Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Севастопольский Нюрнберг
Прочитано 9519 раз(а), написано 01.05.2010 в 22:19

Фото. Начало работы Севастопольского судебного процесса над немецкими военными преступниками

Константин  Колонтаев  «Севастопольский Нюрнберг»

Развязанные при решающей роли Германии — Первая и Вторая Мировые войны, покончили с установившимся, начиная со второй половины XVII века в Европе, порядком ведения боевых действий между государствами, когда на смену беспорядочной резни и грабежа со стороны разнузданной солдатни победителя был установлен принцип, согласно которому участники боевых действий делились на две основные группировки «комбатантов» («воинов») и «нонкомбатантов» («обывателей»). Первые по возможности должны были щадить вторых, а вторые беспрекословно выполнять их требования и не принимать участия в боевых действиях. В XVIII веке известный швейцарский юрист Эмер де Ваттель (также Эмерих фон Ваттель ( Emerich von Vatte) годы жизни  25 апреля 1714 года — 28 декабря 1767 года) — советник саксонского курфюрста Фридриха Августа II, посол Саксонии в Швейцарии. Прославился как автор трудов о естественных правах человека и по международному праву), описывал это положение дел следующим образом: «В настоящее время война ведется регулярными армиями. Народ не принимает в ней участие и, как правило, не имеет причин бояться вражеского меча. Если только обыватели подчиняются тому, кто в данный момент является господином края и уплачивают возложенные на них контрибуции, воздерживаются от враждебных действий, то они живут в безопасности. Их право собственности остается священным и их, насколько это возможно, ограждают от бедствий войны».

Но эта европейская «идиллия» дала серьезную трещину уже в период франко-прусской войны 1870 – 1871 годов и начала рушиться во время Первой мировой войны 1914 — 1918 годов. Инициаторами разрушения этих принципов в обоих случаях стали германские войска.

Безнаказанность германских военных преступлений в период 1870 – 1871 и 1914 — 1918 годов (ни одного судебного процесса над немецкими военными преступниками) привела к тому, что практика массовых военных преступлений была теоретически обоснована и закреплена в начале 20 — х годов нашего века известным германским военачальником генералом Людендорфом в виде теории так называемой  «тотальной войны».

После прихода Гитлера к власти эта теория  «тотальной войны», стала основой немецкой военной доктрины, в соответствии с которой Германия и вела боевые действия в годы Второй мировой войны.

Суть этой теории заключается в том, что дозволены все способы ведения боевых действий и поддержания оккупационного режима на захваченной территории, лишь бы они способствовали достижению успеха в ходе боевых действий и оккупации, уменьшению своих потерь и увеличению потерь противника.

Несмотря на то, что в полной мере стратегия «тотальной войны» применялась немцами только против русских и сербов, первыми заволновались все же европейцы. В январе 1942 года, находящиеся в эмиграции правительства 9 европейских стран, оккупированных немцами, подписали декларацию «О наказании гитлеровцев и их пособников за совершенные ими преступления».

Вскоре подобный документ был принят и в СССР (Указ Президиума Верховного Совета от 19 апреля 1943 года). Наконец  2 ноября 1943 года, на встрече глав государств и правительств СССР, США, Англии в Тегеране была достигнута договоренность о совместном преследовании германских военных преступников, после победы во Второй Мировой войне над гитлеровской Германией и её союзниками.

На основе всех этих международных актов в период с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года, в одном из исторических очагов нацистского движения баварском городе Нюрнберге прошел международный судебный процесс над государственным и военным руководством нацистской Германии.

Завершение Нюрнбергского процесса стало своеобразным сигналом к проведению серии подобных процессов во всех странах, подвергшихся полной или частичной германской оккупации.

Соответственно в  СССР в 1945 — 1947 годах, подобные судебные процессы прошли в Ленинграде, Киеве, Минске, Смоленске, Брянске, Николаеве, Великих Луках, Риге и других городах. К концу 1947 года наконец настала очередь и Севастополя.

В номере городской газеты «Слава Севастополя» от 19 октября 1947 года, на первой полосе было напечатано «Сообщение Прокуратуры СССР», в котором отмечалось, что «В соответствии с декларацией «Об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства», прокуратурой закончено расследование ряда дел о злодеяниях, совершенных военнослужащими бывшей германской армии в ряде районов Советского Союза, подвергшихся оккупации. Как установлено следствием, бывший командующий 17 немецкой армией генерал-полковник Еннеке Эрвин в период оккупации Крыма был организатором зверств, направленных против мирного населения. По этому делу, помимо Эрвина Еннеке, привлечены к ответственности многие офицеры 17 – й немецкой армии. В ближайшее время все эти дела будут переданы в военные трибуналы по месту совершения преступления».

Спустя примерно 10 дней обвиняемые и следственные материалы по их делу были доставлены из Москвы в Севастополь и переданы Военному трибуналу Черноморского флота.

Во время изучения трибуналом материалов следствия, подготовки обвинительного заключения и в ходе самого процесса обвиняемые находились в здании Севастопольской городской тюрьмы (в дальнейшем один из цехов завода «Эра», на площади Восставших).

