Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Система безопасности и контрразведывательное обеспечение проведения Ялтинской конференции ведущих стран антигитлеровской коалиции в начале февраля 1945 года
Прочитано 14411 раз(а), написано 07.06.2012 в 07:36


Константин  Колонтаев  «Система безопасности и контрразведывательное обеспечение проведения Ялтинской конференции ведущих стран антигитлеровской коалиции в начале февраля 1945 года»

4 – 11 февраля 1945 года состоялась Крымская (Ялтинская) конференция руководителей СССР, США и Великобритании, рассмотревшая вопросы послевоенного устройства мира и участия СССР в войне с Японией, после окончательного разгрома гитлеровской Германии.

К началу конференции в Ялте, развернув в январе 1945, мощное наступление, советские войска уже приближались к Берлину. Военные успехи союзников после контрнаступления германских войск в Арденнах и широкомасштабного наступления японских войск в южном Китае, несмотря на поражения Японии в войне на море, были гораздо менее весомыми. Все, эти обстоятельства способствовали значительным уступкам союзников Советскому Союзу как в европейских, так и в азиатских вопросах и той наиболее высокой степени сотрудничества, которая была достигнута союзниками в их совместных действиях против держав оси в годы Второй мировой войны.

При подготовке к ялтинской встрече вопрос обеспечения безопасности её участников и прежде всего глав союзных государств, стал одним из важнейших. По предложению английского премьера конференция получила кодовое название «Аргонавт» (а в Советском Союзе – «Остров», с целью введения в заблуждение германской разведки насчёт того, что она проходит на средиземноморском острове Мальта).

Одним из главных вопросов при подготовке, а затем и при проведении Ялтинской конференции стал вопрос, о её безопасности, а так же различных формах её контрразведывательного и разведывательного обеспечения, с советской стороны.

Этот вопрос состоял из двух основных частей. Первое это обобщение разведывательных данных  о военной и политической обстановке в тогдашнем мире и особенно на фронтах второй мировой войны в Европе, необходимых для выработки позиции и требований советской делегации на Ялтинской конференции по послевоенному переустройству Европы и остального мира.

В связи с этой задачей, незадолго перед началом работы Ялтинской конференции, в 

начале января 1945, под председательством наркома внутренних дел Л. П. Берии, в Москве, в течении трех дней прошло самое длительное за всю войну совещание руководителей разведки Наркомата обороны, Наркомата Военно-Морского Флота, Наркомата государственной безопасности и Наркомата внутренних дел.

Главным вопросом этого совещания, была оценка потенциальных возможностей германских вооруженных сил к дальнейшему сопротивлению союзникам. Именно этот вопрос и рассматривался в течение первых двух дней, данного совещания.

На этом совещании, были представлены прогнозы о том, что война в Европе продлится не более трех месяцев ввиду нехватки у немцев топлива и боеприпасов, которые в дальнейшем оказались правильными.

Последний, третий день работы совещания был посвящен сопоставлению имевшихся материалов о политических целях и намерениях американцев и англичан на Ялтинской конференции. Все согласились с тем, что и Рузвельт, и Черчилль не смогут противодействовать линии советской делегации на укрепление позиций СССР в Восточной Европе.

Вторым, не менее важным компонентом работы советских спецслужб, а так же военного и военно – морского ведомства, в связи с этим международным форумом в верхах было непосредственное обеспечение его безопасности.

В ходе подготовки к проведению конференции в Ялте, руководители американских и английских спецслужб, серьезно опасались покушений на лидеров своих стран, тем более что Крым был освобожден, от немецких войск, сравнительно недавно, и на его территории могла остаться вражеская агентура.

На эти опасение, союзников был дан категорический ответ советской стороны: если даже в столице Ирана — Тегеране советская разведка и контрразведка сделала невозможное, то у себя на родине они, тем более обеспечат полную безопасность «Большой тройки».

В связи с этим 3 января 1945 года Сталин приказал наркому внутренних дел Берии, начать подготовку к проведению в Ялте встречи в верхах ведущих стран антигитлеровской коалиции и прежде всего осуществления мер по обеспечению её безопасности. Всё это получило кодовое наименование операция «Долина».

