Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
ВТОРАЯ КОННАЯ АРМИЯ В БОРЬБЕ С ВРАНГЕЛЕМ
Прочитано 14789 раз(а), написано 14.12.2013 в 14:20

Константин    Колонтаев

ВТОРАЯ КОННАЯ АРМИЯ В БОРЬБЕ С ВРАНГЕЛЕМ

CОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ

Глава I СОЗДАНИЕ ВТОРОЙ КОННОЙ АРМИИ
И ЕЁ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ИЮЛЕ-АВГУСТЕ 1920 ГОДА

Глава II УКРЕПЛЕНИЕ ВТОРОЙ КОННОЙ АРМИИ.
СРЫВ ЗАДНЕПРОВСКОЙ ОПЕРАЦИИ ВРАНГЕЛЯ.

Глава III ВТОРАЯ КОННАЯ АРМИЯ В БОЯХ ЗА РАЗГРОМ ВРАНГЕДЯ
В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ И КРЫМУ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

———————————————————————————————————————— ВВЕДЕНИЕ

Процессы перестройки, охватившие и советскую историческую науку, ликвидация белых пятен в нашей истории с новой силой привлекают внимание к проблемам историографии всего периода гражданской войны и отдельных её этапов. Глубокая разработка этих проблем имеет большое научное значение и служит делу политического и военно-патриотического воспитания советских людей.

Важнейшее событие гражданской войны разгром Врангеля, в том числе история создания и боевого пути Второй Конном армии, сыгравшей большую роль в этом событии, освещено недостаточно, долго замалчивалось, либо искажалось. Если в ней и упоминалось на страницах исторических работ, то основной упор делался на её неудачи и промахи, без объективного анализа их причин. Такой предвзятый подход прослеживается в работах военного историка Короткова И.С. , пятитомной истории гражданской войны и иностранной военной интервенции в СССР, воспоминаниях С.М. Будённого «Пройденный путь» .

Причину такого подхода можно видеть только в сложной судьбе командарма Второй Конной армии Миронова Ф.К. соперничества с ним командарма и комиссара Первой Конной армии Будённого С.М. и Ворошилова К.Е., занявших в середине 20-х годов руководящие посты в Красной Армии и направлявших работу военных историков в нужную им сторону. Сказалась и общая негативная обстановка в стране и советской исторической науке в 30-е годы.

Первой попыткой освещения отдельных операций Второй Конной являются статьи одного из командиров штаба этой армии П. Сметанникова, опубликованные в журнале «Армия и революция» . Они посвящены рейду Второй Конной армии 29 августа – 1 сентября 1920 года на Каховский плацдарм и срыву Заднепровской операции войск Врангеля 8–15 октября 1920 года.

Сведения о причинах изменения плана действий Второй Конной 12–13 ноября 1920 года после её прорыва в Крым, задачах и сроках их выполнения, поставленных перед Второй Конной командующим 6-й армией, содержатся в статье В. Триандафилова «Ликвидация Врангеля». В ней даются интересные подробности об эвакуации врангелевских войск из Крыма 12–16 ноября 1920.

Первой попыткой написать историю Второй Конной армии можно считать оперативный очерк Ефимова Н. «Действия Первой Конной армии в 1920 году» . В нем буквально по дням рассматриваются боевые действия армии с момента её создания и до завершения её рейда на Каховский плацдарм 1 сентября 1920, а так же даётся описание территории, на которой велись боевые действия, характеристика личного состава армии и противостоящих ей формирований белых. В последней 3-й главе Н. Ефимов делает выводы об оперативных и тактических приемах и способах боевых действий Второй Конной армии. К сожалению, хронологические рамки очерка ограничены временем с 16 июля по 1 сентября 1920.

Этот же период освещен и в двух статьях первого командующего Второй Конной армией Городовикова О.И. Обе статьи совершенно тождественны. Материал подан бегло, поверхностно, каких-либо новых фактов в них не приводится.

Боевым действиям Второй Конной против Врангеля значительное внимание уделено в 3-м томе оперативно — стратегического очерка «Гражданская война 1918–1920 гг.» под редакцией известных советских военачальников С.С. Каменева, М.Н. 1ухачевского, Р.П. Эйдемана» . Однако, к сожалению, и они не смогли отойти от обвинительного уклона и объективно рассмотреть подлинную роль Второй Конной армии в событиях того времени.

Работа политических органов Второй Конной армии освещена в статье Бирюкова Н. «Политическое обеспечение разгрома Врангеля», появившейся в том же 1930 году . В ней подробно рассматривается состояние частей, количество коммунистов в них, во Второй Конной с июля по ноябрь 1920 года. Большое место уделяется деятельности политорганов Второй Конной армии в августе — октябре 1920, которую автор оценивает достаточно высоко.

После 1930 года в течение 10 лет, вплоть до появления вышеупомянутой статьи О.И. Городовикова в «Военно — историческом журнале», о Второй Конной в исторической литературе не упоминалось. Годы Великой Отечественной войны, также не способствовали этому.

Лишь в 1955 году вновь осветил деятельность Второй Конной военный историк Коротков И.С. в книге «Разгром Врангеля . Однако, несмотря на довольно подробное изложение хода её боевые действий, книга полна предубеждений и тенденциозности о роли Второй Конной в разгроме армии Врангеля.

В конце 60-х годов появилась статья и книга военного историка Душенькина В. В. о Второй Конной армии . В них автор анализирует боевой путь Второй Конной с момента её создания и до освобождения Крыма от Врангеля. Это первая более менее обширная монография целиком посвящена истории создания и боевого пути Второй Конной. Она содержит большое количество документов и материалов, ранее неизвестных широкому читателю. Недостаток книги – это её описательный характер, отсутствие историографии вопроса и объяснения причин столь длительного забвения этой яркой страницы гражданской войны. В ней так и не были прямо не опровергнуты получившие широкое хождение в советской историографии представления, искажающие действительную роль Второй Конной в событиях лета – осени 1920 в Северной Таврии и Крыму, в разгроме войск Врангеля.

Новый шаг в освещении истории Второй Конной армии сделан в вышедшем в 1970 году коллективном труде «Украiнська РСР в перiод громодянсько? вiйни» . В нём даётся общая численность врангелевских войск (125–150 тысяч человек), подробно описывается ход боевых действий во время прорыва врангелевских войск из Крыма в Северную Таврию, контрудар конного корпуса Жлобы и его неудача, обстоятельно рассматривается процесс создания и боевые действия Второй Конной армии. Оценка роли 2-й Конной армии в разгроме Врангеля в целом дана объективно. Однако события, связанные с непосредственным освобождением Крыма в ноябре 1920 года, описаны довольно бегло.

В двенадцатитомной «Истории СССР» о Второй Конном лишь упоминается, описание боевых операций на юге Украины и в Крыму дано бегло и поверхностно. В общих чертах о Второй Конной армии говорится и в шестом томе десятитомной «Истории Украинской ССР» .

Разгром Врангеля и роль Второй Конной объективно освещены в двухтомнике «Гражданская война в СССР , подготовленной Институтом военной истории Министерства Обороны СССР. Во втором томе проанализирован разгром войск Врангеля, объективно рассматривается роль Второй Конной, вводятся в научный обиход факты и события, освещенные в книге Душенькина В.В., сделаны новые выводы.

В книге впервые показано, что одной из причин неудач при окружении войск Врангеля в Северной Таврии является то, что Вторая Конная была вынуждена самостоятельно прорывать сильную оборону вражеских войск. Этим и объясняется её запоздание с приходом на помощь частям Первой Конной, боровшейся с прорывавшимися в Крым войсками белых .

Методологической основой данной дипломной работы являются труды В.И. Ленина, посвященные вопросам борьбы с южной контрреволюцией в 1920 году. Этому уделено немало места в его выступлении перед председателями уездных, волостных и сельских исполкомов Московской губернии 15 октября 1920, где он даёт общую характеристику армии Врангеля . Конкретные указания по организации разгрома Врангеля даны в телеграммах Ленина Реввоенсовету Первой Конной армии 24 октября 1920 года и командующему Южным фронтом М.В. Фрунзе 28 октября 1920.

Источниковой базой дипломной работы являются, прежде всего, опубликованные документы. Большое их количество, раскрывающее боевую деятельность Второй Конной и других армий Южного фронта, почерпнуто из третьего тома Сборника документов и материалов «Гражданская война на Украине» . Это приказы, донесения, отчеты о боевой деятельности Второй Конной, разведсводки о частях и планах противника, материалы о численности и технической оснащённости наших частей.

Важным источником явились мемуары непосредственных участников событий, связанных с разгромом Врангеля. Самые ранние из них – воспоминания командующего 2-м армейским корпусом врангелевокой армии генерала Слащева, изданные в Москве в 1924 году . В них содержится определённая’ информация о причинах неудачи рейда корпуса Жлобы в Северной Таврии и мерах, принятых белым командованием по его разгрому.

Более подробно об этом идёт речь в книге бывшего адъютанта Д. Жлобы Мартыненко Г.П. Хотя книга не свободна от попыток идеализации комкора, попыток представить неудачу рейда, как следствия только ошибок командования 13-й армии и Юго-Западного фронта.

О причинах назначения находившегося в опале Ф.К. Миронова новым командующим Второй Конной армии говорится в третьей книге мемуаров С.М. Будённого «Пройденный путь» . Будённый считает, что назначение Миронова позволило с одной стороны укрепить Вторую Конную, состоявшую из казаков Дона и Кубани, а с другой – воздействовать на казачество в рядах армии Врангеля. О талантах кавалерийского военачальника, которые имел Миронов, в его книге не упоминается.

Интересный материал о военной и политической обстановке того времени почерпнут из врангелевской газеты «Военный голос». К сожалению, этот источник очень скудный, переполнен обличениями большевизма. Но в нём имеются сообщения о Заднепровской операции, смерти командующего конным корпусом генерала Бабиева, погибшего в боях со Второй Конной армией.

Для написания дипломной работы использованы также ряд изданных ранее монографий и статей по данной теме.

Задача данной дипломной работы – освещение истории создания и боевого пути Второй Конной армии, её успехов и неудач, вытекавших из объективных и субъективных условий её деятельности, показ роли этой армии в разгроме Врангеля и завершении гражданской войны.

ГЛАВА I СОЗДАНИЕ ВТОРОЙ КОННОЙ АРМИИ
И ЕЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В ИЮЛЕ — АВГУСТЕ 1920 ГОДА

В результате недооценки главным командованием РККА остатков деникинских войск в Крыму, обстановка на юге весной 1920 года резко обострилась.

Немногочисленные прежде в Крыму белогвардейские войска генерал-лейтетнанта Слащева (2-й армейский корпус ), численностью порядка 4–5 тысяч человек, пополнились за счет эвакуированных из Одессы и Новороссийска войск Добровольческого и Донского корпуса, а также Одесской группы войск генерала Шилинга, всего 30–40 тысяч штыков , переправленных с помощью Антанты в Крым.

В начале апреля Антантой во главе их был поставлен 42-летний честолюбивый генерал Врангель – бывший командующий деникинской Донской армией. Иностранные империалисты считали его тем лицом, «военные способности и качества характера которого могли обеспечить победу над Красной Армией» .

С помощью Антанты в апреле-мае 1920 года спешно были реорганизованы и перевооружались белогвардейские войска Врангеля. Уинстон Черчилль откровенно признавал, что британская, военная миссия в Крыму помогает Врангелю в реорганизации его боевых сил.

Массированная иностранная материальная поддержка и военная помощь помогла Врангелю в короткий срок подготовиться к наступлению. К июню 1920 года белая армия, руководимая опытными генералами и офицерами, была готова к боевым действиям. Её общая численность достигла 130 тысяч человек и 5 тысяч сабель . В других источниках 80–100 тысяч штыков и сабель.

Кавалерия врангелевской армии была усилена броневиками и грузовиками с пулемётами. По оснащённости боевой техникой и маневренности она не имела себе равных среди белых армий.

«Врангелевские войска, – говорил В.И. Ленин на совещании председателей исполкомов Московской губернии, – снабжены пушками, танками, аэропланами лучше, чем все остальные армии, боровшиеся в России» .

Касаясь внутреннего состояния врангелевских войск и их боевого духа надо отметить, что, превратившись в армию профессиональных наемников, врангелевская армия быстро приобрела соответствующие черты.

В ней устанавливается неофициальное выборное начало в отношении офицеров всех рангов, которые, чтобы не утратить своей популярности среди подчинённых, закрывали глаза на грабежи и бесчинство войск .

Белогвардейским войскам на Крымском участке Юго-Западного фронта противостояла 13-я армия.

Основные части 13-й армии в значительной мере были морально надломлены в предыдущих неудачных боях за овладение Крымом и ещё больше колебаниями командования армии между обороной и наступлением. В результате чего прочной позиционной обороны так и не было создано. Эшелонирование в глубину отсутствовало. Тыл был плохо организован и постоянно подвергался ударам махновских банд. Накануне врангелевского наступления из армии была изъята 15-я дивизия и направлена на польский фронт .

Что касается численности противостоящих друг другу войск, то в существующих источниках они сильно занижены. Обычно приводятся следующие цифры: 12,5 тысяч бойцов в 13-й армии против 25–30 тысяч у белых.

Выше приводилась полная численность врангелевских войск в Крыму – 135 тысяч человек. Если учесть, что в годы гражданской войны, как у белых, так и у красных войск на фронте находилось 30–50% личного состава, то получится, что численность врангелевских войск на фронте составляла 45–65 тысяч человек.

В ряде других опубликованных источниках имеется и реальная численность 13-й армии, правда только на 20 апреля 1920 года. Общая численность 13-й армии около 38 тысяч, на фронте 17 тысяч . Чуть большую цифру даёт в своей статье С. Будкевич: на фронте силы 13-й армии составляли — 18.650 штыков и 2.400 сабель.

Таким образом, белые накануне своего наступления из Крыма имели более чем двух — трёхкратное превосходство живой силе.