Спустя еще примерно 10 дней, 8 ноября 1947, Военный трибунал ЧФ подготовил обвинительное заключение, и 12 ноября 1947, в 19 часов в зрительном зале Дома офицеров Черноморского флота начался Севастопольский судебный процесс по делу о военных преступлениях группы офицеров и солдат германской армии, военной контрразведки и полевой жандармерии, обвиняемых в массовых убийствах, пытках и насильственном перемещении гражданского населения Крыма и Кубани на принудительные работы в Германию, разрушении экономики этих регионов.

Фото. Свидетельские показания о немецких военных преступлениях в Севастополе священика Б. Пекарчука (Севастопольскbq приход Крымской епархии Русской Православной церкви)

Проводил процесс и рассматривал дела подсудимых Военный трибунал ЧФ в составе: председательствующий генерал — майор юстиции Зайцев, члены трибунала полковник юстиции Евсиков, подполковник юстиции Федорчуков. Государственное обвинение поддерживали: военный прокурор ЧФ генерал — майор юстиции Камынин, а так же офицеры военной прокуратуры Черноморского флота: подполковники юстиции Маркелов, Татаринцев, Введенский, Гринёв, Ерофанов, Михеев, Великотный. Обвинительное заключение было составлено и зачитано на русском и немецком языках. В ходе процесса было заслушано 42 свидетеля процесс

Обвиняемым вменялось в вину активное участие в проведении карательной политики германского оккупационного режима в Крыму и на Кубани, в результате которой только в Крыму в период немецкой оккупации было уничтожено 86943 человека гражданского населения и 47234 военнопленных, угнано в Германию 85477 жителей, нанесен материальный ущерб в сумме 14 миллиардов 267 миллионов рублей по курсу 1940 года.

К суду были привлечены 12 обвиняемых, ключевой фигурой из которых являлся бывший командующий 17 — й немецкой армии в период с 1 июня 1943 по 30 апреля 1944 года, генерал — полковник Эрвин Еннеке, 1890 года рождения, уроженец деревни Фрирер, округ Лингерн, земля Ганновер. Офицер германской армии с 1911 года. Начинал свою военную службу в саперных подразделениях. Участник Первой мировой войны в 1914 — 1918 годах на русско — германском фронте. В первой половине 1918 года участвовал в составе германской армии в боевых действиях против Советской России. Окончил две военных академии. В 1936 — 1937 годах, в чине полковника, являлся начальником специального штаба «W», который занимался снабжением испанских мятежных войск генерала Франко и поддерживающей их группировки немецких войск в Испании. В 1938 — 1939 годах, начальник тыла группировки немецких войск, оккупировавших Австрию и Чехословакию. Начальник тыла 8 – й немецкой армии во время войны с Польшей. За участие в этой войне получил звание генерал — майора и генеральские погоны из рук Гитлера. В 1940 — 1942 годах, начальник тыла группировки немецких войск во Франции, Бельгии и Голландии. В апреле 1942, направлен на Восточный фронт командиром пехотной дивизии. Его дивизия принимала участие в общем наступлении немецких войск на южном участке советско — германского фронта. За взятие его дивизией в Сталинграде ряда ключевых объектов был награжден «Рыцарским крестом». К моменту окружения в Сталинграде группировки немецких войск командовал корпусом. Вызван Гитлером в Берлин и вывезен из Сталинграда на самолете в ночь с 21 на 22 января 1943, за десять дней до капитуляции окруженной группировки. Вскоре после приезда в Берлин, 26 января 1943, был принят Гитлером. Беседа длилась 3 часа. Гитлера интересовали подробности положения немецких войск в Сталинграде. В феврале — мае 1943. Еннеке командовал армейским корпусом на атлантическом побережье Франции. В конце мая 1943, его вновь вызывают к Гитлеру, который во время встречи с ним выразил недовольство действиями командования 17 — й армии во время высадки советского морского десанта в районе Мысхако под Новороссийском и сообщил Еннеке о своем решении назначить его новым командующим 17 — й армии. После эвакуации этой армии с Кубани в Крым Еннеке продолжал командовать ею с 9 октября 1943 до 30 апреля 1944, когда он был снят с должности из — за потери Крыма и своего предложения срочно эвакуировать остатки 17 — й армии из Севастополя в Румынию. После этого, вплоть до капитуляции Германии, находился в запасе. К концу войны имел 34 награды, в том числе 3 испанских ордена. После капитуляции Германии, попал в советский плен, находясь в лагере для военнопленных и желая избежать ответственности за содеянное, скрывался, предъявив фальшивые документы на имя рядового солдата Вермахта Антона Гердеса. Задержан 11 июня 1945 года, в ходе проведения советской военной контрразведкой мероприятий по поиску немецких военных преступников в лагерях для военнопленных.