Выполняя приказ Сталина Берия, направил в Крым двух своих заместителей С. Н. Круглова

и Л. Б. Сафразьяна (начальник главного управления аэродромного строительства НКВД СССР), а так же начальника 2 – го (контрразведывательного) главного управления наркомата государственной безопасности П. В. Федотова.

Общее руководство подготовкой конференции, а так же снабжение всем необходимым для её проведения возлагалось на Круглова, ремонт южнобережных дворцов на Сафразьяна, контрразведывательное обеспечение на Федотова.

В плане контрразведывательного обеспечения работы конференции Федотов должен был координировать деятельность крымских и союзных органов НКВД и НКГБ СССР, а так же управлений контрразведки «Смерш» Черноморского флота и находившехся на тот момент в Крыму Приморской армии и частей войск НКВД.

Далее 8 января 1945 года Берией был издан приказ № 0028 наркома внутренних дел СССР «О специальных мероприятиях по Крыму». Для осуществления мер безопасности утвержденных данным приказом был создан специальный штаб, который возглавил заместитель наркома внутренних дел  комиссар государственной безопасности  2 — го ранга С. Н. Круглов.

В состав руководства штаба так же вошли первый заместитель начальника 6 — го Управления НКГБ СССР комиссар госбезопасности 3 — го ранга Н. С. Власик (начальник личной охраны Сталина)

Сталин, Молотов и Власик в Ливадийском дворце

и  начальник  ПВО Крыма генерал — лейтенант А. Г. Лавринович.

27 января 1945 года на имя Председателя ГКО И.В. Сталина поступила докладная записка от наркома внутренних дел СССР об окончании подготовительных работ для приема, размещения и охраны участников Крымской конференции.

В документе сообщалось, что на данный момент подготовлены и соответственно оборудованы три дворцовых здания (Ливадийский, Алупкинский, Кореизский), шоссейная дорога, которая их связывает, приведена в должный порядок. 

В Юсуповском дворце, который был определен для советской делегации, в его главном корпусе было подготовлено 20 комнат площадью 610 кв. м, в том числе прием зал в 77 кв.  м. Подготовлены были три корпуса, прилегающие к основному зданию дворца, из 30 комнат площадью 550 кв. м. Все помещения оборудованы мебелью, постельными принадлежностями, сервировкой и другим инвентарем. Помещения были обеспечены автономным электроосвещением, водоснабжением, отоплением, вентиляцией, горячей водой, холодильными установками. Во дворце был организован узел связи: станция ВЧ, телеграф «Бодо», которые обеспечивали связь с Москвой, фронтами, со всеми пунктами страны. АТС, которая действовала внутри дворца, а также с английской и американской делегациями, с портами и аэродромами.

Было сооружено бомбоубежище 1-й категории, где в качестве защитного устройства уложен железобетонный тюфяк 2-метровой толщины, покрытый слоем песка в один метр, а против действия взрывной волны — здание на глубину до 5 метров было обложено бутовым камнем. Бомбоубежище расположено в 100 метрах от дворца, состояло из 3 комнат площадью 61 м2, имело два самостоятельных хода, обеспечивалось электроэнергией и необходимыми средствами связи.

Дли размещения главы американской делегации и его ближайшего окружения был подготовлен Ливадийский дворец с 43 комнатами площадью 1902 кв. м.

Для сопровождающих лиц предназначались 48 комнат площадью 1203 кв. м. в бывшем свитском корпусе Ливадийского дворца. Кроме этого, для обслуживающего персонала в Ялте было организовано общежитие с самостоятельной кухней и столовой на 60 мест. При необходимости в общежитии можно было разместить 100 человек.

В Ливадии была налажена работа отопительной системы, водопровода, электроосвещения, горячего водоснабжения. Во дворце была установлена АТС на 20 номеров, которая связывала с помещениями советском и английской делегаций, а также с портами и аэродромами. В подвале дворца было оборудовано бомбоубежище 2-й категории (гарантировавшее здание от обвала). Были приведены в порядок парк и подъездные пути к дворцу.

