Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Создание и деятельность органов государственной власти в Крыму и Севастополе, и образование Крымской АССР в ноябре 1920 – в 1921 году
Прочитано 11833 раз(а), написано 07.04.2014 в 04:59

Константин  Колонтаев  Создание и деятельность органов государственной власти в Крыму и Севастополе, и образование Крымской АССР в ноябре 1920 – в 1921 году

СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I СОЗДАНИЕ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В КРЫМУ И СЕВАСТОПОЛЕ В НОЯБРЕ 1920 – НОЯБРЕ 1921 ГОДА

Часть 1. Создание системы чрезвычайных органов государственной власти в Крыму и в Севастополе в ноябре 1920 – январе 1921 года

Часть 2. Прекращение деятельности чрезвычайных органов государственной власти (ревкомов) и создание Советов в Крыму и в Севастополе в июне – ноябре 1921 года

ГЛАВА II  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ КРЫМА В НОЯБРЕ 1920 – В 1921 ГОДУ

Часть 1. Деятельность ревкомов Крыма и Севастополя в ноябре 1920 – июле 1921 года

Часть 2. Деятельность Советов Крыма и Севастополя в июле – ноябре 1921 года

ГЛАВА III  ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОЙ АССР

Часть 1. Внешнеполитические аспекты создания Крымской АССР в 1921 году

Часть 2. Деятельность крымских партийных и советских органов по созданию в 1921 году  Крымской АССР

Часть 3. Первый Съезд Советов Крыма и образование Крымской АССР

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Тема государственного строительства на территории Крыма и Севастополя в течение первого года после окончания там Гражданской войны до сих пор еще почти не изучена. Особенно это касается деятельности чрезвычайных органов тогдашней Советской власти в лице революционных комитетов (ревкомов), и причин создания в 1921 году Крымской Автономной Советской Социалистической Республики, в состав которой также вошел и Севастополь. Раскрытию и анализу этих исторических проблем и посвящена данная работа.

Впервые мысль о создании Советами чрезвычайных организаций – ревкомов, для непосредственного руководства и проведения вооруженного восстания, высказал В. И. Ленин в годы Первой русской революции 1905–1907 годов, в своей работе «Роспуск Думы и задачи пролетариата».

Однако свое практическое осуществление идея ревкомов получила только в августе – октябре 1917 года, в период борьбы с мятежом генерала Корнилова, а затем подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции в виде военно-революционных комитетов.

Победа Октября и процесс установления Советской власти вызвала изменение в направлении деятельности ревкомов, которые из органов подготовки и проведения вооруженного восстания стали становиться органами государственного управления. По мере укрепления Советов военно — революционные комитеты передавали им функции управления государством и прекращали свое существование.

Однако, начавшаяся вскоре Гражданская война привела к новому оживлению деятельности ревкомов и последующему их разделению на два типа: ревкомы прифронтовой полосы, создававшиеся с целью укрепления тыла сражающихся советских армий, путем концентрации военной и гражданской власти в руках единого органа власти; вторым видом ревкомов были ревкомы, создаваемые на недавно освобожденных территориях с целью быстрейшего восстановления народного хозяйства, воссоздание Советов и передачи им в дальнейшем всей полноты власти.

Все эти функции ревкомов были юридически закреплены в «Положении о революционных комитетах», принятого ЦК РКП (б) 22 октября 1919 года.

В этом документе определялись функции и структура губернских, городских, уездных и волостных ревкомов. В феврале 1920, данный документ был дополнен «Положением о сельских ревкомах», изданном тогдашним НКВД РСФСР.

Таким образом, к моменту освобождения Крыма от белых в середине ноября 1920 года законодательная база, определявшая структуру и обязанности ревкомов всех уровней, существовала в РСФСР в полностью оформленном и законченном виде.

Согласно этим документам Крымский ревком относился к числу губернских ревкомов, «действующих на освобожденных территориях». Ревкомы данного типа создавались первоначально в составе 3 — 5 человек, затем при них создавался аппарат текущего управления в виде различных подразделений. Все эти подразделения были аналогичны отделам и управлениям исполнительных комитетов тогдашних местных Советов.

Но, в отличие от исполнительных комитетов (исполкомов) местных Советов, ревкомы не выбирались, а назначались и действовали по принципу вертикальной централизации и подотчетности, вышестоящим органам власти.

Во время Гражданской войны и в первый год после нее ревкомы, как чрезвычайные органы Советской власти создавались во всех административных единицах вплоть до крупных сёл включительно, в той или иной тогдашней губернии, объявленной или находящейся на чрезвычайном положении.

Согласно «Положении о революционных комитетах» от 22 октября 1919 года, Крымский губернский ревком состоял из отделов: управления, юстиции, труда, финансового, земельного, продовольственного, здравоохранения, народного образовании, Совета народного хозяйства, управления милиции и рабочее — крестьянской инспекции.

Городские и уездные ревкомы состояли из отделов: управления, юстиции, труда, коммунального, финансового, земельного, продовольственного, социального обеспечения, народного образования, здравоохранения, военного, совета народного хозяйства, статистического бюро, милиции и рабочее — крестьянской инспекции.

Волостные ревкомы состояли из отделов управления, земельного, военного и народного образования.

Сельские ревкомы создавались вначале в селах с населением не менее 300 жителей, затем – не менее тысячи жителей, в составе трёх человек: председатель, секретарь и член ревкома.

Несколько мелких деревень объединялись в один сельский ревком так, чтобы их совокупное население не превышало тысячу жителей, с тем, чтобы расстояние от них до села, где находился ревком, не превышало 10 верст.

В задачу сельских ревкомов входило: выполнение постановлений вышестоящих ревкомов, восстановление разрушенного хозяйства, организация коллективных хозяйств, охрана революционного порядка, борьба со спекуляцией и незаконной продажей, сбор продразверстки или продналога, проведение военных мобилизаций, материальное обеспечение семей красноармейцев, проведение трудовых мобилизаций, наблюдение за санитарным состоянием села и содействие в борьбе с эпидемиями.

Основным подразделением ревкома любого уровня, за исключением сельских, являлся отдел управления, который осуществлял административную власть на территории подведомственной тому или иному ревкому, и координировал работу других отделов ревкома. Заведующий отделом управления являлся первым заместителем председателя соответствующего ревкома.

Основными задачами отдела управления, согласно действующим инструкциям, являлись: организация органов административного управления и руководство их деятельностью, текущее административное управление, организация выполнения общественных повинностей, учет населения, изоляция вредных для общества элементов.

Отдел управления состоял из нескольких подотделов и управлений, подотделы: общий, инструкторско-информационный, общественных работ и повинностей, ЗАГС; управление эвакуации и управления милиции.

Функциональные обязанности и структуры подотделов и управлений отдела управления были следующими:

Общий подотдел – наблюдал за правильным исполнением декретов, постановлений и распоряжений административного характера центральной и местной власти; осуществлял предварительное рассмотрение вопросов об организации новых и изменении старых административных единиц, решал вопросы гражданства, выдавал разрешения на выезд за границу; регистрировал мандаты прибывающих по служебным делам или выдаваемые местными учреждениями, выдавал разрешение на изготовление печатей, штампов, бланков.

Информационно — инструкторский подотдел – публиковал декреты и распоряжения центральных и местных властей, служебную и инструкторскую литературу, собирал и обрабатывал сведения о работе и нижестоящих органов, информировал выше и нижестоящие органы о работе ревкома, инструктировал и посылал на месте инструкторов для организации и постановки органов, подведомственных отделу управления, наблюдал за законностью и целесообразностью распоряжений административного характера подведомственных ревкому учреждений; вырабатывал инструкции, циркуляры по ведению делопроизводства и управлению делами в подведомственных учреждениях; готовил инструкторов, организовывал курсы советских работников, участвовал в работе по созыву Советов; вел учет личного состава ответственных работников ревкома и отделов.

Подотдел общественных работ и повинностей состоял из отделения трудовой повинности и отделения лагерных и принудительных работ. Отделение трудовых повинностей ведало организацией и учетом исполнения различных трудовых повинностей. Отделение лагерных и принудительных работ занималось организацией и управлением лагерных и принудительных работ, регистрацией осужденных на принудительные работы без лишения свободы; созданием и управлением лагерей для военнопленных и осужденных, выдачей удостоверений на освобождение из лагерей и от принудительных работ на основании постановлений судебных и административных учреждений. Отделение лагерных и принудительных работ делилось на следующие делопроизводства: а) административное (управление лагерями в пределах территории ревкома); б) учетно-распределительное (распределение осужденных по местам заключения или исправительных работ, сбор и регистрация соответствующего статистического материала).

Подотдел ЗАГС занимался регистрация рождений, смертей, браков, разводов, смены фамилий и так далее.

Рабочее — крестьянская инспекция осуществляла контроль за деятельностью органов государственного управления и народного хозяйства.

Управление милиции – охрана революционного порядка, борьба с его нарушителями, проведение в жизнь постановлений Советской власти.

На тот период времени милиция в РСФСР состояла из городской и уездной, а также промышленной, горной, лесной, железнодорожной и водной милиции.

Уездные и городские управления (отделы) милиции состояли из двух отделов (отделений): отдел службы (охрана наружного общественного порядка) и отдел уголовного розыска (розыскная милиция).

Совет народного хозяйства (совнархоз) – осуществлял непосредственное управление экономикой на территории действия того или иного ревкома, проведение восстановительных работ в промышленности.

Таким образом, структура образованных в Крыму ревкомов полностью соответствовала поставленным перед ними задачам: организация борьбы с политическими противниками Советской власти, восстановление общественного порядка на подведомственной им территории, восстановление промышленности и сельского хозяйства, здравоохранение и культурное строительство, социальное обеспечение, подготовка и проведение выборов в Советы соответствующих уровней.

ГЛАВА I  Создание органов государственной власти в Крыму в ноябре 1920 – ноябре 1921 года

Часть 1. Создание системы чрезвычайных органов государственной власти в Крыму в Крыму в ноябре 1920 – январе 1921 года

Обращаясь к вопросам непосредственного создания ревкомов в Крыму, как органов государственной власти, необходимо отметить, что этот процесс состоял из двух этапов.

Первый этап – это создание временных многопартийных ревкомов. Этот этап приходится на период с 12 по 20 ноября 1920, когда войска белых либо начинали оставлять тот или другой город Крыма, либо полностью покидали его, а войска Красной Армии в него еще не вступали.

В этот период представители местных организаций различных левых партий, обычно коммунистов, левых эсеров, анархистов, а также профсоюзов для предотвращения обстановки безвластия для поддержания нормальных условий жизни города создавали временный революционный комитет, который с помощью освобожденных из плена красноармейцев, или перешедшего на его сторону рядового состава подразделений врангелевской армии и полиции (государственной стражи), поддерживал порядок и нормальный ход жизни в городе до вступления в него частей Красной Армии.

Второй этап – это создание системы постоянных крымских ревкомов. Этот этап наступал после прихода в тот или иной город Крыма частей Красной Армии.

Начало второму этапу создания ревкомов в Крыму положил приступивший к работе 16 ноября 1920, ещё за пределами Крыма, в городе Мелитополе Крымский ревком.

Приказ № 1 Крымского ревкома (Крымревкома) от 16 ноября 1920, провозгласил создании Крымского ревкома в количестве 6 человек во главе с председателем ревкома Бела Куном и его заместителем Ю. Гавеном. Членами Крымревкома согласно этому приказу были назначены: Меметов, Идрисов, Давыдов, Лидэ.

Существуют данные и о более раннем создании Крымревкома, постановлением № 87 от 14 ноября 1920 Реввоенсовета Южного фронта, однако официально согласно Приказу № 1 самого Крымревкома, он начал свою деятельность именно 16 ноября 1920. Об этом, в частности, сообщил в отчетном докладе о деятельности Крымревкома его тогдашний председатель Ю. Поляков на I Всеукраинском учредительном съезде Советов 8 ноября 1921 года.

Согласно этому докладу, за неполный год своего существования Крымревком издал 496 приказов по различным отраслям своей деятельности и провел 120 заседаний, то есть собирался в полном составе каждые 2 – 3 дня.

Создание Крымского и местных ревкомов проходило под фактическим руководством Крымского губернского комитета (губкома) РКП (б), сформированного по указанию ЦК РКП (б) 15 ноября 1920, во главе с Розалией Самойловной Землячкой.

Создание местных ревкомов организовали местные партийные комитеты и политотделы воинских частей, находившихся в тех или иных городах и населенных пунктах. В случае, если в том или ином населенном пункте партийной организации не оказывалось, создание ревкома целиком возлагалось на политотдел, находившейся в нем воинской части, одновременно с этим распускался временный ревком, созданный в период безвластия.

Так, например, Севастопольский городской ревком второго состава был создан вечером 16 ноября 1920 года на совместном собрании горкома партии, Реввоенсоветов Первой и Второй конных армий, 6 — й общевойсковой армии, командования и политотдела 51 — й стрелковой дивизии.

После отчета первоначального временного Севастопольского ревкома данное совместное собрание приняло следующее постановление: «На основании существующих положений РСФСР о ревкомах, созданный ранее ревком считать распущенным, выразив ему благодарность за исполненную работу и организовать революционный комитет Севастополя».