На суде Еннеке, был предъявлен целый ряд обвинений. В том числе, в том, что в сентябре 1943, в немецкий офицерский госпиталь в станице Старо – Титаровской (Краснодарский край), где также находился штаб 17 – й  армии, из станицы Горностаевской было доставлено 40 детей в возрасте от 6 до 13 лет, у которых врачи госпиталя выкачали кровь для переливания раненым немецким офицерам. В результате этой операции все дети погибли. При эвакуации 17 – й армии в Крым по приказу Еннеке с Таманского полуострова было насильственно вывезено все трудоспособное население — 106 тысяч человек. В Крыму — расстрелы всех заключенных концлагерей и тюрем (всего около 6,5 тысяч человек) в период 27 октября — 2 ноября 1943 и 10 — 12 апреля 1944 года, на основании отданных тогда Еннеке приказов об эвакуации из Крыма 17 – й  армии (эвакуационные операции «Штудия Адлер» и «Штудия Гляйдербот»). Создание в ноябре — декабре 1943, для борьбы с партизанами, так называемой «мертвой зоны» вокруг партизанских районов горного Крыма, в полосе от Карасубазара (Белогорска) до Бахчисарая, общей площадью 800 кв. км. В ходе операции по созданию этой зоны было сожжено 30 деревень и расстреляно около трёхсот их жителей, выселено 2 тысячи человек и разграблена большая часть принадлежащего им имущества. Разрушение в ходе эвакуации 17 – й армии из Крыма и Севастополя в апреле — мае 1944, целого ряда объектов экономики и жизнеобеспечения.

За совершенные преступления Еннеке был приговорен Военным трибуналом Черноморского флота к 25 годам заключения в исправительно — трудовом лагере. Однако по некоторым данным, отбывал свой срок не в лагере, а в Севастопольской городской тюрьме.

2) Отто Вилларт, майор вермахта, член НАСДАП с 1938 года. В июне — декабре 1942, офицер для особых поручений и заместитель начальника военной комендатуры города Евпатории. В декабре 1942 — феврале 1944, военный комендант Евпатории. 1897 года рождения, уроженец города Найтитштейн, Судетская область, Чехия. За период своей службы в Евпатории лично отдавал приказы о расстрелах нескольких десятков человек. Летом 1943 г. за сорванный неизвестно кем на одной из улиц портрет Гитлера приказал арестовать и повесить в городском парке двух случайных прохожих. Организовал насильственный вывоз в Германию на принудительные работы 5 тысяч жителей города. Составил план уничтожения городского хозяйства в случае отступления немецких войск из Крыма.

3) Гельмут Альберти, майор вермахта, член НАСДАП с 1931 года. С 15 октября 1943 по 9 апреля 1944 — военный комендант города Ак — Мечеть (с мая 1944 — Черноморское). 1891 года рождения, уроженец города Генейзен. По образованию юрист. В молодости хотел стать колониальным чиновником и с этой целью проходил обучение в Колониальном институте, но так как к моменту окончания Первой мировой войны Германия потеряла все свои колонии, учебу прекратил, и высшее колониальное образование у него осталось незавершенным. Впрочем, его незавершенность он с лихвой компенсировал своей практической деятельностью в годы Второй мировой войны на оккупированных советских территориях. В нацистскую партию Альберти вступил в 1931 году, когда еще не слишком многие в тогдашней Германии считали возможным приход Гитлера к власти, поскольку был сознательным расистом и полон уверенности в праве немцев господствовать над другими народами. Во время Великой Отечественной войны, до своего прибытия в Крым, был военным комендантом Таганрога (1941-1942) и Новороссийска (1942 — 1943) В этих городах организовал поиск и уничтожение около 3 тысяч человек. О стиле деятельности оккупационного режима немцев в России вообще и Альберти в частности свидетельствует содержание его приказов в Таганроге: «Жителям брать воду только из колодцев, окрашенных в белый цвет, в течение трех часов в день. За неподчинение — расстрел», «За утерю документов, удостоверяющих личность, — расстрел», «Всем, кто не сдаст олово и оловянные вещи — расстрел». В январе 1943, Альберти организовал выселение из Новороссийска всех оставшихся в нем жителей (10 тысяч человек), конфисковав, а проще говоря, присвоив принадлежащее им имущество. Будучи в Крыму комендантом Ак — Мечети (Черноморское), организовал насильственный вывоз на принудительные работы в Германию 961 жителя. Избиение по его приказу солдатами комендатуры четырёх матросов с советского торпедного катера, потерпевшего крушение вблизи поселка, и летчика со сбитого самолета. Разрушение промышленных объектов и городского хозяйства Ак — Мечети во время отхода немецких войск из Крыма.

4) Пауль Киббель, гауптштурмфюрер (капитан) войск СС, член НАСДАП с 1933 года. В 1939 — 1941 годах командир частей СС и полиции в городе Краков (Польша). С 11 июля 1942 по 12 апреля 1942,. командир частей СС и полиции Евпаторийского округа. Выполняя приказы военных комендантов Евпатории, организовывал расстрелы местных жителей (500 человек), реквизиции, насильственный вывоз населения в Германию. Участвовал в операции по созданию «мертвой зоны», в ходе которой возглавляемая им рота из состава 150 –го охранного батальона сожгла 10 деревень и расстреляла 26 их жителей.

