого века. Поскольку он открыл мне, что такое для творческого человека является смыслом жизни.

Этот вопрос, который сводил с ума, а то и в могилу многих известных людей, как, например, Омар Хайям или Лев Толстой, в изложении Сагатовского имел очень простой ответ: смысл жизни заключается в том, чтобы как можно больше и лучше изучить и познать окружающий мир, а затем на основе этого познания начать изменять его в лучшую и разумную сторону по мере своих сил и возможностей.

Вот и для меня одной из таких возможностей немного изменить окружающий мир стала работа в 1990-1992 годах в Севастопольской городской топонимической комиссии.
Там мне удалось создать немало подходящих названий для многих улиц Севастополя и одного пригородного поселка. При этом все новые топонимические наименования создавались мною всегда исходя из истории данного места Севастополя, во всех его исторических периодах.

Например, на основании того, что за многие тысячелетия через территорию нашего города прошло множество племен и народов, оставивших свой след во всемирной истории, с моей подачи на карте Севастополя появились улицы Византийская, Генуэзская, Готская, Греческая, Киммерийская, Скифская, Сарматская, Славянская, Российская. К сожалению, почему-то не закрепилось предложенное мной для одной из улиц название Аланская. Почти двухтысячелетнюю принадлежность территории Севастополя к зоне распространения древнегреческой цивилизации и культуры я закрепил в названиях улиц Афинская, Археологическая, Дельфийская, Ионическая, Античного проспекта и Гераклейского бульвара.

Также я тогда предложил, чтобы улице Делегатской, которая до 3 января 1921 называлась Делагардской, в честь известного русского военного инженера-фортификатора и одновременно археолога и историка Крыма генерал-лейтенанта Александра Львовича Бертье де ла Гарда, вернули её прежнее название. Но топонимическая комиссия решила несколько иначе и в городе появилась новая улица Бертье де ла Гарда.

Помимо этого было мое предложение каким-нибудь новым улицам присвоить наименование улиц Первой и Второй обороны. Но из-за бюрократических переплетений на карте города появилась только улица Второй обороны.

Другая группа названий была предложена мной исходя из участия различных родов войск русской армии в боях за Севастополь в различные периоды истории. В результате появились улицы Гренадерская, Гранатная, Гусарская, Драгунская, Уланская, Кирасирская, Кавалерийская, Пехотная, Окопная, Снайперская, Оружейная.

Также я предложил давать названия улицам города и особенно его пригородов по наименовапнию воинских подразделений: Взводная, Ротная, Батальонная, Полковая, Бригадная. Для поселка на 10-м километре Балаклавского шоссе близ высоты Горной я предложил название «Дивизионное», исходя из того, что в период боев по освобождению Севастополя здесь 8 мая 1944 года наступало три дивизии Приморской армии. Кроме того, двум другим населенным пунктам я предложил дать названия «Корпусное» и «Армейское». Но, к сожалению, эти мои предложения не были реализованы. На карте города появились только предложенная мной улица Бригадная, а также поселок Ушаковка, поскольку он был построен на землях в ХVIII веке пожалованных им императрицей Екатериной II адмиралу Ушакову.

Работая в топонимической комиссии, я решил, что в новых названиях города необходимо дополнительно подчеркнуть его флотскую основу. Поэтому появились такие улицы, как Линкорная, Марсовая, Мачтовая, Фарватерная, Фрегатный проезд, Улицы Штилевая, Штурвальная, Эскадренная. К сожалению, не были присвоены предложенные мной для новых улиц названия Крейсерская, Миноносная, Авианосная, Бригантинная.

Должное внимание в своей топонимической деятельности я стремился уделить увековечиванию памяти тех по-настоящему прославленных адмиралов и генералов, о которых попросту забыли официальные и флотские историки.

Таким образом, в названии ряда улиц мне удалось увековечить память первого командующего Черноморским флотом адмирала Клокачева, командовавшего ЧФ в 1819-1832 годах известного флотоводца адирала Грейга и погибшего в Инкерманском сражении в ноябре 1854 года генерала Соймонова.

В общем, удалось сделать достаточно много, но все еще нужен очень большой и достаточно длительный труд, чтобы убрать бюрократическую обезличку с карты нашего города.

Константин   Колонтаев