Чем они и воспользовались, когда в начале июня 1920 года внимание командования Юго-Западного фронта было поглощено разворачивающимся наступлением против польских войск на Правобережной Украине и оно изъяло в связи с этим 15-ю стрелковую дивизию из резерва 13-й армии.

Врангелевское командование понимало, что после разгрома красными поляков его частям, находящимся в Крыму с ограниченными людскими, продовольственными, сырьевыми ресурсами придётся туго . И поэтому стремилось захватить вначале Северную Таврию, пополниться там людьми, лошадями, и развернуть затем наступление на Донбасс, Кубань, Дон, вновь, как в своё время Деникин, сделать юг России своим плацдармом, начав оттуда новый поход на Москву,

Таковы были дальние планы, а пока для их реализации белым нужно было выбраться из Крыма на просторы Северной Таврии.Поэтому 6 июня 1920 года части 2-го армейского корпуса генерала Слащева численностью 5.600 штыков, 1.570 сабель при 20 орудиях , высадились на побережье Азовского моря, в районе деревни Кирилловка, в нескольких десятках километров к югу от города Мелитополя. Куда затем слащевский корпус и повёл своё наступление.

Командование 13-й армии недооценило угрозу, которую представлял десант, и бросило против него одну бригаду 46-й дивизии (1.000 штыков), кавалерийскую бригаду (1.300 сабель) и 3 бронепоезда, хотя в тылу стояла 2-я кавдивизия им. Блинова, не принимавшая участия в боях .

На следующий день 7 июня 1920 в наступление перешли остальные корпуса врангелевских войск: 1-й армейский корпус – генерала Кутепова на Перекопе и Сводный корпус генерала Писарева на Чонгаре.

Однако в этот день серьёзных успехов на этих направлениях белыми достигнуто не было. Бои проходили с переменным успехом, оборона красных войск прорвана не была, результатом была лишь потеря врангелевцами трех танков и до тысячи человек убитыми только на Перекопе .

Лишь успех корпуса Слащева, высаженного в тылу красных войск и взявшего 9 июня Мелитополь (потеряв при этом 3 орудия и 47 человек убитыми), позволил остальным корпусам белых вырваться из Крыма.

Видя такое положение дел, командование Юго-западного фронта срочно вернуло 13-й армии 15-ю стрелковую дивизию и перебросила 2-ю кавалерийскую дивизию им. Блинова (будущую дивизию 2-й Конной армии).

Брошенная с ходу в бой 2-я кавдивизия нанесла белым ряд чувствительных ударов. В ночь на 9 июня 1920, она атаковав в селе Новомихайловка и разгроимла 3-ю Чеченскую кавдивизию, взяв в плен несколько сот человек, в том числе командира дивизии генерала Ревишина .

На следующий день, в ночь на 10 июня, 2-я кавдивизия нанесла удар по 1-й Кубанской кавдивизии белых, захватив пленных и артиллерийскую батарею.

Все эти успехи 2-й кавалерийской дивизии выглядят ещё весомей если добавить, что она действовала в отрыве от остальных частей, связь со штабом 13-й армии имела только по радио, да и то часто прерывавшуюся из-за передвижения штаба.

Положение остальных частей 13-й армии 10–12 июня 1920, оставшихся без управления штабом армии могло стать катастрофическим, но наступательная энергия врангелевских войск ввиду больших потерь при прорыве обороны красных (только корпус Кутепова за первые 3 дня боев потерял 23% личного состава) и дальнейших контрударов 2-й кавдивизии и других частей 13-й армии, иссякло. Пришлось приостановить наступление для перегруппировки разбросанных частей и организации их взаимодействия. Затем наступление было продолжено, но уже без той энергии, как в начале, и к 24 июня оно окончательно заглохло.

Войска 13-й армии к 24 июня заняли позиции на правом берегу Днепра от Херсона до Никополя (Правобережная группа 13-й армии) и по линии Васильевка – Большой Токмак – Бердянск (Левобережная группа 13-й армии). Несмотря на то, что армия понесла большие потери (10 тысяч человек убитыми, пленными и ранеными, 48 орудий, 9 броневиков, 3 бронепоезда) , линия фронта на какое — то время стабилизировалась.

Чтобы не дать противнику закрепиться на захваченных территориях командование 13-й армии спешно готовило контрнаступление. Главной ударной силой должен был стать 1-й конный корпус Д.П. Жлобы, до этого, находившийся на Северном Кавказе.

Закончив реорганизацию, 1 — й конный корпус 8 июня 1920 двинулся по железной дороге в Северную Таврию. Переброска продолжалась 12 дней; пятьюдесятью эшелонами было переброшено 12 тысяч человек, 10 тысяч лошадей, все службы и штабы корпуса. 20 июня 1920 корпус сосредоточился в районе станции Волноваха .

Для окончательной доработки и утверждения плана общего наступления сил Юго-Западного фронта на Врангеля 25 июня 1920 в городе Синельниково состоялось совещание командования Юго-Западного фронта и частей, принимающих непосредственное участие в операции.

На совещании присутствовали командующий фронтом А.И. Егоров, член РВС фронта И.В. Сталин, командующие армиями Р. П. Эйдеман, И. П. Уборевич и командующий конным корпусом Д. П. Жлоба.

Было решено усилить корпус Жлобы 2-й кавалерийской дивизией имени Блинова, 40-й стрелковой дивизией с двумя кавбригадами. Все эти соединения были объединены в «Ударную конную группу» под командованием Д. П. Жлобы.

Группе была поставлена задача: в последних числах июня – в начале июля осуществить разгром Донского корпуса белых, захватить Мелитополь – ставку Врангеля, отрезав тем самым ударные группировки белых (1-й, 2-й армейские и Сводный корпус) от Крыма. Ударом из Мелитополя занять: конницей Перекоп, пехотными частями – Сальково. И, в конечном счете, совместно с другими частями 13-й армии уничтожить окруженного противника и освободить Крым.

Для усиления своей группы Д. П. Жлоба попросил 4 бронеотряда (16 машин), 5 авиаотрядов (15 машин), т.е, половину того, что имел противник, а также 42-ю стрелковую дивизию и новую радиостанцию. Штаб 13-й армии обещал выделить запрашиваемые части и технику .
Уже вечером 27 июня в штаб корпуса прибыл член РВС 13-й армии Зуль с приказом о переходе в наступление утром 28 июня. Из приказа следовало, что 42-я стрелковая дивизия не идёт за кавалерийской группой, а брошена против Махно, авиаотряды находятся в распоряжении Жлобы, но подчинены штабу армии и к тому же ещё не прибыли. В этих условиях Д.П. Жлоба потребовал переноса срока наступления до прибытия бронеотрядов, но это оказалось невозможном, так как приказ о наступлении уже прибыл передан всем частям армии.

Ещё 25–26 июня 1920 врангелевское командование от своей агентуры узнало о подходе и сосредоточении Конной группы, однако оно не предполагало такого раннего удара. Тактическая внезапность контрудара была сохранена. Первоначальный замысел белых перейти в наступление и разгромить группу в районе её выгрузки и сосредоточения был сорван .

В 10 часов утра 28 июня 1920 Ударная группа Жлобы выступила в рейд. В середине дня части 2-й кавдивизии выбили из Верхнего Токмака одну из бригад 2-й Донской казачьей дивизии, отбросив её к селу Черниговка. К ней на помощь поспешила 2-я бригада этой же дивизии и офицерский «Гундоровский полк». Развернулся жестокий и упорный бой. Вскоре вражеские части были окружены и уничтожены.

Несмотря на успех первого боя Жлоба попрежнему не верил в удачу операции и отправил записку в штаб армии, предлагая группе остановиться в Черниговке на 2–3 дня, пока не подойдут бронеотряды и пехотная дивизия. Из штаба 13 — й армии последовал категорический приказ двигаться только вперед: «развивая достигнутый блестящий успех» .

На следующий день 29 июня части конной группы Жлобы с боем вышли на линию сел Николаевка – Шпарау. В 14 часов этого дня противник силой до кавдивизии при поддержке бронемашин и 12 самолетов перешел из села Михайловка в наступление во фланг и тыл группы. После четырехчасового боя с переменным успехом противник был вынужден вновь отойти .

Разгром 2-й Донской дивизии оказался полной неожиданностью и вызвал нервозность в ставке Врангеля. Начальник штаба генерал Шатилов предложил отвести армию к Мелитополю, а штаб перебазировать в Джанкой. В результате, 29–30 июня 1920 началась эвакуация Мелитополя. Но, ощутив неуверенность и медлительность в действиях группы Жлобы, и получив от командующего 2-м корпусом генерала Слащева конкретный план её окружения и разгрома , Врангель решил воспользоваться им.

К месту расположения группы Врангель подтянул 5 дивизий – Корниловскую, Дроздовскую, Марковскую по фронту, а 15-ю и 34-ю дивизии в тылу группы, чтобы отрезать ей пути отхода. Белых поддерживали 30 броневиков, 30 самолётов и 4 бронепоезда .

Тем временем (30 июня – 2 июля 1920) конная группа Жлобы, потеряв темп наступления, ввязывается в мелкие стычки и фактически топчется на месте, вместо продолжения решительного прорыва в глубокий тыл противника, который был охвачен паникой.

Потеряв связь со штабом армии, группа Жлобы, подвергалась все более усиливающимся атакам авиации и броневиков врангелевцев.

К утру 2 июля 1920 ударная группа вышла на линию немецких колоний Клейфельд Александрокон – Нейрких и остановилась. Воспользовавшись отсутствием должной разведки и боевого охранения, броневики белых рано утром 3 июля 1920 ворвались в село Лихтенфельд, подвергнув пулемётному и артиллерийскому обстрелу, находившиеся там штабы Ударной группы и 1-й кавалерийской дивизии. В результатеэтого удара было нарушено управление дивизиями группы.

К 9 часам утра3 июля половина группы оторвалась от остальных частей к начала отступать к Большому Токмаку, где попала под удар дивизий генерала Слащева и четырёх бронепоездов.

Д. П. Жлоба решив прорываться на Черниговку, догнал оторвавшиеся части и повернул их туда. К полудню 3 июля Ударная группа прорвала окружение и вышла к Черниговке. Вскоре сюда прибыли два бронеотряда из Харькова, обещанные ещё 28 июня 1920. Жлоба решил использовать прибывшую бронетехнику для удара по селению Вальдгейм, где находились плененные белыми бойцы его группы.

Вечером 3 июля 1920, возглавляемые Жлобой четыре броневика, ворвались в Вальдгейм. Рассеяв пулемётным огнём врангелевцев, они освободили из плена более трехсот красноармейцев .

Этим боем, и закончился рейд группы Д. П. Жлобы. Она потеряла 3.000 человек убитыми и ранеными, половину пулемётов и всю артиллерию. Около 4 тысяч бойцов группы попали в плен . Таким образом, убитыми и пленными группа потекла две трети личного состава.

Сформировавшая свою тактику в период разгрома Деникина, конница Жлобы в новой обстановке сказалась неподготовленной для борьбы с армией Врангеля, ставшей на более высокую ступень организованности и технической оснащённости, чем армия Деникина,

Эта неудача еще раз показала пагубность на войне, как волюнтаризма, так и медлительности и нерешительности.

Рейд группы Д. П. Жлобы показал необходимость создания боевой кавалерийской единицы, способной противостоять опытной, сплочённой, насыщенной техникой врангелевской коннице.

Такой единицей могла стать только конная армия, тем более, что уже имела опыт боевых действий 1-й Конной армии.

Поэтому командование Юго-Западного фронта решило создать еще одну конную армию в составе своего фронта.

26 июня 1920 Реввоенсовет Юго — Западного фронта обратился к Реввоенсовету Республики со следующей телеграммой: «Опыт сведения кавалерийских частей в армейское соединение на примере Первой Конной армии дал блестящие результаты. В настоящее время в составе фронта имеются крупные кавалерийские части, из которых вполне возможно и необходимо создать также конную армию под наименование Второй Конной. Таковыми частями намечаются первая и вторая кавалерийские дивизии 1-го конного корпуса, 2-я кавалерийская дивизия (бывшая Блинова), Сводная дивизии из трех отдельных кавбригад из состава 3-й и 15-й стрелковых дивизий. Обстановка потребовала сведения их в одну оперативную группу, объединённую под командованием комкора 1-го конного корпуса, так как разрозненные силы этих дивизий давали бы преимущества сплоченной конной группе белых. Желательно включить в состав Второй Конной также 16-ю кавалерийскую дивизию. Все указанные дивизии с боевым прошлым имеют свои дивизионные аппараты управления. Штабом армии будет штаб 1-го конного корпуса, для усиления которого, как для проводимой уже боевой операции, так и с целью возможного развёртывания его в штаб армии, посланы сотрудники генштаба (Харламов и другие). В интересах усиления Краской Армии Советской России ещё одной сильной боевой единице просим вашего принципиального согласия на образование Второй Конной Армии!» .

Просьба командования Юго-Западного фронта Реввоенсоветом республики была удовлетворена. Приказ РВС Юго-Западного фронта № 1307 от 16 июля 1920 узаконил мероприятия по созданию армии.

Согласно этому приказу в состав армии вошли: 2-я Ставропольская кавдивизия им. Блинова – начальник дивизии Рожков, 16-я кавдивизия – начдив Волынский, входившие раньше в состав 13-й армии. 1-я и 2-я кавдивизии корпуса Жлобы, а так же 4-я и 5-я кавбригады, изъятые из 40-й стрелковой дивизии .Армию было решено официально именовать «2-я Конная армия РСФСР».

