Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
«Балаклавская бочка»: мифы и действительность
Прочитано 9519 раз(а), написано 23.02.2013 в 19:03

Константин Колонтаев  «Балаклавская бочка»: мифы и действительность

Многие севастопольцы и приезжие туристы, которым в окрестностях Балаклавы доводится, подниматься по так называемой «Тропе здоровья», ведущей вдоль побережья

к мысу Айя, постоянно обращают внимание на необычный объект на горе Спилия: железную «бочку», висящую высоко над пропастью, которая является составной частью укреплений, находящегося на этой горе так называемого «Южного форта».

Эта достопримечательность хорошо известна многим  благодаря, появившейся где-то в конце 60-х годов прошлого века зловещей легенде о том, что с нее в 1941-42 годах немцы сбрасывали пленных матросов и красноармейцев,  этот исторический миф затем закрепил севастопольский художник В. К. Коваленко, запечатлев эту мифологическую сцену в одной из своих картин.

Основой для возникновения этого образца современной исторической мифологии стало появление середине 60-х годов в одном из номеров журнала «Огонек» статьи одного ветерана органов государственной безопасности о том, что бочка использовалась для казни пленных моряков путем их сбрасывания с нее с 50 — метровой высоты вниз.

Первые долговременные укрепления в окрестностях Балаклавы начали строиться в период Первой обороны Севастополя 1854 — 1855 годов.

Тогда на склонах горы Спилия (она же высота 386,6) британская бригада морской пехоты возвела первые  земляные укрепления.

Именно с вершины горы Спилия начиналась линия тыловой обороны союзников («Французский вал» или «Турецкий вал»), которая затем тянулась на протяжении 18 километров  до Камышёвой бухты.

После окончания в 1905 году русско — японской войны, с учетом опыта сухопутной обороны приморской крепости в Порт-Артуре, в Военном и Морском министерствах Российской империи вновь вернулись к давней идее создания системы долговременных бетонных сухопутных укреплений вокруг Севастополя, на этот раз с учетом опыта боев за Порт-Артур.

Несколько лет шли проектно — изыскательские работы и наконец 21 мая (3 июня по новому стилю) 1911 года, последовало «Высочайшего утверждения проекта переустройства Севастопольской крепости». Но строительные работы начались только в апреле 1913 года, когда были заложены один бетонный  форт на одном из холмов близ реки Бельбек и два форта на балаклавских высотах 212,1 и 386,6 (гора Спилия).

Геодезический знак с отметкой 386,6  на территории Северного форта

Форты сооруженные в Балаклаве со временем получили неофициальные условные наименования» форт «Северный» (высота 212,1)

и форт «Южный» (высота 386,6)

К началу Первой Мировой войны в августе 1914 году готовность форта «Северный составляла более 90%, форта «Южный»- порядка 80 — 85 %. 

Когда к концу 1914 года выявилось полное господство Черноморского флота, делавшее невозможным германо — турецкий десант в Крым, строительство фортов сухопутной обороны и новых береговых батарей ( в советское время получивших номера 10, 30 и 35) Севастополе было прекращено и вся рабочая сила, строительные материалы, броневая сталь, вооружение были отправлены на Балтику на строительство различных объектов

береговой обороны и прежде всего так называемой «Морской крепости Петра Великого» вокруг военно-морской базы в Ревеле (ныне Таллин).

После окончания Гражданской войны,  в 1921-1925 годах, эти балаклавские  укрепления, условно именовавшиеся форт «Южный» (высота386,6 или гора Спилия) и форт «Северный» (высота 212,1) вошли в состав 12 — го участка балаклавской группы укреплений Севастопольской крепости. Они состояли из бетонных казематов, орудийных площадок, систем оборонительных  бетонированных окопов (рвов) глубиной и шириной 2 — 4 метра. 

Окончательно строительство долговременных укреплений на этих  балаклавских высотах завершено не было, поскольку тогда посчитали еще до окончания

строительства эти фортификационные сооружения морально устарели и не могут противостоять новым на тот момент видам вооружения.

Особенностью «Южного форта», является необычное для человека несведущего в российской дореволюционной фортификации сооружение из листовой брони, сохранившееся до нашего времени – пресловутая  «Бочка смерти». Это высотный наблюдательный пост в виде железной «бочки» диаметром 1,8 метра и высотой 2 метра, которая висит на скале над пропастью.

В «6очке» в стенах и полу были оборудованы специальные прорези установки в ней артиллерийского дальномера. 

Изначально таких «бочек» было две. Одна из них была либо сбита артиллерийским огнем в 1941 — 1942 или1944 годах, либо срезана на металл в послевоенное время.

Вскоре после начала Второй героической обороны Севастополя в связи, с подходом со стороны Ялты за отступающими частями Приморской армии, на подступы к Севастополю 72-й немецкой пехотной дивизии, в Балаклаве 9 ноября был сформирован Балаклавский сводный полк морской пехоты (БСПМП) под командованием майора И.Г. Писарихина до этого начальника Балаклавской морской пограничной школы.

