Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
КАК АМЕРИКАНСКИЕ БАНКИРЫ РАЗВЯЗАЛИ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ И ЗАСТАВИЛИ НАЦИСТСКУЮ ГЕРМАНИЮ НАПАСТЬ НА СССР
Прочитано 11298 раз(а), написано 09.08.2014 в 07:30

Константин  Колонтаев  Как американские банкиры подготовили и развязали Вторую Мировую войну и заставили  гитлеровскую Германию напасть на Советский Союз

Глава 1. Борьба капиталов

В ноябре 1918, завершилась Первая Мировая война, начатая в августе 1914,. по инициативе европейского финансового капитала. Для европейских банкиров, целью Первой Мировой войны было коренное политическое переустройство Европы, для качественно нового улучшения возможностей дальнейшей эксплуатации европейских стран. Для достижения этой цели предусматривалось: 1) ликвидация всех существующих в Европе больших государств, официально именовавших себя империями (Германия, Россия, Австро-Венгрия, Турция) 2) максимальное ослабление монархических форм правления и распространение в Европе республиканских форм государственного устройства.

Относительно причин побудивших европейских банкиров начать подготовку к массовому свержению европейских монархий, русский политолог Н. Н. Беклемишев ещё в 1910 году, в своей книге «Невидимая империя», посвященной политическим аспектам деятельности европейского финансового капитала, отмечал, что прежняя эксплуатация и управление европейскими банкирами стран Европы посредством монархических режимов и связанных с ними различных придворных клик вследствие их растущих аппетитов и численности, привела к росту разного рода «накладных расходов», а, значит, падению прибыли. Поэтому у банкиров возникла потребность сменить систему правления в данных странах и уменьшить их размеры для облегчения эксплуатации и повышения нормы прибыли. (Н.Н. Беклемишев «Невидимая империя» — СПб, 1998 — с. 37.)

В общем, в результате Первой Мировой войны, эти две поставленные европейскими банкирами основные цели были достигнуты. Если в 1914 году в Европе было только две республики: Франция и Швейцария, то спустя год после окончания Первой Мировой войны, в 1919 году их стало порядка двадцати.

Так же в результате Первой Мировой войны распались все европейские империи, и из их обломков получилось множество небольших и слабых государств.

Однако наряду с запланированными результатами Первой Мировой войны, для евробанкиров получились и свершено неожиданные и при том очень опасные, поскольку в конце Первой Мировой войны их прежний младший партнер или даже слуга — американский финансовый капитал, в лице прежде всего финансовых групп Моргана и Рокфеллера, в ходе войны разбогатели гораздо больше, чем их прежние хозяева и начали теснить их по всему миру претендуя на мировое первенство. Если до Первой Мировой войны США были должны европейским банкам 6 миллиардов долларов, то к концу Первой Мировой войны уже европейские банки должна были США 10 миллиардов долларов.

Чтобы яснее можно было представить грандиозность этих цифр в то время, напомню, что доллар 1918 года примерно равен 100 долларам 1999 года

Борьба между европейским и американским финансовым капиталом за политическое господство в мире, в 1919 — 1922 годах проходила с переменным успехом. Например, после ухода в ноябре — декабре 1918 года германо — турецких войск из Закавказья США начали готовить к отправке в этот регион свою 70 — тысячную армию для овладения его нефтяными богатствами. Но англичанам удалось сорвать американские планы (А. Е. Кукина «Провал американских планов мирового господства в 1917-1920 годах» — М.: Госполитиздат, 1954. — с. 90).

В свою очередь американцы в 1919 году сорвали планы Японии, являвшейся в тот период экономической и политической колонией Англии, расширить зону своей интервенции в Сибири и увеличить численность находившихся там японских войск (Р. Эпперсон  «Невидимая рука» (2-е издание) — СПб, 1999 — с. 122.)

Но основная борьба между европейским и американским финансовым капиталом, развернулась на послевоенных международных конференциях и прежде всего на самой основной из них — Версальской мирной конференции 1919 года.