Создание Конной армии из вышеперечисленных частей предусматривалось в следующих пунктах приказа: » 2) 1-ю кавдивизию 1-го конного корпуса в составе 1-го Кубанского, 2-го Кубанского 4-го Таманского кавполков переимено¬вать в 20-ю кавдивизию с присвоением упомянутым полкам соответствующих №№ 115-й, 110-й, 117-й кавполки 20-й кавдивизии 3) 7-й Донской кавполк 2-й кавдивизии конного корпуса переименовывается в 118-й кавполк 20-й кавдивизии и передаётся в названнную дивизию в качестве 4-го по счету полка 4) В качестве 3-й кавбригады 20-й кавдивизии придать 4-ю кавбригаду 40-й стрелковой дивизии, сведя 1-й, 2-й и 3-й кавполки в два полка с наименованием 119-й и 120-й кавдивизии
5) 2-ю кавдивизию 1-го конного корпуса в составе 8-го Донского, 10-го Кубанского, 11-го Кубанского кавполков переименовать в 21-ю кавдивизию с присвоением упомянутым полкам №№ 121, 122, 123 и 124 кавполки 21-й кавдивизии 6) В качестве 3-й бригады 21-й кавдивизии придать 5-ю кавбригаду 40-й стрелковой дивизии, сведя в два кавполка ее 4, 3 и 6-й кавполки с наименованием их 125-й и 126-й кавполки 21-й кавдивизии 7) Штаб, управления и учреждения 1-го конного корпуса, обратить на сформирование Полевого управления 2-й Конной армии, каковое содержать по штатам, оставленным в приказе армиям Югзапфронта от 6 июля с.г. за № 1236

Кавалерийские дивизии, входящие в состав 2-й Конной армии, содержать по штату, объявленному в приказе РСВСР – 1918 года № 460, с последовавшими дополнениями и изменениями по приказам РВСР – 1919 года № 29, 1292/253, 1635/342, 1949/413 и Югзапфронта с.г. за № 401, 569, 867, 929, 1182, 1183, 1204, 1218 и 674 9) К временному командованию 2-й Конной армии допускается бывший начдив 4-й кавдивизии 1-й Конной армии товарищ Городовиков, членами Реввоенсовета 2-й Конной армии допускаются член Реввоенсовета 1-й Конной армии товарищ Щаденко и бывший комиссар штаба Югзапфронта товарищ Макошин, временно исполняющий должность начальника штаба 2-й Конной армии назначается начальник штаба Украинской трудовой армии Генштаба товарищ Харламов 10) временно исполняющим должность начдивов допускаются: 2-й кавдивизии – товарищ Рожков, 20-й кавдивизии – товарищ Жлоба, 21-й кавдивизии – товарищ Текучев. Начдив 16-й кавдивизии товарищ Волынский утверждается в названной должности».

Создание Второй Конной армии проходило в чрезвычайно спешном порядке и сложной обстановке и практически свелось к перестановке и пополнению командных кадров, усилению частей людьми и техникой .

18 июля 1920 года командующий Второй Конной армией подписал оперативный приказ № 01, в котором 2, 16, 20, 21-й кавалерийским дивизиям Второй Конной армии было приказано выступить на фронт и к 23 июля сосредоточиться севернее Александровска в районе сел Ново-Николаевка – Заливное. По пути к фронту продолжалось формирование и укомплектование армии. Начальники дивизий получили приказ о закупке у населения лошадей, тачанок, повозок .

Противостоящим вражеским частям Вторая Конная к началу операции имела 5.200 сабель» 307 пулеметов и 36 орудий. Приданные армии бронеотряды имели изношенную материальную часть, запчастей не было. Личный состав армии был вполне боеспособен и предан революции.

Его ядро составляли выходцы из трудящихся слоев казачества Дона и Кубани, крестьян Ставрополя. Комсостав армии состоял из бывших унтер — офицеров и офицеров военного времени старой армии, а также красных командиров. Недостаток военных знаний у многих восполнялся боевым опытом, сметкой, преданностью Советской власти .

Перед фронтон Второй Конной армий действовали 1-й армейский корпус генерала Кутепова и конный корпус генерала Бабиева. Все эти части к началу операций насчитывали 3.350 штыков, 3.210 сабель, 323 пулемета, 88 орудий. В каждую дивизии армейского корпуса входил бронеотряд, а при корпусе имелись танковый в авиационные отряды, бронепоезда.

Корпус Кутепова состоял из лучших белогвардейских дивизий – Марковской, Дроздовской и Корниловской, которые в армии Врангеля называли — «новой гвардией».

Марковская дивизия состояла из офицеров, настроенных в монархическом духе. Корниловская дивизия состояла из различных формирований, мобилизованных на Украине и была крепкой частью. Дроздовская дивизия укомплектовывалась не только офицерами, но и мобилизованными в армию Врангеля, в том числе пленными красноармейцами. Поэтому в боевом отношении она ситалась менее стойкой. Конный корпус Бабиева состояла из донских и кубанских казаков, имевших значительный боевой опыт и стойкость.

Командный состав всех дивизий состоял из кадрового офицерства. Все должности в корпусе до командиров взводов, а иногда и отделений, занимали офицеры. Начиная с полков и выше, частями командовали преимущественно генералы, начальниками штабов были полковники закончившие Академию Генерального штаба .

Сравнивая вооруженные силы обеих сторон, можно сказать, что Вторая Конная армия в течение всего периода действий численно не уступала противнику. Однако превосходство противника было явным в средствах вооружения, бронемашинах, танках, тяжёлой артиллерии. Выше была и боевая выучка и мастерство белых.

Подход Второй Конной армии к фронту совпал с началом нового наступления белых в районе южнее города Орехова. Наступление вела ударная группа генерала Кутепова в составе 1-го армейского корпуса, Сводного конного корпуса генерала Бабиева (1-я, 2-я Кубанская кавдивизии, конная группа генерала Маркевича).

Ближайшей целью удара был захват города Александровск (ныне Запорожье), о железнодорожного узла в городе Пологи, города Большой Токмак и разгром в этих районах основных сил красных войск.

Осуществление этого плана давало белым возможность успешно провести и остальные операции согласно их общему замыслу действий, а именно захват Донбасса, районов Дона и Кубани, пополнение армии за счет казачества этих областей и в дальнейшем — новая попытка похода на Москву.

Коротким и энергичным ударом белые прорвали фронт 13-й армии, и к вечеру 25 июля 1920 овладели населёнными пунктами Жеребец и Орехов. Создалась реальная угроза ввода в прорыв главных сил противника .

Создавшееся на фронте 13-й армии положение привлекло внимание командующего Юго-Западным фронтом А. Е. Егорова. Он приказал командующему 13-й армией И. П. Уборевичу решительным ударом Левобережной труппы в направлении на Большой Токмак:»отрезать путь отступления зарвавшемуся противнику» . Окончательный разгром должна была завершить Вторая Конная.

В приказе А. Е. Егорова от 26 июля 1920 был указан следующим план действий:
«1) Противник, введя в бой все части корпуса Кутепова и конную группу генерала Морозова, занял к вечеру 25.VII район Орехов – Жеребец, стремится, по видимому, развить успех в северо-западном направлении и частью сил действует в восточном направлении на М. Токмаку 2) С рассветом 26 июля 2-й Конной армии приказываю развернуться и нанести удар противнику в общем направлении Жеребец – Орехов. Приказываю: а) Начдиву 3-й стрелковой дивизии прочно удерживать свои правый фланг на линии реки Янчокрак, на левом своем фланге сосредоточить 3 пехотные бригады и кавгруппу. С рассветом 26 июля нанести решительный и истребительный удар в общем направлении на Аул (Белецкое). Частью бронепоездов прикрывать железнодорожную линию Александровск — общая. От дивизии требую проявления полного самоотвержения и упорства в достижении поставленной задачи б) Начдиву 46-й стрелковой дивизии с подчиненной ему бригадой курсантов главными силами с рассветом 26 июля нанести удар противнику в общем направлении на Орехов и левым своим флангом наступать в направлении Вторые Копани. Бригаду курсантов держать уступом за правым своим флангом, не вводя в бой до момента решительного удара 3) Начдиву 42-й стрелковой дивизии и кавгруппы в составе 4-й и 5-й бригад, 42-го кавполка и 42-го бронеотряда при поддержке пехчастей правого фланга и всех бронепоездов нанести стремительный удар в районе Большой Токмак – Сладкая балка, начав наступление с рассветом 26 июля. Установить тесную связь с левофланговыми частями 46-й дивизии г) Начдиву 40-й стрелковой дивизии по всему фронту своего участка перейти в наступление, оттягивая на себя возможно большее количество сил противника и оказывая поддержку наступлению 42-й дивизии».

Выполняя этот приказ, части Второй Конной преодолели сопротивление небольших групп противника в первой половине дня 26 июля заняли населённые пункты Веселая, Гуфельд и Жеребец.

Затем 21-я кавдивизия была направлена на овладение района Камышеватки – Фисаки, 2-я кавдивизия имени Блинова заняла Орехов, 16-я кавдивизия оставалась в армейском резерве. 20-я кавдивизия в бою не участвовала, так как ожидала переброски на Кавказ. РВС Юго-Западного фронта потребовал оставить ее в составе Второй Конной и поэтому дивизия на Кавказ не ушла, но и в этом бою не участвовала .

Войска Второй Конной вышли во фланг Александровской группе противника. Это обеспокоило белое командование. Генерал Кутепов остановил наступление на Александровск, и бросил против разбросанных дивизий Второй Конной основные силы 1-го армейского корпуса. 27 июля 1920 противник нанес сильный удар, выбив части армии с занимаемых позиций. Весь день 27 июля шли ожесточённые бои. Вечером того же дня врангелевцы при поддержке авиации заняли Орехов и Жеребец.

Ссогласно плану командования 13-й армии на 28 июля 1920, в этот день Вторая Конная должна была поддержать наступление 3-й стрелковой дивизии на Васильевку ударом по Михайловке, что в 18 км от Васильевки .

Однако вместо сосредоточенного удара силами армии на Михайловку Вторая Конная на линии фронта в 20 км атаковала сразу несколько населённых пунктов: Камышеватка, Яковлевка, Жеребец, где ей пришлось иметь дело сразу с Дроздовской, Марковской дивизиями и конным корпусом противника.

Дивизии армии действовали разрозненно: 21-я и 16-я кавдивизии захватили Камышеватку, 2-я кавдивизия захватила Жеребец, но была выбита оттуда. Командарм в 19 часов, приведя части 2 кавдивизии в порядок, придав ей 9-й кавполк и всех свободных кавалеристов при штабе армии, повторил атаку. Атакованный во фланги, противник бежал в Жеребец. Преследование продолжалось до северной окраины деревни, после чего 2-я кавдвизия и 9-й кавполк отошли ввиду наступившей темноты.

С утра 29 июля дивизии армии с боем овладели населенными пунктами: 21-я – деревней Юрьевка, 2-я дивизия – деревней Жеребец, 16-я дивизия – деревней Павловка.

Однако к полудню 29 июля обстановка резко изменилась. Противник ударом конного корпуса Бабиева занял Орехов и отбросил бригаду курсантов и части 46-й дивизии к северо-востоку на линию Новоселица – Гуляй Поле.

В связи с этим командующий Юго-Западный фронтом потребовал от командарма Второй Конной перебросить основные силы армии на левый фланг, и наладив взаимодействие с 46-й дивизией 13-й армии, разгромить конный корпус врага, и затем преследовать его совместно с 46 — й дивизией в направлении на Михайловку – Большой Токмак.

С утра 30 июля части армии атаковали город Орехов, однако овладеть им не смогли, ограничившись занятием нескольких деревень на подступах к нему. В этот день командующий Юго-Западным фронтом, чувствуя невозможность прочной связи и управления действиями армии передал Вторую Конную в оперативное подчинение командарма 13-й армии для ведения совместных действий.

Одной из причин этих первых не совсем удачных боев Второй Конной была недооценка сил врага, разбросанность частей, ослабившая силу удара, а также медлительность. Это позволило противнику быстро перебросить силы в район прорыва.

Измотав в ожесточённых боях Вторую Конную армию, противник 1 августа 1920 бросил против неё сводный кавалерийский корпус Бабиева и Дроздовскую дивизию. Под угрозой окружения армия начала отходить. Попытка контратаки 21-й кавдивизии была отбита вражеской авиацией. Превосходство в авиации помогло белым развить наступление, так как средств для отражения атак с воздуха у Второй Конной не было.

Утром 2 августа противник силами все тех же Дроздовской, Марковской дивизий и конного корпуса вновь начал наступления на позиции 16-й и 21-й кавдивизий. Брошенная им на помощь 2-я кавдивизия опоздала, в результате части отошли на 25–30 км к северу. Под влиянием этих неудач части 3-й стрелковой дивизии, взаимодействовавшей с армией, оставили в тот же день Александровск (Запорожье) .

Так закончилась первая неделя боевых действий Второй Конной. Армия понесла больше потери, и её численность сократилась вдвое, составив 2.770 сабель и 25 орудий , то есть фактически численность тогдашней полноценной кавалерийской дивизии.

Общее соотношение сил сторон к этому времени составляло: 13-я армия (без Второй Конной) 57 тысяч штыков, 1.500 сабель, 247 орудий. Врангель – 42 тысячи штыков, 15 тысяч сабель . Таким образом, противник имел подавляющее (четырехкратное) превосходство в коннице, несколько уступая в числе штыков и орудий.

Понеся большие потери в ходе боев 25 июля – 2 августа 1920, Врангель принял решение отойти на прежние позиция, стремясь сохранить живую силу для предстоящего десанта на Кубань. 4 августа 1920 белое командование начало отвод своих войск.

Главные силы белой конницы под командованием генерала Бабиева отходили на Орехов – Жеребец. Части Второй Конной немедленно начали преследование противника. Впервые за время боев армию активно поддерживала красная авиация, атаковавшая белые части .

5 августа 1920 на подступах к селу Жеребец противник попытался оказать сопротивление, но был сбит и отброшен. 6 августа после ожесточенного боя части 6-й и 42-й дивизий прочно заняли город Орехов. К вечеру этого же дня части 2-й кавдивизий атаковали немецкую колонию Гохгейм, уничтожив там 3-й Марковский полк численностью в 400 штыков, захватив 200 пленных .

Таким образом, новое наступление Врангеля провалилось. Решительными ударами Вторая Конная отбила наступление противника, не позволила его коннице опрокинуть фронт 13-й армии и вырваться на оперативный простор. Несомненно, что положение 13-й армии без Второй Конной оказалось бы критическим.

