Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Как Лаврентий Берия вышел из доверия, и остались от Берии только пух и перья
Прочитано 9741 раз(а), написано 31.12.2013 в 19:10

Константин  Колонтаев  » Как Лаврентий Берия вышел из доверия, и остались от Берии только пух и перья»

Часть 1. Предыстория проблемы и темы

В 2002 году, в московском издательстве «Крымский мост — 9Д» вышло в свет первое издание книги «Убийство Сталина и Берия», написанной известным в 1997 – 2007годах российским публицистом, Юрием Игнатьевичем Мухиным. Данное произведение было создано в жанре исторического расследования,

Первый тираж книги был быстро раскуплен распространителями, поэтому вскоре издательство выпустило ещё два тиража. После первого издания книга в издательстве «Крымский мост — 9Д» переиздавалась практически каждый год.

Спустя четыре года после первого издания в московском издательстве «Яуза» эта же книга в переработанном виде вышла под названием «Убийцы Сталина. Главная тайна XX века». По признанию самого автора, данное переиздание было рассчитано на перевод на иностранные языки и поэтому ему была придана насколько это было возможно политкорректная форма.

Основной темой книги независимо от вариантов ее издания и названия, является доказательство автором выдвинутой им исторической версии, согласно которой И. В. Сталин не умер естественной смертью, а был убит в результате заговора партийно – государственной элиты СССР во главе которого стоял Хрущев. Последнего автор такжеобвиняет и в произошедшее вскоре после смерти Сталина убийстве Л. П. Берии.

Рассмотрение Ю. Мухиным различных вариантов убийства Берии сопровождалось так же его безудержной апологетикой. Со страниц данного публицистического произведения Берия представал не просто выдающимся организатором, лучший менеджер XX века, но и, нормальным, и даже душевным, чутким человеком.

Ну, и кроме того, там же у Мухина, так же Берия предстает верным соратником Сталина, убежденным коммунистом и советским патриотом.

Следом за Мухиным тему апологетики Берии продолжил известный современный российский писатель и публицист

Александр Бушков в своей дилогии «Сталин – красный монарх», и, прежде всего входящей в нее книги «Сталин. Осень императора», которая впервые была издана в 2005 году. http://el-meridian.ru/book/56065/getbook/

После этого в 2006 – 2010 годах апологетика Берии приобретает среди многих левых и патриотически настроенных российских авторов, прямо — таки лавинообразный характер, после чего начинает так же стремительно распространяться в художественной литературе, в основном в жанре, того что именуют альтернативной историей, прежде всего описывающей феномен так называемого «попаданчества».

Наиболее классическими в данном виде современного российском литературного жанра являются такие книги Владислава Конюшевского,  как: «Попытка возврата», «Все зависит от нас», «По эту сторону фронта», «Основная миссия», изданные в 2008 – 2009 годах. http://flibusta.net/a/25886

Часть 2. Современная апологетика Берии и ее причины

Одну из причин этой современной апологетики Берии, как своеобразной реакции на прежнею «иррациональную ненависть к Берии», довольно подробно раскрыл Бушков в уже упоминавшейся здесь его книге «Сталин. Ледяной трон»: «Смело можно утверждать, что в качестве объекта для критики Лаврентий Павлович Берия представляет собой явление безусловно уникальное. Во-первых, оттого, что, собственно, даже нельзя назвать «критикой» тот вселенский потоп жутчайших и совершенно бездоказательных обвинений, которые обрушились на него. Во-вторых, в отличие от многих других жертв «проработки» и «смены ориентиров» Берия с завидным (и неослабевающим) постоянством подвергался поношению при всех и всяческих извивах курса: и во времена XX съезда, когда низвергались отдельные личности и бичевались отдельные отступления от генеральной линии партии, но сами основы оставались незыблемыми, и во времена самого что ни на есть антикоммунистического разгула страстей. Личности Троцкого, Ленина, Сталина рассматривались по совершенно другой методике – они несколько раз меняли в глазах «общественного мнения» полярность, знак. Троцкий был вождем революции и создателем Красной Армии – стал «наймитом империализма», а потом вновь вождем и создателем. Ленин из гения превратился в вождя «кучки заговорщиков». Со Сталиным происходили схожие метаморфозы. С Берией обстоит совершенно иначе. Отношение к нему партийной верхушки, а впоследствии «перестройщиков», сплошь и рядом детишек-внучков той самой партийной номенклатуры, выхлестывает за пределы обычных человеческих чувств, не умещается в категории мышления и эмоции, присущие хомо сапиенс. Скорее уж речь идет о какой-то жгучей, лютой, утробной, животной ненависти. Все аналогии, какие только приходят на ум, связаны исключительно с не наделенной человеческим интеллектом фауной: волк и собака, собака и кошка. А это странно. Предельно странно. Потому что эту лютую звериную ненависть демонстрирует не кучка умственно ущербных или одержимых кровной местью индивидуумов, а огромное количество вполне вменяемых и неглупых людей».

