Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Бросались ли с гранатами под танки?
Прочитано 11418 раз(а), написано 01.05.2010 в 22:21

Константин  Колонтаев «Бросались ли с гранатами под танки?»

Живучесть и распространенность этого мифа сильно удивляет меня. И прежде всего то, что его распространению не дали отпора сами фронтовики, которые уж должны были знать, что противотанковые гранаты РПГ-40 и РПГ-41 или связка противотанковых гранат РГД-33/38 — это ведь не противотанковая мина нажимного действия. Поэтому танк без всякого ущерба для себя раздавит как человека, так и гранату или связку гранат, с которыми он под него бросится.

Об этом свидетельствует опыт войны на Тихом океане Японии и США в 1941-1945  годах Японские солдаты — смертники бросались под американские танки не с гранатами,  а  с противотанковыми минами или тюками взрывчатки за спиной с взрывателями контактного типа.

Аналогичные тюки со взрывчаткой и антенными взрывателями использовались и в Красной Армии, их устанавливали на специально дрессированных противотанковых собак- смертников.

Каковы же тогда истоки этого мифа о бросаниях с гранатами под танки?
Дело в том, что противотанковые гранаты РПГ-40  и  РПГ-41 конструкции М.И. Пузырева, имея общий вес 1 и 1,8 кг соответственно, могут быть брошены пехотинцем средних физических возможностей на расстояние не более 15 м. Это с учетом того, что заряд взрывчатого вещества у РПГ-40 составляет 760 г, а у РПГ-41 — 1,4 кг означает, что без стопроцентного риска для жизни данный вид оружия можно применять только в очень ограниченном количестве случаев, а именно: 1) бросок из глубокого окопа с мгновенным падением на его дно сразу после броска; 2) бросок из окна или иного проема здания капитальной постройки из кирпича или железобетона.

Поскольку бронепробивная способность РПГ-40 составляла 20 мм, а у РПГ-41 — 25 мм, то использовать их против средних и тяжелых немецких танков можно было только броском гранаты под корпус танка, то есть  по очень пологой траектории, что означало реальную дальность броска 8-12 м. На таком расстоянии взрыв фугасной противотанковой гранаты приводил к тому, что образовавшаяся взрывная волна, вырвавшись из-под корпуса танка, неминуемо уничтожала бросавшего, если он находился на открытой местности или в неглубоком окопе.

К аналогичным результатам приводил и бросок классической связки из пяти противопехотных гранат РГД-33/38.

Только в 1943 г. были разработаны и приняты на вооружение кумулятивные ручные гранаты: РПГ-43 (конструктор Н.П. Беляков; общий вес 1,2 кг, вес ВВ — 650 г, бронепробиваемость — 75 мм, бросок до 15 м)

Кумулятивная противотанковая граната РПГ-43

и РПГ-6 (конструкторы М.З. Полеванов, Л.Б. Иоффе, Н.С. Житких; вес — 1,13 кг, бронепробиваемость до 120 мм, бросок до 15 м), которые в силу кумулятивного характера своего взрыва значительно повышали безопасность бросавшего.

Граната РПГ — 6

Теперь о том, как тактико-технические характеристики противотанковых фугасных гранат РПГ-40 и РПГ-41 или связки противопехотных гранат РГД-33/38 привели к появлению мифа о бросках с ними красноармейцев под немецкие танки.

Дело в том, что для постороннего наблюдателя, находящегося от места поединка бойца с танком уже на расстоянии около 30 м, не говоря уже о более дальнем, этот боец, бросающий в танк противотанковую гранату или связку гранат с расстояния 8-15 м, кажется находящимся около танка, и если после взрыва бросавший исчезал в пламени взрывной волны, то вполне могло создаться зрительное впечатление того, что он взорвался с гранатой под танком, тем более, что с такого расстояния наблюдатель может и не различить бросок и полет гранаты под танк.

Кстати, после появления на вооружении пехоты Красной Армии кумулятивных ручных противотанковых гранат РПГ-43 и РПГ-6, летом-осенью 1943 г количество реляций политорганов о бросавшихся под танки с гранатами резко пошло на убыль и к началу 1944 года практически прекратилось.

Справочная литература по теме:

В.Н. Шунков «Оружие Красной Армии» — Минск, «Харвест», 1999.  И его же, «Оружие вермахта» — Минск, «Харвест», 2000.