В то же время имели место трудности в управлении соединениями Второй Конкой армии, была допущена разбросанность сил, были случаи нерешительности и медлительности командиров. Следует также отметить трудности в управлении войсками: армия была создана наспех, из остатков разбитого корпуса Жлобы и других соединений, недостаточно сплочённых и оснащённых. Времени на наведение порядка не было. Учитывая это, можно сказать, что успех Второй Конной армии был даже более значительном, чем можно было ожидать.

Тем временем командование Юго — Западного фронта и 13 — й армии использовало успех Второй Конной и предприняло энергичные меры для уничтожения врангелевских войск.

7 августа 1920 войска «Правобережной группы» группы 13 — й армии форсировали Днепр в районе Каховки, создали там плацдарм в 60 км от Перекопа , и продолжали развивать наступление.

В это время командарм Второй Конной решил нанести удар во фланг сосредоточенной в Большом Токмаке Корниловской и Дроздовской дивизиям, конному корпусу противника.

Однако этому замыслу помешал контрудар противника, который в 16 часов 8 августа нанес удар на Гохгейм с юго-востока, стремясь обойти левый фланг армии. Удар группы противника численностью в тысячу сабель пришелся на 20-ю кавдивизию. Из-за отсутствия должной разведки и охранения дивизия не выдержала натиска противника и стала отступать . Удар приняла 21-я кавдивизия, находившаяся неподалёку.

Ожесточенный бой продолжался больше двух часов. Положение выправил удар 2-й кавдивизии во фланг и тыл наступавшему врагу. К вечеру армия восстановила свое прежнее положение на линии немецких колоний Эрнстовка – Гейдельберг. К 21 часу 8 августа 21-я дивизия вновь овладела колонией Гохгейм. К ночи бой затих.

В боях 8 августа дивизии армии показали большую устойчивость и согласованность, нежели ранее. Главным недостатком было отсутствие разведки и охранения у 20-й дивизии, из-за чего она понесла большие потери и отступила.

9 августа части армии весь день веди оборонительные бои, вечером в 21 час 21-я и 16-я кавдивизии атаковали колонию Гейдельберг, но, встреченные сильным огнём противника, отошли в исходное положение.

10 августа Вторая Конная готовилась к продолжению удара во фланг большетокмакской группе врага. Днём противник питался атаковать позиции 16-й кавдивизии, но был ею отбит. Соседи Второй Конной: 3-я стрелковая дивизия вела наступление на Михайловку, 1-я и 46-я дивизии – на Большой Токмак.

С целью подготовки очередного наступления части армии в 22 часа 10 августа выбили передовые части противника из Гейдельберга . В 3 часа дня 11 августа части армии начали наступление и после продолжительного конного и пешего боя прорвали фронт Дроздовской дивизии и продвинулись на большую глубину.

Однако белые воспользовались тем, что соседние стрелковые дивизии Красной Армии не смогли сковать белые части на флангах Второй Конной, перебросили к месту прорыва Корниловскую, Марковскую и Дроздовскую дивизии, а также кавалерийскую бригаду.

В 17 часов 11 августа при поддержке броневиков, танков и авиации врангелевцы нанесли удар по правому флангу Второй Конной, отбросили 20-ю кавалерийскую и 1-ю стрелковую дивизии, окружили 2-ю, 16-ю и 21-ю кавдивизии.

Окруженные войска вели бой на открытой местности, под непрерывными ударами вражеской авиации. Однако паники не было, управление войсками сохранилось, они не были дезорганизованы.

В 20 часов 11 августа 1920 начальники окруженных дивизий И.А. Рожков, С.Б. Волынский и М.Ф, Лысенко провели короткое совещание, на котором решили идти на прорыв к 20-й дивизии. Они рассчитывали, что 20-я дивизия и резервная группа Городовикова, услышав шум боя, придут на помощь. Так и получалось, встречным ударом 20-я дивизия и 9-й отдельный кавалерийский полк, руководимые О.И. Городовиковым, прорвали фронт окружения и вывели дивизии из кольца .

Весь день 12 августа шли ожесточенные бои с пытавшимся перейти в наступление противником. На некоторых участках, удалось отбросить белых, нанеся им потери в живой силе и технике.

В этих боях наступавшие части 1-го корпуса армии Врангеля понесли большие потери, некоторые полки были сведены в батальоны . Численность вражеских войск к 15 августа составила 32.000 штыков, 12.000 сабель, 270 орудий .
Однако Врангелю удавалось людские потери компенсировать постоянным притоком белогвардейцев из республик Закавказья и Польши, укрывшихся там после разгрома Деникина. Так, только из Грузии в июле в Крым морем прибыло 8 тысяч человек . В сентябре 1920 из Польши – 10 тысяч солдат группы генерала Бредова .

Замысел врангелевцев окружить и уничтожить Вторую Конную потерпел провал. Бои показали, что боевое мастерство личного состава армии резко возросло. Она выполнила поставленные ей задачи и вышла к реке Молочная. Дивизии армии стали боевыми единицами, их командиры в трудных условиях показали себя инициативными офицерами, умеющими правильно оценивать оперативную обстановку.

После двухдневного отдыха Вторая Конная продолжала наносить удары по врагу. На этот раз объектом ударов должен был стать район села Васильевка, где сосредоточились резервы и артиллерия 1-го армейского корпуса белых.

Утром 16 августа 2-я и 13-я кавдивизии атаковали позиции белых, однако встреченные сильным огнем, успеха не имели. Пришлось ввести в бой 21-ю и 20-ю кавдивизии. 21-я кавдивизия после долгого и упорного боя ворвалась в колонию Андребург, где уничтожила 3-й Дроздовский полк, захватив 200 пленных и трофеи . Однако из-за отступления соседней бригады 1-й стрелковой дивизии колонию пришлось оставить, отступить в балки в двух верстах севернее Андребурга.

Дальнейшие атаки противника отбивались артиллерийским и пулемётным огнём. 2-й кавдивизией был занят Гейдельберг, однако его пришлось оставить из-за отступления частей 1-й стрелковой дивизии.

На следующий день 17 августа серьезных боев не было. Происходили эпизодические перестрелки.

В 4 часа утра 18 августа дивизии армии сосредоточились в районе Гохгейма, откуда в 5 часов перешли в наступление на позиции противника. Хорошо подготовленное наступление проходило успешно. Вражеский фронт на линии Гейдельберг – Новый Мунталь был прорван. К 12 часам дня 18 августа армия вышла к Новому Мунталю, бригада сибирских добровольцев 46-й дивизии заняла Гейдельберг. Около 16 часов взят Новый Мунталь, части армии продолжали преследовать противника в юго-западном направлении, выходя на линию Розенталь – Фрихсфельд.

В этот день 18 августа вражеская акация не раз бомбила и обстреливала части Второй Конной, но без особого урона для них . К исходу дня 18 августа части армии заняли Розенталь, где они и остановились.

Успешные бои 18 августа 1920 показали возросшую взаимопомощь, взаимодействие дивизий армии, правильность поставленных целей и неуклонное претворение их в жизнь. Итогом стал сокрушительный разгром Дроздовской дивизии, которая была заменена 6-й пехотной дивизией из резерва белого командования.

На 19 августа, Второй Конной была поставлена задача: выйти на железную дорогу Васильевка – Федоровка, занять село Михайловку и ударом с тыла ликвидировать остатки Марковской и Дроздовской дивизий. Наступление началось с запозданием, и авиаразведка противника обнаружила сосредоточение частей. Кавдивизиям удалось дойти до железной дороги в районе станции Пришиб. Но там они были отбиты сильным огнём броневиков и бронепоездов белых, и отойдя на прежние позиции продолжали подвергаться атакам пехоты и конницы противника при поддержка сильного артогня.

20–22 августа армия вела оборонительные бои. 23 августа она поддержала наступление 3-й стрелковой дивизии, заняв Орлянск.

24 августа удар в тыл частям Второй Конной нанесли махновцы. Они орудовали в тылу красных войск, имея до 8 тысяч человек.

24 августа вечером один из махновских атаманов — Живодеров атаковал части 20-й кавдивизии в деревне Кочерыжки. Его банда насчитывала 4.300 человек при 40 пулемётах и 3-х орудиях . С красной стороны против них действовало 1847 человек, 23 пулемета и 2 орудия .

Несмотря на превосходство махновцев в силах красноармейцы подпустили их на предельно близкое расстояние и расстреляв в упор перешли в контратаку.

В упорном бою банда Живодерова была разгромлена и рассеяна. Это было самое крупное поражение банд Махно до ноября 1920 года.

Мужество бойцов и командиров было отмечено командованием Второй Конной армии в приказе от 3 сентября 1920 года. В нём говорилось: 1. Помощник командира 115-го кавалерийского полка Деревенский Антон Алексеевич за то, что в ночь с 25 на 20 августа сего года в бою с бандами Махно под деревней Кочерыжки, несмотря на превосходство сил противника, которого было до 2-х пехотных полков при 30 пулеметах, с имеющимся резервом в количестве 3-х полков, при 7 орудиях, командуя своим полком, сбил его цепи, наступающие на деревню Вязово, захватил до 200 человек пленных, и изрубив такое же количество махновцев, заставил их отступить к отметке»52″, что восточнее деревни Кочерыжки (орден Красного Знамени).
2. Помощник командира 116-го кавполка Панасенко Александр Антонович за то, что в том же бою показал выдающуюся храбрость и энергию при отбитии атак противника. Приняв командование полком после ранения комполка товарища Тубольцева, с большим мужеством и упорством продолжал задерживать противника и, будучи всегда впереди полка, подавал пример своим подчиненным, чем немало содействовал общему успеху наших войск (орден Красного Знамени).
3. Командир комендантского эскадрона штаба 20-й кавдивизии Лящук Александр Семенович за то, что в том же бою, находясь на стыке 115-го и 116-го полков, заметил группировку противника с целью атаковать наши части и учтя важность момента, несмотря на превосходство противника дабы спасти положение, бросился во главе эскадрона в атаку на противника, сбил его, заставил бежать, Вслед за эскадроном дружно бросились в атаку 115-й и 116-й полки, и угрожающее положение было ликвидировано с полным разгромом противника (орден Красного Знамени).
4. Командир сводного пешего полка 20-й кавдивизии Акаевский Павел Васильевич за то, что он в том же бою проявил максимум храбрости, мужества, энергии и распорядительности, подпустил противника менее чем на 150 шагов, первым бросился в атаку со своим полком, что послужило сигналом к общей атаке. Во время атаки т. Акаевский получил 5 огнестрельных ранений (орден Красного Знамени).
5. Командир 116-го кавалерийского полка Тубольцев Иван Николаевич за то, что в том же бою, проявляя большую храбрость, бросился в атаку на левый фланг противника, чем заставил наступающие его правофланговые части отойти назад и спасти общее положение 116-го полка, отбивающего противника, имевшего безусловное превосходство. Успех на левом фланге морально подействовал на бойцов 116-го полка, которые по первой команде товарища Тубольцева, несмотря на губительный артиллерийский и пулеметный огонь, бросились в контратаку и, сбив противника, заставили его отступить. В этом бою товарищ Тубольцев был ранен (орден Красного Знамени).

25 августа части армии вели встречный бой с пытавшимся перейти в наступление конным корпусом противника. До 22 часов противник сдерживал наступление армии, но после отхода конного корпуса, переброшенного против наступавшей Правобережной группы, его пехотные части были отброшены, понеся большие потери.

27 августа части 13-й армии медленно продвигались вперед, тесня врангелевцев и отбивая и ожесточенные контратаки. Энергично продвигались вперёд войска левобережной группы. Для развития успеха командарм 13-й армии Уборевич 27 августа приказал командиру Правобережной группы Эйдеману напрячь все усилия и двигаться на соединение с частями Левобережной группы и поставил задачу командующему Второй Конной Городовикову О.И. перейти в наступление и, соединившись с группой Эйдемана, нанести совместные удар на Мелитополь в тыл и фланг белым .

Задачей наступления группы Козицкого было обеспечение прикрытия правого фланга Второй Конной. Наступление началось вяло, командующий армией Городовиков послал в бой только 2-ю и 20-ю кавдивизии. Времени на подготовку и обеспечение наступления не было, так как оно началось через несколько часов после получения приказа штаба 13-й армии.

Дальнейшие события хорошо отражены в оперативной сводке штаба 13-й армии от 28 августа о боевых действиях 2-й Конной, в которой указывалось, что «По дополнительно полученным сведениям около 21 часа 27 августа противник силою до 300 штыков и тысячу сабель при поддержке 7 самолетов перешёл в наступление из района Андребурга и оттеснил части 1-й стрелковой дивизии на высоте южнее Эрнстовки. Для ликвидации противника перешли в наступление части Второй конармии, причем 2-я кавдивизия стремительным ударом прорвала фронт противника и около 1 часа 28 августа заняла деревню Бурчатск, захватив 60 пленных Марковской дивизии и 8 пулемётов. Противник отошел, потеряв более чем 100 человек изрубленными. Одновременно части 21-й кавдивизии, перейдя в наступление на Андребург, опрокинули противника, захватив около 100 пленных, 10 пулеметов и 4 орудия, вывести которые за отсутствием лошадей не удалось, захвачены только замки. 16-я и 21-я кавалерийские дивизии наступали на Андребург с северо-востока. По показаниям пленных офицеров Марковской дивизии наступление Второй Конной армии расстроило наступление противника, которое должно было начаться в первом часу 28 августа. По донесению штаба Второй Конной к 17 часам 28 августа части 2-й кавалерийской дивизии из района Бурчатска коротким ударом рассеяли части Марковской дивизии, группировавшиеся юго-восточнее Бурчатска, захватив пленных и трофеи. 2-я и 21-я кавдивизии перешли в наступление на Орлянск – Гавриловка, имея целью войти в связь с частями Эйдемана» .