Ну и другой гораздо более важной причиной нынешней апологетики Берии является, то что его фигура оказалась вновь исторически востребована, причем силами очень мягко говоря гораздо более чем влиятельными, по сравнению с нынешними отечественными публицистами и современными писателями из жанра «альтернативной истории».

Часть 3. «За что?» или ключевой вопрос – вопрос о причинах

Для того, чтобы получить ответ на вопрос о реальных причинах политического краха и последующей физической смерти Лаврентия Берии, необходимо перед тем как его задать сначала его образно сформулировать. И, тут как нельзя лучше подойдет, глубокое, и пожалуй что, даже искреннее недоумение по этому поводу со стороны писателя Александра Бушкова: «С Берией обстоит совершенно иначе. Отношение к нему партийной верхушки, а впоследствии «перестройщиков», сплошь и рядом детишек-внучков той самой партийной номенклатуры, выхлестывает за пределы обычных человеческих чувств, не умещается в категории мышления и эмоции, присущие хомо сапиенс. Скорее уж речь идет о какой-то жгучей, лютой, утробной, животной ненависти. Все аналогии, какие только приходят на ум, связаны исключительно с не наделенной человеческим интеллектом фауной: волк и собака, собака и кошка. А это странно. Предельно странно. Потому, что эту лютую звериную ненависть демонстрирует не кучка умственно ущербных или одержимых кровной местью индивидуумов, а огромное количество вполне вменяемых и неглупых людей».

И так, маститый писатель с одной стороны признает, что среди советской партийно – государственной элиты – «эту лютую звериную ненависть демонстрирует не кучка умственно ущербных или одержимых кровной местью индивидуумов, а огромное количество вполне вменяемых и неглупых людей», а с другой выражает недоумение ее нечеловечески «иррациональным характером».

Вот тут налицо ясно видимое противоречие. Вменяемые и неглупые люди, никогда не испытывают сильных эмоций иррационального характера, особенно если эти эмоции вызываются какими – либо конкретными причинами или людьми. Таким образом, если правящая элита советского общества на протяжении своих нескольких поколений испытывала по отношению к Лаврентию Берии, «какую-то жгучую, лютую, утробную, животную ненависть», если вновь процитировать Бушкова, то для подобных сильных личных чувств должны быть, какие – то очень и очень веские причины. И эти причины я здесь попытаюсь в данной своей работе максимально и подробно рассмотреть.

Часть 4. Смерть Сталина и яркий, хотя и кратковременный выход Лаврентия Берии на политическую авансцену СССР

Незавершенность процессов социалистических преобразований в Советском союзе в 30 – 40 – е годы XX века, и, в том числе сохранение в экономике, пусть и в сильно урезанном виде системы товарно – денежных отношений привели к концу жизни Сталина, к нарастанию комплекса фундаментальных негативных явлений в жизни тогдашнего советского общества.

В результате, этого вскоре после окончания Второй Мировой войны среди правящей элиты тогдашнего СССР и прежде всего среди партийного руководства, возобновились прерванные сталинскими чистками 1936 – 1939 годов, процессы скрытого созревания буржуазно – реставрационных отношений.

С ними, были, так же связаны, и начавшиеся вырисовываться среди определенной части партийно – государственной элиты тогдашнего СССР, стремления найти способы примирения с управляющими Западом международными финансовыми кругами, на тот момент прежде всего американскими.

Эти стремления были связаны как со страстью к личному обогащению, так с желанием спокойной жизни, что бы результатами данного обогащения воспользоваться. А, одним из основных условий такой спокойной жизни, по мнению тогдашней советской элиты, являлся отказ от противостояния с Западом и его тогдашней главной силой – Соединенными штатами Америки.

Конкретные проявления этих стремлений, хорошо показал и описал – очевидец, и в определенной мере участник тогдашних политических процессов Серго  Берия (сын Лаврентия Берии), в книге своих мемуаров «Мой отец – Лаврентий Берия», вышедшей первым изданием в 1994 году, в Москве, в издательстве «Современник».

Вот, как он описывал различия в реакции Сталина и своего отца на определенные кризисные явления в ходе, шедшей тогда на территории Северной Кореи, фактически советско – американской войны: « Разговор в Кремле, о котором я хочу рассказать, состоялся накануне американского десанта в Корее. К тому времени, мы уже закончили испытания и запустили в производство противокорабельные ракеты. К тому моменту, их было изготовлено пятьдесят штук. Сталин сообщил присутствующим, что американцы готовятся высадить в тылу северокорейских войск очень крупный десант. Что скажут по этому поводу наши ученые и конструкторы? Сможем ли мы помешать американцам, имея новое оружие – противокорабельные ракеты? Было доложено, что существующего количества ракет и их тактико – технических характеристик достаточно, чтобы сорвать американский десант».