5) Адам Ган, капитан вермахта, член НАСДАП с 1932 года, 1887 года рождения, уроженец деревни Аненкайн, округ Асфельд. В 1941 — 1943 годах, будучи военным комендантом городов Гуляй Поле и Нальчика, осуществлял задержание и расстрелы категорий населения, определенных к уничтожению немецкими оккупационными властями в обязательном порядке.

Фото. Адам Ган (в центре) на скамье подсудимых

С октября 1943 по апрель 1944, заместитель коменданта Бахчисарая. В ходе операции по созданию «мертвой зоны» по его приказу в деревне Мангуш было задержано, а затем расстреляно в окрестностях Бахчисарая 120 мужчин разного возраста, то есть практически все мужское население этой деревни. Организовал угон из Бахчисарая на принудительные работы в Германию около 4 тысяч человек.

6) Эрнст Шреве, обер — лейтенант полевой жандармерии (военной полиции), член НАСДАП с 1933 года, 1895 года рождения, уроженец деревни Иосселькорст, округ Биллефельд. На службе в гражданской полиции с 1921 по 1940 год. В 1940 — 1942 годах офицер полевой жандармерии гарнизона немецких оккупационных войск в Париже. Начальник полевой жандармерии Севастополя с 3 июля 1942 по 4 мая 1944 года. Арестован советскими оккупационными властями в Германии 10 мая 1945 года.

Прибыв 3 июля 1942, в Севастополь, Шреве организовал облавы и расстрелы заранее определенных к уничтожению германскими оккупационными властями категорий населения города (около 2 тысяч человек). Более конкретные эпизоды его военных преступлений: расстрел в конце июля 1942, в районе «4 километра» («Сады Бреславского») 150 советских военнопленных из лагерного лазарета, находившегося в здании городской тюрьмы, имевших тяжкие увечья (отсутствие двух и более конечностей). Свидетелем этого стала Боденчук Наталья Николаевна, проживавшаяся в то время в посёлке на «6 верста» (в настоящее время «5 километр». Арест в конце августа и последующее повешение 1 сентября 1942, на Пушкинской площади (с 1983 года — площадь Суворова) трех подростков в возрасте 15 — 16 лет, по обвинению в саботаже, тогда как на самом деле причиной этой расправы было желание с помощью периодических казней запугивать население города, даже если с этой целью приходилось казнить случайных людей.

Фото: Адам Ганн (в центре) в облике загнанного волка

7) Пауль Кинне, капитан полевой жандармерии, 1914 года рождения, уроженец деревни Риттервальде, округ Найсе, земля Верхняя Силезия. В 1936 – 1942годах, служил в гражданской полиции на территории Германии. В июне 1942, после окончания курсов офицеров полевой жандармерии, направлен на Восточный фронт. В 1943 году непродолжительное время был военным комендантом города Старый Крым. Но основное место службы в 1942 — 1945 годах — начальник полевой жандармерии 13 – й танковой дивизии. Основные эпизоды военных преступлений: на Кубани в феврале 1943,. при конвоировании колонны 600 советских пленных из станицы Тимашевской в Краснодар, было солдатами полевой жандармерии 13 – й танковой дивизии было расстреляно в пути более 200 человек, из числа падавших или отстающих; в Молдавии 10 — 11 мая 1944, в районе деревни Бума (в 25 км от Кишинева) расстрел 100 тяжелораненных пленных, которых, по словам Кинне, отказались принимать в лагерь для военнопленных. Кроме этого, постоянно проводимые фельджандармерией 13 – й танковой дивизии во время ее отступления, сжигание деревень и угон их жителей в Германию.

8) Фридрих Радатус, «зондерфюрер» (переводчик) «Абвер команды-302» (одно из подразделений военной контрразведки 17 – й армии), действовавшей в районе Старый Крым — Феодосия с июля 1943 по 10 апреля 1944 года. 1903 года рождения, уроженец города Рига, Лифляндская губернии, Российской империи, балтийский немец, член НАСДАП с 1943 года. Участвовал в пытках во время допросов и в расстрелах в общей сложности 31 заключенного.

9) Вильгельм Флеснер, фельдфебель 3 – й роты 88 — го саперного батальона 46 пехотной дивизии 11 – й армии. 1915 года рождения, уроженец деревни Алеверфин, округ Аурих. Участвовал в подрыве 20 входов в Аджимушкайские каменоломни (вблизи Керчи), забрасывании проломов и входов дымовыми шашками и дымовыми гранатами, пусках огнесмеси из огнеметов. По его мнению, в результате этих действий саперов 46 – й  дивизии только в Аджимушкайских каменоломнях погибло не менее 3 тысяч человек гражданского населения Керчи.

10) Бернгард Браун, обер — ефрейтор той же роты, член «Гитлерюгенда» с 1936 года. 1921 года рождения, уроженец деревни Кальтенбрун, округ Оберфальд, земля Бавария. Помимо участия в подрыве входов и сводов катакомб, обвинялся в участии в расстрелах покинувших катакомбы гражданских лиц и захваченных в плен военнослужащих Красной Армии (4 человека были им расстреляны лично и 45 человек в группе).