20 января 1945 года американский адмирал Олсен осмотрел помещения американской делегации в Ливадийском дворце и дал им хорошую оценку.

Для размещения главы английской делегации и его ближайшего окружения в главном корпусе Воронцовского дворца были подготовлены 22 комнаты площадью 600 кв. м, в том числе три отдельные трехкомнатные квартиры со всеми удобствами.

В бывшем Шуваловском корпусе дворца были подготовлены 23 комнаты площадью 899 кв. м., для участников конференции, в 2 километрах от дворца были подготовлены два здания из 23 комнат площадью 546 кв. м., а также 24 комнаты в доме отдыха военного округа как общежитие на 100 мест. Были приведены в порядок парк и подъездные пути. Была так же создана АТС на 20 номеров, которая давала возможность поддерживать связь с советской и американской делегациями обеспечивать связь с портами и аэродромами.

В распоряжение американской и английской делегации выделялись до 15 легковых автомашин, 20 автомашин «виллис» и 5 грузовых автомашин.

Для контрразведывательного обеспечения работы конференции было привлечено 784 офицера из числа личного состава НКГБ и НКВД Крымской АССР. Однако, таких сил было сочтено недостаточно и в период, между 5 и 15 января 1945, в Крым прибыло 70 руководителей подразделений и оперативных сотрудников из центрального аппарата народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ) СССР и несколько десятков оперов из главного управления контрразведки «Смерш» народного комиссариата обороны и управления контрразведки «Смерш» народного комиссариата военно – морского флота.

Так же в Крым было направлено 800 человек оперативного состава из НКГБ Грузинской ССР, областных управлений госбезопасности Кабардинской и Североосетинской АССР, Краснодарского и Ставропольского края, Ростовской и Грозненской областей.

К 18 января 1945, были завершены массовые аресты в Крыму всех лиц состоявших на оперативном учёте и были временно удалены до конца работы конференции из территорий, прилегающих к спецобъктам и соединяющим их дорогам, связанных с проведением конференции, те лица, в отношении которых хотя и не имелось формальных оснований для их ареста, но, они являлись подозреваемыми в антисоветской деятельности или в связях со спецслужбами противника. Таковых удаляли путём вызова на призывные пункты городских и районных военкоматов и задержки там до конца работы конференции или отправки в служебные командировки, а так же путём мобилизации на рудовые повинности за пределы охраняемых зон.

Всего в первой половине января 1945 года в Крыму было выявлено и арестовано несколько действующих немецких агентов и на основании их показаний, был начат поиск ещё десяти.

В рамках мер безопасности при подготовке к Ялтинской конференции, к 18 января 1945, были вывезены все немецкие и румынские военнопленные из районов, прилегавших к шоссейным дорогам Симферополь – Ялта и Севастополь – Ялта. В период с 20 января по 4 февраля 1945, то есть на всё время работы конференции был запрещён выход в море всех рыболовецких судов и лодок из Ялты и Севастополя.

Кроме того, на время работы конференции, с территории, где непосредственно проходили мероприятия связанные с Ялтинской конференцией и находились охраняемые зоны, были выведены части 87 — й стрелковой дивизии Приморской армии и штрафные части Черноморского флота.

Хотя 16 сентября 1944 года, боевые действия Великой Отечественной войны в бассейне Черного моря завершились, тем не менее, в связи с подготовкой проведения конференции в начале 1945 года территория Крыма вновь была переведена в режим прифронтовой зоны.

В начале февраля 1945 Черноморский флот снова привели в повышенную боевую готовность. Ему предстояло обеспечить встречу на высшем уровне и быть готовым к отражению внезапных налетов авиации противника.

Для обеспечения безопасности конференции Черноморский флот сформировал отряд

боевых кораблей в составе: крейсер «Ворошилов», эсминец «Сообразительный,

Крейсер «Ворошилов» в Южной бухте Севастополя незадолго перед началом работы Ялтинской конференции

два катера типа «большой охотник», 10 катеров типа «малых охотник», а так же отряд подводных  лодок, численность которого до сих пор пока неизвестна..