Однако, после этого оптимистического вступления, в разговор вступил находившийся на этом совещании Лаврентий Берия. Вот, что дальше о содержании его выступления на этом совещании сообщает в своих воспоминаниях его сын: «Холодным душем для собравшихся стало выступление моего отца: «По данным разведки, в случае если мы ввяжемся в большую войну, американцы планируют нанести ядерные удары по нашим основным промышленным центрам. Будут бомбить и Москву. Поэтому полагаю, что любые действия должны быть предприняты с учетом этого непреложного факта».

Это заявление Берии, по началу не произвело на присутствующих и прежде всего Сталина особого впечатления. Сталин, ответил на это, так: «А, что пусть ударят, мы ответим». Но после этого Берию в его данной капитулянтской позиции, сразу же поддержали его тогдашние ставленники: министр обороны маршал Василевский и начальник Генерального штаба генерал – полковник Штеменко. Они заявили, что противовоздушная оборона СССР, не готова отразить массированные налеты американской стратегической авиации даже на одну только Москву. (Серго Берия «Мой отец — Лаврентий Берия» — М.: «Современник», 1994. – с. 402 – 404.)

Данные утверждения этих двух представителей высшего военного руководства СССР были сознательной ложью. Как показали последовавшие вскоре события войны в Корее главная на тот момент ударная сила американской стратегической авиации бомбардировщики типа Б – 29, успешно сбивались тогдашними советскими истребителями типа МиГ – 15, на дальних подступах к объектам, несмотря на их мощное истребительное прикрытие.

Кстати, по поводу поддержки Берии со стороны высокопоставленных военноначальников на этом совещании, можно вспомнить, и вот такой пассаж из мемуаров его сына: «Я уже говорил, что мой отец протежировал целому ряду военных. Назову лишь несколько фамилий: Жуков, Василевский, Штеменко, Толбухин, Артемьев». (Серго Берия «Мой отец – Лаврентий Берия»… — с. 195.)

Но, на пути стремлений тогдашней советской элиты к сытой и спокойной жизни как внутри страны, так и в плане внешней политики стояла личность Сталина, который после окончания Второй Мировой войны, своей целью ставил продолжение решительной борьбы с Западом, не останавливаясь, в случае необходимости и от ведения с ним крупномасштабных войн.

В результате, к концу 40 – х годов XX века, в тогдашней советской партийно – государственной элите сложились две основные антисталинские группировки, которые по их политическим взглядам можно было примерно определить как «правые» и «левые».

Группировка «правых», которую возглавлял Лаврентий Берия, и в состав руководства которой, так же входили Маленков и Микоян, выступала за почти неприкрытую реставрацию частновладельского капитализма внутри страны, по тогдашней югославской модели и сдачу Западу, восточноевропейских союзников СССР.

«Левая» группировка высокопоставленных антисталинистов, во главе с Молотовым, Хрущевым, и возможно Кагановичем, выступала против Сталина с позиций ортодоксального марксизма и готовившееся устранение Сталина оправдывала и объясняла необходимостью «возвращения к ленинским принципам».

Совместными усилиями этих двух антисталинских группировок в тогдашней партийной элите СССР, Сталин был убит, а скорее всего, отравлен, в период 1 – 3 марта 1953 года. Хотя официально о его смерти было сообщено только 5 марта 1953 года.

Сразу после официального объявления о смерти Сталина «в результате болезни», тогда же 5 марта 1953 было объявлено о создании»Коллективного руководства СССР». В его состав вошли лидеры обоих фракций антисталинского заговора, а именно: Маленков, Берия, Молотов, Хрущев и Микоян.

Часть 5. Вполне реальные и рациональные причины политического краха и физической гибели Лаврентия Берии

Вскоре после убийства Сталина и создания режима «Коллективного руководства СССР», среди правящей в СССР партийной элиты началось оживленное обсуждение путей дальнейшего развития страны. При этом особо бурную активность развернул именно Берия. Он, с какой – то, прямо таки патологической откровенностью предложил как коллегам по «Коллективному руководству», так и многим другим представителям правящей советской элиты рангом пониже наиболее радикальную и подробную программу реставрации в СССР режима частновладельческого капитализма и одновременно с этим практически уничтожение самого СССР.

В общих чертах, этот «План Берии», предполагал начать возрождение частновладельческого капитализма в СССР с сельского хозяйства, путем роспуска колхозов, а последующий развал СССР, произвести путем одновременно проводимых процессов сдачи Западу просоветских режимов в Восточной Европе, начав это с передачи Германской Демократической Республики в состав Западной Германии (ФРГ), и перехода к устройству СССР на конфедеративных началах, путем предоставления союзным республикам максимальной самостоятельности и государственных полномочий.

Сын Берии в своих мемуарах сообщает некоторые подробности программы Берии по уничтожению тогдашнего СССР: «Отец не мог примириться, что ЦК держит союзные республики «в узде». Он не раз доказывал, что имперские методы царской России нельзя использовать в современном государстве. Мысль о настоящем, а не навязанном союзе республик не оставляла его до самой смерти. Отец предлагал разрешить союзным республикам иметь свои армии. Но, это его предложение встретило резкие возражения министра обороны маршала Жукова. Помню, как Жуков убеждал отца: « Ты Лаврентий, пойми, как только в республиках появятся армии – это конец Советской Армии и конец Советскому Союзу». Отец отвечал: «Ну, правильно, если мы душим друг друга. Мы должны подвести всю структуру государства к тому, чтобы оставаться едиными для внешних сил, но не давить при этом на республики». ( Серго Берия… — с. 40 – 41.)