Этот полк имел численность в 2188 человек личного состава и состоял из батальонов Балаклавской морской пограничной школы, Водолазного техникума ЭПРОН (ныне школа водолазов ЧФ), а так же Балаклавского истребительного батальона. Как только этот полк был сформирован, он сразу же был направлен в Варнутскую долину. Полк не имел на вооружении артиллерии и минометов и его артиллерийскую поддержку должны были обеспечивать береговая батарея № 19 в Балаклаве (четыре 152-мм орудия) и зенитная батарея в районе села Камары (ныне Оборонное) в составе четырех 85-мм пушек.

На следующий день после прихода основных сил Приморской армии в Севастополь, а именно 10 ноября 1941, со стороны Ялты в Байдарскую долину вошли части 72-й немецкой пехотной дивизии. Там с ней вступили в бой остатки 40 и 42-й кавалерийских дивизий Приморской армии. Спустя сутки 11 ноября бои переместились из Варнутской долины на ближние подступы к Балаклаве. С 105 -м пехотным полком 72-й немецкой пехотной дивизии вступил в бой Балаклавский сводный полк морской пехоты.

В ходе этого боя был тяжело ранен командир полка майор Писарихин и его заменил капитан Бондарь, до этого командир батальона морской пограничной школы. После этого, 12 ноября 1941, Сводный полк отступил на высоты 440,8 (у деревни Камары) и 386,6 («Южный форт»).

На следующий день  13 ноября 1941, 105-й немецкий пехотный полк в  ходе ожесточенных боев сбросил морских пехотинцев с этих высот, но затем 14 ноября,  обе эти высоты и   территория «Южного форта» несколько раз переходила из рук в руки.

В результате этих боев противник потерял высоту 440,8, но сохранил за собой «Южный форт», где прочно закрепился. Отсюда немцы на следующий день 15 ноября вновь начали наступление и 18 ноября 1941 вновь овладели высотой 440,8 и деревней Камары у ее подножья, а так же высотой 212,1 с находящимся на ее вершине «Северным фортом».

На следующий день 14 ноября в ходе ожесточенных боев эти высоты несколько раз переходили из рук в руки. Противнику удалось удержать высоту 386,6 с находившимся на ее вершине «Южным Балаклавским фортом». Спустя сутки, 15 ноября, противник вновь начал наступать и к 18 ноября вновь овладел высотой 440,8 и деревней Камары у ее подножья, а так же высотой 212,1 над Балаклавой с находившимся там «Северным Балаклавским фортом». Однако, в ходе боев 19 — 20 ноября 1941, переброшенные в Балаклаву 2 — й полк морской пехоты  и Местный стрелковый полк выбили немцев и вернули часть ранее утраченных высот.

Вечером 21 ноября, противник, в течение дня овладевший вновь деревней Камары и высотой 440,8, был выбит оттуда Местным стрелковым полком, который затем занял скаты и гребень высоты, обращенные к деревне. Уже на следующий день 22 ноября противник вновь захватил эту деревню и высоту 440,8, но вновь был отброшен на исходные позиции.

В результате этих боев «Южный форт» был полностью захвачен немцами,

а территория «Северного форта» оказалась поделена между советскими войсками и немцами примерно пополам.

Немецкая карта — схема территории Балаклавского Северного форта

Противник закрепился в южной половине территории Северного форта, защитники Балаклавы соответственно в северной. После этого линия фронта под Балаклавой оставалась неизменной вплоть до 30 июня 1942, когда защитники Балаклавы по приказу отступили на мыс Херсонес.

В ходе начальной фазы операции по освобождения Севастополя в период 18 — 19 апреля 1944 года, после короткого боя, практически с ходу этими укреплениями овладели части 242-й горнострелковой дивизии.

На стенах форта сохранились выцарапанные надписи, датированные еще довоенными временами. Есть и надписи времен обороны города. Нет только надписей, оставленных теми «пленными матросами», о «сбрасывании»,  которых  с «бочки», так много говорят. Более того, севастопольские скалолазы, к настоящему времени неоднократно обследовавшие подножье скалы под «бочкой» не обнаружили там ни одной человеческой кости.

После войны (по другим данным в 30-е годы 20 – го века) сооружения использовались как полигон для испытания авиабомб, затем в качестве склада для хранения боеприпасов и взрывчатых веществ Балаклавского рудоуправления им. Горького.

В 70-80 годы 20 – го века, часть территории бывшего форта «Южный» использовалась для размещения, специальной группы связи, которая с помощью аэростата обеспечивала подъем специальной антенны для связи, с помощью сверхдлинных радиоволн с находящимися в подводном положении, в любом районе Мирового океана советскими атомными подводными  лодками.

Данная работа была написана в начале марта 2009 года. Вскоре после написания была опубликована в севастопольских газетах «Севастопольский меридиан» — 2009 — № 9 (14 – 20 марта) – с. 7  и  «Литературная газета + Курьер Культуры: Крым – Севастополь» — 2009 – № 6 – с. 2. В июне 2016 года была опубликована в виде своеобразного фотоальбома.