Аналогичным образом с помощью политотдела Латышской дивизии 13 ноября 1920, был создан ревком Евпатории.

14 ноября 1920, политотделом 2 — й кавалерийской дивизии Второй конной армии был образован Бахчисарайский ревком.

Ялтинский ревком был образован 17 ноября 1920, на общем собрании коммунистов Ялты и партийной организации 151 — й бригады 51 — й дивизии, под руководством политотдела этой же бригады.

Последним из постоянных ревкомов в городах Крыма был сформирован 23 ноября 1920, Балаклавский ревком.

Таким образом, создание системы волостных и сельских ревкомов в Крыму закончилось к концу декабря 1920 года.

Созданные таким образом местные ревкомы затем формально утверждались соответствующими приказами Крымревкома, как, пример, можно привести приказ № 6 Крымревкома от 16 ноября 1920, о создании Феодосийского и Перекопского уездных ревкомов.

Учитывая слабость партийных организаций РКП (б) в только что освобожденном от Врангеля Крыме, роль армейских политотделов в создании ревкомов была решающей, особенно в плане укомплектования их кадров. Так, например, для укомплектования аппарата Севастопольского ревкома было направлено 200 моряков и красноармейцев .

Окончательные итоги организационного становления Крымских ревкомов всех уровней и первых результатов их деятельности были подведены на Съезде председателей ревкомов Крыма, состоявшемся 15 февраля 1921, в Симферополе, на котором были заслушаны отчеты о работе Крымревкома, его отделов и отчеты о работе местных ревкомов.

Часть 2. Прекращение деятельности ревкомов и создание системы местных Советов в  Крыму в июле — ноябре 1921 года

Вопрос о продолжительности деятельности ревкомов в Крыму начал обсуждаться практически сразу же после их создания. Это стало одним из главных вопросов на проходившем 21 – 22 декабря 1920, в Симферополе совещания председателей и заведующих отделами управления городских и уездных ревкомов Крыма.

В резолюции этого совещания по данному вопросу говорилось следующее: «Поскольку Крым только как полтора месяца очищен от белых, органы Советской власти недостаточно организованы, население, особенно сельское, недостаточно подготовлено к выборам в Советы, то в них могут пройти антисоветские элементы. Поэтому необходимо пока Крым очищается от белогвардейского элемента оставить у власти военно-революционные органы власти, которые совместно с партийными комитетами поведут самую усиленную кампанию по подготовке населения к предстоящим выборам».

Ввиду отсутствия представительных органов власти в лице Советов местные советы в целях привлечения общественности к делам управления периодически проводили различные общие собрании я, совещания, беспартийные конференции.

Особенно широко эти формы использовались Севастопольским ревкомом. Уже 27 ноября 1920, им было созвано общее собрание всех бывших депутатов городских Советов созывов 1917 — 1919 годов и представителей профсоюзов. На этом собрании выступил председатель Севастопольского ревкома Семён Николаевич Крылов. Им на рассмотрение собрания была представлена программа ближайшей деятельности ревкома, которая затем была собранием одобрена.

Биографическая справка. Семен Николаевич Крылов (апрель 1892, Белый — 13 мая 1935) — российский революционер, участник установления советской власти на Витебщине.

Родился в апреле 1892 года в городе Белый Смоленской губернии (ныне в Тверской области Российской Федерации).

В 1909 году вступил Российскую социал – демократическую рабочую партию (большевиков) В 1909 — 1912 годах вел революционную агитационную работу среди рабочих города Белый, затем среди рабочих московского завода «Гужон».

В 1913 году призван на службу в армию. Участвовал в боевых действиях Первой Мировой войны. В 1917 году имел офицерское звание «поручик». После Февральской революции 1917 года — председатель полкового и дивизионного, заместитель председателя корпусного комитетов.

С 27 октября (9 ноября) 1917 года — военный комендант и начальник гарнизона Витебска, член губернского исполкома и губернского военкомата. В 1919 году — член Витебского губернского комитета РКП (б). С марта 1919 года — командир бригады, дивизии на Южном фронте.

С 20 ноября 1920 по 6 июля 1921 года — председатель Севастопольского революционного комитета (ревкома), затем с 7 июля и до конца августа 1921 — председатель исполкома Севастопольского городского совета. Будучи председателем Севастопольского ревкома написал и летом 1921 года издал в Севастополе книгу «Красный Севастополь», в которой рассказал о своей деятельности и обстановке в Севастополе с 20 ноября 1920 по май 1921 года.

В конце августа 1921, отозван из Севастополя  в Москву в распоряжение ЦК РКП (б) и вскоре назначен заместителем председателя исполкома Витебского губернского Совета.

В 1921 — 1923 годах работает в Витебске как заместитель председателя, а затем председатель Витебского губернского Совета.

В 1923 – 1935 годах председатель Средневолжского краевого комитета ВКП (б), заведующий сельскохозяйственным отделом газеты «Правда», сотрудник аппарата ЦК ВКП (б). Умер 13 мая 1935 года в Калининской области.

———————————————————————————————————————

Затем 5 декабря 1920, в Севастополе, была созвана Первая городская беспартийная конференция. На ней присутствовало 400 делегатов, представлявших рабочих, моряков и красноармейцев Севастополя. На конференции обсуждались вопросы снабжения продовольствием, восстановления народного хозяйства, образования, создания в Севастополе рабочее — крестьянской инспекции.

В дальнейшем беспартийные конференции в Севастополе проходили каждые полтора — два месяца. Всего в Севастополе за время деятельности ревкома прошло три городских беспартийных конференции.

Беспартийные конференции в Севастополе, по мнению председателя Севастопольского ревкома Семёна Крылова, заменяли в период деятельности ревкома городской Совет.

Подготовка к выборам в Советы началась в Крыму весной 1921 года в соответствии с решением VIII Всероссийского съезда Советов: «О проведении выборов местных Советов».

Раньше всех в Крыму выборы в Совет прошли в Севастополе. Они начались 20 июня 1921, и завершились к концу месяца. В Севастопольский городской Совет было избрано 384 депутата (1 депутат от 100 избирателей). Партийный состав Севастопольского горсовета был следующим: 291 коммунист, 1 меньшевик и 92 беспартийных.

В период с 1 по 15 июля 1921, прошла первая сессия вновь избранного Севастопольского городского Совета. На ней был заслушан отчет Севастопольского ревкома о проделанной им за время своего существования работе и избран исполком Совета в составе 15 человек. На состоявшемся сразу после этого заседании исполкома его председателем был избран бывший председатель Севастопольского ревкома Семён Крылов.

В целом по Крыму выборы в местные Советы начались на месяц позже. Постановлением Крымревкома от 21 июня 1921, была образована Крымская избирательная комиссия. К концу июня 1921, избирательные комиссии были созданы во всех административных единицах Крыма.

В начале избирательной кампании Крымский ревком опубликовал специальное воззвание к сельским избирателям, озаглавленное «Кого выбрать в Советы?». В этом воззвании по данному вопросу говорилось следующее: «Не каждого крестьянина можно выбрать в Советы. Если крестьянин по недомыслию тянется за помещиком его не нужно выбирать. Если крестьянин был раньше кулаком его не нужно выбирать. Нужно зорко следить, чтобы в Совет не прошел бывший полицейский, жандарм, бандит, дезертир. Лучше всего, если в деревне есть коммунист. Его нужно избрать в Совет, конечно, если это настоящий коммунист. Если коммунист пьянствует, берет взятки его нельзя выбирать, а надо сообщить в город партийному комитету, чтобы его исключили из партии. Почему надо выбирать коммуниста? Потому что коммунист не собьется с пути, всегда будет гнуть линию за бедняков, заботиться о голодных, добывать семена для посева. Коммунист всегда будет знать, как надо поступать, чтобы укрепить сельское хозяйство. Но в деревне коммунистов немного, в некоторых нет совсем. Там надо выбирать честных и толковых крестьян, которые все силы положат на улучшение крестьянского хозяйства и всей рабочее — крестьянской республики».

Таким образом, крестьянам сообщались принципы, которыми они должны были руководствоваться при избрании депутатов в Советы всех уровней, но, прежде всего, в сельские и волостные Советы.

Выборы в местные Советы Крыма проходили в три этапа. В июле 1921, прошли выборы в городские Советы. Было избрано 1093 депутата, абсолютное большинство из которых составили коммунисты и им сочувствующие. Так, например, в Симферопольский городской Совет было избрано 306 депутатов. Из них 250 коммунистов и сочувствующих, 2 эсера, остальные беспартийные.

В августе — сентябре 1921, прошли выборы в районные Советы. В конце октября – начале ноября 1921, прошли выборы в уездные съезды Советов. В них принимали участие депутаты районных, волостных и сельских Советов, находившихся на территории того или иного уезда. На уездных съездах советов было избрано 428 делегатов на I Всекрымский съезд Советов, который состоялся 7 – 8 ноября 1921, в Симферополе.

Съезд заслушал отчет Крымского ревкома, принял Конституцию Крымской АССР, избрал Центральный исполнительный комитет (ЦИК) Крымской АССР в составе 50 членов и 15 кандидатов члены.

На своем первом заседании 8 ноября 1921, Центральный исполнительный комитет Крымской АССР избрал Президиум в количестве пяти человек. Председателем Центрального исполнительного комитета был избран Ю. П. Гавен.

Затем Центральный исполнительный комитет утвердил состав Совета Народных Комиссаров (Совнарком) Крымской АССР во главе с Саидом Галиевым. Таким образом, завершился процесс передачи власти в Крыму от ревкомов к Советам.

ГЛАВА II  Деятельность органов государственной власти Крыма с ноября 1920 по конец 1921 года

Часть I. Деятельность ревкомов Крыма в ноябре 1920 – июле 1921 года

Говоря о деятельности ревкомов в указанный период, необходимо остановиться на той ситуации, которая сложилась в Крыму в середине ноября 1920 года к моменту начала деятельности ревкомов и, прежде всего, состоянии экономики, которая находилась в состоянии крайней разрухи.

Экономическая разруха в Крыму, на тот период времени, коснулась, прежде всего, системы денежного обращения, промышленности и транспорта.

Причиной экономического кризиса заключалась в том, что экономическое положение Крыма в период режима генерала Врангеля, до установления Советской власти характеризовалось развалом производства при расцвете торговли и посреднической спекуляции.

К моменту краха врангелевского режима финансовая система Крыма находилась в стадии окончательного разрушения. При тогдашнем 609 -тысячном населении Крыма к концу 1920 года, на его территории находилось в обращении 300 миллиардов рублей бумажных денег и еще столько же были отпечатаны за границей, но ещё не были доставлены в Крым.

Крупная промышленность Крыма к ноябрю 1920, практически прекратила свое существование. К началу осени 1920, остановились Севастопольский морской и Керченский металлургический заводы, большая часть оборудование Симферопольского авиастроительного завода «Анатра» и Сакского бромного заводов была вывезена за границу.

Из оставшихся примерно 400 мелких полукустарных предприятий Крыма производство с трудом поддерживалось на 270.

К ноябрю 1920, выпуск промышленной продукции в Крыму, по сравнению с 1913 годом сократился в 3 раза, численность занятых в промышленности сократилась в два раза и составляла 9 тысяч рабочих и служащих.

Распад промышленности усугублялся разрухой на транспорте. Практически прекратил существование морской торговый флот. Крупные суда, за исключением явно непригодных к эксплуатации, были угнаны за границу при эвакуации врангелевских войск из Крыма. Не лучше было положение железнодорожного транспорта, грузооборот которого сократился в 10 раз, а пассажирские перевозки прекратились вовсе.

И без того катастрофическое положение Крымской промышленности и всего населения Крыма усугублял топливный кризис, начавшийся в последние месяцы существования врангелевского режима. С сентября 1920, полностью прекратилась добыча угля в Бешуйских копях под Бахчисараем, а добыча нефти на Керченском полуострове с 4 тысяч тонн в 1913 году сократилась к концу 1920 года до нескольких тысяч пудов. В результате отсутствия топлива в городах Крыма остановились электростанции и водопровод.

В этих условиях, в наиболее благоприятном положении оказался Севастополь, в котором после эвакуации врангелевских войск остался месячный запас разных видов топлива (75 тысяч пудов) и трехнедельный запас продовольствия.

Сельское хозяйство в Крыму, в целом, к концу 1920 года пострадало, значительно  меньше чем промышленность. Однако, положение с продовольствием и сельскохозяйственным сырьем на полуострове, было крайне тяжелым, так как пребывание на сравнительно ограниченной территории Крыма 150 — тысячной врангелевской армии и 300 тысяч беженцев привело к резкому уменьшению запасов продовольствия и, прежде всего, зерна и самое главное, резкое сокращение количества рабочего скота в результате мобилизации в армию нескольких десятков тысяч лошадей, главной тягловой силы тогдашней деревни.

Кризис сельского хозяйства, прежде всего, проявлялся в сокращении посевных площадей. И если сокращение площадей посевов зерновых к ноябрю 1920 года по сравнению с 1913 годом,  было сравнительно незначительным с 655 до 548 тысяч десятин (15 %), то площади и соответственно производство технических культур, виноградников и садов сократилось катастрофически.