Таким образом, вместо того, чтобы продолжать наступление и идти на соединение с Правобережной группой, части Второй Конной армии ликвидировали прорыв белых в тыл группы Козицкого.

В этих боях армия понесла потери, устали кони и бойцы. Поэтому РВС армии обратился в штаб Юго-Западного фронта за разрешением отложить рейд на соединение с группой Эйдемана, находившейся на Каховском плацдарме на сутки. В результате удобный момент для наступления был потерян.

В этом эпизоде также отразились особенности тактики борьбы врангелевцев со Второй Конной. В основном при глубоком вклинении удар противником наносился не по острию клина, а по пехотным дивизиям, обеспечивающим фланги армии. После этого командование красных бросило часть на ликвидацию прорыва у соседей и наступление затухло. Воспользовавшись этим, белые подтягивали свежие силы и отбрасывали Вторую Конную армию на исходные позиции. Это, наконец, стало понятно и советскому командованию.

В приказе Второй Конной, подписанном 28 августа, накануне наступления говорилось: «Вверенной мне армии приказано ни при каких условиях изменения обстановки на фронте группы А.Д. Козицкого не втягиваться в бой с противником к востоку от Карачкерака и, сосредоточенными форсированными маршами двинуться через Васильевку, Орлянск, Малую Белозерку, проникнуть в район Гавриловка – Менчекур, выдвинув авангард в направлении на Демьяновку, где войти в связь с частями тов. Эйдемана».

На рассвете 29 августа Вторая Конная двинулась в тыл врага. В первом эшелоне шли 2-я и 21-я кавалерийские дивизия, за ними должны были пойти главные силы армии – 16-я и 20-я кавалерийские дивизии, но они вопреки вышеизложенному приказу, втянулась в бои с наступавшим на Андребург противником. Таким образом, в рейд пошла половина армии ( 2.200 сабель при 22 орудиях).

К 10 часам утра 29 августа 2-я и 21-я кавдивизии подошли к селу Малая Белозерка и после пятичасового боя, преодолевая плотный артиллерийский и пулеметный огонь, бомбежку врангелевской авиации, выбили противника из села, захватив до 200 пленных и трофеи. Остатки белых отступали, неся потери в живой силе.

Попытка белых (300 штыков, 300 сабель) ударить во фланг наступавшим на Малую Белозерку, была сорвана 16-й и 20-й кавдивизиями .

Другой отряд противника в 250 штыков и 400 сабель , наступая из Михайловки на Орлянск, но к 22 часам его наступление частями 20-й и 16-й кавдивизии было отбито. К 24 часам 29 августа части Второй Конной армии сосредоточились в селе Малая Белозерка и затем снова двинулись в путь. За ночь прошли 70 км и вышли в район деревень Нескошено – Мончекур – Гавриловка.

Однако укрыть такую массу конницы в данной местности было невозможно, и утром 30 августа вражеская авиация обнаружила её, начав систематическую бомбёжку и штурм частей Второй Конной. Первым же попаданием была уничтожена штабная рация. Теперь командованию армии приходилось действовать на свой страх и риск. Согласовать свои действия со штабом 13 армии и Правобережной группой было невозможно. Вслед за бомбёжкой последовала атака конного корпуса генерала Калинина двумя группами по тысячу сабель в каждой.

В течение всего дня 30 августа армия отбивала ожесточенные атаки противника. Затем, воспользовавшись темнотой, оторвалась от него.

31 августа Вторая Конная, уклоняясь от ударов противника и постоянно находясь под бомбёжкой его авиации, упорно продвигалась вперёд на соединение с группой Эйдемана. Пройдя за день 70 км, она сосредоточилась в районе села Ново-Екатериновка .

Утром 1 сентября Вторая Конная была вновь атакована многочисленной авиацией противника, сбросившей на район её расположения несколько сот бомб. Однако части армии, хотя и медленно, но продолжали своё движение в общем направлении на Рубановку.

В 18 часов 1 сенября 1920 года 2-я и 20-я кавдивизии заняли хутора Горностаевские, 16-я кавдивизия – хутор Кулаковский, 21-я кавдивизия – Рубановку, где была атакована двумя тысячами сабель конницы генерала Калинина и стала отходить на деревню Константиновка, занятую Корниловской дивизией белых, восточнее которой стоял конный корпус Барбовича.

В 3-х верстах западнее Константиновки находилась кавбригада Саблина и 52-я дивизия правобережной группы. Установив взаимодействие с ними, конная армия нанесла удар по Константиновке и корпусу Барбовича, выбив белых из Константиновки. Бой стих к 22 часам 1 сентября из-за наступившей темноты.

2 сентября части армии с боями отошли к Каховскому укрепрайону, так как из-за больших потерь и изнурённости личного состава удерживать занятые позиции не было никакой возможности . Поставленная задача соединиться с группой Эйдемана была выполнена. Итоги рейда: противник в результате действий армии потерял 400 человек убитыми, ранеными, пленными, и 4 орудия .

Бои 28 августа – 1 сентября показали возросшую боеспособность армии. Управление армией было строго централизовано в руках командарма. Части за время пятисуточного рейда, пройдя 225 вёрст по тылам противника, удерживали связь друг с другом, и вступали в бой одновременно.

Но разгром Врангеля в Северной Таврим не удалось осуществить. Причиной этого были: несогласованность ударов, плохое взаимодействие наступавших соединений.
Все они входили в подчинение 13-й армии, штаб её превратился в штаб всего врангелевского фронта, хотя к этому не был готов.

Как отмечал в директиве от 1 сентября 1920 года командующий 13 — й армией И. Д. Уборевич, выполнению поставленных задач мешали недостаточная подготовка бойцов, боевых частей при изношенной материальной базе. В то же время противник наносил удары, успех которых обеспечивался хорошей выучкой бойцов и искусным маневрированием .

Изучение опыта этих боев с Врангелем в дальнейшем имело важное значение для последующего разгрома белых войск в Северной Таврии и в Крыму.

ГЛАВА 2. УКРЕПЛЕНИЕ ВТОРОЙ КОННОЙ. СРЫВ ЗАДНЕПРОВСКОЙ ОПЕРАЦИИ ВРАНГЕЛЯ

8 сентября Вторя Конная была выведена с Каховского плацдарма в тыл за Днепр. В беспрерывных боях она понесла большие потери и насчитывала всего 2.760 сабель, 130 пулемётов, 19 орудий и нуждалась в пополнении людским и конным составом . Революционный военный совет Республики и командование Юго-Западного фронта предприняли энергичные меры для восстановления Второй Конном армии.

Уже 2 сентября 1920 года Главнокомандующий Красной Армией С. С. Каменев сообщил командующему Юго-Западным фронтом Егорову об отправке 1.000 всадников для пополнения Второй Конной, а также 500 седел, 500 шашек, столько же винтовок.

Партийные, профсоюзные и комсомольские органы Украины проводили массовые мобилизации, проходившие успешно. Военкомат Херсонского уезда вместо эскадрона сформировал полк, причём многие пришли со своими лошадьми и оружием. Харьковский губвоенкомат сформировал 3 эскадрона в 500 сабель.

Большая помощь оказывалась семьям красноармейцев, что улучшало общее политико — моральное состояние бойцов.

Одновременно было укреплено руководство армией. 30 августа РВС республики утвердил командующим Второй Конной Филиппа Кузьмича Миронова, О.И. Городовиков был назначеи его заместителем.

Касаясь вопроса о смене командования армии Будённый С. М. в своих воспоминаниях писал: «Нас, конечно, интересовало, чем вызвана смена командования Второй Конной армии. Осведомлённые товарищи информировали, что сделано это не только для укрепления командования армией, но и из политических соображений. Дело в том, что контрреволюционная казачья верхушка мечтала выйти из подчинения Врангелю. И вот отчасти для того, чтобы использовать эти распри, ослабить сопротивление казаков или даже склонить их на нашу сторону и назначили командовать 2-й Конной Армией

Ф. К. Миронова. К тому же его хорошо знали бойцы армии – уроженцы Дона и Кубани, и это обстоятельство тогда имело немаловажное значение».

Войска, стразу почувствовали прибытие строгого, требовательного и заботливого командира. Первые же его распоряжения были направлены на укрепления дисциплины, приведение в порядок материальной части, как залог повышения боеспособности армии.

Впервые за всё время своего существования после трёх месяцев непрерывных боев Вторая Конная получила время на боевую подготовку. Во всех частях кипела напряжённая работа, каждый день проводились занятия по рубке лозы, эскадронные и полковые тактические учения – бойцы и командиры совершенствовали своё мастерство.

Для пополнения частей лошадьми и людьми была расформирована 20-я кавдивизия, в которой были сильны пережитки партизанщины. Её части были направлены на пополнение 2-й кавдивизии.

Приказом по Второй Конной армии от 23 сентября было положено начало формированию отдельной кавалерийской бригады особого назначения. Её командиром на правах начдива был назначен Семён Петрович Урицкий , начальником штаба Ян Янович Алкснис. Оба потом стали видными военачальниками: Урицкий С.П., –начальник Главного разведывательного управления РККА, Алкснис Я.И. – командующим военно-воздушных сил республики.

С приездом Миронова во Вторую Конную армию потянулись добровольцы с Дона и Кубани. Наряду с этим широко привлекались местные людские и конские ресурсы.

В результате принятых мер численность Второй Конной армии за месяц увеличилась в несколько раз. К 1 октября 1920 года она насчитывала уже 17.066 бойцов, 303 пулемёта и 34 орудия .

Кроме боевой учёбы много внимания уделялось политической работе, повышению морального уровня красноармейцев.

Поскольку в период напряженных и непрерывных боев, которые вела Вторая Конная с момента своего создания, политработа в ней не велась, то политотдел армии, формально созданный 1 августа 1920 года, смог приступить к работе только в начале сентября после вывода армии в тыл .

Главной целью своей работы он поставил искоренение партизанщины, повышение дисциплины и боеспособности армии. Основной лозунг: «Регуляризация и дисциплина». Для этого все силы были брошены на комплектование политотделов дивизий, комиссарских кадров бригад, полков и эскадронов. Учитывая специфику подвижной части, какой являлась Вторая Конная, политотдел разделил свой аппарат на две части: основную и полевую.

Полевая группа, имея в своём распоряжении преимущественно инструкторские аппарат, вела непосредственную работу в боевых частях и советскую работу среди населения в места, расположения боевых частей. В группу входило 1–2 ответственных представителя остальных отделов, которые вели соответствующую работу в дивизиях. Основная группа суммировала материал, получаемый из дивизий и вырабатывала инструкции по основным вопросам, а так же вела партийно-политическую работу в учреждениях и тыловых частях армии, осуществляла выпуск армейских газет, пропагандистских листовок и воззваний к войскам противника.

Успешному ведению работы способствовало усиление личного состава членами партии, как за счет вступления в партию бойцов армии, так и прибытия коммунистов по мобилизации. К 15 сентября в армию их прибыло около 2 — х тысяч .

В сентябре 1920 во всех дивизиях армии по примеру 2-я кавдивизии прошли беспартийные и партийные конференции. Основными вопросами на них были: 1) текущий момент 2) наши задачи 3) наш тыл 4) дисциплина 5) доклады с мест. Основным лозунгом продолжал оставаться «Регуляризация и дисциплина».

Политработа в частях стала проводиться в форме обязательных политзанятий. Кроме того, партячейка вела групповую и индивидуальную агитацию под руководством военкомов и политруков. Всего за сентябрь в частях армии было проведено: бесед – 331, митингов –– 146, собраний – 239, лекций – 120, партсобраний – 237, Эта энергичная и целеустремлённая работа политотделов и партячеек дала свои результаты. К началу октября 1920 дисциплина и сознательность личного состава армии резко возросли.

В начале октября политорганы и все коммунисты армии включились в «Кампанию Победы», новое агитационно — пропагандистское мероприятие, проводимое в масштабе всего Южного фронта. Кампания должна была начаться до наступления и продолжаться после его начала, вплоть до полного, разгрома врага. Кампания должна проводиться везде, где только можно: на митингах, беседах, разговорах, лозунгами и другими возможными способами.

В рамках кампании во Второй Конной политработа становилась всё более конкретной, темы политических мероприятий полностью были согласованы с текущей обстановкой. Это видно по тематике собраний, митингов, политзанятий: «Мирные переговоры с Польшей и задачи врангелевского фронта», «Разгром Врангеля на Кубани и задачи врангелевского фронта», «Разгром Врангеля на Кубани и наши задачи», «Красная Армия и дисциплина», «Как вести борьбу с кавалерией», «Почему Махно перешёл на нашу сторону» и др.

Важным средством политического воспитания красноармейцев было и их непосредственное участие в политической работе среди населения в местах расположения частей армии.

Во время проведения «Недели больного и раненого красноармейца» для армии было собрано 15,5 млн. рублей и много продуктов. Кроме того, прошла «Неделя помощи крестьянину». Семьям красноармейцев и беднякам была оказана помощь в уборке и вывозе урожая .

Моральный эффект от этих мероприятий был огромен. Резко повысился авторитет Красной Армии и Советской власти. Были ликвидированы все последствия кулацкой и бандитской пропаганды. Красноармейцы и сами вели пропаганду и агитацию среди крестьян, очищая сельсоветы и ревкомы от разложившихся или откровенно вражеских элементов.

Просвещая население, красноармейцы идейно закалялись, сами лучше понимали необходимость быстрейшего разгрома белогвардейцев, наглядным результатом этой работы стал рост партийных рядов: если 1 сентября в армии насчитывалось около 1.800 членов партии и кандидатов, то к 1 октября – 3.682 члена и 819 кандидатов в члены партии . Таким образом, каждый четвёртый боец Второй Конной был коммунистом.

В результате напряжённой работы командование и политработ¬ники Второй армии достигли больших успехов в укреплении дисциплины и повышении боевой подготовки личного состава.

Обследовавшая в начале октября армию специальная комиссия дала ей в целом высокую оценку. В заключение отмечалось, что во Второй Конной проведена огромная организационная работа, и она совершенно преобразилась, превратилась в стройную организованную, спаянную сознательной дисциплиной армию.