В ходе этой конференции американский президент Вудро Вилсон (Уилсон), выдвинул идею создания «Лиги Наций», которая по мысли лидеров американского финансового капитала должна была стать мировым правительством, управляющим миром в его интересах.

Давая оценку этим американским планам, Коминтерн в документах своих II и III конгрессов отмечал, что, предлагая создать Лигу Наций, американский финансовый капитал пытается «прикрепить к своей золотой колеснице народы Европы и других частей света, обеспечив над ними управление из Вашингтона. Лига Наций должна была стать по существу мировой монопольной фирмой «Янки и Ко» (Коммунистический Интернационал в документах 1919 — 1932 годов — М., 1933 — с. 140.)

В конце концов, в 1919 году, по итогам Версальского мирного договора Лига Наций была создана, однако захватить в ней руководящую роль США не удалось. Англия и Франция решительно воспротивились этому, после чего американцы демонстративно покинули Лигу Наций, и она весь период своего фактического существования (1919 — 1939 годы) являлась наднациональным органом европейского финансового капитала.

Давая характеристику взаимоотношений США и Европы после Первой Мировой войны, В.И. Ленин отмечал: «Америка не может помириться с Европой, потому что между ними глубочайшая экономическая рознь, потому что американцы богаче других» (В. И. Ленин Полное собрание сочинений — т. 42 — с. 67 – 68.)

В 1925 году XIV съезд ВКП(б) отмечал «небывало возросшую роль Северо-Американских Соединенных Штатов, граничащую с мировой финансовой гегемонией». (КПСС в резолюциях и решениях съездов и Пленумов ЦК 1898-1970, М.: Политиздат, 1970. — т. 3 — с. 244.)

Глава 2. Этапы борьбы европейского и американского финансового капитала за господство в мире между Первой и Второй Мировыми войнами

С целью захвата ключевых позиций в мире, США после своей неудачи на Версальской конференции стали обращать внимание на другие крупные страны мира, по разным причинам недовольные итогами Первой Мировой войны. Таковых было четыре: Германия, Италия, Турция, Россия и Япония.

Относительно Германии и России американскую точку зрения сформулировал 15 января 1920, командующий американскими оккупационными войсками в Германии генерал Г. Аллен. В своем дневнике он сделал следующую запись: «Германия является государством, наиболее способным успешно отразить большевизм. Расширение Германии за счет России на длительное время отвлекло бы немцев на Восток и уменьшило бы тем самым напряженность в их отношениях с Западной Европой». (H. Allen, Mein Rheinland. Tagebuh, Berlin, 1923, s. 51.)

Согласно тогдашней американской точке зрения, сильная и в то же время находящаяся в американской финансовой зависимости Германия должна была стать главной вооруженной силой для США в Европе (История Второй Мировой войны 1939 — 1945 годах, в 12 томах — М. Воениздат, 1973. — т. 1 — с. 37.).

Прежде всего США взялись за Японию, поскольку она была второй после США великой державой в Тихом океане, который американцы считали своим «озером». На проходившей в период с 12 ноября 1921 по 6 февраля 1922 года, в Вашингтоне международной конференции по морским вооружениям американцы, пользуясь своим финансовым преимуществом, просто купили Японию у Англии. В результате англо — японский союзный договор 1911 года был на этой конференции официально расторгнут, после чего Япония вошла в сферу экономического и политического влияния США.

Следующим этапом стала Италия. После известного «Похода на Рим» 28 — 29 октября 1922, организованного итальянскими фашистами и проходившего среди прочих под множеством антианглийских и антифранцузских лозунгов, к власти пришел фашисткий диктатор Муссолини, начавший проводить крайне недружественную по отношению к Англии и Франции политику в бассейне Средиземного моря и в Африке.

Одновременно с этим, в 1920 – 1923 годах, американцы оказали значительную финансовую помощь турецкому генералу Кемаль – паше (будущий турецкий президент Кемаль Ататюрк), в его войне за сохранение суверенитета Турции против греческих, французских и английских оккупационных войск.