Например, площадь виноградников сократилась с 8622  до 5570 десятин или почти на 40 %, табачных плантаций – в 6 раз. Это сразу поставило на грань голода население предгорных и горных районов Крыма, занимавшихся выращиванием технических культур и, прежде всего, табака.

Развал экономики непосредственно влиял на социально-политическую обстановку в Крыму. Среди населения распространялись, с одной стороны, апатия, пассивность, неверие в возможность властей что-либо изменить в лучшую сторону, и одновременно с этим шел быстрый рост общеуголовной и политической преступности, как в городах, так и в сельской местности. В конце 1920 – начале 1921 года в горнолесных местностях Крыма действовало свыше 200 банд, уголовного и политического характера общей численностью около 10 тысяч человек.

Так же общественно — политическую обстановку в Крыму осложняла его тогдашняя национально — религиозная пестрота, когда на ограниченной территории полуострова  проживало 59 национальных общин, в том числе русских и украинцев – 51%, крымских татар – 24%, евреев – 7%, немцев – 6%, греков – 3,3%, армян – 1,7%, болгар – 1,5% и значительное количество других национальностей .

За влияние своих национальных групп боролись различные национальные организации и партии, часто действовавшие под видов национально-культурных обществ и кооперативов, как, например, «Крымский союз южно-русских колонистов германской расы» («Бундестрой»), еврейское объединение потребительских кооперативов «Самодеятельность», объединение крымско — татарских сельскохозяйственных кооперативов «Шеркет».

Таким образом, к концу 1920 года экономическая и социально-политическая обстановка в Крыму представляла запутанный тугой узел проблем, разрубить который можно было только путем проведения в жизнь системы чрезвычайных и энергичных мер с помощью соответствующих жестко централизованных организационных структур, какими были созданные в то время в Крыму ревкомы.

Первым шагом Крымского ревкома на пути к преодолению экономического кризиса, стали меры по оздоровлению денежной системы в Крыму. Приказом № 5 от 18 ноября 1920, Крымский ревком объявил о национализации банковской системы Крыма, а 23 ноября 1920 года было отдано распоряжение о прекращении хождения на территории Крыма всех денежных единиц, кроме советских денежных знаков. На следующий день 24 ноября 1920, всем рабочим и служащим государственных предприятий и учреждений Крыма и Севастополя, было выплачено двухмесячное жалование в советских денежных знаках.

Эта мера позволила значительно оздоровить денежный оборот в Крыму, устранив параллельное хождение примерно шести денежных единиц (царские рубли, денежные знаки Временного правительства («керенки»), карбованцы Центральной рады, гривны режима гетмана Скоропадского, рубли Деникина и Врангеля), и таким образом, сняв давление непомерно разбухшей денежной массы на потребительский рынок и значительно подорвав финансовую базу для всех видов спекуляции.

Говоря об управлении экономикой Крыма со стороны Крымревкома, нужно отметить, что она шла по двум направлениям: путём издания специальных приказов Крымревкома по разным вопросам экономической жизни, которые принимались к исполнению местными ревкомами, но главным образом через деятельность созданного Крымским ревкомом 17 ноября 1920 года, специального органа по оперативному управлению экономикой полуострова – Крымского Совета народного хозяйства («Крымсовнархоз») .

Во главе Крымсовнархоза находился председатель, имевший несколько заместителей, осуществлявший управление через коллегию Крымсовнархоза.

Центральным органом управления экономикой в Крымсовнархозе являлась его «Производственная комиссия», созданная в конце декабря 1920 года. В её функции входили вопросы экономического планирования в общекрымском масштабе.

Уже к февралю 1921, «Производственной комиссией», была разработана программа экономического развития Крыма на 1921 год, исходившая из возможностей производственных мощностей, находившихся под управлением Крымсовнархоза 400 предприятий, в большинстве своем кустарного типа.

Однако выполнить данную программу не удалось из-за топливного, продовольственного и финансового кризисов, сотрясавших Крым в 1921 году. Так, в частности, неотпуск центральными органами кокса, сорвал ввод в строй Керченского металлургического завода; не поставленные из центра 50 тысяч пудов сахара сорвали программу восстановления консервной промышленности.

Крымсовнархоз состоял из следующих отделов: общего, финансово — сметного, отдела химической промышленности, металлов, горно — соляной промышленности, полиграфической, транспорта, топлива, кустарной промышленности, пищевой, кожевенной, табачной и швейной промышленности.

Кроме отделов в составе Крымсовнархоза действовал научно — технический совет, уже упоминавшаяся производственная комиссия, а также комиссия по снабжению и комиссия по лесу.

К концу ноября 1920 года было завершено создание центральной структуры Крымсовнархоза, были созданы все его отраслевые отделы. Спустя месяц в конце декабря 1920, было закончено создание отделов народного хозяйства в составе городских и уездных ревкомов, завершившихся проведением 23 декабря 1920, съезда уездных и городских отделов народного хозяйства Крыма, результатом которого стало закрепление связи Крымсовнархоза с его органами на местах и местными ревкомами.

В связи с введением новой экономической политики и изменениями условий хозяйствования в начале лета 1921, было произведено изменение производственной программы Крымсовнархоза и его структуры. Так, например, в ходе Всекрымского совещания совнархозов с участием профсоюзных комитетов, состоявшегося 28 июня 1921, был намечен ряд мер по совершенствованию деятельности совнархозов и проведением её в соответствие с новыми условиями хозяйствования.

В ходе осуществления принятых данным совещанием постановлений, к концу лета 1921, в Крыму были ликвидированы отделы народного хозяйства уездных и городских ревкомов (за исключением Севастопольского совнархоза), их заменили уполномоченные Крымсовнархоза по городам и уездам Крыма. В результате были примерно в десять раз сокращены штаты местных экономических органов (вместо 200 – 400 сотрудников местных совнархозов до 20 — 50 при уполномоченных).

Одновременно была упорядочена структуры и сокращены штаты самого Крымсовнархоза. После реорганизации он состоял из четырёх отделов: организационного, финансового, снабжения, производственно — технического и четырёх управлений, охвативших отрасли сельской промышленности, химической, горно — соляной, металлообрабатывающей, топливной, полиграфической, кожевенной, швейной и кустарной промышленности. Штат Крымсовнархоза после реорганизации сократился с 1000 до 300 человек.

Первыми шагами Крымревкома в экономической сфере стал учет доставшегося ему имущества и последующая его национализация. В результате, в течение ноября — декабря 1920, были учтены и национализированы все отрасли производств, транспорт и торговля.

Большая часть национализированных предприятий представляли собой малые полукустарные предприятия полиграфической, легкой, пищевой промышленности и производства стройматериалов.

Говоря о результатах учета и национализации промышленности, газета «Красный Крым» в номере от 8 декабря 1920, сообщала о следующих показателях национализации промышленности Крыма: мыловаренных заводов – 8, винокуренных заводов – 5, пивных заводов – 5, стекольных заводов – 2, дрожжевых заводов – 1, уксусных заводов – 1, консервных фабрик – 5, клеевых, паточных и крахмальных фабрик – 6, фабрик повидла и варенья – 11, макаронных фабрик – 4, конфетных фабрик – 2, галетная фабрика – 1, колбасных фабрик – 4, мельниц – 46, текстильных фабрик – 17, кожевенных заводов – 19, типографий – 13. На каждой из национализированных фабрик работали в среднем от 5 до 20 рабочих.

Наиболее крупными объектами, подвергшимися национализации, являлись: Керченский металлургический завод – мощность 7500 пудов чугуна в сутки, рудники Керченского и Феодосийского уездов с запасами железной руды в 60 млрд. пудов, месторождение нефти, серы и каменоломни Керченского полуострова, карьеры по добыче цементного сырья и Бешуйские угольные шахты под Бахчисараем.

Одним из крупных объектов национализации стал транспорт. К концу декабря 1920, был национализирован весь морской транспорт, портовые сооружения, железные дороги, в том числе и строящиеся железнодорожная линия Джанкой – Перекоп, узкоколейная железная дорога Бахчисарай – Бешуйские копи, 600 километров шоссейных дорог с мостами и зданиями, автомобильный и гужевой транспорт.

Завершением процесса учета и национализации стала проведенная в Крыму по указанию председателя Совнаркома РСФСР В. И. Ленина в апреле – мае 1921, комплексна социально — демографическая, промышленная и сельскохозяйственная перепись. Для её проведения из Москвы было выделено Крыму 30 млн. рублей и 200 пудов бумаги.

При проведении национализации были допущены ошибки, которые затем отмечали и её организаторы. Так, председатель Севастопольского ревкома С. Крылов, спустя год в  изданной в Севастополе в 1921 году, своей книге «Красный Севастополь», писал об этом следующее: «Здесь необходимо отметить одну ошибку, совершенную нами. Вместе с крупными фирмами и магазинами были национализированы товары в мелких лавках и даже базарных ларьках. Этого, конечно, делать не следовало. Результаты малые, а озлобление мелкой буржуазии большое». Далее, там же, он отметил, что национализация торговли «дала небольшое количество товаров и продуктов, которые пошли в основном на снабжение армии и флота».

Восстановление промышленности в 1921 году происходило очень непросто. На это влияли не только объективные факторы промышленной разрухи, доставшиеся в наследство новой власти от прежних режимов, периода гражданской войны, но и целый ряд собственных ошибок, в частности, продолжительное пребывание в Крыму почти полумиллионной группировки войск Южного фронта, привели к тому, что большая часть из доставшихся в качестве трофеев потребительских товаров и, прежде всего, тканей, кожи и продовольствия, ушли на военные заказы. Большая часть необходимого для промышленности сырья, материалов и оборудования была вывезена из Крыма на восстановление Донбасса.

В результате к началу 1921 года, более — менее была возобновлена работа легкой и пищевой промышленности, имевшей или получавшей сырье для выполнения в конце 1920 – начале 1921 года, военных заказов.

Другой причиной, затруднявшей восстановление промышленного производства, являлся недостаток его финансирования. Так программой восстановления промышленности Крыма в 1921 году, разработанного Крымсовнархозом, предусматривалось получение из центра 382 млрд. рублей, фактически было получено 42 млрд. рублей.

Более успешно проходило восстановление промышленности в Севастополе. Большим напряжением сил удалось возобновить работу основного промышленного предприятия города – Севастопольского морского завода, фактически закрытого в конце октября 1920, незадолго до эвакуации войск Врангеля. На заводе было занято около 80% рабочих и служащих Севастополя.

Несмотря на острейший топливный кризис в период декабре 1920 – январе 1921, Севастопольский морской завод продолжал работать, перейдя на дровяное топливо, пока в конце января 1921, в Севастополь наконец начал поступать уголь из Донбасса.

Выделенные вскоре 1 млн. рублей и несколько вагонов продовольствия, позволили, наконец, стабилизировать работу Севастопольского морского завода.

В результате к концу 1921 года Севморзавод достиг 70% прежней мощности и на нём было отремонтировано 89 судов и 3 дока.

Так же в этот период в Севастополе была восстановлена работа всех средних предприятий, причем производительность полиграфической промышленности превысило довоенный уровень.

Восстановление промышленности было невозможным без преодоления топливного кризиса. Из собственных, довольно ограниченных энергоресурсов Крым имел довольно значительные месторождения каменного угля в горном поселке Бешуй недалеко от Бахчисарая.

Но проблема Бешуйского угольного месторождения на тот момент состояла не столько в возобновлении добычи угля, а больше в его вывозе. С целью её решения Крымревком приказом № 133 от 17 декабря 1920, возобновил строительные работы на железнодорожной ветке, соединявшей станцию Сюрень (нынешняя Сирень) с Бешуйскими копями.

Спустя четыре месяца, 28 апреля 1921, эта железнодорожная ветка вошла в строй и с её помощью добытые в январе – августе 1921, 160 тысяч пудов бешуйского угля были доставлены во все районы Крыма.

Координировала работу по добыче и распределению топливных ресурсов в Крыму созданная Крымским ревкомом 23 декабря 1920, Крымская чрезвычайная топливная комиссия.

Ограниченность топливных ресурсов Крыма не давало ему возможности преодолеть топливный кризис самостоятельно, поэтому основная возможность в преодолении топливного кризиса в Крыму зависела от централизованных поставок. В течение 1921 года в Крым поступило из республик Северного Кавказа 285 тысяч пудов нефти и нефтепродуктов и около 3 млн. пудов дров.

В преодолении топливного кризиса в Севастополе зимой 1920 — 1921 года большую помощь оказал Черноморский флот. Это позволило всю зиму 1920 – 1921 года, не допускать перебоев в электро  и водоснабжении города.

По мере восстановления угольных шахт Донбасса в течение 1921 года и постоянного увеличения количества поставляемого оттуда в Крым угля, топливный кризис на полуострове к осени 1921 года был в основном преодолен.

Говоря о положении в сельском хозяйстве и продовольственном вопросе в рассматриваемый период, необходимо отметить, что, несмотря на упадок сельского хозяйства Крыма, оно к концу 1920 года, находилось все же в лучшем положении, чем промышленность и транспорт. Спад в его основных показателях по сравнению с довоенным периодом составлял от 10 до 20% .