Далее в этих же мемуарах Серго Берия, достаточно подробно описывал буржуазно – реставраторскую программу своего отца в области сельского хозяйства: «В сельском хозяйстве отец предлагал распустить колхозы в тех регионах и республиках, где склонность к фермерству имеет глубокие исторические корни: в Западной Украине, Прибалтике, Закавказье. Отец очень интересовался идеями Столыпина – сторорнника фермерского хозяйства. Оперируя цифрами из архивных источников, отец доказывал, что не надо бояться использовать опыт Столыпина и решиться на серьезные реформы». (С. Берия … там же – с. 41 – 42.)

Кроме этого Серго Берия, так же указывал на то, что именно его отец первым выступил против культа личности Сталина, уже, спустя несколько дней после его смерти. ( там же – с. 45.)

Давая подробный обзор политических взглядов и программы своего отца в последний период его жизни, Серго Берия и на ряд тех внешних сил, с которыми был связан Лаврентий Берия: «Отец рассматривал Кагановича, как ренегата. Когда по инициативе отца были предприняты попытки использовать мировое еврейство в интересах Советского Союза, Каганович резко выступил против этого. Каганович заставлял лидеров еврейского движения в СССР подписывать антиеврейские манифесты». (там же – с. 56.)

Сам, того, не понимая С. Берия в своих воспоминаниях, раз за разом раскрывает связь Лаврентия Берии с западным финансовым капиталом и его различными агентами на тогдашней международной арене, в том числе и с прозападным неотроцкистким режимом маршала Тито в Югославии. По этому поводу, он например отмечал следующее: «После разрыва с Югославией, органам государственной безопасности было поручено убить Тито. Помню реакцию отца на такое решение: «Они хотят расправиться с Тито, таким же образом, как расправились в свое время с Троцким. Тогда, я ничего не мог изменить — дело тянулось с 1929 года, и зашло слишком далеко. Сейчас ситуация иная, и допустить убийство Тито ни в коем случае нельзя. (там же – с. 368.)

Аналогичным статусом Лаврентия Берии в качестве агента влияния западных и прежде всего американских банкиров в советском руководстве определялась и его позиция по тогдашнему германскому вопросу: «Еще при жизни Сталина, отец отстаивал свою точку зрения, что Германия должна быть объединенной. И не надо, поэтому навязывать немцам социализм. Инициатива объединения германии должна исходить от нас – убеждал отец членов кремлевского руководства – Германия, это обязательно оценит. Два германских государства – это глупость». ( там же – с. 360 – 361.)

Кстати вот эта фраза Берии: «И не надо, поэтому навязывать немцам социализм», очень многое говорит о его умственном потенциале. Во – первых, странно само употребление «интеллектуалом Берия» понятие «навязывать немцам социализм». Если Лаврентий Павлович интеллектуал, то должен был знать такую элементарную вещь, что этот самый социализм родился именно в Германии. Карл Маркс, Фридрих Энгельс и.т.д.

А, то ведь эта фраза прозвучавшая из его уст очень живо напоминает один более поздний советский анекдот: «Я раньше думал, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс – это муж и жена, а оказалось, что это четыре совершенно разных человека». И во — вторых, если ты кого – то в чем – то убеждаешь, то не надо считать объект своего убеждения совсем уж полным дебилом. И поэтому Лаврентий Павлович перед тем как использовать подобную фразу мог прикинуть что его собеседники по высшему партийному руководству СССР, то же представляю себе три источника и три составные части немецкого социализма. Но, это так, к слову. Хотя этот недостаток ума как у самого Лаврентия Павловича, так и еще больше, у его тогдашних американских хозяев и стали одной из главных причин его политической и физической гибели. Однако, вернемся непосредственно к теме.