С целью отражения возможного воздушного удара была выделена практически вся истребительная авиация военно – воздушных сил Черноморского флота (160 истребителей самолетов) и вся ПВО флота. Так же в противовоздушной обороне была задействована и Крымская дивизия ПВО.

Общий состав задействованных наземных сил ПВО выглядел следующим образом: 76 зенитных орудий крупного калибра, 120 орудий мелкокалиберной зенитной артиллерии, 99 зенитных пулеметов ДШК, 65 зенитных прожекторов). Любой самолет, появившийся над районом проведения конференции должен был немедленно сбиваться.

Стоянкой американских и английских кораблей и судов стал Севастополь (Угольная пристань), где были созданы запасы топлива, питьевой и котельной воды, приведены в должное состояние причалы, маяки, навигационное и противолодочное оборудование, проведено дополнительное траление в бухтах и по фарватеру, подготовлено достаточное количество буксиров. Аналогичные работы были проведены в ялтинском порту.

В море патрулировал крупный отряд кораблей Черноморского флота. О масштабах операции свидетельствует тот факт, что надводные корабли и подводные лодки были рассредоточены на линии Бургас – Саки с интервалом в 30 миль.

Воздушными воротами конференции стал военный аэродром близ города Саки. В отличие от остальных, этот аэродром имел две бетонные взлетно-посадочные полосы и был в состоянии обеспечить прием самолетов всех типов. Так же была подготовлена сеть запасных аэродромов в Крыму, на Кавказе, в Одессе.

Ответственными за обеспечение должностного порядка на аэродроме Саки приказом Берии были назначены генерал — майор В. М. Новиков — заместитель начальника 1-го отдела Главного управления контрразведки «Смерть шпионам» (СМЕРШ) Наркомата Обороны СССР и полковник Г. С. Ананов из 3-го управления НКГБ СССР.

20 января 1945 года, аэродром Саки посетил американский генерал Хилл, который отметил, что аэродром полностью подготовлен к приему самолетов английской и американской делегации, а отведенные помещения (на 500 мест) обеспечивают нужды летно-технического состава.

Непосредственная подготовка к обеспечению внешней безопасности и контрразведывательному обеспечению работы Ялтинской конференции началась 8 января 1945  изданием приказов народных комиссаров госбезопасности и внутренних дел по всесторонней организации и обеспечении работы, данной встречи лидеров ведущих государств антигитлеровской коалиции.

Руководство охраной конференции было возложено на 6 – е управление (управление охраны руководящих кадров партии и правительства) народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ), которое направило в Крым специально подготовленные для несения охраны 500 офицеров.

Порядка 1200 человек оперативных сотрудников НКГБ прибывших в Крым из Москвы и других крупных городов занимались контрразведывательным обеспечением работы конференции.

Для непосредственного обеспечения охраны и безопасности участников конференции весь район их пребывания и передвижения был разбит на пять оперативных секторов: Саки – Симферополь, Симферополь, Симферополь – Алушта включительно, Алушта – Ялта – Байдарские ворота включительно, Байдары – Севастополь, а для регулирования движения на дорогах по всему маршруту указанных секторов был задействован специальный батальон, прикомандированный из Москвы. Охрана шоссейных дорог была организована с помощью семи контрольно-пропускных пунктов

Для непосредственной охраны дорог, по которым передвигались автомобильные кортежи участников конференции было использовано 1185 человек личного состава 290-го Новороссийского полка войск НКВД и Крымского пограничного отряда из расчёта 40 человек на 1 километр трассы, а так же 55 мотоциклистов и 30 проводников со служебными собаками, которые проверяли территории, прилегающие к трассам, а так же вели патрулирование самих трасс.

При проезде автомобильных кортеже делегаций участвовавших в конференции, по всей трассе их следования прекращалось всё остальноё движение, а в жилые дома и квартиры, выходившие на трассу, направлялись работники НКВД и НКГБ.

В городах Крыма  связанных с обеспечением работы конференции, либо в тех из них в которые планировалось к посещению участниками конференции был установлен жесткий режим контроля над населением, в частности проводились постоянные массовые проверки документов в местах постоянного скопления людей (рынки, вокзалы и.т. д.), а так же облавы.