Первыми шагами Крымревкома в сельском хозяйстве, как и в промышленности, стали меры по учету и национализации. Они, прежде всего, коснулись крупных помещичьих имений и племенных пород мясомолочного и рабочего скота, в большинстве своем находившегося в крупных частновладельческих имениях. Этому был посвящен Приказ № 108 Крымревкома от 14 декабря 1920 года «О взятии на учет и охране бывших частновладельческих имений, составляющих народное богатство Крыма».

Для управления этими имениями создавались рабочие комитеты в количестве 3 — 5 человек из числа занятых в них рабочих и служащих. Приказ № 9 Крымревкома от 19 ноября 1920, опре6делял порядок регистрации и выдачи охранных свидетельств для поголовья племенного скота.

Для учета, заготовки и распределения продовольствия решением Обкома РКП (б) и приказом Крымревкома 19 ноября 1920, был создан Продовольственный комитет Крыма . Сразу же после своего создания Продовольственный комитет ввел продразверстку.

В ходе проведения в Крыму продразвёрстки зимой 1920 — 1921 года в продовольственный фонд Крыма было собрано 2 млн. 800 тысяч пудов (400 тысяч тонн) зерна, из которых несколько сот тысяч пудов было передано на посевные, остальное использовано для потребительских целей.

Начиная с декабря 1920, Крымревком приступил к коренным преобразованиям в сельском хозяйстве Крыма. На базе национализированных помещичьих имений к концу марта 1921 года было создано 978 совхозов, занимавших 1 млн. 150 тысяч десятин обрабатываемой земли.

Все эти преобразования в сельском хозяйстве Крыма, проводились при активной поддержке из центра, так 3 марта 1921, постановлением Совнаркома РСФСР на развитие совхозов Крыма было выделено 1 млрд. рублей.

К концу марта 1921, дальнейшее проведение процесса создания государственных предприятий (совхозов), в сельском хозяйстве Крыма, пришлось прекратить, так как, они вызывали резкое недовольство крымского крестьянства. Это было вызвано тем, что при национализации бывших помещичьих имений и организации на их базе совхозов, были конфискованы вместе с частными помещичьими землями и земли, арендуемые крестьянами у помещиков. Кроме того, создание такого большого количества совхозов не позволило наделить дополнительной землей большинство нуждавшихся в ней крестьян, что также вызывало их недовольство против Советской власти.

В результате, реально оценив сложившуюся обстановку в селе, Крымревком оперативно пошел на уступки крестьянству, отчего к концу мая 1921, численность совхозов в Крыму была сокращена более чем в 9 раз, составив 102 совхоза со 127 тысячами десятин земли.

Образовавшийся в результате этого излишек земельных площадей был использован для раздела их между индивидуальными крестьянскими хозяйствами.

Кроме структурных преобразований в сельском хозяйстве Крымревкомом и местными ревкомами проводилась большая работа по проведению весенних полевых работ 1921 года. В крупных городах Крыма из рабочих промышленных предприятий и специалистов воинских частей были созданы специальные отряды для работы в деревне, главным образом для ремонта сельхозтехники.

Для проведения посевной кампании было выделено несколько тысяч сотен пудов зерна, в том числе 90 тысяч пудов по севастопольской зоне. Было восстановлено 50% довоенных площадей садовых и технических культур (по Севастополю около 85%).

Таким образом, предпринятые меры давали надежды на восстановление довоенного объема сельскохозяйственного производства к осени 1921 года, и как следствие, подъем промышленности Крыма, большая часть которой состояла из предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и сырья. Однако этим планам не суждено было сбыться. Засуха летом 1921 года привела к гибели 42, 6% посевов (240 тысяч десятин), двух третей голов рогатого скота. Уцелевшие посевы зерновых культур дали максимум 10 пудов зерна с десятины.

Начавшийся в середине лета 1921 года голод охватил 25% населения Крыма. В результате, к концу 1922 года, главным образом вследствии смерти от голода численность население Крыма сократилось на 21 %.

Причиной голода 1921 – 1922 годов в Крыму помимо последствий общей экономической разрухи и засухи стало также и преждевременное и нерациональное израсходование запасов продовольствия в Крыму, собранных в ходе продразверстки зимой 1920 – 1921 года. Большая часть этих запасов была использована для снабжения многочисленной группировки армий Южного фронта, находившихся в Крыму в ноябре 1920 – январе 1921 года.

Одновременно с этим крымские власти не сумели вовремя соответствующим образом оценить складывающуюся обстановку и с опозданием обратились за помощью к центральным властям. В результате чего продовольственная помощь из центра (750.000 пудов хлеба) начала поступать только в конце 1921 года.

В результате голода в период сентября 1921 до мая 1922 года в Крыму умерло около 120 тысяч человек, в том числе в Севастополе – около 17 тысяч. Среди умерших  от 80 до 90  тысяч человек или около 80% составляли крымские татары.

Основная масса русского населения среди умерших в Крыму от голода (17 тысяч человек), в основном была жителями Севастополя.

Динамика смертности от голода в Севастополе в 1922 году выглядела следующим образом: февраль – умерло 4311 человек, март – 5670, апрель — 4173, май – 870, июнь – 163. (Веренкина Т. Н. «Здравоохранение Севастополя» — Севастополь: Ахтиар, 1997.- с. 85.)

Голодом, как в Крыму, так и в Поволжье вскоре после его начала сразу же попытались воспользоваться внешние силы. В результате, вскоре после начала голода в Крыму, летом 1921, в Совет народных комиссаров РСФСР, в состав которой входил тогда Крым, обратилась одна из самых крупных на тот момент американских благотворительных организаций, именовавшая себя «Американская администрация помощи» (в английской аббревиатуре «ARA»), с предложением оказать продовольственную и медицинскую помощь голодающему населению различных территорий РСФСР, в том числе и Крыму.

В своем послании «ARA» именовала себя сугубо частной благотворительной организацией, чуждой каких-либо политических расчетов. Все эти утверждения у знающих людей не могли не вызвать ничего, кроме насмешки, учитывая то, что основатель и директор организации был тогдашний министр торговли США Герберт Гувер, который до 1918 года был совладелец крупнейшего в России «Русско-Азиатского банка», а затем в 1929 — 1933 годах являлся президент США.

При этом организация имела явно полувоеннный характер. Так, из трёхсот человек ее американского персонала, прибывшего в Россию, 90% имели воинские звания и постоянно носили форму офицеров американской армии.

Главной задачей «ARA» было сбыть излишки продовольствия и медикаментов, накопленные в США, в годы Первой Мировой войны и после ее окончания, не находящие сбыта. А заодно с помощью груд залежалых товаров закрепиться в тех странах, где до этого не было американского влияния, создав в них широко разветвленную американскую агентуру.

Тем не менее, поскольку продовольственное положение в России на тот момент было настолько критическим, то разрешение на деятельность «ARA» было дано.

Миссию «ARA» в РСФСР возглавил полковник Гаскел, в Украинс4кой ССР – полковник Гравс, в Одессе – полковник Хайкес.

В Крым представители «ARA» прибыли 1 февраля 1922, когда американский миноносец № 240 доставил в Феодосию полковника Гаскела и группу других американских офицеров. Затем, 4 февраля 1922, эта делегация прибыла в Севастополь.

В России «ARA» развернула очень бурную деятельность, но ее результатом было то, что большая часть продовольствия и медикаментов оказывалось на местных «черных рынках», а остатки распределялись среди «нужных людей», главным образом, членов семей сотрудников организации из числа местного населения, вербовавшихся главным образом из тех социальных групп, которые, мягко говоря, не симпатизировали советской власти.

Куда более успешно у миссии «ARA» на голодающих территориях шел сбор информации политического, экономического и военного характера, который осуществлял как местный персонал, так и сами американцы, регулярно выезжавшие в интересующие их районы под предлогом распределения гуманитарной помощи.

Такая «разносторонняя» деятельность не могла нравиться властям, и когда кризис с продовольствием к концу 1922 года был преодолен, соглашение с «ARA» было расторгнуто, и ее представители покинули страну.

Особенностью деятельности Крымского ревкома в области экономики в марте-октябре 1921 года и местных ревкомов в марте — августе 1921, стало то, что этот период их деятельности совпал с переходом от политики «военного коммунизма» к «Новой экономической политике» (НЭП), что заставило их в короткие сроки коренным образом менять свою социальную и экономическую политику.

Первоначально НЭП проводился в сельском хозяйстве, где он выразился в замене продразверстки продналогом и разрешением свободной торговли сельхозпродукции. Эти рыночные реформы в сельском хозяйстве регулировались декретами ВЦИК РСФСР от 14-го и 28 марта 1921 года, согласно которым продналог устанавливался в размерах в два раза меньше, чем предыдущая продразверстка. Сбор продналога возлагался на продовольственные комиссии соответствующих местных органов власти, кроме которых никакие другие государственные органы осуществлять сбор продналога не имели права. Крестьянскому хозяйству, сдавшему продналог, выдавалась специальная квитанция о сдаче продналога, которая одновременно служила документом на право на торговлю сельхозпродукцией. Сбор продналога осуществлялся на основании принятой 15 мая Совнаркомом РСФСР «Инструкции губернским продовольственным комитетам по сбору натурального налога».

Началом осуществления новой экономической политики в Крыму стал Приказ № 373 Крымревкома от 31 мая 1921 «О замене продразверстки продналогом».

Согласно  этому постановлению, план сбора продналога на 1921 год предусматривал, то, что объем его сбора должен был быть в три раза меньше объемов сбора продразверстки в 1920 – 1921 годах.

Затем началось проведение преобразований в рамках новой экономической политики в промышленности. С июня по ноябрь 1921, в аренду частным лицам было сдано 158 предприятий. Одновременно с этим стали развиваться различные формы кооперации. К концу лета 1921, в Крыму действовало 166 потребительских обществ, 150 кустарно-промышленных артелей, 56 кредитных и судосберегающих товариществ.

В соответствии с этими условиями новой экономической политики строилась и новая система торговли Крыма. К концу лета 1921, доля государства в оптовой торговле составила 97%, в розничной – 27%.

В Севастополе проведение новой экономической политики началось намного раньше, чем в целом по Крыму. Уже 1 апреля 1921, Севастопольский ревком разрешил свободную торговлю продовольственными товарами. Затем в городе была разрешена мелкая торговля на базаре, деятельность кустарей. Введенный за торговлю на базаре налог дал в апреле-мае 1921, порядка 200 млн. рублей в городскую казну.

К июню 1921 года в Севастополе 67 мелких предприятий из 70, были сданы в аренду; так же открылось 30 кустарных мастерских, создано 130 артелей кустарей, работало 60 кустарей — одиночек.

Таким образом, осуществление новой экономической политики на территории Крыма создавало предпосылки для существенного улучшения положения населения, однако засуха 1921 года и последовавший за ней голод, практически свел к нулю все наметившиеся положительные сдвиги.

Помимо задач по восстановлению того, что имелось, но было разрушено, Крымский ревком вскоре после своего созданий получил задачу, решение которой хотя и соответствовало природно — климатическим условиям Крыма, но для своего осуществления требовало начать большую работу по переустройству практически всех сторон его социальной и экономической сферы.

Эта задача для Крымревкома была сформулирована в изданном 21 декабря 1920 Советом народных комиссаров РСФСР и подписанном В. И. Лениным декретом «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Согласно данному декрету в январе 1921 года в Крыму предусматривалось открытие санаториев и домов отдыха на 5 тысяч коек.

Претворение этого декрета в жизнь началось буквально спустя несколько дней после его издания, причем даже помимо крымских властей, когда 29 декабря 1920, комиссией из центра под руководством наркома здравоохранения РСФСР Н. А. Семашко было создано Ялтинское курортное управление, в распоряжение которого было передано 65 зданий для организации в них санаториев и домов отдыха. Первая группа больных прибыла на лечение в Ялту уже к концу января 1921 года. Официальное открытие Ялтинского курорта состоялось 20 февраля 1921 года.

Такая оперативность объяснялась тем, что помимо широко известного декрета Ленина о Крыме как Всероссийской здравнице, еще в преддверие освобождения Крыма от белых Совнарком РСФСР принял постановление «О курортах Крыма и Кубани», согласно которому предусматривалась организация в этих районах зон массового отдыха трудящихся.

Началом непосредственной деятельности Крымревкома в области курортного строительства, стало издание им Приказа № 106 «Об организации в Крыму Всероссийской здравницы трудящихся», в котором, в частности, указывалось: «1) Ни одно из санаторных и курортных помещение не может быть занято и использовано ни для каких других целей кроме своего прямого назначения. 2) Все частные помещения (дачи, гостиницы и др.), могущие быть использованы для лечебных целей, передаются в распоряжение Управления санаториев и курортов. 3) Санатории и здравницы должны быть снабжены молочными фермами. 4) Медицинский персонал, работающий по курортному делу, по оплате приравнивается к медперсоналу, работающему в условиях эпидемии».

Для руководства курортной сетью Крыма было создано «Центральное управление курортов Крыма» во главе с Д. И. Ульяновым (младший брат В. И. Ленина).