11) Рудольф Гуземан, обер — ефрейтор той же роты. 1919 года рождения, уроженец города Дюссельдорф. Помимо общих обвинений для саперов 46 – й дивизии, так же обвинялся в расстрелах 4 человек лично и 50 в группе.

12) Фриц Ленеберг, обер — ефрейтор 2 — й роты 88 — го саперного батальона. 1922 года рождения, уроженец деревни Дюльберген, округ Ферден, земля Ганновер. Общие обвинения для всей группы саперов.

Процесс продолжался 11 дней, 21 ноября 1947 года, на судебном заседании выступил военный прокурор Черноморского флота генерал — майор юстиции Камынин, потребовавший для всех подсудимых высшей меры наказания, существовавшей в СССР в 1947 – 1950 годах, в период отмены смертной казни, а имнно — 25 лет заключения в исправительно — трудовых лагерях. На следующий день, 22 ноября 1947 года, был оглашен приговор трибунала: генералу Еннеке и офицерам — по 25 лет исправительно — трудовых лагерей каждому, солдатам — по 20 лет каждому.

Однако этот срок наказания они не отбыли полностью, так как к концу 1955 года, все немецкие военные преступники, находившиеся в советских тюрьмах и лагерях, были освобождены и вернулись в Германию на основании договоренностей между правительством СССР и ФРГ об условиях установления между ними дипломатических отношений.

Говоря о значении Севастопольского процесса над немецкими военными преступниками, необходимо отметить, что он, как ни один другой из подобных процессов, проходивших в СССР и других европейских странах, смог выполнить ту задачу, которую из — за политических спекуляций правящих кругов США и Англии не удалось решить Нюрнбергскому процессу, а именно, признать преступными организациями не только НАСДАП, СС, СА, СД, гестапо, но так же и германские вооруженные силы и общую (уголовную) полицию. На Севастопольском процессе только один подсудимый был офицером СС, остальные 11 человек давали полный срез германской армии и полиции.

Наконец, в ходе процесса всплыл другой характерный преступный акт германской армии — это была резня в городе Старый Крым, учиненная частями регулярной германской армии, а не СС или хотя бы полевой жандармерией.

Суть этого весьма характерного драматического эпизода, в котором, как в капле воды, отразился весь аморализм германской армии периода 1870 — 1945 годов, делавший ее организацией не менее преступной, чем СС, СД и прочие, заключалась в следующем: в ходе отступления 17 – й армии из Крыма в Севастополь, 11 апреля 1944года, один из отрядов крымских партизан захватил город Старый Крым. Тем самым была перерезана дорога отступавшим из Керчи подразделениям 98 – й пехотной дивизии из состава 5 – го армейского корпуса 17- й  армии.

Вечером 12 апреля 1944, к Старому Крыму, вышел один из полков этой дивизии, усиленный танками и штурмовыми орудиями. В ходе ночного боя немцам удалось захватить один из города Старый Крым (район улиц Северной, Полины Осипенко и Сулу — Дарья), который находился в их руках в течении 12 часов. К утру 13 апреля 1944, было убито 584 мирных жителя (из них 200 детей), и ранено свыше ста.

Поскольку условия боя за Старый Крым, не позволяли, как это обычно делалось, согнать обреченных в одно место, то немецкие пехотинцы методично прочесывали дом за домом, расстреливая всех, кто попадался им на глаза, независимо от пола и возраста.

Фото из города Старый Крым.  Дети семьи Батрамита, расстрелянные немецкими солдатами во время их прорыва через Старый Крым 12 апреля 1944 года

Таким образом, в Старом Крыму немецкая армия показала, что по искусству уничтожения гражданского населения обычная немецкая пехота при желании может превзойти даже специальные команды СС и гестапо. Ведь этим специальным командам приходилось проводить свои акции вдали от фронта, в «спокойной обстановке», с компактными людскими массами. А в Старом Крыму немецкий пехотный полк вел бой на прорыв и одновременно успевал уничтожать местных обывателей со скоростью 50 человек в час. Вряд ли бы специальные команды эсэсовцев или гестаповцев, окажись они в подобной ситуации, показали бы такую же «производительность труда», если вообще смогли бы приступить к этой «работе».

Таков позитив Севастопольского процесса. Но раз есть позитив, то неизбежно должен быть и негатив. И он был и, к сожалению, тоже в немалом количестве. Этим негативом стали издевательски мягкие приговоры суда. Действительно, на фоне той пропагандистской истерии, которая создавалась вокруг процесса, можно было ожидать, что Еннеке при массовом стечении народа посадят на кол на площади Парадов (ныне площадь Нахимова), офицеров там же повесят, солдат расстреляют. Это, конечно, горькая ирония. Но возникает вопрос, зачем было во время процесса нагнетать через средства массовой информации такие страсти, зная, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года смертная казнь в СССР отменена и высшая мера наказания — 25 лет лагерей? И в результате жители города со страниц городской газеты «Слава Севастополя» от 25 ноября 1947 года, получили следующее, так сказать, «объяснение»: «Выявленные предварительным следствием и судом преступления настолько бесчеловечны, что, кажется, нет на свете такой страшной казни, которой эти злодеи не заслуживали бы! Но советское правосудие зиждется на основах гуманности. Полное сознание своей силы, своей непоколебимой мощи, советское государство — единственное в мире — отменило у себя смертную казнь».