Очень характерной иллюстрацией особенностей предлагаемой Лаврением Берия политической программы были его сподвижники, с помощью которых он был намерен ее реализовывать. Так, например, в случае своего прихода к власти он собирался назначить министром иностранных дел бывшего к тому времени посла СССР в Великобритании И. М. Майского. Этот видный советский дипломат, вплоть до 1921 года был видным меньшевиком и откровенным врагом Советской власти. До революции, будучи в эмиграции, в 1912 – 1917 годах проживал в Лондоне. Там он познакомился с Литвиновым — одним из соратников Ленина, и, по совместительству одним из агентов влияния европейских банкиров в большевистком руководстве. В 1917 году, Майский занимал крупный пост в министерстве труда Временного правительства. В 1918 году, он был министром труда в меньшевистком правительстве Поволжья в городе Самаре. Затем в том же году министр иностранных дел в меньшевистком правительстве в Сибири. После взятия Сибири Красной Армией Майский поступил на службу к большевикам и в 1921 – 1922 годахявлялся председателем Сибирского комитета государственного планирования. В 1923 году Литвинов устроил Майского на работу в народный комиссариат иностранных дел. В советском дипломатическом ведомстве, Майский сразу занял видные посты, в том числе длительное время был послом СССР в Великобритании, а затем заместителем министра иностранных дел. Незадолго до смерти Сталина в феврале 1953 Майский будучи заместителем министра иностранных дел был арестован вместе с тремя своими подчиненными, как «английский шпион», но вскоре после смерти Сталина по личному распоряжению Берии был освобожден. Официальную реабилитацию получил в 1955 году. (С. В. Юрченко «Большая тройка» и другие официальные лица – Севастополь: «Мир», 1999. – с. 34 – 39.)

Что касается уже не ставленника, а соратника Берии по антисталинскому заговору Анастаса Микояна, то его фигура еще более мутная.

Он был одним из 27 членов большевисткого руководства Бакинской Коммуны («бакинские комиссары»), которые были после ее падения арестованы английскими войсками.

Из этих арестованных бакинских комиссаров 26 вскоре были убиты англичанами, а вот 27 –й бакинский комиссар, то есть Микоян, по каким – то до сих пор не проясненным причинам остался в живых. Эта мягко говоря странность в политической биографии Микояна была хорошо известна в советском руководстве, но вплоть до конца 40 – х годов никак не сказывалась на судьбе Микояна. Слегка омрачали ему жизнь, только постоянные приколы Сталина по этому поводу, который при встрече с ним часто спрашивал: «Ну, как поживаешь товарищ 27 – й Бакинский комиссар?». Только в 1949 году Микоян, оказался в угрожающем положении из-за готовившейся Иосифом Сталиным новой «чистки». В 1949 году был снят с поста министра внешней торговли, а в 1952 году Иосиф Сталин обрушился на него с нападками на пленуме ЦК после XIX съезда. На этом пленуме он был избран в Президиум ЦК, но не был включён в бюро Президиума, заменившее Политбюро.

После смерти Сталина начался пик политической карьеры Микояна. Он был вновь назначен на посты заместителя председателя Совета министров и министра внутренней и внешней торговли (с сентября 1953 года — и министра торговли). Вскоре после этого Хрущев в 1954 году поручил Микояну дипломатическую задачу: как человек, не ассоциировавшийся со сталинской внешней политикой, он был направлен в Югославию для урегулирования отношений с Тито.

Во время пресловутого XX съезда поддержал начало антисталинской кампании Хрущева выступив фактически с антисталинской речью (хотя и не называя Сталина по имени), заявив в ней о существовании «культа личности», и в ней же подверг критике труды Сталина — «Краткий курс истории ВКП(б)» и «Экономические проблемы социализма в СССР». Кроме того, он в этой же речи особо подчеркнул необходимость мирного сосуществования с Западом и мирного пути к социализму.

Вслед за этим, Микоян возглавил комиссию по реабилитации заключённых. На пленуме ЦК 1957 года твёрдо поддержал Хрущёва против антипартийной группы, чем обеспечил себе новый взлёт партийной карьеры.

После 1957 года Микоян стал одним из главных доверенных лиц Хрущева: он совершает поездку по странам Азии, а в 1959 году для подготовки визита Хрущева посетил США, а также вел переговоры с Фиделем Кастро об установлении советско-кубинских отношений; в 1962 году активно участвовал в урегулировании «Карибского кризиса».

Наконец Хрущев незадолго до своего отстранения от власти делает Микояна вторым человеком в государственном руководстве, когда 15 июля 1964 Микоян был избран на пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Во время Октябрьского (1964 года) пленума ЦК КПСС, где осуществлялся процесс отстранения Хрущева от власти Микоян пытался осторожно защищать Хрущева, подчеркивая его внешнеполитические заслуги. В результате, в декабре 1965 года Микоян был отправлен в отставку, как достигший 70-летнего возраста и заменен на лояльного Брежневу Николая Подгорного.

При этом Анастас Микоян остался членом ЦК КПСС и членом Президиума Верховного Совета СССР (1965-74). При этом получил шестой орден Ленина. С 1974 года не участвовал в работе Верховного Совета СССР. В 1976 году не участвовал в XXV съезде КПСС и не был избран членом ЦК КПСС. Похоронен на Новодевичьем кладбище, что было знаком известной опалы

Ну, и наконец биография самого Берии, не менее если еще не более мутная, чем у Микояна, подчиненным которого он долгое время являлся и с помощью которого долгое время делал свою партийную и государственную карьеру. В 1918 Берия был сотрудником Бакинского совета (Бакинская коммуна), затем после ее падения помощником А. И. Микояна, который возглавлял большевистское подполье в Азербайджане, а Берия был его помощником по делам иностранных разведок. Уже тогда он старался обратить на себя внимание центральной власти. С этой целью Берия составил, так называемый «политический трактат», который содержал план организации советской разведки в Баку и направил его наркому национальностей грузину Сталину-Джугашвили, в то время находившемуся в Царицыне. Вскоре Берию вызывали к резиденту Чека и ЦК в Баку Микояну. Лаврентий Берия вступил в партию большевиков в 1919 году двадцатилетним юношей (В официальной биографии он значится большевиком с марта 1917 года)