Центральным управлением курортов Крыма, весь полуостров был разбит по климатическим особенностям на курортные районы: Сакско — Евпаторийский, Севастопольский, Ялтинский (Южный Берег Крыма), Керченско — Феодосийский.

Таким образом, в первом полугодии 1921 года были выполнены основные положения Декрета Совнаркома РСФСР от 21 декабря 1920, и заложена основа для дальнейшего становления Крыма, как курортного региона к концу двадцатых годов, после преодоления голода 1921 — 1922 годов и его последствий.

Помимо программ курортного развития Крыма крымским властям с первых дней своей деятельности пришлось столкнуться с проблемами повседневной охраны здоровья населения, которое в условиях топливного кризиса холодной зимой 1920 – 1921 года и вызванной этим обострением санитарно — эпидемиологической обстановки, требовало к себе особого внимания.

Первые шаги Крымревкома в этой сфере были такими же, как и в других областях его деятельности. Ими стали учет и национализация. С этой целью Крымревкомом был издан ряд приказов, в том числе Приказ № 138 от 18 декабря 1920 «О национализации аптек, запасов медикаментов, медицинской техники на территории Крыма» Другой  приказ Крымревкома за номером 142 от 20 декабря 1920, определял порядок снабжения медицинских учреждений и больных, находящихся на лечении высококалорийными продуктами питания.

В результате проведенной работы к лету 1921, сеть учреждений здравоохранения в Крыму значительно расширилась, их вместимость составила 3920 койкомест.

Так же с целью обеспечения здравоохранения в Крыму были дополнительно открыты: Крымская детская больница, Дом матери и ребенка и Крымская психиатрическая больница в Симферополе, а так же Бактериологический институт в Севастополе.

Помимо Симферополя и Севастополя достаточно развитая сеть здравоохранения создавалась и в уездных городах, так, например, к сентябрю 1921, в Керчи действовали 2 больницы, 1 поликлиника, 9 медицинских участков, 10 фельдшерских пунктов, 7 аптек. В них было занято 179 медработников, в том числе 20 врачей и 20 фармацевтов.

Немаловажное значение для поддержания здоровья людей имело создание условия для их полноценного отдыха. С этой целью Крымским ревкомом 1 марта 1921, был издан приказ № 303 «Об установлении выходных и праздничных дней на территории Крыма». Он гласил: «Всем трудящимся предоставляется еженедельный непрерывный отдых продолжительностью не менее 42 часов. 1) Праздничными нерабочими днями объявляются: 1 января, 22 января (в честь 9 января 1905 года), 12 марта (День свержения самодержавия), 18 марта (День Парижской Коммуны), 1 мая, 7 ноября; 3) 8 христианских и 3 мусульманских праздника. Накануне выходных дней (кроме праздников) рабочий день – 6 часов».

Деятельность Крымревкома в области здравоохранения позволила, несмотря на критическую обстановку голода 1921 – 1922 годов, избежать массовых эпидемий, которые обычно сопровождают подобные явления.

Большое значение в деятельности Крымского ревкома занимали вопросы просвещения, науки и культуры, положение которых в тех условиях было просто критическим, когда  экономическая разруха грозила полностью уничтожить те немногочисленные ростки культуры, образования и научных знаний, которые сохранились в Крыму к моменту окончания гражданской войны.

Первыми действиями Крымского и местных ревкомов по охране культуры и науки в Крыму, стали меры по учету, национализации и охране научных, культурных, просветительских учреждений и их материально-технической базы.

Первым шагом в области просвещения стал изданный Крымревкомом 30 ноября 1920 года приказ № 57 «О перестройке работы учебных заведений». Согласно этому приказу все учебные заведения Крыма переходили в ведение государства, школа отделялась от церкви, отменялась плата за обучение, вводилось школьное самоуправление в лице школьных советов, состоявших из преподавателей и учащихся, отменялась система оценок.

Согласно этому же приказу в составе местных ревкомов создавались отделы народного образования, в ведение которых перешли все учебные заведения, расположенные в той или иной местности.

Вслед за школами Приказом № 122 Крымревкома от 16 декабря 1920, были национализированы и переданы в ведение отдела народного образования Крымревкома, детские приюты, сады и ясли.

Крымревкомом был принят также ряд мер для укрепления материальной базы образовательных учреждений. В течение 1921 года школам Крыма было передано 30 тысяч книг из национализированных частных библиотек.

С этой же целью в рамках подготовки к новому 1921 – 1922 учебному году Крымревком  4 июня 1921 года издал приказ № 379, обязывающий все государственные ведомства и частных лиц передать в органы народного образования всё находящиеся в их руках школьное имущество.

Кроме налаживания системы школьного образования Крымревком уделял большое внимание ликвидации неграмотности среди взрослого населения Крыма, которая на тот момент составляла 48%. Для этой цели приказом № 213 Крымревкома от 11 января 1921 года была создана «Крымская чрезвычайная комиссии по ликвидации безграмотности» (Крымграмчека). Комиссия состояла из представителей обкома партии, отдела наробраза Крымревкома, профсоюзов, областного военкомата. Местные комиссии по ликвидации безграмотности создавались в количестве трех человек также в городах и уездах.

Сразу после своего создания «Крымграмчека» и комиссии по ликвидации безграмотности на местах приступили к созданию курсов по ликвидации безграмотности (ликбезы) и школ для малограмотных. К концу лета 1921, в Крыму действовало 553 ликбеза и школ для малограмотных, в которых обучалось 16122 человека. В результате деятельности этих организаций уже через два года количество неграмотных в Крыму сократилось в два раза.

Значительные изменения произошли в системе высшего образования. С целью создания условий для поступления трудящейся молодежи в университет в январе 1921, при нем был открыт факультет рабочей молодежи (рабфак) со сроком обучения шесть месяцев.

Для студентов рабфака предусматривался красноармейский паек, стипендия, места в общежитии. Вслед за Симферополем рабфаки были созданы в Севастополе и Керчи. В 1921 году в них обучалось 715 студентов.

К моменту прекращения деятельности Крымского ревкома в ведении его отдела народного образования находилось: два университета – Таврический в Симферополе и Боспорский в Керчи, 3 рабфака, 2 техникума, 21 профтехшкола, 1116 общеобразовательных школ, 237 библиотек.

С первых дней своего прихода к власти Крымревком большое внимание уделил печати и книгоиздательской деятельности. Приказом № 123 Крымревкома от 16 декабря 1920, были национализированы все типографии на территории Крыма.

Все типографии, работавшие на арабском шрифте, и печатавшие литературу на крымскотатарском языке были переданы Крымревкомом в распоряжение так называемого «Татарского бюро» при Крымском обкоме РКП (б).

Реорганизация печатного дела в Крыму проходила на основании приказа № 62 Крымревкома от 1 декабря 1920. Согласно этому приказу в составе Крымревкома был образован комитет по делам печати, в ведении которого находилось руководство газетами, издательствами и типографиями Крыма.

В конце 1920 – начале 1921 года, в связи с острой нехваткой бумаги и денежных средств, в Крыму выходили только две газеты: областная «Красный Крым» в Симферополе и городская «Маяк Коммуны» в Севастополе. В остальных крупных городах Крыма выпускались периодические листовки — бюллетени местных ревкомов.

Весной и особенно летом 1921 года количество газет в Крыму резко возросло, стали издаваться две газеты на татарском и одна на немецком языке. Весь 1921 год все газеты в Крыму распространялись бесплатно.

В феврале 1921 года распоряжением Крымревкома было создано Крымское государственное издательство («Крымгосиздат»), которое уже к концу 1921 года выпустило в свет многотомную эпопею известного русского писателя С. Н. Сергеева-Ценского «Преображение России».

Помимо печатных средств массовой информации Крымревком уделял большое внимание второму по значимости в то время средству массовой информации – кинематографу. Благодаря этому удалось спасти от разрушения и к середине 1921 года возобновить деятельность Ялтинской кинофабрики. Начиная с 1922 года, она смогла возобновить выпуск документальных и художественных фильмов.

В условиях послевоенной разрухи и вызванных ею социальной и моральной деградации общества, роста не только преступности, но и бытового вандализма, особое значение приобретала охрана культурных ценностей от хищения и порчи. Этому вопросу придавалось также большое значение в Москве, откуда 26 февраля 1921, председателем СНК РСФС Р В. И. Лениным в адрес Крымского ревкома была направлена телеграмма с требованием принять решительные меры к охране произведений искусства, находящихся во дворцах и дачах Южного берега Крыма до прибытия специальной комиссии из Москвы.

Законодательной основой охраны служили издаваемые Крымревкомом и местными ревкомами приказы об охране или выдаваемые ими же охранные грамоты. В качестве примера можно указать на Приказ № 411 Крымревкома от 23 июня 1921 года «Об охране Никитского ботанического сада», охранная грамота на дачу А. П. Чехова, выданная Ялтинским ревкомом. Так же охранная грамота, была выдана 15 мая 1921, Крымревкомом композитору А. А. Спендиарову на его дом в городе Судаке.

26 июля 1921, прибывшей из Москвы комиссией СНК и ВЦИК РСФСР было принято решение в целях сохранения картинной галереи освободить дом Айвазовского в Феодосии от посторонних жильцов и учреждений, и использовать его только как здание художественного музея. 11 августа 1921, Феодосийский художественный музей имени Айвазовского был открыт для посетителей.

Не полагаясь только на бумаги в деле сохранения культуры, ревкомы использовали для её охраны все средства, находящиеся в их распоряжении, вплоть до органов госбезопасности. Об этом свидетельствует изданный председателем Революционного военного трибунала и начальником Особого отдела Черного и Азовского морей 11 января 1921, совместный приказ для находившихся в их ведении в приморских районах Крыма революционных военных трибуналов, Особых отделов и ЧК по вопросу охраны культурных ценностей.

В этом приказе отмечалось, в частности, следующее: «В городах побережья Крыма замечены случаи варварского отношения к предметам искусства, науки и литературы, как-то: картинам, гравюрам, научным трудам, приборам и инструментам, памятникам старины, книгам, рукописям. Имеют место случаи полного уничтожения названных предметов или же употребление их не имеющее ничего общего с их прямым назначением. Считая небрежное отношение к предметам искусства и науки или порчу их явно преступным. В целях борьбы с вышеуказанными преступлениями объявляется, что все лица, совершившие таковые, независимо от их личного и служебного положения, будут энергично преследоваться и подвергаться самым суровым репрессиям. Всем гражданам и должностным лицам вменяется в обязанность доводить до сведения местных ревкомов о месте нахождения библиотек, книгохранилищ, памятников искусства и старины, разных научных приборов и прочее, о всех случаях варварского отношения к названным пред метам сообщать ревтрибуналам и особым отделам, а органам милиции задерживать лиц, виновных в подобных преступлениях их к законной ответственности».

Все эти энергично проводимые Крымревкомом меры позволили сохранить без больших потерь материальную основу научных и культурных учреждений на территории Крыма.

Завершая рассмотрение деятельности крымских ревкомов, необходимо остановиться на той её стороне, которая в тогдашних условиях была не менее важной, чем борьба с голодом и болезнями. В обстановке, которая сложилась тогда в Крыму, поддержание правопорядка и общественного спокойствия было единственным способом для того, чтобы как можно скорее вывести из катастрофического положения, в котором он оказался после трех лет гражданской войны и смены пяти режимов за это короткое время.

Сложность создавшейся обстановки заключалась в том, что её дестабилизация происходила одновременно как изнутри, так и извне. Фундаментом внутренней дестабилизации, как уже неоднократно показывалось в вышеназванном материале, является крах крымской экономики. Её внешними проявлениями стал бурный рост как общеуголовной, так и политической преступности на территории Крыма.

Помимо экономического кризиса, этот процесс объяснялся так же и рядом военно – политических причин: проникновение вместе с частями Красной армии в ноябре 1920, в Крым группировки махновцев, возглавляемой Каретниковым, численность в пять тысяч человек.

С первых же дней своего пребывания в Крыму, махновцы развернули волну грабежей и убийств, значительную часть которых ряд антикоммунистически настроенных историков отнес на счет красного террора, так как первыми жертвами анархистов — махновцев становились представители состоятельных слоев населения.

Кроме этого значительная часть офицеров и солдат врангелевской армии, не сумевшие эвакуироваться, и по разным причинам не желавшие сдаваться в плен, ушли в горнолесных районы Крыма. Там же продолжали действовать и ряд бывших крымских партизан, отвыкших от мирной жизни и не желавших возвращаться к производительному труду.

Всего к концу декабря 1920, в Крыму действовало около 200 банд различного характера общей численностью около 10 тысяч человек.

Особенно напряженное положение в результате активизации к концу 1920 года бандитской деятельности, сложилось в Симферопольском, Севастопольском, Бахчисарайском, Ялтинском и Карасубазарском уездах.

Бандитизм серьезно замедлял восстановление разрушенной экономики. Так, зимой 1920 –1921 года, не прекращались бандитские нападения на строившуюся узкоколейную железную дорогу Сюрень — Бешуйские копи, с целью сорвать снабжение Крыма топливом.

Помимо внутренних экономических и военно-политических причин, активизации бандитизма в Крыму, особенно политического, способствовала и внешняя политическая обстановка, сложившаяся к тому времени вокруг РСФСР и входившего в её состав Крыма.