Только печатный орган Черноморского флота — газета «Флаг Родины», сотрудники которой, будучи флотскими офицерами и сохранившие в связи с этим определенные представления о чести и личном достоинстве, не имея возможности открыто проявить свое недовольство, просто напечатали текст приговора, воздержавшись от холуйских прогибов и превознесения последствий очередной дурости верхов, как всегда за счет добропорядочных граждан своей страны, у которых было отнято такое святое право, как право на справедливое возмездие врагу.

Но следующий плевок властей в народную физиономию был еще более смачным, когда в 1955 году Хрущев ради установления дипломатических отношений с Западной Германией освободил из советских тюрем и лагерей всех находившихся там в тот момент немецких военных преступников.

И таким образом, другим уроком Севастопольского процесса является то, что нашему народу, если он хочет коренным образом в лучшую сторону изменить свою судьбу, то ему в первую очередь надо уничтожить ту гнусную нашу традицию, когда бюрократическая погань уверена, что она лучше, чем ее подданные, знает, в чем заключаются их национальные интересы. Только тогда мы будем обращаться с нашими врагами так, как они обращаются с нами, и тогда у нас не будет врагов.

Данная работа была написана 16 октября 1997 года к предстоявшей на тот момент юбилейной дате 50 – летию Севастопольского судебного процесса над немецкими военными преступниками. Дополнения, уточнения, поправки были внесены 19 февраля 2017 года к предстоящему 70 – летию этого судебного процесса.

Публикации: газета «Флаг Родины» (Севастополь) в номерах за 3, 4 и 5 декабря 1997 года,  газета «Крымское время» (Симферополь) от 20 января 1998 – с. 8 – 9,  газета «Дуэль» (Москва) – 1998 (июнь) — № 15 – с. 5 – 6, газета «Колесо» (Севастополь) – 2001 — № 38 – с. 10 – 11, газета «Севастопольский меридиан» — 2007 — № 45 – с. 7, журнал «Милитари Крым» (Симферополь) – 2008 — № 8 – с. 52 – 55, Энциклопедический справочник «Севастополь» — издание 2000 года – страницы 193 – 194 и 470 – 471, а так же энциклопедический справочник «Севастополь» 2 – е издание 2008 год. В сентябре 2017 года в Севастополе издательством «Ветеран» эта работа была издана в виде книги.

Приложения

Отмена смертной казни в СССР в 1947 – 1950 годах (отрывок из работы Константина Колонтаева «Был ли сталинский режим тоталитарным социалистическим государством?»)

Летом 1947 в СССР была отменена смертная казнь. С логической точки зрения для такого решения не было никаких объективных оснований. Начиналась «холодная война», Западная Украина и Прибалтика были охвачены массовым антисоветским повстанческим движением. В старых советских землях процветал массовый вооружённый уголовный бандитизм, и для борьбы с ним ещё в конце войны в составе МВД было создано «Главное управление по борьбе с бандитизмом», имевшее свои подразделения во всех местных органах внутренних дел. Что же тогда заставило Сталина в такой обстановке отменить смертную казнь?

Дело в том, что в это время Сталин был увлечён разработкой и попыткой осуществления ряда крупных внешнеполитических проектов. Главным из них был план создания объединённой нейтральной буржуазно-демократической Германии. Эта идея была основой политики СССР в Западной Европе в 1945-1948 гг. Но на этом пути возникло одно досадное препятствие – дальнейшая судьба находившихся в СССР в местах заключения нескольких тысяч немецких военнослужащих – офицеров и генералов, обвиняемых в военных преступлениях и ожидавших суда. Предварительное следствие по делам большинства из них к началу 1947 г. было завершено, и вскоре должна была начаться массовая передача этих дел в военные трибуналы, которые по тогдашним законам неизбежно выносили бы почти 100% обвиняемым смертные приговоры. А это, по мнению Сталина, серьёзно подорвало бы позиции СССР среди правящих кругов будущей объединённой нейтральной Германии. А поскольку сталинское государство было либеральным, то оно было государством правовым, и поэтому отменить смертную казнь только для немецких офицеров и генералов, обвиняемых в военных преступлениях, Сталину показалось невозможным, и он, исходя из своих субъективных внешнеполитических расчётов, летом 1947 отменил смертную казнь в СССР вообще.

Как известно из истории, сталинский план создания объединённой нейтральной буржуазно-демократической Германии оказался грандиозной внешнеполитической авантюрой и осенью 1949 потерпел сокрушительный крах, и послевоенный раздел Германии стал свершившимся фактом. И как результат этого в январе 1950 в СССР была восстановлена смертная казнь.