Всего перед началом и во время работы конференции органами и войсками НКВД и сотрудниками НКГБ, было проведено 287 облав и массовых проверок документов, в ходе которых было проверено 67267 человек, из которых было задержано 324 и затем из них арестовано 197 человек.

В ходе этих массовых облав и обысков, так же  были изъяты 1 пулемёт, 43 автомата, 267 винтовок, 49 пистолетов и 283 ручных гранат.

Для непосредственной охраны конференции, в добавление, к находившемуся до этого в Крыму, на постоянной основе 290 – му Новороссийскому мотострелковому полку войск НКВД СССР, были направлены еще несколько полков войск НКВД, в том числе 1 и 2 — й мотострелковые полки 1 — й отдельной мотострелковой дивизии особого назначения имени Ф.Э.Дзержинского войск НКВД СССР, Отдельный полк специального назначения  войск НКВД СССР, 281-й стрелковый полк войск НКВД СССР, 32-й пограничный полк войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии,  Мотоциклетный отряд НКВД СССР (120 человек), батальон военных регулировщиков и несколько бронепоездов войск НКВД СССР, а так же пять рот войск правительственной связи НКВД СССР.

Для охраны Сталина, вместе с советской делегацией занявшим Юсуповский дворец в поселке Кореиз, было выделено 100 сотрудников госбезопасности и батальон войск НКВД в количестве 500 человек.

С учетом состояния здоровья Рузвельта для размещения главы американской делегации и его ближайшего окружения был подготовлен Ливадийский дворец. Главе английской делегации был подготовлен Воронцовский дворец.

Для облегчения обеспечения  режима безопасности часть персонала делегаций

Советский, английский и американский моряки в Севастополе во время работы Ялтинской конференции

разместились на кораблях союзников, стоявших на рейдах Ялты и Севастополя.

На территориях вокруг дворцов, где располагались делегации, были созданы так называемые охраняемые зоны и в них введен строжайший пропускной режим и особая система пропусков со специальными метками для обнаружения следов их возможной подделки. Вокруг дворцов устанавливались два кольца охраны, а с наступлением темноты организовывалось третье кольцо, где патрулировали пограничники со служебными собаками.

Солдат войск НКВД и американский морской пехотинец на одном из совместных постов в Ливадии

Парк вокруг Ливадийского дворца, где проходила конференция, огородили четырехметровым забором. На парковых дорожках появилась охрана, переодетая в штатское, изображая садовников, подрезающих деревья. На ялтинский внешний рейд вышло шесть кораблей Черноморского флота и морской пограничной охраны НКВД СССР.

Во всех дворцах были организованы узлы связи, обеспечивающие связь с любым абонентом, и ко всем станциям были прикреплены сотрудники, владеющие английским языком (не считая штатных иностранных специалистов).

Контрразведывательной работой вокруг Ливадийского и Юсуповского дворцов вели сто оперативных сотрудников, вокруг Воронцовского дворца – 60. Все три дворца в обще сложности охраняли 1 тысяча солдат и офицеров войск НКВД и 50 служебных собак. Н а всех воротах дворцов были созданы контрольно – пропускные пункты на которых, помимо солдат войск НКВД, постоянно дежурили несколько офицеров контрразведки и переводчик.

При подготовке к конференции, в период с 9 по 25 января, все три дворца и прилегающие к ним территории были тщательно обследованы личным составом 118 – го отдельного инженерного батальона Приморской армии и 355 – го отдельного инженерного батальона Черноморского флота, которыми было обнаружено 1 реактивный снаряд, 8 миномётных мин, 43 артиллерийских снаряда и 21 противопехотная мина.

Для зарубежных делегаций, прибывших с собственной охраной и службами безопасности, советской стороной была выделена внешняя охрана и коменданты для занимаемых ими помещений. В распоряжение каждой иностранной делегации выделялись советские автомобильные подразделения. И, как показали события, эта мера оказалась полностью оправданной. Среди американской охраны выделялся один из телохранителей Рузвельта — негр двухметрового роста. Он носил Рузвельта вместе с коляской по лестницам. Однако, в реальной критической ситуации спасли жизнь Рузвельту от возможного несчастного случая не импозантные и экзотические американские телохранители, а ко всему привыкшие и готовые к любым экстремальным ситуациям советские охранники.