Несмотря на формальную отмену морской блокады, вокруг РСФСР странами Антанты еще 16 января 1920, эта блокада в бассейне Черного и Азовского морей фактически продолжалась и зимой 1920 – 1921 года. Так, например, вскоре после освобождения Крыма от войск Врангеля, французским миноносцем «Сакияр» было потоплено советское торговое судно «Зейнаб», а его команда пленена и вывезена в Стамбул. В феврале 1921, несколько других судов получили повреждения при задержании их военными кораблями Франции, находившимися в Черном море.

Все это приводило к тому, что среди населения Крыма в конце 1920 – первой половине 1921 года распространялись настроения о неизбежности в ближайшее время иностранного вторжения и соответственно непрочности положения и недолговечности советской власти в Крыму.

Эти же настроения заставляли находившиеся в горах различные антисоветские повстанческие группировки продолжать борьбу и даже активизировать свою деятельность.

Мнение о возможности антисоветского десанта в Крым были на тот момент далеко не беспочвенные и помимо активности иностранных военных кораблей в Черном море имели под собой и ряд других серьезных оснований и, прежде всего то, что в нескольких сотнях километров от Крыма в Турции на Галиполийском полуострове, разместились эвакуировавшиеся из Крыма войска и эскадра Черноморского флота, находившиеся под командованием генерала Врангеля.

Несмотря на эвакуацию и тяжелые условия проживания в лагерях Галиполийского полуострова Турции, армия Врангеля в первой половине 1921 года, представляла из себя серьезную силу. В феврале 1921, во время смотра врангелевских войск, находившихся в Турции, было установлено, что в составе их трёх корпусов насчитывалось 48319 солдат и офицеров. В составе врангелевской Черноморской эскадры на тот момент имелось свыше 100 боевых кораблей и транспортных судов. Всё это, позволяло Врангелю реально планировать возможные варианты десантов в Крым или на Кавказ.

Помимо разработки планов высадки десантов, врангелевский штаб предпринимал для подготовки возможных десантов ряд практических мер путем непрерывной засылки в первой половине 1921 года в районы планируемых десантов диверсионных и разведывательных групп, которые, в первую очередь, стремились установить контакты с антисоветскими повстанческим движением и совместно с ним, помимо разведывательной и диверсионной деятельности, вели среди населения агитацию о скором возвращении врангелевских войск

Возможность для такого рода деятельности врангелевскому командованию давала довольно щедрая помощь западных стран. Так, например, только правительство Франции выделило на содержание врангелевских войск в период с декабря 1920 по апрель 1921, порядка 200 миллионов франков, не считая при этом многомиллионной гуманитарной помощи продовольствием, медикаментами, одеждой со стороны разного рода тогдашних  западных благотворительных организаций, и прежде всего, американских.

Таким образом под влиянием внешних и внутренних факторов обстановка в Крыму создавала чрезвычайно благоприятную среду для преступности во всех её проявлениях. В этих условиях необходимо было как можно скорее создать систему правоохранительных органов Крыма.

В период ноября 1920 – января 1921, когда Крым находился на положении прифронтовой полосы и на его территории действовали законы военного времени, функции общего руководства и налаживания деятельности правоохранительных органов, были возложены на подразделения армейской и флотской контрразведки в лице Особых отделов.

Первоначально это был, так называемый «Особый отдел» Крымского ревкома, однако он фактически, не успев приступить к работе, и был упразднён Приказом № 7 Крымревкома от 18 ноября 1920 года «О предоставлении Особому отделу 6 — й армии прав и полномочий Особого отдела Крыма» его функции были переданы Особому отделу 6-й армии, а с 29 ноября 1920 года – Особому отделу 4  -й армии Южного фронта.

Местными органами правопорядка становились особые отделы дивизий 4-й армии, находившиеся в той или иной местности. В приморских городах и населенных пунктах действовали особые отделения и военно — контрольные пункты Особого отдела Морских Сил Чёрного и Азовского морей (так тогда именовался Черноморский флот), созданного еще в октябре 1920, на базе Особого отдела 9 — й Кубанской армии.

По мере вывода войск из Крыма, начиная с середины декабря 1920, и постепенной отмены военного положения, функции, исполнявшиеся Особыми отделами на территории Крыма, начали передаваться создаваемым в городах и уездах Крыма ЧК и управлениям милиции.

Приказом № 67 Крымревкома от 2 декабря 1920, было образовано областное управление милиции, и к концу декабря 1920 года создание органов милиции в Крыму было завершено. Они подчинялись отделам управления Крымского и соответствующих местных ревкомов.

Затем в январе 1921, в городах и уездах Крыма началось создание Чрезвычайных комиссий. Этот процесс происходил на основе, постановления Крымревкома от 21 января 1920, согласно которому единым органом, объединяющим местные ЧК Крыма, стало «Полномочное представительство Всероссийской Чрезвычайной комиссии в Крыму».

Одновременно с этим, в небольших уездах или городах функции ЧК возлагались на так называемые «политические бюро», находившиеся в составе местных управлений милиции, но подчинявшихся Крымской губернской ЧК.

Позже, в конце марта 1921, завершилось создание судебных органов – революционных трибуналов. Согласно приказу № 323 Крымревкома от 29 марта 1921 «Об организации Крымского областного ревтрибунала», в их ведении находились следующие дела: 1) «О контрреволюционных деяниях» 2) Крупных должностных преступлениях; 3) О крупной спекуляции 4) Явной дискредитации власти советскими работниками 5) злостного дезертирства.

Одновременно с постоянно действующими органами охраны правопорядка дополнительно создавались в различных местах временные вооруженные формирования. Так, например, 1 декабря 1920, Зуйский волостной ревком принял решение о создании при ревкоме специального отряда по борьбе с бандитизмом из числа бывших партизан в количестве 26 человек. В Балаклаве 26 марта 1921, был создан коммунистический батальон из числа членов уездной парторганизации, которые пять раз в месяц после работа проходили военное обучение.

Одним из первых действий Крымревкома по наведению порядка стали меры учета и контроля над населением. Уже 17 ноября 1920, Крымревком издает Приказ № 4 «О регистрации», согласно которому в трехдневный срок с момента издания приказа,в местных органах власти должны были пройти регистрацию иностранные подданные, офицеры и солдаты врангелевской армии, а так же гражданские лица, прибывшие в Крым в период с июня 1919 по ноябрь 1920, то есть в период нахождения Крыма под контролем режимов генералов Деникина и Врангеля.

Изданный спустя месяц 25 декабря 1920 года Приказ № 167 Крымревкома, расширял круг лиц, подлежавших регистрации. Согласно этому приказу регистрации в десятидневный срок с момента его опубликования подлежали «бывшие офицеры и военные чиновники царской и белых армий, полицейские, жандармы, государственные чиновники, занимавшие высокие посты при царском и врангелевском режимах, духовенство, собственники фабрик, заводов, усадеб, домовладельцы домовладений стоимостью в довоенных ценах не менее 25 тысяч рублей, собственников магазинов, ресторанов, гостиниц, винных погребов, складов».

Аналогичные приказы, дословно воспроизводившие Приказ № 167, в дальнейшем издавались Крымревкомом в феврале и апреле 1921 года.

Последним распоряжением Крымревкома по вопросу регистрации населения стал циркуляр от 21 июня 1921, уездным ревкомам о перерегистрации и выдаче видов на жительство иностранным подданным. Эта перерегистрация возлагалась на отделы управления уездных ревкомов совместно с органами милиции и ЧК. В процессе данной перерегистрации особому учету подлежали антисоветски настроенные иностранные граждане.

Помимо непосредственной регистрации населения 7 декабря 1920, Крымревком издал Приказ № 77 «О приведении в порядок домовых книг, своевременной прописке и выписке жильцов и сдаче сведений о них в милицию», определявшей порядок постоянного учета населения. На основании этого приказа аналогичные приказы издавали городские и уездные ревкомы.

Другим мероприятием Крымревкома, направленным на наведение порядка, стал комплекс мер по изъятию оружия у населения. Этому вопросу был посвящен Приказ № 193 Крымревкома от 3 января 1921, «Об оказании помощи Крымской ЧК в борьбе с остатками контрреволюции».

Согласно этому приказу предусматривалась немедленная сдача населением оружия в местные органы милиции и ЧК в течение четырёх дней с момента издания приказа. За неисполнение приказа – наказание, вплоть до расстрела.

После проведения изъятия оружия у населения 29 апреля 1921, Крымревкомом и Крымской ЧК был издан совместный приказ «О регистрации оружия на территории Крыма», регулировавший выдачу его различным добровольческим отрядам по борьбе с бандитизмом, партийным, советским и комсомольским работникам.

Если говорить о практических действиях властей Крыма по борьбе со всеми проявлениями бандитизма, то первым и очень важным шагом стал разгром махновского корпуса Каретникова, проникшего на территорию Крыма вместе с частями Красной Армии в ходе боев по разгрому Врангеля по договоренности между Махно командованием Южного фронта о совместной борьбе с Врангелем, подписанной в октябре 1920 года.

Попав в Крым, махновцы в силу своей натуры буквально с первых дней своего пребывания на территории подняли целую волну грабежей, убийств, насилий и разрушений, став основной дестабилизирующей силой на полуострове, особенно опасной своей организованностью.

Сложившаяся обстановка требовала быстрых и решительных действий. Поэтому на основании согласованного плана Крымревкома и командования Южного фронта в ночь с 25 на 26 ноября 1920, махновский части в Крыму были окружены, а затем разоружены. Из кольца удалось выскользнуть лишь 250 махновцам из примерно пяти тысяч, находившихся на тот момент в Крыму.

Одновременно с этим в ноябре 1920 – январе1921 года происходили массовые облавы в городах Крыма. В результате, в этот период, во время подобных мероприятий, проводимых Особым отделом Чёрного и Азовского морей, только в Севастополе было задержано около 3 тысяч  человек.

Кроме репрессий для борьбы с бандитизмом было использовано также и объявление амнистии. С этой целью 1 мая 1921 года Крымревкомом и Крымской ЧК был издан совместный приказ «О широкой амнистии по случаю 1 мая», в котором было обещано прощение всем лицам, ведущим вооруженную борьбу против Советской власти в Крыму, если они в период с 1 по 20 мая 1921, сложат оружие и сдадутся местным органам милиции и ЧК.

Все эти меры, в сочетании с проведением новой экономической политики, позволили добиться больших успехов в борьбе с бандитизмом. Численность банд, как уголовного, так и политического характера, доходившая в конце 1920 года до 10 тысяч человек, к концу 1921 года сократилась до 450 человек, скрывавшихся в труднодоступных горных районах.

О нормализации обстановки в Крыму свидетельствовало и изменение структуры преступности на его территории. Та, по данным севастопольской тюрьмы, за полтора месяца с момента установления Советской власти в Крыму и до 1 января 1921 года через тюрьму прошло 411 человек, из которых 50% – по обвинению в контрреволюционных преступлениях, 25% – за уголовные преступления, 10% – за дисциплинарные преступления, главным образом за самочинные обыски. В 1921 году через тюрьму прошел 1621 человек, из 70% – за уголовные преступления, 20% – за контрреволюционные.

Только голод 1921 – 1922 годов помешал окончательной ликвидации всех видов бандитизма и полной стабилизации обстановки. О влиянии голода на борьбу с преступностью в Севастополе, считавшемся в 1921 году, самым благополучным местом в Крыму, свидетельствуют сводки севастопольской милиции за июнь — июль 1921 года: «В июне 1921 года во всех пяти районах милиции города Севастополя по 5 – 7 милиционеров больны цингой вследствие неудовлетворительного питания, по 5 – 6 человек не ходят в наряд из-за отсутствия обуви».

Тем не менее благодаря принятым мерам ситуация в Крыму была в значительной степени нормализована, что создавало основу для более успешных действий во всех других отраслях общественно — политической и экономической деятельности.

Подводя итоги работы ревкомов Крыма, необходимо отметить следующее: в той обстановке, в которой тогда оказался Крым, единственной формой правления могла быть только жесткая централизованная сверху до низу властная структура с жесткой внутренней дисциплиной, сосредоточением управления в одних руках.

Конечно, у жесткой централизации и разветвленности имелись не только положительные стороны. Многочисленные отделы, подотделы, отделения, делопроизводства вели к разбуханию штатов аппарата управления и, как следствие, к бюрократизму и неоперативности в решении многих острых вопросов. Но, при этом, надо тут же отметить, что к концу деятельности Крымского ревкома, как в данной главе указывалось ранее, численность его аппарата сократилась в 4 — 5 раз.

Имелись серьезные ошибки у Крымского ревкома и в ходе восстановления народного хозяйства. Так, не были предвидены совершенно очевидные последствия даже короткого пребывания на территории Крыма 400 — тысячной группировки войск Южного фронта, что привело в короткий срок к исчерпанию тех небольших запасов продовольствия, которые достались новой власти в виде трофеев и в результате продразверстки, что помешало осенью1921 года оказать действенную помощь пострадавшим от голода.