Части одной из дивизий Второй Конной армии во время инспекторского смотра в сентябре 1920 года

В телеграмме Главкому член РВС Южного фронта С.И. Гусев также сообщал: «Усиленной работой командарма Второй Конной и всех политработников достигнуты достойные замечания успехи в направлении изжития партизанщины и приведения частей в состояние регулярной конницы. Работники Кавказского фронта заявляют, что дивизии неузнаваемы. Таково же и мое мнение после личного осмотра» .

Конец августа и начало сентября 1920 года были неудачными для Красной Армии на польском фронте и на фронте борьбы с Врангелем, Все попытки окружить и уничтожить врангелевские войска в Северной Таврии вылились в тяжёлые, изнурительные бои, которые не дали удовлетворительных результатов. Наши войска понесли большие потери и остались на прежних рубежах. Временные неудачи Красной Армии вызвали радостное оживление в рядах Антанты, появление надежд на крушение Советской власти. Авторитет Врангеля на Западе снова поднялся и соответственно увеличилась материальная помощь.

Советское командование готовило мощный кулак, чтобы окончательно разгромить белогвардейцев. Начинается интенсивная подготовка к контрнаступлению. Из состава «Правобережной группы войск» была сформирована 6-я армия . Для управлении такими крупными силами было необходимо создание фронта против Врангеля.

В связи с этим РВС республики 21 сентября отдал приказ о создании Южного фронта в составе 6-й, 13-й и 2-й Конной армий. По указанию В.И. Ленина командующим был назначен М.В. Фрунзе, членами реввоенсовета – С.И. Гусев и Бела Кун .

Создание фронта проходило в сложной обстановке. Врангель предвидел надвигающуюся опасность и нанёс ряд ударов на донецком направлении, чтобы сорвать мирные переговоры РСФСР с Польшей. Он рассчитывал захватить Донбасс, вести войну на истощение, поддерживать напряжённую обстановку, не допускать прекращения гражданской войны с тем, чтобы при изменении внутренней и международной обстановки осуществить «Марш на Москву».

У Врангеля в сентябре были веские причины надеяться на успех. Он имел равенство в живой силе с противостоящими советскими частями, сохранил подавляющее превосходство в технике. В действующей армии Врангеля было 44 тысячи человек, 249 орудий, 19 бронепоездов, 26 броневиков, 19 танков, 34 самолета. У советского командования – 38 тыс., штыков, 700 сабель (причём Вторая Конная в сентябрьских боях не участвовала), незначительное количество броневиков и авиации с изношенной материальной частью.

В ходе сентябрьского наступления главный удар Врангель нанёс по 13 — й армии, прикрывавшей подступы к Донбассу. Против неё 14 и 16 сентября 1920 было брошено больше половины войск белых – 11.150 штыков, 7.660 сабель, 713 пулемётов, 147 орудий, 9 танков, 16 броневиков, 9 бронепоездов, 14 самолетов . Части 13 — й армии не выдержали этого удара и отступили к Донецку. К началу октября 1920 численность личного состава в дивизиях 13-й армии сократилась в 2–3 раза .

В такой тяжёлой обстановке 27 сентября М.В. Фрунзе прибыл на фронт. В исключительно короткий срок он навёл порядок и не пропустил Врангеля в Донбасс.

Тем временем, считая 13-ю армию разбитой, Врангель решил, что настало время осуществить Заднепровскую операцию, захватить правобережную Украину и соединиться с польскими войсками.

3 октября 1920 Врангель отдал приказ о перегруппировке войск для проведения операции по форсированию Днепра в районе Никополя – Александровска (Запорожья) и одновременно штурму Каховского плацдарма красных войск.

Однако внимательные анализ обстановки помог Фрунзе раскрыть планы Врангеля. В директиве от 5 октября 1920 командующему Второй Конной была поставлена задача укреплять оборону в районе Никополя и к 12 октября 1920 подготовить переправу с целью захвата плацдарма на левом берегу Днепра для дальнейшего наступления в тыл противника .

Эти приготовления также были замечены белыми, что позволило их печатному органу, газете «Военный голос» в одном из номеров поместить следующее сообщение: «Красные усиливали свою 6-ю и 2-ю Конную армию, сосредоточили в районе Никополя ударную грушу, готовясь к переправе через Днепр с целью выйти в тыл нашим частям, занявшим город Александровск (Запорожье – прим. автора). Дабы вырвать почин из рук противника части Русской армии приступили к форсированию Днепра у Александровска и ниже Никополя, и, перейдя реку, разгромили никопольскую группу красных, захватив 3.000 пленных, 7 орудий и много пулеметов» .

Немало тут бахвальства в особенности насчет числа захваченных пленных, но в целом начало событий дано довольно верно, и точно названа одна из причин, побудивших белых на эту операцию. Ну а теперь немного подробней о ходе событий.

Утром 8 октября 3-я стрелковая бригада 1-й стрелковой дивизии, приданной Второй Конной, должна была форсировать Днепр, чтобы отвлечь противника. Однако белые опередили красные войска. В 4 часа 30 минут 8 октября под прикрытием артиллерийского огня 1-й армейский корпус и Кубанская кавдивизия (3.500 штыков, 2.500 сабель, 40 орудий) , форсировали Днепр в районе острова Хортица у города Александровска (ныне Запорожье), отбросили части 3-й стрелковой дивизии и стали быстро продвигаться в западном и юго-западном направлениях. Главные силы противника к вечеру 8 октября продвинулись на 23–30 км .

Но приказу М.В. Фрунзе командующий Второй Конкой армии Миронов сгруппировал все свои силы и в ночь на 9 октября обрушился на противника, поставив его на грань разгрома.

Но белые воспользовались снятием красных частей с Никопольского участка фронта, скрытно навели здесь переправы для нанесения главного удара. На рассвете 9 октября 3-й армейский корпус (2.000 штыков) и Конный корпус (3.300 сабель) при 42 орудиях переправились через Днепр в районе селБабина – Ушкалка, захватив плацдарм у Грушевки и двинулись к городу Никополю .

Навстречу белым выступил единственный резерв Второй Конной армии – «Отдельная кавбригада» под командованием С. П. Урицкого. Дальнейшее продвижение белых могло привести к окружению Второй Конной армии, так как противник зашёл к ней в тыл, когда она отражала атаки белых с Александровского плацдарма. Благодаря мужеству и мастерству бойцов Отдельной кавбригаде Урицкого удалось остановить продвижение врангелевцев до подхода подкреплений. Продвижение белых было замедлено и командование фронта и армии организовало контрудар. Однако он не был согласован как следует и не принёс успеха. Белые окружили 21-ю кавдивизию и продолжали наступать.

В связи с обострившейся обстановкой РВС Второй Конной в полном составе прибыл к месту боя. Для того, чтобы вывести из окружения 21-ю кавалерийскую и части стрелковой дивизии Ф.К. Миронов приказал группе О.И. Городовикова нанести удар по противнику северо-восточнее Никополя. Наступление группы было удачным и окружённым советским частям удалось пробиться к своим .

11 октября хортицкая и грушевская группы противника соединились в районе Никополя, заняли его и отбросили наши части на 20–30 км, стали заходить в тыл 6-й армии . Каховский плацдарм оказался под угрозой захвата. М.В. Фрунзе потребовал Ф.К. Миронова не допустить разгрома 6-й армии «хотя бы и ценой самопожертвования» .

Командующий армии принял энергичные меры. За несколько часов соединения Второй Конной были перегруппированы и 11 октября в 24.00 приказом № 01/ОП из частей отдельной кавбригады, 1-й стрелковой и 21-й кавалерийской дивизии была создана Ударная группа под общим командованием начдива 1-й стрелковое дивизии Афонского В.Л. С ней взаимодействовала группа Городовикова.

По всей линии фронта Никопольского плацдарма развернулось ожесточенное сражение. Ударная группа Афонского с севера и группа Городовикова (2-я и 16-я кавдивизии) с северо-востока начали теснить противника. К концу дня 12 октября белые были отброшены на те позиции, которые занимали они 9 октября.

13 октября командование Второй Конной армии планировало полностью уничтожить вражеский плацдарм. Но обстановка утром в этот день усложнилась. Сотрудник штаба армии с приказом группе О.И. Городовикова, сбился с пути и заехал в расположение белых. Ему удалось уйти, но приказ сильно запоздал. В результате нарушилась координация между войсками, противник начав первым наступление отбросил 1-ю стрелковую и 21-ю кавалерийскую дивизии.

Командующий армией Миронов лично отправился в 21-ю дивизию, остановил отступление и вместе с бойцами пошёл в атаку. В это время пошла в наступление и группа Городовикова, получившая, наконец, приказ о наступлении: «Энергичная и внезапная атака 2-й кавалерийской дивизии группы Городовикова, зашедшей в тыл коннице Бабиева, вызвала растерянность в стане врага. Командующий воспользовался ею и вновь поднял бойцов в атаку. Враг бежал, потеряв 1.000 человек убитыми и 1.000 пленными» . Разрывом снаряда был убит генерал Бабиев.

Утром 14 октября врангелевская конная группа перешла в наступление на станции Ток и Каменку. На станции Ток были сосредоточены части отдельной кавалерийской бригады 2-й Конной армии и 13-й стрелковой дивизии. Они оказали упорное сопротивление неприятельской коннице. Ожесточенные бои продолжались до 12 часов дня. Решительной атакой кавалерийской бригады из района станции Ток и 21 кавдивизии из района Каменки противник был отброшен с большими для него потерями. С юго-востока в Шолохово ворвалась 2-я кавдивизия Второй Конной армии. Она уничтожила заслон в Александро — Грушевке и зашла в тыл группе Бабиева . Среди врангелевцев началась паника.

Воспользовавшись ударом 2-й кавалерийской дивизии, перешла в наступление 21-я кавалерийская дивизия от Каменки и Отдельная кавалерийская бригада Второй Конной со стороны станций Ток. В результате совместных боевых действий соединений Второй Конной армии и 3-й стрелковой дивизии 6-й армии был завершён разгром неприятельской конницы за Днепром . М.В. Фрунзе назвал бой 14 октября 1920 «началом крушения Врангеля» .

Бои в Заднепровье показали возросшее боевое мастерство, опыт бойцов и командиров Второй Конной армии. Менее чем за 6 дней противник был остановлен и разгромлен. План белых – разгромить 6-ю и Вторую Конную армии потерпел крах. Основная ударная сила белых – конные корпуса Бабиева и Барбовича были разгромлены, противник потерял примерно тысячу убитыми и столько же пленными .

Вторая Конная армия опять показала преимущество крупных масс конницы в маневренной войне. Несомненно, что при отсутствии кавалерийского соединения пехотным частям 6-й и 13-й армий угрожал бы полный разгром.

Выдающийся талант полководца проявил М.В. Фрунзе, который руководил боевыми действиями армий Южного фронта. Большое внимание он уделял Второй Конной армии. Несмотря на тяжёлое положение левобережных войск фронта в Донбассе, он в сентябре – начале октября 1920 года не бросил неукомплектованную Вторую Конную армию в бой, а дал возможность ей пополниться и обучиться.

Во время октябрьских боев в Заднепровье, он внимательно следил за её действиями, указывая основные направления операций при этом не сковывал инициативы командования.

Таким образом, тяжёлая и кропотливая работа дала свои результаты. Вторая Конная стала высокомобильным, боеспособным соединением Красной Армии, с твёрдым и решительным руководством. Для предстоящей операции в Северной Таврии это было особенно важно.

ГЛАВА 3 ВТОРАЯ КОННАЯ АРМИЯ В БОЯХ ПО РАЗГРОМУ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ

После краха Заднепровской операции Врангеля на очередь стала задача разгрома врангелевских войск в Таврии и Крыму обстановка благоприятствовала этому: были разгромлены ударные конные соединения белых.

В результате Врангель не имел теперь возможности быстрыми, внезапными ударами расстраивать подготовку наступлении Красной Армии, как это случалось в прошлом. Соединения Южного фронта получили превосходство в силах – на борьбу с Врангелем прибывала Первая Конная Армия.

Благодаря мирному соглашению с Махно был обеспечен тыл фронта. Шеститысячный отряд махновцев во главе с Каретниковым должен был принять участие в борьбе с белыми .

Врангелевские войска были изрядно потрепаны в боях и занимали протяженную дугообразную линию фронта. С Каховского плацдарма Красной Армии до Перекопа было около 60 км. Все это позволяло отрезать вражеские войска от перекопских укреплений и разгромить их в степных просторах Северной Таврии.