Осенью 1919 Берия поступил на службу в контрразведку при Комитете государственной обороны Азербайджанской республики. В азербайджанскую контрразведку Берия взяли по рекомендации его однокашника Мирзы Балы. Добытые данные Берия пересылал в Астрахань, в штаб XI армии. Впоследствии этот период жизни Берии вызывал много кривотолков. Говорили, что он сознательно работал на азербайджанских националистов и даже был агентом англичан.

Но в биографических анкетах своей работы в буржуазной контрразведке Берия не скрывал, в письме к Г.К.Орджоникидзе в 1933 писал, что «в мусаватскую разведку: был послан партией и что вопрос этот разбирался в ЦК Азербайджанской КП(б) в 1920 году», что ЦК АКП(б) «совершенно реабилитировал» его, так как «факт работы в контрразведке с ведома партии был подтвержден заявлениями тт. Мирза Давуд Гусейнова, Касум Измайлова и других».

В апреле 1920 Берия был направлен на нелегальную работу в меньшевистскую Грузию в качестве уполномоченного Кавказского крайкома РКП(б). Почти сразу в Тифлисе был арестован грузинской контрразведкой, но вскоре освобожден с предписанием в трехдневный срок покинуть Грузию. Под фамилией Лакербая, Берия продолжал работать в посольстве РСФСР в Грузии (советским послом в Грузии был тогда С.М.Киров), в мае 1920 вновь арестован, заключен в кутаисскую тюрьму, затем выслан по этапу в Азербайджан. С августа 1920 управляющий делами ЦК Азербайджанской КП(б), ответственный секретарь Чрезвычайной комиссии по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих.

Весной 1920 года он перебирается в Грузию, которая тогда еще не присоединилась к Советской России. Однако там Берия сразу не повезло, его вновь арестовала в Кутаиси грузинская контрразведка. Советский посол Сергей Киров обратился к грузинскому президенту Ною Жордания с просьбой освободить арестованного. Выйдя на волю, Берия поехал в Тифлис и здесь сразу же вошел в контакт с грузинской политической полицией. Когда до Кирова дошли сведения об этих связях «советского шпиона», Берия почел за благо бежать. Представитель Москвы тотчас телеграфировал в освобожденный Баку начальнику особого отдела штаба XI армии. «Из Тифлиса бежал изменник Берия Лаврентий. Арестуйте немедленно. Киров».

С 1921 деятельность Берии протекала в органах госбезопасности Закавказья. С 1921 на руководящих постах в Чрезвычайной Комиссиии — ГПУ Закавказья. С конца 1922 по 1930 год начальник ГПУ Закавказья.

Затем, с подачи Микояна начинается партийная карьера Берии. В 1930 он становится первым секретарем Коммунистической партии Грузии.

Потом, вновь возвращается в «органы». В 1938 – 1946 годах он народный комиссар и затем некоторое время министр внутренних дел СССР. В 1946 – 1953 – один из заместителей председателя Совета министров СССР. В марте – июне 1953 – министр внутренних дел СССР.

Подводя итоги политической биографии Берии, можно с очень высокой степенью уверенности утверждать, что во время своей службы в контрразведке «независимого» Азербайджана он стал английским агентом, поскольку, все тогдашние азербайджанские спецслужбы контролировались английской разведкой столь плотно, что по сути являлись ее кавказскими филиалами. Да и покровитель Берии – Микоян столь таинственно помилованный англичанами в ходе организации ими операции по уничтожению «Бакинских комиссаров», то же практически не вызывает сомнений в истинности своих настоящих хозяев. Другое дело, что как Берия так Микоян, по мере роста своего положения в правящей элите СССР из банальных английских шпионов, со временем выросли в агентов влияния сначала европейских банкиров, а после Второй Мировой войны стали работать на американский финансовый капитал.

Но вернемся к причинам, той «лютой и звериной ненависти» к Берии, которая «вдруг» после смерти Сталина овладела большинством тогдашней партийной элиты СССР, которая при этом не состояла из людей, что называется «сильных страстей», а представляла собой по словам все того же Бушкова: «огромное количество вполне вменяемых и неглупых людей»

А у «вменяемых и неглупых людей», такое сильное чувство, как ненависть никогда не носит иррационального характера и если имеет место быть, то только по весьма и весьма обоснованным причинам.

Обоснованностью этих причин было то, что Берия по тупости своей и своих американских хозяев предлагал своим соратникам по партийному руководству и государственному руководству страной настолько откровенно убийственную для них, членов их семей и ближайших родственников программу буржуазной реставрации в СССР, что не требовалось быть особым интеллектуалом, что бы понять к чему она приведет для тогдашних советских партийных боссов в случае ее успешной реализации.