После установления подконтрольного им фашисткого режима в Италии, американцы начинают практическую деятельность по политическому завоеванию Германии. Как и в Италии, ставка делалась на совершенно новые политические силы, в данном случае на  практически ещё никому неизвестную Национал — социалистическую рабочую партию Германии, во главе с Гитлером.

По этому поводу, один из видных послевоенных германских биографов Гитлера — И. Фест — отмечал, что именно с 1922 года начинается финансирование Гитлера из разного рода анонимных источников в Чехословакии, Швеции и особенно Швейцарии. По его словам: «осенью 1923 года, накануне своего путча Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда, как он сам говорил, с чемоданом с деньгами». (И. Фест «Адольф Гитлер» — Пермь, «Алетейя», 1993. — т. 1 — с. 271.).

Но позиции Франции тогда в Германии оказались крепче, гитлеровский «Пивной путч» провалился, и повторить в Германии в 1923 году итальянский блицкриг американцам не удалось. Им пришлось заняться выработкой долгосрочной политики в германском вопросе.

В 1922 — 1923 годах американцам удалось кое-что сделать для приобретения позиций и в руководстве СССР. Правда, тут долго искать не пришлось. Американским банкирам с помощью своих больших денег и тут удалось придти на все готовое, а точнее — перекупить у европейского финансового капитала несколько ключевых фигур в СССР. Одной из таких фигур был ни кто иной, как Л. Д. Троцкий, связи которого в период 1917 — 1921 годов, с европейскими банкирами не были большим секретом даже для обычных дипломатов и разведчиков.

Например, резидент германской военной разведки в Москве майор Хеннинг, действуя с группой подчиненных ему офицеров в качестве сотрудников германской экономической миссии, 24 мая 1918, за полтора месяца до левоэсеровского мятежа в Москве, давая подробную характеристику внутреннего положения в РСФСР, указывал на то, что, по его мнению, дни Советской власти сочтены, поскольку в ближайшие дни в Москве по приказу Антанты произойдет организованный левыми эсерами военный переворот, поддерживаемый частью большевистского руководства и особенно Троцким. По его мнению: «Антанта, как это теперь совершенно очевидно, сумела склонить часть большевистского руководства к сотрудничеству с эсерами. Так, прежде всего Троцкого уже можно считать не большевиком, а эсером на службе у Антанты». (В. Л. Исраэлян «Неоправдавшийся прогноз графа Мирбаха» — журнал «Новая и Новейшая история» — 1967 —  №6 — с. 63 — 64)

Спустя неделю, 1 июня 1918 германский посол в Швеции Люциус сообщал в германский МИД о беседе с бывшим русским послом в Вашингтоне Р.Р. Розеном, который в ее ходе указывал, что основным противником мирных отношений между Советской Россией и Германией в большевистском руководстве является Троцкий. Далее Люциус отмечал, что аналогичная информация имеется у него и из других источников. (В. Л. Исраэлян «Неоправдавшийся прогноз графа Мирбаха» — журнал «Новая и Новейшая история» — 1967 —  №6 — с. 63 — 64)

Именно этой сменой хозяев и объясняется резкая активизация Троцкого в 1923 году, после двухлетней предыдущей политической спячки а также резкое ухудшение здоровья Ленина в 1923 году и его последующая смерть в январе 1924 года.

Но основной целью США в Европе продолжала оставаться Германия. Сделав для себя кое — какие выводы из неудачи гитлеровского путча 1923 года, американцы решили привлечь к делу финансовой колонизации Германии также и Англию с тем, чтобы полностью изолировать Францию, как главное препятствие в первой половине 20 — х годов на пути своего проникновения в Европу.

Экономическая колонизация Германии американским капиталом облегчалась тем тяжелейшим состоянием германской экономики и прежде всего тяжелой промышленности, которое сложилось в 1923 году в результате проигрыша Германией Первой Мировой войны и выплаты ею послевоенных репараций.

В 1914 — 1923 годах,. не обновлялись основные фонды германской промышленности, и для ее продукции были закрыты внешние рынки. В таких условиях послевоенное восстановление германского промышленного потенциала могло затянуться на неопределенно долгое время.