М. В. Фрунзе тщательно разработал план операции и изложил его в директиве войскам Южного фронта от 19 октября 1920 гола. В директиве, подписанной им и членом РВС фронта Гусевым, говорилось: «1) Ставлю армиям фронта задачу разбить армию Врангеля, не дав ей возможности отступить на Крымский полуостров и захватить перешейки. В исполнении этой задачи правобережные армии должны отрезать противнику пути отступления в Крым и наступление на восток, разбить резервы Врангеля в районе Мелитополя. Задача левобережных армий своими действиями привлечь возможно больше сил на свой фронт, не дав противнику возможности своевременно оттянуть таковые из-под удара нашими армиями с правого берега Днепра 2) Если противник не заставит нас начать раньше активные действия, то по времени распределяю задачи между армиями следующим образом: для отвлечения внимания противника сразу на восточный участок наступление начинает 13-я армия (предположительно 25 октября), через день 26 октября группа Александровского направления, ещё через день или два (27-го или 28-го) – армии правого берега Днепра 3) Задача 6-й армии: оставив на Днепре для наблюдения и обеспечения переправ не более одной дивизии, остальные силы армии (не менее 4 дивизий), сгруппировать для решительного удара, в направлении на Перекоп и Сальково, имея при наступлении одну дивизию в резерве и одну уступом за правым флангом 1-й Конной армии. Всей армии стремиться овладеть крымскими перешейками на плечах отступающего противника 4) Задача 2-й Конной армии до начала общего наступления (27 октября) комбинированными переправами у Нижнего Рогачика и Никополя обеспечить себе к 27 октября исходное положение на левом берегу Днепра. Дальнейшая задача армии – энергичным наступлением в юго-восточном направлений, войдя правым флангом в связь с 1-й Конной армией, разбить группирующиеся на фронте армии силы противника и выйти в район станции Федоровка – Михайловка – Васильевка, имея в дальнейшем – ударом в тыл Александровской и Пологской группам противника завершить его разгром 5) Задача 1-й Конной армии в ночь на 26 октября сосредоточиться на правом берегу Днепра в ближайших к переправе деревнях, где расположиться совершенно скрытно, командарму 6-й заблаговременно учесть приход 1-й Конармии и своевременно освободить необходимые ей деревни. В ночь на 27-е Конной армии переправиться на левый берег Днепра, быстрым движением выйти в район ст. Федоровка – озеро Молочное, разгромить группирующиеся здесь резервы противника, отрезать противнику путь отступления в Крым, преследовать его до полного уничтожения 6) Задача группы Александровского направления и 13-й армии – энергичными действиями с первых дней наступления сковать на своём фронте противника, не дав ему возможность оттянуть часть своих сил для обеспечения отхода в Крым и дальнейшим наступлением разбить его и опрокинуть на 1-ю и 2-ю Конармии. При этом командарму 13-й армии объединить кавалерийские дивизии в одну группу и поста¬вить ей задачу – движением на ст. Фёдоровка войти в связь с 1-й и 2-й Конными армиями, довершить окружение противника и содействовать его уничтожению».

Таким образом, в плане разгрома белых войск в Северной Таврии Второй Конной обводилась большая роль по окружению войск Врангеля в Северной Таврии. Для выполнения этой задачи армия имела необходимые сила и средства. Перед наступлением в её соста¬ве было 13.359 бойцов и командиров, 33 орудия, 254 пулемёта (а ещё 15 октябри: она имела всего 10.857 человек и 216 пулемётов) . Общая численность войск Южного фронта составила 99.600 штыков, 33.600 сабель, 527 орудий, 2.664 пулемёта, 17 бронепоездов, 57 броневиков, 45 самолётов. Всего 13 пехотных, 10 кавалерийских дивизий, 2 стрелковые и 6 кавалерийских бригад . В морально-политическом отношении войска укрепляли 713 партячеек, в которых состоял 16.771 коммунист, примерно 12 % общей численности войск фронта .

Им противостояли войска Русской армии Врангеля, насчитывавшие в Северной Таврии в 27 октября 37.000 штыков, 19.000 сабель, 213 орудий, 1.663 пулемёта, 14 бронепоездов, 45 танков и броневиков, 42 самолета .

По данным генерала Слащева, вернувшегося в 1921 году в СССР из эмиграции, сил Врангеля в Северной Таврии было гораздо больше – 50.000 штыков и 25.000 сабель .

Поднятию боевого духа бойцов и командиров способствовал приезд на фронт Председателя ВЦИК РСФСР М.И. Калинина. На состоявшемся в 21-й кавдиаизии митинге Всероссийский староста сказал: «Товарищи! Я приехал к вам из Первой Конной армии. Она дала слово, что в течение ближайшего времени Врангель будет сброшен в море… Я думаю, что бойцы Второй Конной армии не отстанут от своей старшей сестры Первой Конной На митинге выступил начальник дивизии М.Ф. Лысенко. Он сказан: «Михаил Иванович с гордостью говорил сейчас о боевых подвигах Первой Конной армии, но очень скоро он вдвойне 6удет гордиться не менее героическими подвигами Второй Конной, которая на днях показала, что встречаться с ней опасно: Бабиева и Богаевского уже нет. Скоро не будет и самого Врангеля».

В ночь ни 26 октября а Апостолове под руководством Фрунзе состоялось совещание командующих армиями Южного фронта. Были обстоятельно обсуждены и согласованы все вопросы, касающиеся наступления. В связи с начавшимся отходом врангелевцев в районе Мелитополя в план были внесены изменения.

25 октября 1920 в 23 часа 16-я дивизия форсировала Днепр в районе деревни Балки . В первый же день боев на переправе (26 октября) противнику пришлось бросить на помощь Корниловской дивизии Марковскую дивизию. Но её сил оказалось недостаточно для сдерживания натиска красных. Тогда главное командование белых перебросило к плацдарму 1-ю бригаду 1-й Кубанской кавдивизии, а затем и остальные дивизии Донского корпуса – 1-ю, 2-ю Донские дивизии, что значительно ослабило силы врангелевцев, действовавших против войск 4-й и 13-й армий, и заставило белых оставить Александровск (Запорожье) и Пологи на участках этих армий .

Советское командование этим воспользовалось и отдало приказ 46-й стрелковой дивизии захватить плацдарм в районе Малой Знаменки – Водяное. Выполнив этот приказ, дивизия двинулась на Большую Знаменку, отбив несколько яростных контратак. А 16-я кавалерийская дивизия к вечеру выбила противника из села Балки, отбросила его к Большой Белозерке.

На следующий день 27 октября части Второй Конной медленно расширяли плацдарм, 46-я дивизия столкнулась с одной из лучших дивизий белых – Марковской, разгромив её в упорном бою и захватила Днепровку. Здесь был обнаружен труп генерала Третьякова – командира Марковской дивизии, застрелившегося в связи с невыполнением приказа о недопущении красных на плацдарм левобережья в районе Никополя. В итоге двухдневных боев было захвачено 1.100 пленных . Лучшая дивизия белых была уничтожена частями Второй Конное армии.

Утром 28 октября на плацдарм переправились 2-я и 21-я кавдивизии. Они наступали на Большую Белозерку и Верхний Рогачик, 29 октябри оба эти хорошо укреплённые села были взяты, потерн противника составили 640 человек. Всего в боях 25–28 октября 1-й армейский корпус противника, насчитывавший 4.700 человек, потерял только пленными 2.000 человек, много убитых и раненых . Эти цифры показывают корпус фактически был уничтожен Второй Конной армией.

Оценив нависшую угрозу и воспользовавшись вялым наступлением частей 13-й армии, Врангель взамен уничтоженного1 — го армейского корпуса бросил против Второй Конной армии Донской корпус генерала Говорова в составе 1-й, 2-й донской и 1-й Кубанской дивизий, усилив его остатками Марковской и Корниловской дивизий 1 — го армейского корпуса. Донскому корпусу внезапным ударом 29 октября 1920, удалось рассеять 16-ю кавдивизию, пленить бригаду 3-й стрелковой дивизии и к вечеру подойти к селу Днепровка. Но совместными действиями 46-я стрелковая дивизия и 16-я кавдивизия отбили наступления белых. Таким образом белые не достигли своей цели – сбросить Вторую Конную в Днепр. Тем не менее 30 октября врангелевцы нанесли удар по Большой Белозерке, выбив оттуда 2-ю кавдивизию. Во время этого боя был убит начдив И.А. Рожков и тяжело ранен начальник штаба дивизии .

В это врем Первая Конная почти не встречала сопротивления и двумя группами по две дивизии в каждой, двигалась по тылам белых, громя по пути мелкие тыловые гарнизоны. 30 октября был разгромлен гарнизон в Салькозе – 500 человек резервных частей .

Там было захвачено 6 паровозов, 200 вагонов с фуражом и продовольствием, 15 вагонов со снарядами, 8 орудий, авиа- и автомастерские, лазарет американской миссии, обоз генерала Кутепова, все средства технической связи. Трофеи были огромные, в том числе 15 вагонов с орудиями и боеприпасами, то есть весь запас артиллерийских снарядов армии Кутепова.

На следующий день 31 октября будёновцами была захвачена станция Ново-Алексеевка, где едва не был пленён сам генерал Кутепов, успевший сбежать на станцию Рыково. В Ново-Алексеевке Первой Конной было захвачено 300 вагонов с патронами, винтовками и пулемётами .

Выйдя в тыл белых армий, к Перекопу и Чонгару, захватив коммуникации врага, Первая Конная не понесла больших потерь. Тем временем, сковав части Второй Конной и пользуясь пассивностью 4-й, 6-й и 13-й армий, врангелевцы решили прорваться в Крым.

Первая попытка была предпринята в направлении Перекопа. С рассветом 30 октября противник обрушился на 6-ю 11-ю кавдивизии Первой Конной армии, находившиеся к северу от станции Сальково и прикрывавшие подступы к Перекопу. 30–31 октября 1920 шли ожесточенные бои. Потерпев провал в прорыве на Перекоп, белые решили прорваться в Крым через Чонгар и обрушились на 4-ю и 14-ю кавдивизии Первой Конной, выбив их из станции Сальково .

Тем временем 31 октября Вторая Конная во взаимодействии с 52-й стрелковой дивизией 6-й армии сломила сопротивление Донского корпуса генерала Говорова. Вторая Конная стремительно шла на помощь Первой Конной. 1 ноября 1920 она прошла с боями 60 км и взяла село Петровское.

К вечеру 1 ноября здесь была сосредоточена вся Вторая Конная армия. Она установила связь с 11-й кавдивизией Первой Конной и Латышской стрелковой дивизией 6-й армии. Командованию Второй Конной армии стало известно, что конный корпус Барбовича и армия Кутепова вытеснили 11 и 14-ю кавдивизии из Рождественского.

Несмотря на 60-километровый переход 2-я дивизия Второй Конной прошла ещё 20 км и совершила налет на Рождественское, но взять село не смогла, ввиду превосходства сил противника. В 3 часа 2 ноября Вторая Конная окружила Рождественское. Приказ о наступлении на Рождественское штабом Второй Конной армии был послан 11-й кавдивизии 1-й Конной армии и группе Махно, частям Латышской и бригаде 30-й дивизии, но все они уклонились от его исполнения, ссылаясь на приказы собственных армий .

В это время командованию 2-й кавдивизии перебежчик доставил донесение начальника штаба 6-й дивизии белых, занимавших станцию Юрицино. В нём сообщалось, что 1 ноября Донскому корпусу белых удалось отбить Сальково и путь в Крым свободен. Чтобы обезопасить себя от удара с тыла пришлось перебросить к станции Рыково отдельную кавалерийскую бригаду .

В 9 часов утра 2 ноября противник начал отвод сил из Рождественского, но был сбит 2-й кавдивизией в направлении седа Новотроицкое. Разгорелся на редкость упорный, ожесточенный бой. Слитый в компактную массу Донской и 1-й армейский корпуса белых пробивались к станции Сальково. Стоявшая на их пути 21-я кавдивизия под напором превосходящих сил противника стала отступать. Попытки привлечь к бою 88-ю и 90-ю бригады 30-й стрелковой дивизии оказались безуспешны – комбриги не выполнили указаний Ф. К. Миронова. Резервов не было, отдельная кавбригада особого назначения, часто выручавшая армию в подобных случаях, сейчас, не могла прийти на помощь – она прикрывала тыл армии у станции Рыково. 11-я кавдивизия 1-й Конной армии, находившаяся в 12 км от боя в хуторе Кутузово, не пришла на помощь. Противник прорвал фронт 21-й кавдивизии и устремился в Сальково, где соединился с Донским корпусом и вместе с ним ушёл в Крым .

Таким образом, утверждения С.М. Буденного о том, что из-за медленного продвижения Второй Конной армии, Первая Конная вынуждена была сражаться в одиночку со всеми белыми армиями, является ложным.

На самом деле Вторая Конная за 31 октября и 1 ноября продвинулась на 150 км и окружила в районе села Рождественское два корпуса белых. Путь в Крым был пробит Донским корпусом белых, оттеснивших буденовцев из Сальково.

Нельзя забывать также, что Первая и Вторая армии находились в разных условиях. Вторая Конная начала боевые действии 25 октября, причём ей сначала пришлось вести боевые действия по захвату плацдарма и разгрому 1-го армейского корпуса – одного из лучших в армии Врангеля. Корпус был разбит. Полностью уничтожена его Марковская дивизия и разгромлена Корниловская. Затем Вторая Конная иступила в бой с конным корпусом генерала Говорова. В этих боях армия также понесла большие потери и устала.

Первая Конная двинулась 29 октября 1920 в тыловые районы белых, не встречая на своем пути значительного сопротивления. Этим объясняются высокие темпы её движения , так восхищающие многих историков, на пути почти двадцатитысячной Первой Конной армии стояли тыловые гарнизоны в Агаймане, Ново-Михайловке и Сальково обшей численностью около 3 тысяч тысяч штыков к сабель . Больших потерь армия в этих боях не несла, и в то же время захватила на станция Сальково и огромные трофеи: продовольствие, боеприпасы, боевую технику.

Против 4-й и 14-й кавдивизий Первой Конной, не имевших серьёзных потерь, действовал потрёпанный в боях Донской корпус белых. Единственное его преимущество было в броневиках, но им можно было противопоставить огонь орудий, захваченных на станции Сальково, в других гарнизонах и в изобилии обеспеченных снарядами (15 вагонов). Главная ошибка Буденного и Ворошилова заключалась в том, что они разделили армию на две группы, наступавшие в разных направлениях, ослабили тем самым натиск на врага.

Подводя итоги операции в Северной Таврии, М.В. Фрунзе писал: «Окружённые нами со всех сторон, отрезанные от перешейков врангелевцы всё-таки не потеряли присутствия духа и хотя бы с колоссальными жертвами, но пробились на полуостров» .

К сожалению этого боевого духа не хватило Первой Конной, пропустившей войска Врангеля в Крым. В отчете о работе политического управления РВС республики, составленном в начале ноября 1920 года, отмечалась слабая работа политических органов Первой Конной, как армейских, так и дивизионных. Следствием этого в ней были многочисленные и серьёзные нарушения воинской дисциплины будёновцами , закончившиеся мятежом одной из бригад во главе с ее командиром Маслаком.
В результате, ядро врангелевской армии избежало уничтожения и укрылось в Крыму.