«Итоги «Советских Нюрнбергов»»

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА МВД СССР, МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ СССР, ПРОКУРАТУРЫ СССР И. В. СТАЛИНУ, В. М. МОЛОТОВУ, Л. П. БЕРИИ, А. А. ЖДАНОВУ «О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕДЕННЫХ В ОКТЯБРЕ ДЕКАБРЕ 1947 ГОДА ОТКРЫТЫХ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ НАД ВОЕННЫМИ ПРЕСТУПНИКАМИ В ГОРОДАХ СТАЛИНО, СЕВАСТОПОЛЕ, БОБРУЙСКЕ, ЧЕРНИГОВЕ, ПОЛТАВЕ, ВИТЕБСКЕ, НОВГОРОДЕ, КИШИНЕВЕ И ГОМЕЛЕ»

Москва

10 января 1948 года

Совершено секретно

т. Сталину И. В.

т. Молотову В. М.

т. Берии  Л. П.

т. Жданову А. А

Докладываем, что согласно постановлению Совета Министров Союза ССР от 10 сентября 1947 г., в октябре – декабре 1947 г. проведены 9 открытых судебных процессов в г. Сталино, Севастополе, Бобруйске, Чернигове, Полтаве, Витебске, Новгороде, Кишиневе и Гомеле над бывшими военнослужащими вражеских армий, совершавшими злодеяния над советскими гражданами на подвергавшейся оккупации территории СССР.

Всего осуждено 138 военных преступников, в числе которых 23 генерала, 78 офицеров и 37 унтер-офицеров и солдат.

Среди них 117 немцев, 13 венгров, 7 румын и 1 австриец.

Все они приговорены по части 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 года, к различным срокам заключения в исправительно-трудовых лагерях: 128 преступников — к 25 годам, 9 — к 20 годам каждый и 1 — к 15 годам.

В ходе предварительного следствия первоначально намеченное общее количество обвиняемых, сообщенное Совету Министров,— 136 преступников — увеличилось на 2 чел., а количество обвиняемых генералов увеличилось на 4 чел.

На процессе в городе Сталино по материалам обвинения дополнительно привлечен к судебной ответственности генерал-лейтенант Репке; на процессе в городе Чернигове по групповому делу венгерского оккупационного корпуса дополнительно привлечены два венгерских генерала, Сабо и Эрлих, и на процессе в городе Гомеле на основании данных судебного следствия свидетель генерал Кольсдорфер привлечен в качестве обвиняемого.

Осужденные преступники в период временной оккупации занимали следующие должности:

1. Начальники гарнизонов и военных комендатур городов ……………………….. 7

2. Коменданты местных комендатур ……………………………………………………… 12

3. Командиры армий и корпусов……………………………………………………………… 5

4. Командиры пехотных дивизий и дивизий СС………………………………………… 15

5. Командиры полков и батальонов…………………………………………………………. 30

6. Командиры рот и взводов…………………………………………………………………….. 7

7.Начальники карательных отрядов СС, полиции и полевой жандармерии….17

8. Работники СД и Абвера…………………………………….. ………………………………… 6

9. Военно-административный советник………………………………………………………. 1

10. Областной комиссар…………………………………… ……………………………………… 1

11. Унтер — офицеры и солдаты……………………………………. …………………………… 37

Ход судебных процессов освещался в местной и центральной прессе.

Трудящиеся республик и областей, где происходили судебные процессы, в своих высказываниях выражали удовлетворение наказанием военных преступников.

Кроме того, в октябре — декабре 1947 года, рассмотрен в закрытых судебных заседаниях ряд дел, по которым осуждены 876 военных преступников, совершавших злодеяния на подвергавшейся оккупации территории СССР.

Все они приговорены к заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет.

Для отбывания наказания осужденные направляются в исправительно  -трудовой лагерь МВД в Воркуту, где для них создано специальное лагерное отделение со строгим режимом.

Н. Рычков

С. Круглов

К. Горшенин

10 января 1948 года

№ 141/к

Помета: «Копии т. Рычковым и т. Горшениным взяты при моем приезде на подпись.

Майор А. Ипатов. 10 января 1948 года»

Биографические данные автора

Колонтаев Константин Владимирович, родился 6 февраля 1964 года в городе Тула. С августа 1968  проживает в Севастополе.

В 1971 — 1981 годах учился в средних школах № 45 и № 2  города  Севастополя.

В 1981 — 1983 — старший пионервожатый в средней школе № 29 г. Севастополя.

В 1983 — 1988  — студент исторического факультета Симферопольского государственного университета.

В 1988 — 1989 — учитель истории в школе № 18 города Севастополя.

В 1989 — 1991 — инструктор по оборонно — массовой работе идеологического отдела Севастопольского горкома комсомола. Работая в горкоме комсомола, в декабре 1989, организовал поисковый отряд «Долг», в дальнейшем поисковое объединение «Долг», существующее до настоящего времени.

В январе 1991 — участвовал в создании Севастопольского военно-исторического клуба и в 1994 — 1996 годах являлся его председателем.

В 1986 — 1990 — член Симферопольской, а затем Севастопольской городской организаций Социологической Ассоциации Украины, делегат ее I съезда (г. Киев — март 1990).