Перед одним из выездов американского кортежа из Ливадийского дворца телохранители Рузвельта пересадили президента из инвалидной коляски на переднее кресло открытого «виллиса». По невнимательности они неплотно закрыли специально сконструированные для парализованного Рузвельта опорные перила, которые в процессе движения по серпантину неожиданно распахнулась, и высокопоставленный пассажир стал вываливаться. Американская охрана, сидевшая в этой же машине застыла в оцепенении. От практически неминуемой гибели, Рузвельта, его спас советский водитель –

На снимке Черчилль, Рузвельт и Ходаков на Сакском аэродроме

лейтенант государственной безопасности (занимаемая должность – шофер — разведчик 1-й категории)  Федор Ходаков. Он, мгновенно отреагировал на нештатную ситуацию и, проявив недюжинную физическую подготовку, не отрываясь от руля одной рукой – другой, ухватил за одежду выпадавшего из автомобиля президента, и втащил его назад в машину.

Весьма характерная внешность Ходакова произвела настолько большое впечатление на многих членов американской и английской делегаций, что он много раз попадал в объективы фотоаппаратов и очевидно, что один из таких снимков коллеги показали Яну Флемингу, занимавшему в то время должность адьютанта начальника британской морской разведки контр — адмирала Джона Годфри. Вполне возможно что данный снимок или снимки, так же произвели на Флеминга большое впечатление и он после ухода из разведки взял внешность Ходакова за основу при создании образа генерала госбезопасности Грубозабойщикова в своём первом романе «Из России с любовью».

Советская делегация прибыла из Москвы в Симферополь 1 февраля 1945. И. В. Сталин на машине сразу отправился на Южный берег Крыма, а В. М. Молотов остался встречать американскую и английскую делегации.

Президент США и премьер-министр Великобритании вылетели в Крым с Мальты в ночь на 3 февраля разными самолетами. Позже Черчилль скажет: «Началось великое переселение», имея в виду многочисленных сопровождающих и охрану – более 700 человек.

Американский самолёт на Сакском аэродроме

Всего в этот день в Саках произвели посадку 30 транспортных самолетов и 36 истребителей эскорта. На протяжении всего перелета самолеты поддерживали радиосвязь с Крымом, каждого в определенной точке над Черным морем встречали советские истребители и сопровождали до самого аэродрома. Затем разворачивались и летели за следующим – и так более четырех часов. Первым прибыл Черчилль, спустя час Рузвельт. Перелет в условиях военного времени осуществлялся при потушенных бортовых огнях.

11 февраля 1945, конференция завершилась подписанием главами делегаций итогового  коммюнике конференции и достигнутых соглашений.

После окончания конференции главы союзных делегаций осмотрели Севастополь. Первым город 11 февраля 1945, посетил президент США. Он посетил Корабельную сторону Севастополя, где была расположена Угольная пристань с находившимися возле неё американскими кораблями.

Севастополь увиденный Рузвельтом и Черчиллем

Президент был поражен разрушениями, причиненными войной. Спустившись по Ушаковой балке и протиснувшись сквозь чудом уцелевший проезд под каменным акведуком, президентский кортеж прибыл на Угольную пристань, где Рузвельта перенесли на американский корабль связи. С борта корабля он еще раз осмотрел разрушенный Севастополь.

Переночевав на этом корабле, он на следующий день 12 февраля 1945, выехал из Севастополя в Саки, откуда самолетом вылетел в Каир. После отъезда президента 14 февраля 1945, все американские корабли покинули Севастополь и отправились в Средиземное море.

На следующий день, после Рузвельта 12 февраля 1945, в Севастополь, для посещения мест, связанных с британской военной историей,  и прежде всего Балаклавы

вместе со своей дочерью Сарой прибыл Черчилль.

Константин  Колонтаев

Написано в период с 3 по 5 июня 2012 года