Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Что такое революционный класс?
Прочитано 9421 раз(а), написано 07.12.2011 в 07:50

Константин  Колонтаев  «Что такое революционный класс?»

Вопрос о революционном классе и подлинной движущей силы любой  политической революции, сейчас, в начале 21 века стал, как никогда актуальным. Но, к сожалению, данный вопрос, так же к настоящему времени донельзя запутан марксизмом или его остатками в сознании и идеологии большинства коммунистов.

Согласно марксизму и его схеме деления общественного развития, в эпоху феодальных отношений революционной силой является класс крестьянства и различные категории буржуазии, а в эпоху капитализма – рабочий класс в виде пролетариата.

Но между тем элементарный анализ движущих сил прошедших за последние пятьсот лет в Европе и России революций показывает, что политическая борьба в классовом обществе ведётся между с одной стороны чётко выраженным господствующим классом или классами, а с другой стороны деклассированной (маргинальной, разночинной) общественной прослойкой, состоящей из числа выходцев из различных угнетённых классов, к которым присоединяются по различным причинам отдельные представители или группы представителей из числа господствующего класса (классов).

Например, так называемая Крестьянская война в Германии в первой четверти 16 века не являлась по сути крестьянской. В этой революции против крупных феодалов и буржуазии, кроме крестьян участвовало большое количество мелкой (ремесленники) и отчасти средней городской буржуазии и значительное количество мелкого дворянства из числа, обнищавшего рыцарства. Именно это деклассированное сообщество было руководящей и движущей силой в так называемой Крестьянской войне в Германии. А сами крестьяне в лучшем случае  военно-политической массовкой.

В Английской Революции 17 века противоборствующие силы были так же деклассированными. Среди сторонников королевской власти, помимо земельной аристократии было много крупной буржуазии, а среди революционеров кроме буржуазии и зажиточного крестьянства присутствовала значительная часть дворянства.

В Крестьянских войнах (революциях) в России 17-18 веков инициирующей, организующей и движущей силой была такая разночинная (маргинальная) общественная прослойка, как казачество. Оно сочетало в себе черты, как крестьянства, будучи в большинстве выходцами из него и занимаясь частично земледелием, так и несла в себе черты профессионального воинского сословия, напоминая этим дворян. Именно казаки были зачинщикам всех гражданских войн в России. 17 – 18 веков втягивая в них затем крестьянство и зарождавшийся промышленный пролетариат (уральские рабочие во время войны Пугачева.).

Французская Революция 1789 года началась тогда, когда требования буржуазии («третьего сословия») поддержали значительная часть дворянства и даже аристократии, а так же духовенства (соответственно «первого» и «второго» сословий).

В России, в Октябрьской революции роль революционного маргинального разночинного класса играли солдаты и матросы, а так же недавно ставшие рабочими крестьяне и различные слои городского населения. Возглавляла этот общественный строй партия большевиков. Большевики, так же имели маргинальный характер, объединяя в своих рядах весь срез тогдашних классов и общественных прослоек: все группы дворянства, духовенства (семинаристы), чиновничества, интеллигенции, средней и мелкой буржуазии, рабочих крестьян. Причем выходцев из рабочих среди большевиков было меньше половины.

Вот, что по этому поводу писал известный английской историк первой половины 20 века А.Тойнби: «Пролетарий это скорее состояние души чем нечто обусловленное внешними обстоятельствами. Истинными праздниками пролетария является не бедность и не низкое происхождение, а постоянное чувство неудовлетворённости, подогреваемое отсутствием законно унаследованного места в обществе и отторжения от своей общины» (С.Кара-Мурза «Советская цивилизация» — М.: «Алгоритм», 2002. – с. 43 – 44).

Германский историк Э.Вольф об этом писал следующее: «Революционная активность является результатом не столько роста промышленного пролетариата, как такового, а расширением промышленной рабочей силы сохраняющей связи с деревенской жизнью» (С.Кара-Мурза «Советская цивилизация» — М.: «Алгоритм», 2002. – с. 59.)

Современный революционный политик, лидер Национал — большевистской партии Эдуард Лимонов по этому поводу отличает следующее: «Революционных классов не бывает. Революционерами являются или не являются личности.  Наиболее революционным типом является маргинал – странный неустроенный человек, живущий на краю общества. Не следует думать, что таких немного. Их достаточно для революционной партии. Это целый социальный слой. (Э.Лимонов «Другая Россия» — М, 2004 – с. 101 – 102.)

Живший в 19 веке русский революционный мыслитель Д. И. Писарев называл данный общественный маргинальный (разночинный) слой – «Критически мыслящие личности» и считал их основой социальной революции.

Таким образом, по мнению многих революционный класс – это разночинцы (маргиналы), то есть, так называемые «хомокреативус» (в переводе с латыни «люди творческие»).

И действительно у современного потомственного рабочего в разных странах мира и тем более высокоразвитых  имеется обширное движимое и недвижимое имущество (земельные дачные участки, квартиры, автомобили).

Поэтому ему есть, что терять, и поэтому он не пролетарий. Из-за этого он боится участвовать в революционной политической борьбе тем более насильственной. Аналогичная ситуация и с другими устойчивыми угнетёнными классами.