В 1991 — 1993 — работал в туристической фирме, преподавал в лицее, работал младшим научным сотрудником – социологом в Южном научно — исследовательском институте экономики (Севастополь)

Весной 1993 года, совместно с бывшим командующим Черноморского флота адмиралом Калининым А. М. создал в Севастополе общественно-политическую организацию «Союз городов–героев СССР», который в своем первоначальном виде просуществовал до лета 1995, когда адмирал Калинин покинул Севастополь и после этого «Союз» быстро превратился в аполитичную ветеранскую организацию.

В 1993 — 1996 гг. занимался журналистикой, работал в частном информационном агентстве «Леус-информ», газете «Вечерний Севастополь».

В 1996 — 2001 — научный, затем старший научный сотрудник отдела «Истории Великой Отечественной войны» Музея героической обороны и освобождения Севастополя. В сентябре 2001 — октябре 2005 сотрудник экскурсионного отдела этого же музея.

В 2005 — 2007 годах корреспондент отдела боевой подготовки газеты Черноморского флота «Флаг Родины». С середины июля 2007 по настоящее время историк, политолог и журналист.

Журналистикой начал заниматься с марта 1985, когда в газете Симферопольского университета «Университетская жизнь» в номере от 6 марта 1985 , появилась его статья “Имя Фрунзе на знамени нашем” об университетской  научной конференции, посвященной 100-летию М. В. Фрунзе, имя которого тогда носил Симферопольский университет.

За прошедшие с 1986 года и по настоящее время публиковался в газетах: “Университетская жизнь”, “Советский Крым” (ныне “Крымская газета”), “Крымский комсомолец”, “Слава Севастополя”, “Флаг Родины” (газета Черноморского флота), “Вымпел” (газета учебного отряда Черноморского флота), “Красная звезда”, “Почти секретно” (орган Управления внутренних дел Крымской АССР в 1990 — 1993 годах), “Крымская правда”, “Крымское время”, “Крымские известия”, “Литературная Россия”, “Дуэль” (г. Москва), “Труженик моря” (Севастополь), «Ветеран» (Севастополь), «Колесо» (Севастополь) “Русский Севастополь”, “Наш голос” (г. Симферополь), “Контраргументы и факты” (г. Новгород), “Молодой лес” (Севастополь), “Севастопольская правда”, “Вечерний Севастополь”, “Всеукраинские ведомости” (Киев.), “Фортуна” (Киев.), “Севастопольские ведомости”, “Лимонка” (Москва), “Завтра” (Москва), “Большевик” ( Одесса), “Буревестник” (Севастополь), “Зеркало недели” (Киев), “Народная армия” (орган Минобороны Украины, г. Киев), “Киевские ведомости”, “Российская община Севастополя”, “Севастопольская новая газета”, “Единство” (г. Малоярославец, Калужская области), “Севастопольский меридиан”, “Панорама Севастополя”, «Литературная газета + Курьер культуры: Крым – Севастополь» (Севастополь); в журналах, бюллетенях и сборниках: “Информационный бюллетень Севастопольского горкома ЛКСМ Украины”, “Информационный сборник Севастопольского республиканского центра военно-патриотического воспитания молодежи ЛКСМ Украины”, журнал “Молодая Гвардия”, канадский журнал “Нортстар компасс” (“Компас полярной звезды”), “Московский журнал”, журнал “Свет” (“Природа и человек”), журнал “Страницы морской истории” ( Севастополь), крымский военно-исторический журнал «Милитари Крым» (Симферополь), бюллетень “Pro et contra” (“За и против” — Москва), статьи в энциклопедическом словаре “Севастополь” Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя (1 и 2 — е издания – 2000 и 2008 года).

В ноябре 1990 – феврале 1991 – редактор “Информационного бюллетеня Севастопольского горкома комсомола”.

В период декабря 1993 – февраля 1994 года – первый редактор газеты “Севастопольская Правда”.

В июле 2003  в Севастополе была издана его брошюра “История уголовной полиции дореволюционной России”. Затем в декабре 2003 года издана его книга «Социальная психология и социализация подрастающего поколения». В апреле 2009 года в Севастополе издана его книга «История русской полиции». В октябре 2009 года в Севастополе изданы две его брошюры « Россия и Европейский  финансовый капитал в контексте Крымской войны 1853 — 1856 годов» и «Севастополь и Крым в паутине мистической археологии сталинского СССР и нацисткой Германии». В апреле 2014 года в Севастополе был издан сборник статей «Старо как мир сыскное ремесло», посвященный истории уголовного розыска в Севастополе, котором треью часть его объёма составляю статьи К. В. Колонтаева. В июле 2015 года в Москве была издана книга К. В. Колонтаева «Крым: битва спецназов». В июне 2016 года в Севастополе вышли написанные им научно – популярные исторические справочники  «Балаклавская бочка смерти» — мифы и действительность» и «Большая тройка» в Ливадии и обеспечение её безопасности».

С момента начала журналистской деятельности в марте 1985 и до начала 2017 года Колонтаевым К. В. написано около 1500 статей, из которых 900 были опубликованы. Большинство статей публиковались два и более раз на страницах различных изданий. Сфера научных интересов и публикаций: политическая история, военная история, геополитика, этнография, социология, философия, история философии, религиоведение, политология, общественная (социальная) психология.