Основными причинами незавершенности операции в Северной Таврии являлись: использование Второй Конной армии не для развития успеха, а в первом оперативном эшелоне фронта для прорыва обороны самых боеспособных, дивизий противника; медленное продвижение 4-й и 13-й армий, штурмовавших сильно укрепленные большетокмакские и мелитопольские позиции.

Тем не менее, масштабы победы красных войск в Северной Таврии были огромные. Противник понёс большие потери, было захвачено 20 тысяч пленных, свыше 100 орудий, 100 паровозов, 2.000 вагонов боеприпасов и другого военного имущества, почти все обозы и огромные трофеи, десятки тысяч снарядов, миллионы патронов .

Немалая заслуга в достижении этих успехов принадлежала Второй Конной. Выступая на V партийной конференции КП(б)У 18 ноября 1920 года член РВС Южного фронта С.И. Гусев говорил: «Это была операция в ударном стиле, подготовка которой нам чрезвычайно удалась. Напоминаю, товарищи, что Вторая Конная армия в начале октября 1920 представляла из себя остатки прежней Второй Конной армии, ослабленной и растрёпанной предыдущими боями. В течение двух недель благодаря энергии работавших там товарищей, слабо подготовленную Вторую Конную армию удалось пересоздать. Вторая Конная проявила в бою такую силу, что Врангель был введён в заблуждение и принял её за армию Будённого. Вторая Конная билась под Никополем 25 октября так храбро, что Врангель предполагал, что имеет дело с Первой Конной армией. Он выставил против пред¬полагаемой Первой Конной свои лучшие дивизии марковцев, корни¬ловцев и дроздовцев и часть донской кавалерии… 30 и 31 октября Врангель дал приказ разбить Вторую Конную армию. Перед ним раньше была армия слабо вооружённая, слабо руководимая, недостаточно спаянная, к он её бил шутя, играючись. Теперь же перед ним стояла грозная стена. Он этого в первой момент не угадал, не понял, поэтому он проявил то величайшее, неслыханное в исто¬рии нахальство… Он счёл возможным давать приказы, чтобы разбить Вторую Конную армию. Мы смеялись над этим приказом» .

Укрывшихся за Перекопом остатки белых требовалось, наконец, сокрушить, чтобы покончить с изнурительной гражданской войной и дать стране вернуться к мирной жизни. Командующий Южным фронтом М.В. Фрунзе и эту операцию подготовил стремительно и с блеском. В приказе от 5 ноября 1920 года им был разработан план разгром Врангеля в Крыму .

Предлагалось нанести удары в тыл перекопской группе противника перейдя вброд мелководный участок Сивашского озера и после преодоления его укреплений на Перекопе ввести в прорыв Вторую Конную армию для решительного наступления на Евпаторию – Симферополь – Севастополь .

4-я Армия должна была перейти Сиваш и наступать на Симферополь – Феодосию. Вслед за пехотой 4-й армии у Чонгарского моста через Сиваш должна была переправиться Первая Конная армия.

От командования армий планом требовалось проводить энергичные атаки большими массами сил, чтобы окончательно сломить противника . Это было тем более необходимо если учесть, что у Врангеля в Крыму в этот момент оставались значительные силы – более 60 тысяч солдат и офицеров.

В ночь на 8 ноября 1920 началась знаменитая Перекопско -Чонгарская операция. После суток ожесточенных кровопролитных боев в непрерывно меняющейся обстановке, Турецкий вал был взят, части 6-й армии вышли к Ишуньским позициям.

Вечером 10 ноября Ф.К. Миронов получил директиву Фрунзе – оказать самое решительное содействие 6-й армии в овладении Ишуньскими позициями, затем овладеть железнодорожными узлами Джанкой, Курман – Кемельчи (ныне Урожайная) и совместно с Первой Конной преследовать противника, не допускать его посадки на суда в Севастополе.

11 ноября Врангель собрал остатки 1-го армейского корпуса и Конного корпуса Барбовича с целью отбросить войска 6-й армии за Турецкий вал и восстановить прежнее положение.

Объединённые силы двух врангелевских корпусов отбросили 7-ю и 16-ю кавдивизии и левофланговые соединения 6-й армии (15-я и 52-я дивизии) почти на самую оконечность Литовского полуострова и уже приближались к Армянскому Базару, заходя в тыл 51-й и Латышской дивизиям, штурмовавшими Ишуньские позиции .

Казалось, что завоёванная столь дорогой ценой победа будет утрачена. Однако смелый маневр Второй Конной спас положение. Навстречу коннице Барбовича помчалась конная лава, за ней цепь тачанок с пулемётами, две конные лавы стремительно сближались.

Когда между ними осталось меньше 1 тысячи шагов красные кавалеристы отскочили направо и налево и перед противником оказалось 150 пулемётов на тачанках.

Первые ряды конницы Барбовича были сметены свинцовым дождём, остальные повернули и помчались назад, где попали под огонь наступавшей 51-й дивизии .

В 2 часа дня 11 ноября Вторая Конная вошла в прорыв и двинулась на юг, чтобы отрезать группировку белых. К вечеру она подошла к станции Воинка и с боем взяла её. Были захвачены эшелоны с оружием, боеприпасами и снаряжением, стоявшие на железнодорожных путях. Отступавшие с Перекопа части белых были здесь окончательно разбиты.

12 ноября Вторая Конная армия разделилась на две части: 16-я и 21-я кавдивизии, 2-ю кавдивизия и отдельную кавбригада. Они нанесли одновременно удары по станции Джанкой и Курман – Кемельчи (Урожайная), отрезав тем самым Чонгарской группе белых пути отступления .

На станции Курман – Кемельчи, находилось огромное количество боеприпасов. Стараясь их израсходовать, артиллерия белых и два бронепоезда обрушили на конармейцев шквал огня.

После трёхчасового жестокого боя части 21-я и 16-я кавдивизии Второй Конной взяли станцию, захватив 4-х тысяч пленных и около 200 вагонов с боеприпасами .

В этот же день 12 ноября 1920 2-й кавдивизией и отдельной кавбригадой совместно с 30-й дивизией 4-й армии, подошедшей с Чонгара к вечеру, был взят Джанкой с большими запасами военного имущества.

Поздно вечером 12 ноября была отправлена телеграмма Фрунзе с известием о полном разгроме армии Врангеля.

Бой Второй Конной в районе станции Курман – Кемельчи был последним боем советских войск в Крыму. «И мы вправе сказать, – писал позже Ф.К. Миронов, – что последними пушками, говорившими в Крыму, были пушки Второй Конной армии. Последней догорающий луч солнца был свидетелем последнего артиллерийского выстрела красных 12 ноября 1920».

В этот же день командующий 6-й армии Корк, не сумев обнаружить начавшуюсяэвакуацию врангелевских войск и предполагая, что они оторвались от частей 6-й армии, чтобы продолжить сопротивление на новых рубежах, назначил на 13 ноября частям армии отдых, а перед 1-й и 2-й Конными поставил следующие задачи: 1-й Конной двигаться на Симферополь – Севастополь, заняв последний 19 ноября, 2-й Конной наступать на Феодосию – Керчь, заняв послед¬нюю – 22 ноября, В момент отдачи приказа эвакуация в вышеуказанных портах была в разгаре и уже близилась к завершению .

На рассвете 13 ноября 1920 армия двинулась вперед, в направлении Симферополя, так как из–за отсутствия связи она не получила вовремя приказ о движении на Феодосию и Керчь.

Вскоре сюда прибили основные части Второй Конной армии. Феодосия и Керчь были взяты 15–16 ноября 3-м конным корпусом 4-й армии .

Попытки белых организованно отойти на Керченский полуостров и превратить его в очаг антисоветский деятельности (как это им удалось сделать в апреле 1919 года), потерпели крах.

13 ноября 1920 части Второй Конной вошли в Симферополь, где под руководством партизана А. Скрипниченко 10 ноября началось восстание, и власть перешла к ревкому во главе с членом подпольного обкома партии В. Васильевым .

14 ноября 21-я кавдивизия Второй Конной армии вошла в Бахчисарай и затем двинулась на Севастополь, выйдя на его подступы в районе села Дуванкой (ныне Верхнесадовое), где вскоре получила приказ штаба армии остановиться в Бахчисарае, так как якобы в Севастополе уже установлена Советская власть. 15 ноября в Севастополь вошли части 51-й cтрелковой дивизии 6-й армии .

Итоги боев за Крым подведены в приказе № 075/О по армии от 13 ноября 1320 года: «Только к вечеру сего числа можно объявить тот грандиозный разгром, какой нанесён барону Врангелю красными войсками и, в частности, Второй Конной армией, которая с утра 11 ноября выйдя из села Строгановка при полном напряжении сил людей и лошадей, вела беспрерывные бои со старавшимся оказать последнее сопротивление противником. За 11, 12 и 13 ноября Второй Конной армией взято свыше 20.000 пленных, около 60 орудий, из коих есть шести- и восьмидюймовые – тракторные. Станция Джанкой совершенно не могла эвакуироваться, и на ней захвачены сорок один санитарный поезд с полным оборудованием и персоналом, много грузовых и легковых автомобилей, десятки тысяч снарядов разных калибров, миллионы патронов… На станции осталось много исправных паровозов и сотни вагонов, весь путь до Симферополя пестрит признаками панического бегства, сиротливо стоят брошен¬ные пушки, пулемёты, разбросанные снаряды, патроны, телефонное имущество. На станции Сарабузы захвачено 3-дюймовых гранат и шрапнелей 2.500 штук, крупного калибра 3,5 тысяч и несколько миллионов патронов разных систем» .

Всего же в ходе боевых действий с 28 октября – 16 ноября 1920 года войсками Южного фронта было захвачено 52 тысячи пленных, 276 орудий, 7 бронепоездов, 15 броневиков, 100 паровозов, 34 корабля всех типов .

Остатки белогвардейской армии при помощи Американского Красного Креста на транспортных судах под прикрытием военных кораблей Антанты эвакуировались в Константинополь (Стамбул). Всего примерно 83 тысячи человек, из них 46 тысяч солдат и офицеров .

В приказе войскам Южного фронта М.В. Фрунзе писал: «Последние попытки противника под Джанкоем прикрыть отход на Керчь были ликвидированы частями Второй Конной армии. Ворота в Крым были открыты… Особо отмечаю исключительную доблесть 51-й и 15-й дивизий под Юшуном, героическую атаку 30-й стрелковой дивизии Чонгарских переправ, лихую работу 1-й и 2-й Конармий, выполнив¬ших задачу вдвое скорее поставленного срока» .

Советское правительство высоко оценило подвиг воинов Вто¬рой Конной армии. Были награждены орденом Боевого Красного Знамени командарм Ф. К. Миронов, члены РВС К,А. Макошин, Д.В. Полуян, начальник штаба Н.К. Щелоков, военный комиссар штаба Второй Конной М.П. Карпов – всего более 200 командиров и бойцов.

С разгромом Врангеля боевые действия Второй Конной армии не прекратились. В связи с началом операции Южного фронта по ликвидации войск Махно, армия 27 ноября сосредоточилась в районе Цареконстантиновка – Тургеновка – станция Волноваха, для очищения и защиты Донбасса от банд Махно. Части Второй Конной участвовали в опера¬циях по окружению и разгрому махновцев, разоружали и подавляли кулацкие элементы деревни, оказывающие им поддержку . Эта борьба проходила под неослабным контролем и постоянным руководством М.В. Фрунзе .

В связи с окончанием гражданской войны и реорганизацией Красной Армии Вторая Конная 6 декабря 1920 года была преобразована во 2-й конный корпус. Ф. К. Миронов 30 января 1921 года был отозван Главкомом С.С. Каменевым в Москву для назначения на должность инспектора кавалерии Красной Армии и в НАЧАЛЕ феврале 1921 года был назначен инспектором кавалерии РККА .

Однако по пути в Москву в феврале 1921 года он внезапно был арестован сотрудниками Донского Чека, привезён в Москву и помещён в Бутырскую тюрьму.

В марте 1921 года был убит во время прогулки «случайным» выстрелом часового.
Анализ биографии Миронова дает возможность считать, что его арест и убийстве были инспирированы тогдашним наркомом по военным и морским делам, председателем РВС республики Л. Д. Троцким .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Боевые действия второй Конной армии на Южном Фронте играли решающую роль в срыве наступательной операции Врангеля и в окончательном его разгроме. С созданием второй Конной, сколочен¬ной из остатков разбитых частей, сразу, без подготовки брошенной в бой, положение на фронте изменились. Вместо быстрых и успешных ударов белые получили затяжные бои с переменным успехом.

В конце июля 1920 противник вынужден был перейти к активной обороне, отражая попытки наших войск их окружить и уничтожить, лишь после выведения Второй Конной в резерв на пополнение в начале сентября белые смогли разгромить левобережную группу и подойти к Донбассу.

Последняя попытка наступления в середине октября на обученную, отдохнувшую, пополненную резервами Вторую Конную закончилось для них сильным поражением на правобережье. Необходимо отметить ещё один важный урок, который был извлечен из опыта боев в Северной Таврии. Наступление Второй Конной армии в июле–августе разбивалось о белогвардейские бронечасти и срывалось авиацией белых, которая имелась у них в большом количестве. Это показало необходимость создания крупных механизированных соединений, которые должны были, заменить конницу на полях будущих сражений.

Подводя итоги данной работы не изучению этой героической, но малоизвестной страницы нашей истории, с сожалением убеждаемся, что малоизвестной она стала не из-за отсутствия документальных источников или живых свидетелей, а из-за субъективизма, личных амбиций Будённого, Ворошилова, других исторических деятелей. Схо¬ластика, начетничество и догматизм очень долго господствовали в нашей исторической науке . И главное сейчас в том, чтобы избавиться от предвзятых точек зрения, субъективизма и догматизма в исторической науке.

Данная работа была написана в 1987 – 1988 годах, сначала как курсовая работа студента 4 – го курса , затем расширена, дополнена и переработана в дипломную работу выпускника исторического факультета Симферопольского университета имени М.В. Фрунзе Константина Колонтаева.  Ранее не публиковалась.