Даже, писавшие в русле официальной марксистской идеологии авторы изданного в Москве в 1983 году «Философского энциклопедического словаря» признавали, что основой для рабочего класса является только экономическая борьба: «Экономическая борьба – это борьба за профессиональные интересы, повышение зарплаты, сокращение рабочего дня, улучшения условий труда и так далее. В этой борьбе выросли профессиональные союзы объединяющие трудящие массы и защищающие их интересы».  («Философский энциклопедический словарь» — М.: «Советская энциклопедия», 1983. – с.258).

Как видим ни о каких революционных партиях, в чисто рабочем движении, речи не идёт. Устоявшийся рабочий класс для защиты своих подлинных интересов создаёт не политические партии, а профсоюзы.

Поэтому в России социалистическая революция произошла, по мнению С.Кара-Мурзы, потому, что: «Рабочий класс России, не пойдя через горнило пролетарской реформации и длительного раскрестьянивания,  не приобрёл мироощущения класса утративших корни индивидуалов, торгующих на рынке своей рабочей силой. В подавляющем большинстве русские рабочие были рабочими в первом поколении и по своему типу мышления оставались крестьянами. В 1905 году половина русских рабочих имела в деревне землю и возвращалась туда на период уборки урожая. Многие рабочие, живя в городах, имели семьи в деревне. В городе они ощущали себя на временных заработках (С.Кара-Мурза «Советская цивилизация»… — с. 84).

Далее С.Кара-Мурза отмечает, что в период 1903 – 1917 годов большинство потомственных русских рабочих («истинных пролетариев») были противниками большевиков и составляли оплот меньшевиков. (С.Кара-Мурза… – с.85).

Подтверждением этого является город Севастополь периода 1903 – 1917 годов. Здесь на единственном тогда крупном промышленном предприятии Севастопольском морском заводе трудилось пять тысяч рабочих. Подавляющее большинство из них составили потомственные пролетарии в третьем поколении. В результате в период  с 1903 по 1917 год в Севастополе отсутствовала городская большевистская организация. Единственным тогдашним социал-демократическим движением в городе были меньшевики. Большевистская организация появилась в Севастополе, только после свержения царизма, в апреле 1917 года и состояла в основном из солдат и матросов.

По поводу разночинного характера русской армии и флота времен первой мировой войны, сделавших их оплотом большевизма. С.Кара-Мурза отмечает: «В начале 1917 года русская армия 11 миллионов человек, из них 60 – 66% — крестьяне, 16 – 20% рабочие (в том числе  3,6 – 6% промышленные рабочие), 15% средние городские слои. Армия стала небывалым форумом социального общения, в июне 1917 года делегаты I Съезда Советов представляли 8,5 миллионов солдат и матросов, 5,1 млн. рабочих и 4,5 млн. крестьян. Военнослужащие составляли половины членов партии социал-революционеров (эсеров), 30% большевиков, и 20% меньшевиков».  (С.Кара-Мурза  «Советская цивилизация»… —    с 110. – 111.)

В целом само понятие класса в философском смысле показывает, что общественные классы являлись устоявшимися структурами, всегда консервативны и нереволюционны.

Вот определение класса из «Философского энциклопедического словаря»  — М.: «Советская энциклопедия», 1983 – с.256 – 257:  «Классы как философское понятие от латинского «классис» — разряд, группа. Означает совокупность предметов или явлений удовлетворяющих какому-либо условию (условиям), свойству (свойствам), признаку (признакам). В связи с каждым свойством или признаком можно выделять класс предметов или обладающих».

Таким образом общественные классы – это устоявшиеся общественные группы, структурированные в определённом типе общества. Устоявшиеся потому, что обладают целым комплексом характерных признаков. А устоявшийся стабильный класс, являющийся устойчивой частью целого, никогда не уничтожает этого целого.

Аналогичные выводы можно сделать и из ленинского определения классов: «Классы – это большие группы людей, различающихся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли  в общественной организации труда, а следовательно по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают». (В.И. Ленин ПСС – с.15)

Из этого ленинского определения следует, что сами по себе даже очень угнетенные классы могут вести только экономическую борьбу за увеличение приходящейся на них доли общественного богатства.

Что касается марксисткой путаницы, а точнее искажения подлинной характеристики движущих сил революции, то это объясняется тем, что по сути своего происхождения марксизм является левым либерализмом, то есть по сути левобуржуазной идеологией.

Вот, что по этому поводу писал Алексей Лапшин в газете «Лимонка»: «Вопреки мнению ортодоксальных либералов 19 века политические и экономические свободы не дополняли друг друга, а находились в постоянном противоречии. Чем больше преуспевала буржуазия, тем сильнее она склонялась к консерватизму. Не удивительно, что в либеральной идеологии появилось «левое» и «правое» направление.

«Левые»  либералы становились сторонниками экономического равенства и сближались с социалистами.  «Правые» либералы всё больше сближались с консерваторами.» (Александр Лапшин «Традиции и либерализм» // «Лимонка» — №297-2006-с.3).

И действительно, как хорошо всем известно марксизм выделился в Германии из леволиберальной философии  и  идеологии, так называемых «Младогегельянцев».

Данная статья была написана 19 июня 2006 года.  Впервые опубликована в московской газете «Дуэль» — 2007 — № 13 — с. 4.