Так например, тогдашний министр обороны маршал Жуков, которого за его умственные способности именовали не иначе как «Главное бревно Красной Армии», сразу и очень четко понял к чему неизбежно приведет предложенная ему Берией реформа в военной сфере. Повторю по этому поводу соответствующую цитату из мемуаров Серго Берии: «Отец предлагал разрешить союзным республикам иметь свои армии. Но, это его предложение встретило резкие возражения министра обороны маршала Жукова. Помню, как Жуков убеждал отца: « Ты Лаврентий, пойми, как только в республиках появятся армии – это конец Советской Армии и конец Советскому Союзу». Отец отвечал: «Ну, правильно, если мы душим друг друга. Мы должны подвести всю структуру государства к тому, чтобы оставаться едиными для внешних сил, но не давить при этом на республики». ( Серго Берия… — с. 40 – 41.)

И так буквально по каждому пункту программы бериевских «реформ».В общем, предложенный Берией по приказу своих западных хозяев тогдашней советской элите план по стремительной реставрации частновладельческого капитализма и столь же стремительное разрушение СССР не нашел в тот момент, мягко говоря никакого понимания со стороны ее абсолютного большинства.

Несмотря на свой весьма и весьма невысокий интеллектуальный уровень, тогдашняя советская правящая элита все же смогла понять, что бериевская программа буржуазной реставрации в СССР, неизбежно приведет к гражданской войне внутри страны и иностранной военной интервенции, причем с использованием всех видов оружия массового поражения, что гарантировало практически полное уничтожение тогдашних советских элитариев, членов их семей и ближайших родственников.

То, что эти опасения были вполне основательными и очень весомыми свидетельствует содержание скандально известной «Директивы 20/1» принятой Советом национальной безопасности США 18 августа 1948 года и определявшим будущую оккупационную политику США в отношении СССР после его военного разгрома.

В одном из ключевых разделов этого документа именовавшимся «Проблема декоммунизации», по этому поводу в частности, достаточно четко и откровенно говорилось следующее: «Нам предстоит принять решительные меры, чтобы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада в ней советского режима. Наилучший выход для нас – разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию и позаботиться о том, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть.  Как быть с Коммунистической партией – это в высшей степени сложный вопрос. На любой территории, освобожденной от Советского управления, мы столкнемся с человеческими остатками Советского аппарата власти. Вероятно, что в случае упорядоченного отвода войск с нынешней советской территории, местный аппарат коммунистической партии уйдет в подполье, как он проделал это в районах, захваченных немцами во время последней войны. Затем он снова всплывет в виде партизанских групп и отрядов. На этой стадии проблема обращения с ним будет относительно простой; нам нужно лишь предоставить необходимое вооружение и военную поддержку любой некоммунистической власти, способной контролировать район, и разрешить этой власти обращаться с коммунистическими бандами в соответствии с традиционными методами российской гражданской войны. Более сложную проблему будут представлять собой рядовые члены компартии или госаппарата, которые будут разоблачены и арестованы, либо сдадутся на милость наших сил или любой российской власти, существующей на территории. Здесь мы снова должны избегать брать на себя ответственность за распоряжение судьбой этих людей или за отдачу прямых приказов местным властям по этому поводу. Мы можем быть уверены, что такая власть будет более, чем мы, способна судить об опасности, которую эти экс-коммунисты представляют для нового режима, и обойтись с ними таким образом, чтобы предотвратить возможный вред от них в будущем. И, так мы не должны ставить своей целью проведение нашими войсками на территории освобожденной от коммунизма, широкой программы декоммунизации. В целом, мы должны оставить, это на долю любых местных властей, которые придут на смену советской власти». ( газета «Знание – Власть» — 1998 — № 31 – с.1, а так же Н. Н. Яковлев. ЦРУ против СССР — М.: «Правда», 1983.)

Понятное дело что этот совершенно секретный для того времени американский правительственный документ, довольно быстро оказался в руках советской разведки и стал достоянием тех, кто в тогдашнем СССР, что называется «принимал решения».

Но американская тупость, это не злостная выдумка юмориста и шоумена Задорнова («Ну, они же тууупыыыее»), это реальность. И, словно для доказательства этого непреложного факта, спустя три года данная совершенно секретная директива в художественной форме была фактически полностью опубликована тиражом в несколько сот тысяч экземпляров в специальном номере популярного в то время американского журнала Collier’s («Кольерс») вышедшего в свет 27 октября 1951 года. Тема, этого специального номера данного журнала звучала так: «Разгром и оккупация России, 1952 – 1960 годы».