Крымревкому не хватало настойчивости добиться того, чтобы значительная часть промышленного сырья и оборудования остались бы в Крыму и были бы использованы на месте, а не вывезены в другие районы, где они оказались каплей в море тамошних нужд .

Однако, несмотря на все недостатки, значение ревкомов для стабилизации той критической обстановки, которая сложилась перед их приходом к власти, является решающим.

Деятельностью ревкомов, в Крыму был заложен фундамент для восстановления и дальнейшего развития экономики, восстановлено нормальное функционирование железнодорожного и морского транспорта, упорядочена финансовая система. Проведена земельная реформа, покончившая со всеми остатки феодализма в крымской деревне, особенно среди крымских татар (помещичье и церковное землевладение). Началось осуществление новой экономической политики.

Так же, несомненен вклад ревкома в превращение Крыма сначала во Всероссийскую, а затем и во Всесоюзную здравницу. Весомым был вклад ревкома в сохранение культурной среды Крыма от вандализма и одичания, вызванных шестью годами Первой мировой и Гражданской войн, причем самыми решительными мерами.

Все это позволяет сделать вывод, что Крымревком и его местные органы выполнили в главном такие задачи, ради которых они были созданы.

Часть 2. Деятельность Советов Крыма в июле – ноябре 1921 года

Говоря о деятельности Советов в Крыму в период их становления во второй половине 1921 года, нужно отметить, что она заключалась в основном в продолжении работы в тех направлениях, основы которых были заложены в период деятельности предшествовавших им ревкомов.

В области экономической это было продолжение работы по восстановлению народного хозяйства, окончательного оформления системы новой экономической политики, преодоления голода и его последствий. Те же самые процессы проходили и в остальных сферах деятельности новых органов государственной власти.

Окончательное завершение перехода в систему новой экономической политики, стал перевод в сентябре — октябре 1921, промышленности Крыма на принципы хозяйственного расчета проходившей под руководством хозяйственных органов городских и уездных советов.

В области сельского хозяйства Советами проводились завершающиеся работы по землеустройству. Принимался ряд мер для укрепления общественного сектора в сельском хозяйстве Крыма. Осенью 1921 года, в Крыму действовало 102 совхоза, 122 колхоза, 112 сельхозкоммун и 170 сельхозартелей.

В период перехода власти к Советам в Крыму продолжала обостряться проблема голода. Координацию помощи голодающим осуществлял Крымский комитет помощи голодающим, созданный в июле 1921, согласно Декрету ВЦИК РСФСР «Об учреждении Всероссийского комитета помощи голодающим», аналогичные комитеты создавались городскими и уездными Советами Крыма.

Одновременно с этим для оказания продовольственной помощи голодающим со стороны военнослужащих частей, находящихся в Крыму, и моряков Черноморского флота была организована «Черноморская комиссия помощи голодающим».

Помимо централизованных поставок продовольствия Крымский комитет помощи голодающим для получения продовольственной помощи устанавливал связи с другими регионами. Так, по договоренности с Ревкомом Грузинской ССР, во второй половине 1921 года в Крым было доставлено 33 вагона продовольственных грузов.

В области здравоохранения, социального обеспечения, курортного строительства, науки и культуры Советы, исходя из своих крайне ограниченных обстановкой того периода возможностей стремились развить то, что начато при ревкомах.

Так же важное место в деятельности Советской власти в Крыму занимали вопросы правопорядка. В этой сфере во второй половине 1921 года по — прежнему оставался актуальным вопрос борьбы с бандитизмом, который после некоторого спада к началу лета 1921 года под влиянием голода, вновь резко вырос.

Наряду с уцелевшими с весны 1921 года бандами Ивана Дуба в Севастопольском, Шевкета и Захарченко в Бахчисарайском, братьев Мамолкиных в Феодосийском, Архипова и Алешина в Симферопольском и Ялтинском, Калаерова в Карасубазарском районах, появились новые банды – Апаса и Мустафы в Ялтинском районе, Мантюхина в Сакском, Аджиева в Алуштинском районе. Численность банд колебалась до 10 до 80 человек.

Для борьбы с бандитизмом в составе местных Советов создавался ряд специальных органов – военные и административные совещания.

«Военное совещание» при местном Совете состояло из председателя и секретаря исполкома соответствующего Совета, начальник военного комиссариата, командира воинской частей, размещенной на территории и данного Совета, начальника особого отдела военкомата или воинской части.

В состав «Административного совещания» входили: председатель исполкома, начальник ЧК, начальник милиции и начальник уголовного розыска. На каждом из этих совещаний проходила разработка и контроль за осуществлением планов борьбы с бандитизмом .

Кроме организации взаимодействия с военными и правоохранительными органами Советы непосредственно занимались также и созданием отрядов самообороны из числа местного населения.

Благодаря взаимодействию Советов, ЧК, милиции и армии к исходу осени 1921, были разгромлены или уничтожены банды Калаерова, Захарченко, Шефкета, Аркелова. Бандитизм снова пошел на спад.

В операциях по борьбе с бандитизмом в этот период времени, особенно проявил спецотряд Крымской ЧК под командованием известного руководителя партизанского движения в Крыму в период врангелевского режима П. В. Макарова, знаменитого «адъютанта его превосходительства».

Подводя итоги деятельности Советов Крыма во второй половине 1921 года можно сказать, что они продолжили развитие заложенных ранее ревкомами основ нормализации экономической и социально — политической обстановки в Крыму, начав переход от чрезвычайных методов управления к обычной административной деятельности завершая тем самым переход от гражданской войны к миру.

ГЛАВА III Образование Крымской АССР

Часть 1. Внешнеполитические аспекты создания Крымской АССР в 1921–1920 году

Говоря о позиции центральных партийных и советских органов РСФСР в отношении государственно-административного устройства Крыма, её можно разделить её на два этапа. Первый этап ноября 1920 – февраля 1921, характеризовался отношением к Крыму, как к одной из обычных губерний, только с учётом того, что она была последней из губерний европейской части РСФСР освобождена от белых, и в ней после бегства Врангеля осталось значительное число антисоветски настроенных беженцев, скопившихся за годы Гражданской войны. Только по этой причине Крыму зимой 1920 – 1921 года уделялось несколько большое внимание, чем другим территориям РСФСР.

Но, это внимание центральных органов власти РСФСР, касалось в основном усиления действовавших в Крыму карательных органов и контроля за вывозом из него трофейного имущества, захваченного у белых, а каких – либо конкретных геополитических планов в отношении Крыма у руководства РСФСР, в то время просто не существовало, и его значение этой сфере никому не приходило в голову. Основной задачей данного периода считалось не допустить высадки в Крым десанта врангелевских войск, находившихся в этот момент в лагерях близ Стамбула.

Однако развернувшиеся вскоре в такой крупной державе Чёрного моря, как Турция, стремительные военно — политические перемены заставили руководство РСФСР с весны 1921, совсем по — иному взглянуть на роль и значение Крыма.

После поражения в Первой мировой войне Турция лишилась около половины своей прежней территории, её армия сокращалась до 50 тысяч человек, а зона проливов вместе со столицей Стамбулом оккупировалась англо — французскими войсками.

Всё это вызвало настолько сильное возмущение по всей Турции и, особенно в турецкой армии, что, несмотря на то, что, начиная с 1912 и по 1918 год, Турция практически не выходила из войн с самыми различными странами, в ней поднялось национально — освободительное движение во главе с одним из генералов турецкой армии Мустафой Кемаль — пашой, именем которого она в дальнейшем получила название «Кемалисткая революция».

В своей борьбе с Антантой Кемаль — паша неизбежно должен был стремиться к установлению тесных военно – политических контактов с Советской Россией. Уже в январе 1920, Кемаль — паша обратился с письмом к Ленину, в котором предлагал начать совместную борьбу с Англией и Францией.

Эти советско – турецкие контакты на протяжении, всего 1920 года, становились всё более тесными, и в результате, осенью 1920, в Москву прибыла турецкая делегация для подготовки договора между РСФСР и Турцией. Через полгода 16 марта 1921, в Москве был подписан договор «О дружбе и братстве между РСФСР и Турцией».

С учетом того, что неудачи в советско-польской войне серьезно поколебали уверенность советского руководства в перспективах социалистических революций в западноевропейских странах, и в это же самое время происходит целый ряд революционных событий на Востоке, где помимо Турции они проходили в Иране, Афганистане, Индии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, всё это вызвало заметную переориентацию во внешнеполитических ориентирах РСФСР, что также отразилось и на внутренней политике, особенно в регионах с мусульманским населением.

При этом особенно возрастала роль Крыма и проживавших на его территории крымских татар, тяготение которых к Турции ни для кого не являлось секретом. Об этом руководству Крыма сообщил вскоре после заключения договора между РСФСР и Турцией представитель Народного Комиссариата по делам национальностей Б. Монатов, подчеркнув, что Крым: «является окном, через которое смотрят на Советскую Россию многие народности Юга Европы, Ближнего Востока и Северной Африки».

Более подробно эта точка зрения излагалась в военно — статистическом сборнике «Красный Крым», опубликованном в 1923 году в Харькове штабом Украинского военного округа. В нем, в частности, отмечалось следующее: «Образование Крымской Республики, являющейся самой молодой в Советской Федерации, исходит также из некоторых мотивов международного положения. Крымские татары, составляющие четвертую часть всего населения Крыма, близко связаны с Турцией и Балканами, так как при царизме масса татар выселялась из Крыма в Турцию и Болгарию. Крым, таким образом, служит связывающим звеном между Советской Федерацией, Турцией и Ближним Востоком. Создание Крымской Республики укрепляет эту связь и влияние Советской России на мусульманской Востоке».

Все эти соображения привели к тому, что сразу после заключения 16 марта 1921, уже упоминавшегося советско — турецкого договора, процесс создания Крымской АССР, резко ускорился. Уже 18 мая 1921, состоявшийся в Москве Пленум ЦК РКП(б) признал «необходимым выделить Крымский полуостров в Крымскую Автономную Республику». Спустя неделю 24 мая 1921, на заседании Политбюро ЦК РКП (б) решение пленума ЦК о создании Крымской автономии было подтверждено.

Объявление о подготовке создания Крымской АССР, и связанные с этим частые приезды в Крым комиссий из центра, обсуждение этого вопроса в крымских органах власти вызвали преувеличенные надежды среди крымских татар на создание в Крыму татарской национальной республики или, как говорили крымские татары, «полной автономии», под которой они понимали право самостоятельного сношения с заграницей, свободы внешней торговли, создание национальных воинских частей, возвращение в Крым татар-эмигрантов из Турции.

Однако все эти требования были быстро отвергнуты Москвой, поскольку они совершенно не вписывались в эту концепцию крымской автономии, которую она разрабатывала. Так 29 июня 1921, Ленин одобрил разработанный наркомом иностранных дел Чичериным проект решения Политбюро об отказе создания в Крымской АССР народного  комиссариата иностранных дел.

Таким же образом центром были отклонены и остальные пункты плана «полной автономии», предложенные тогдашними лидерами крымских татар.

По поводу государственного статуса Крыма позиция центра была очевидна. Крым должен быть «окном на мусульманский Восток», но само это «окно» должно находиться под полным контролем центральных властей. Эта концепция была оформлена в виде «Положения об Автономной Крымской Социалистической Советской Республике», принятого как соответствующее постановление Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР 18 октября 1921 года.

Основные положения этого документа, представляли из себя следующее:

1) Образовать Автономную Крымскую Социалистическую Республику как часть РСФСР в границах Крымского полуострова.

2) Аппарат государственной власти Автономной КССР складывается согласно Конституции РСФСР из местных Советов, Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров.

3) Для управления делами Крымской Республики учреждаются народные комиссариаты: Внутренних дел, Юстиции, Просвещения, Здравоохранения, Социального обеспечения, Земледелия, Продовольствия, Финансов, Труда, Связи, Рабоче-крестьянской инспекции, Совет народного хозяйства, Управление коммунального хозяйства и статистики.

4) Для управления военными делами в Крымской Республике создается Крымский военный комиссариат (Крымвоенкомат) при Совете Народных Комиссаров Крымской АССР, подчиненный ближайшему военному округу. Для ведения борьбы с контрреволюцией при Совнаркоме создается Крымчека, иностранные дела и внешняя торговля остаются в ведении РСФСР.

6) В целях сохранения единства финансовой и хозяйственной политики по всей территории РСФСР все декреты и распоряжения народных комиссариатов РСФСР являются обязательными для соответствующих народных комиссариатов Крымской Республики.

9) Всеми финансовыми и техническими средствами Крымская Республика снабжается из общих средств РСФСР.

Примечание. При распределении продуктов местного производства запросы и нужды Крыма удовлетворяются в первую очередь.

День принятия этого документа – 18 октября 1921 года, стал согласно исторической традиции, днем создания Крымской АССР, хотя официально она была образована три недели спустя 10 ноября 1921, на Первом Всекрымском Учредительном съезде Советов.

Часть 2. Деятельность крымских партийных и советских органов по созданию в 1921 году  Крымской АССР

Сразу после установления Советской власти в Крыму вопрос о государственности Крыма  для местных органов власти не возникал. Для крымского руководства было само собой разумеющимся, что Крым является одной из губерний РСФСР.