Над подготовкой этого номера работали знаменитые американские писатели, историки, военные, политологи, экономисты, журналисты и даже сенаторы, а последнее «добро» дал сам госдеп США. Цель данного спецвыпуска этого журнала определялась в нем же следующим тезисом: «Советское правительство должно изменить свои взгляды и политику. Если этого не произойдет, то, несомненно, настанет день, когда это правительство исчезнет с лица Земли. Кремль должен принять решение. И если советские руководители не изменятся, им следует понять, что свободный мир будет бороться. Будет бороться и победит».

На 132 — х страницах данного специального журнала под заголовком: «Поражение и оккупация СССР, 1952 — 1960», был подробно расписал план третьей мировой войны и последующей оккупации СССР «силами демократии», прежде всего США — с точным указанием дат, поводов, событий, даже настроений людей на бывших советских территориях. На захват Советского Союза и установление своей «демократии» американцы отвели 8 лет, с 1952 по 1960 год.

Данный выпуск сразу же стал сенсацией в мире. В Европе эксперты заявили, что это почти «официальный американский план третьей мировой войны». Советские публицисты назвали проект «бредовыми фантазиями».

И, так краткое содержание данного специального выпуска журнала «Кольерс». В 1952 году, после покушения советских спецслужб на главного югослава Тито, войска СССР и соцстран Восточной Европы вторглись в Югославию.

Западная Европа выступает категорически против оккупации, и тогда советская армия начинает воевать уже со всей Европой. В то же время советские спецслужбы организуют провокации в США. И тогда при одобрении ООН Америка наносит удары по Советскому Союзу. В ответ СССР бомбит Нью-Йорк, военные базы на территории США, Лондон. А потом Советы сбрасывают атомную бомбу на Вашингтон.

Обозленные «наглостью»  Сталина, Штаты сбрасывают атомную бомбу на Москву (в журнале опубликована картинка, как это будет выглядеть).

Уничтожены Кремль, Красная площадь, собор Василия Блаженного.

Через три года после начала Третьей мировой войны Советский Союз побежден и оккупирован.

Сталин умирает, его сын и приемник на посту лидера СССР генерал — лейтенант Василий Сталин,

по воле авторов рисунка из журнала Collier’s, добровольно сдался сдается в плен американцам.

Далее американский журнал сообщал, о том кто предложит США официальную капитуляцию СССР: «Во главе СССР становится Лаврентий Берия. Он и подписывает с американцами акт капитуляции СССР».

В Сибири и на Урале выпускают из тюрем политзаключенных, и они помогают американцам свалить советский режим.

На Колыме бывшие заключенные создают «Автономную республику зеков» и сотрудничают с новыми оккупационными властями.

Американцы устанавливают оккупационный строй. СССР расчленен. Украина, Белоруссия, Прибалтика отваливаются от СССР. Японцы забирают Курилы. Литва — Калининград.

О жизни в бывшем СССР после победы над ним Америки подробно описал в журнале Collier’s знаменитый тогдашний английский писатель Артур Кестлер. В правительство «новой России» входят диссиденты, с которыми боролся Сталин. Появляются новые партии, КПСС почила. Русских детей, которые выигрывают это право в лотерее, в которой с радостью участвует все население России, Украины, Белоруссии, расселяют в американских семьях, чтобы они учились жить в демократии. Всем бесплатно раздают мини-приемники, настроенные только на «Голос Америки». Все промышленные предприятия страны переданы иностранцам. Писателей учат писать правильные произведения американские и английские писатели. Учатся сочинять по-новому Шолохов, Фадеев, Эренбург. Шолохов теперь пишет бестселлеры о красивой жизни «новой России». Эренбург заклеймил сталинский режим в романе «Великий обман».

Московская газета вместо «Вестей с полей» печатает на первой странице воспоминания звезды Голливуда «Как я любила и разлюбила».

Бывшие советские женщины рвутся на показ мод на стадион «Динамо» в Москве и Республиканский стадион в Киеве. На них все еще печать «совка», но они с горящими глазами рассматривают модные одежды.

После всего вышеизложенного в данном секретном американском государственном руководящем документе наверно нетрудно понять причины появления по отношению к личности Лаврентия Берии со стороны остальных советских партаппаратчиков, той самой «жгучей, лютой, утробной, животной ненависти», которой, потом так удивлялся писатель Александр Бушков.

Единственное что странно, что этого не понимал сам Берия, предлагая своим коллегам по руководству СССР, принять план своих буржуазно – либеральных реформ, и тем самым произвести самоубийство себя и убийство своих близких, причем в самой изощренно мазохисткой форме, в том числе от рук, выпущенных на свободу зэков.

Еще мягко говоря более странным, а если точнее откровенно дебильным является поведение американских хозяев Берии, которые его на страницах популярного многотиражного журнала, в наглую засветили как человека, который возглавит марионеточный проамериканский режим в СССР после его разгрома США и одновременно предлагали правящей элите СССР добровольно перед ними капитулировать обещая ей в обмен на это максимально мучительную садисткую смерть.

Понятно, что единственным ответом на подобные мягко говоря шизофренические предложения американцев переданные правящей советской элите через Берию мог быть только один ответ – публичная ликвидация самого Берии.