Однако по мере того, как статус Крыма становился одним из факторов внешней политики РСФСР, центральные власти поспешили проинформировать своих крымских коллег о том, каким видится центру будущий статус Крыма. В телеграмме Крымскому обкому от 17 января 1921, секретарь ЦК РКП (б) В. М. Молотов сообщил, что: «Принято решение о выделении Крымского полуострова в Крымскую Автономную Республику».

Эта телеграмма Молотова была обсуждена 21 января 1921, на совместном заседании Крымского ревкома и губернского комитета РКП (б), при рассмотрении вопроса «О политических взаимоотношениях Крыма с РСФСР и УССР». В ходе обсуждения этого вопроса крымские власти не выразили большого восторга по поводу предлагаемого центром повышения статуса Крыма до уровня республики и приняли решение: «Признать наиболее желательным подчинить Крым непосредственно Москве на положении автономной единицы, присвоив ей название «Крымская автономная область»» .

Этим взглядом на государственный статус Крыма соответствовала и политики крымских властей в национальном вопросе зимой 1920 –1921 года и, прежде всего, в отношении крымских татар. Её суть заключалась в предоставлении крымским татарам только прав на культурно — национальную автономию. По этому поводу, тогдашняя центральная крымская газета «Красный Крым» в номере от 9 февраля 1921, в статье «Работа среди татар», писала следующее: «Из всех народностей, населяющих Крым, татарский народ является наиболее отсталым. Татарская интеллигенция занимается своими личными делами, а не просвещением своего народа. Предоставив им культурно — национальную автономию, Советская власть поступила очень мудро и практично, дав дело просвещения татар в их же руки». Далее в этой же статье её автор намечал следующие дальнейшие пути крымско — татарской культурно — национальной автономии, в том числе предложил считать необходимым: «развивать сеть клубов, изб — читален, библиотек, народных домов, детских садов, татарских школ».

Задачам культурно — национальной автономии соответствовало создание в составе партийных и государственных органов соответствующих структур. Так, в Крымском губкоме РКП (б), практически сразу был создан подотдел по работе среди национальных меньшинств, состоявший из татарской, немецкой и армянской секций.

Позже «Татарская секция» была преобразована в «Татарское бюро» на правах отдела обкома партии. При отделе образования в Крымском ревкоме была образована «Коллегия по работе татар», а так же были созданы секции по работе с каждым из национальных меньшинств Крыма.

По мере того, как позиция центра по созданию в Крыму автономной республики становилась все более определенной и настойчивой, менялись и взгляды крымских властей, которые начинали даже заниматься самокритикой. Так в начале мая 1921, орган Крымревкома и губкома партии газета «Красный Крым» писала: «Крымский губком РКП (б) и перед Х съездом РКП (б) и после него не отнесся с достаточным вниманием и осторожностью к вопросу о работе нацменьшинств. Вопрос этот не освещался в печати, не был продискутирован на партсобраниях и почти не освещался перед крымской областной парторганизацией и коммунистами Красной Армии».

Впрочем, тут газета несколько перегнула, поскольку еще 2 апреля 1921 очередной пленум губернского комитета РКП (б), решил направить уездным парткомам циркулярное письмо «О будущем политическом положении Крыма» и обменяться мнениями по этому поводу .

Подготавливая почву для восприятия идеи создания в Крыму автономной республики, власти Крыма помимо самокритичных статей помещали в газете «Красный Крым» и ряд статей аналитического характера, пропагандирующих официальную точку зрения о внешнеполитических аспектах необходимости создания Крымской автономии. Первая статья такого рода под красноречивым названием «Крым не только Всероссийская здравница, но и всероссийское окно в Турцию и на Ближний Восток», появилась в газете «Красный Крым» в номере от 30 марта 1921. Аналогичная тема развивалась и в напечатанной в «Красном Крыму» от 29 апреля 1921, статье «Государственная форма Крыма», где помимо пропаганды идеи «окна в Турцию и на Ближний Восток», указывалось, что эту задачу можно осуществить только образовав Крымскую республику, «как осуществление желания татарских масс».

Поэтому неудивительно, что первыми открыто и ясно поддержали намерения центра создать Крымскую республику крымские коммунисты из числа крымские татары. Уже 14 апреля 1921, члены Татарского бюро при Крымском губкоме РКП(б) предложили объявить Крым интернациональной Советской Социалистической Республикой в границах Крымского полуострова. Это же предложение выдвинула и прошедшая 3 мая 1921 года конференция коммунистов – татар Крыма.

Руководство РКП (б) придавала настолько большое значение созданию Крымской АССР, что прежний первый секретарь Крымского обкома РКП (б) И. А. Акулов, был на пять месяцев фактически отстранён от должности и на его место в Крым был направлен С. М. Киров специально для руководства создания Крымской АССР. Это было сделано потому, что незадолго до этого под его руководством в декабре 1920 – январе 1921, на Северном Кавказе, была создана, так называемая Горская АССР.

После создания Крымской АССР Киров в ноябре 1921, покинул Крым, в связи с его назначение первым секретарём Коммунистической партии (большевиков) Азербайджана.

То, что такая страница биографии Кирова, о том, что он  в 1921 году, почти полгода возглавлял Крымскую областную партийную организацию оказался неизвестен советской исторической науке, объясняется тем, что миссия Кирова в Крыму, была строго конфиденциальной и возглавлявший до Кирова, Крымскую партийную организацию И. А. Акулов, весь этот период пребывания Кирова в Крыму сначала был отправлен в отпуск. А затем был вызван на несколько месяцев в Москву.

Кроме того, есть ещё один интересный факт, что в это же время, в 1921 году, в составе Крымского обкома РКП (б) находился ещё один человек по фамилии Киров, который был заведующим отделом агитации и пропаганды, но его партийный стаж начинается с 1918 года  что позволяет отделить его личность от личности С. М. Кирова анкетные данные которого, были совершенно другими.

Таким образом, можно видеть, какое значение ситуации в Крыму придавалось руководством РКП (б) в 1921 году, и какого масштаба кадры для руководства им направлялись.

После того как намерения центра создать Крымскую республику стали абсолютно очевидными, 7 мая 1921, в Симферополе состоялся Пленум обкома партии, который рассмотрел вопрос «О государственной форме Крыма». Данный пленум решил, что намерение ЦК РКП(б) объявить Крым автономией «вполне соответствует объективным условиям Крыма в настоящий момент» .

После решения Пленума ЦК РКП (б) от 18 мая 1921, о создании Крымской республики 20 мая 1921, Крымревком направил в Москву, в Народный комиссариат по делам  национальностей письмо о необходимости образования в Крыму автономной республики .

Для обсуждения вопроса о путях реализации решения ЦК РКП(б) о создании Крымской республики 16 июня 1921 года собрался Первый Широкий Пленум Крымского губернского комитета (губкома) РКП (б).

В работе пленума губкома, приняла участие прибывшая в Крым «Комиссия ВЦИК РСФСР по делам Крыма». На пленуме была образована специальная комиссия их представителей губкома и Крымревкома по созданию Конституции «Автономной Крымской Социалистической Советской Республики».

По итогам работы комиссии 24 августа 1921 года был созван Второй Широкий Пленум Крымского губкома, на котором был рассмотрен проект постановления ВЦИК РСФСР «Об автономной Крымской Социалистической Советской Республике».

При обсуждении этого проекта в него было внесено двадцать различных поправок, дополнений и предложений, после чего Пленум одобрил проект постановления ВЦИК. Вторым вопросом обсуждался разработанный комиссией обкома проект Конституции Крыма. В ходе обсуждения было внесено 11 поправок, дополнений и предложений, после чего проект Конституции был утвержден Пленумом.

Все документы, обсужденные и утвержденные Вторым Широким Пленумом, были направлены в Москву. После того, как все эти документ были одобрены в Москве, и на их основании 18 октября 1921, было издано постановление ВЦИК и СНК РСФСР об образовании Крымской АССР, и было утверждено «Положение о Крымской АССР» и одобрен проект Конституции Крыма, разработанный комиссией Крымского губернского комитета (губкома) РКП (б).

На следующий день после этого 19 октября 1921, состоялось заседание Президиума Крымского губкома партии, на котором был рассмотрен вопрос о проведении Первой губернской партийной конференции и её повестки дня. Было решено провести конференцию 3 — 6 ноября 1921 года.

Другим решением Президиум губкома постановил открыть Первый Всекрымский Учредительный съезд Советов 7 – 11 ноября 1921, и направить об этом циркулярное письмо во все партийные организации Крыма. 26 октября 1921, это письмо было опубликовано в газете «Красный Крым».

На состоявшемся вскоре после этого 25 октября 1921, Пленуме Крымревкома были рассмотрены Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об Автономной Крымской Социалистической Республике».

Пленум Крымревкома постановил открыть Всекрымский Съезд Советов 7 ноября 1921, и направить в местные Советы телеграмму об этом.

В ходе завершающего этапа создания Крымской АССР, открывшаяся 3 ноября 1921, Первая Крымская губернская партийная конференция заслушала и обсудила следующие вопросы:

1) Отчетный доклад обкома и областной контрольной комиссии;

2) Проведение новой экономической политики в Крыму;

3) Положение о КАССР и Конституция КАССР;

4) Закон о земле;

5) Доклад комиссии по партийной чистке;

6) Вопросы партийного строительства;

7) Выборы руководящих партийных органов.

Решения партконференции по вопросам Конституции Крыма, новой экономической политики и закона о земле стали основой для постановлений Всекрымского Съезда Советов по данным вопросам, также вошедших в повестку дня его работы.

Часть 3. Первый Съезд Советов Крыма и образование Крымской АССР

Открытие Первого Всекрымского Учредительного съезда Советов состоялось 7 ноября 1921 года, в 18 часов в городском театре Симферополя.

Открытию съезда в течение всего дня 7 ноября 1921, предшествовал парад войск Симферопольского гарнизона, демонстрация трудящихся, торжественное открытие памятника «Освобождение Крыма» и монумента «Крымская республика».

В работе съезда, продолжавшегося четыре дня приняло участие 428 делегатов, из них 357 с правом решающего голоса.

Перед открытием съезда в зале заседаний хор и оркестр исполнили Гимн Крымской АССР на музыку А. А. Спендиарова и слова Н. Рыковского.

В повестку работы съезда были включены следующие основные вопросы:

1) Отчетный доклад Крымского ревкома, докладчик – председатель Крымревкома М. Н. Поляков;

2) «Положение о Крымской АССР», докладчик – С. Саид — Галиев;

3) Выборы Центрального Исполнительного Комитета Крымской АССР, а также принятие «Закона о земле», и вопрос о проведении новой экономической политики в Крыму.

После обсуждения соответствующего доклада Саид-Галиева 10 ноября 1921, делегаты утвердили «Положение о Крымской АССР» и Конституцию Крымской АССР и провозгласили Крым Автономной Социалистической Республикой.

На следующий день, 11 ноября 1921, Всекрымский Съезд Советов избрал Центральный Исполнительный комитет Крымской АССР (КрымЦИК), как высший орган Советской власти в Крыму в период между съездами Советов Крыма.

КрымЦИК был избран в количестве 50 человек, из них 18 крымских татар и 15 кандидатов в члены ЦИК, из них 2 крымских татарина. На этом съезд завершил свою работу.

Вечером 11 ноября после закрытия съезда состоялась первая сессия КрымЦИК, на которой был избран Президиум КрымЦИК в составе 5 человек. Председателем Президиума КрымЦИК был избран Ю. П. Гавен. Затем из членов КрымЦИК было образовано правительство Крымской АССР – Совет Народных Комиссаров в количестве 15 человек. Председателем Совнаркома Крымской АССР был избран С. Саид — Галиев.

Так завершилось формирование органов государственной власти Крымской Автономной Советской Социалистической Республики, образованной в составе РСФСР.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги деятельности органов государственной власти РСФСР на территории Крыма в ноябре 1920 – октябре 1921, можно отметить их роль в начале процесса нормализации обстановки на полуострове после хаоса и разрухи трех предшествующих лет Гражданской войны 1917 — 1920 годов. Ими были заложены те основы дальнейшего социально-экономического развития Крыма, которые определяли его будущее на протяжении следующих двадцати лет, вплоть до начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года.

Оценивая научное значение этой работы можно отметить, что она впервые в советской, а в дальнейшем и в постсоветской историографии, раскрыла причины создания, структуру и направления деятельности таких чрезвычайных органов Советской власти периода Гражданской войны 1917 — 1922 годов какими были «революционные комитеты» («ревкомы»).

Так же показан переход от чрезвычайных органов государственной власти в лице ревкомов к государственным властным структурам мирного времени Советам и переход на территории Крыма к обычной административной деятельности, завершив тем самым переход от гражданской войны к миру.

Кроме этого в завершении данной работы подробно раскрыты подлинные причины создания в 1921 году на базе Крымской губернии – Крымской АССР. А именно следование центральных властей близорукой внешнеполитической конъюнктуре вопреки воле местных партийных советских органов и желанию большинства населения Крыма.

Данная работа написана Константином Колонтаевым в 1990 – 1992 годах в качестве кандидатской диссертации. Небольшие поправки и добавления внесены с 2008 по 2017 год. Ранее не публиковалась.