В январе 1923,. в связи с задержками германских репарационных выплат войска Франции и Бельгии заняли Рейнскую область Германии и установили контроль над находящимся на ее территории Рурским промышленным районом.

Эта оккупация еще больше дезорганизовала экономику Германии, вызвала гиперинфляцию и рост безработицы. В стране начались массовые волнения, перераставшие на ряде территорий в восстания, руководимые коммунистами.

Против франко – бельгийских оккупационных войск также начались вооруженные выступления, организуемые коммунистами и националистами. Только НСДАП Гитлера отказалась участвовать в сопротивлении французской оккупации. (И. Фест «Адольф Гитлер» — т. 2 — с. 35 – 36.)

Уже к концу 1923 года Франция со своей оккупацией Рура оказалась в чрезвычайно трудном положении. Репарации от Германии так и не поступали, а расходы на содержание оккупационных войск в Руре непрерывно росли. Одновременно с этим рос дипломатический и финансовый нажим на Францию со стороны США и Англии с требованием прекратить оккупацию.

Глава 3. «План Дауэса» и американская финансовая и политическая колонизация Германии в 1924 – 1926 годах

В апреле 1924, американский банкир Чарльз Дауэс, выдвинул ряд предложений по урегулированию проблемы выплат репарационных платежей Германии. Вскоре эти предложения Дауэса, были вынесены на обсуждение специальной международной конференции, проходившей в Лондоне в июле — августе 1924 года. Конференция завершилась 16 августа 1924,. принятием так называемого «Плана Дауэса».

Первым пунктом «Плана Дауэса», было решение о выводе французских войск с территории Германии, который должен был завершиться 31 июля 1925 года. Уже одно это решение означало полное поражение Франции в борьбе за гегемонию в Европе в 1918-1923 гг. (М. В. Фрунзе Избранные произведения — М.: Воениздат, 1957. — т. 2 — с. 490, 497.)

Но основным элементом «Плана Дауэса»для  было предоставление финансовой помощи Германии от США и Англии в виде кредитов якобы для выплаты репараций Франции.

В 1924 — 1929 годах Германия получила по «Плану Дауэса» от США — 2,5 миллиарда долларов, от Англии — 1,5 миллиарда долларов. (В общей сложности примерно 400 миллиардов долларов по курсу 1999 года). Это дало возможность германской промышленности полностью переоснастить свою материальную базу, практически стопроцентно обновить производственное оборудование и создать базу для будущего восстановления военного производства.

Согласно «Плану Дауэса» возрождение германской промышленности было рассчитано на реализацию ее продукции на рынках стран Восточной Европы и СССР, которые должны были стать аграрно — сырьевыми придатками германского промышленного комплекса. Превращение Восточной Европы и СССР в рынки сбыта германской промышленной продукции, помимо прибылей американским банкам, ставшим фактическими владельцами германских промышленных концернов, решало еще две основных для американцев задачи: ликвидация французского влияния в Восточной Европе и недопущение индустриализации СССР (История Великой Отечественной войны” в 6 томах — М.: Воениздат, 1960. — т. 1 — с. 4, 34 — 35, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 20,  М. В. Фрунзе Избранные произведения — т. 2 — с. 479, История СССР — М.: «Просвещение», 1983. —  ч. 3 — с. 171.)

Один из соавторов и исполнителей «Плана Дауэса», германский банкир Шахт, подводя его итоги в 1929 году, с удовлетворением отмечал, что «Германия за пять лет получила столько же иностранных займов, сколько их получила Америка за 40 лет, предшествовавших Первой Мировой войне» (История Великой Отечественной войны в 6 томах — т. 1 — с. 4.)

К 1929 году Германия обогнала Англию по объему промышленного производства (12% общемирового) и заняла второе место в мире после США (44% общемирового). (История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 112.)

В 1929 году американские инвестиции в Германии составили 70% всех иностранных капиталовложений и большая часть из них принадлежала американской финансовой группе Моргана. Таким образом, на смену мировой финансовой гегемонии европейских банкиров, пришла финансовая гегемония Морганов, которые до 1915 года были младшими партнёрами европейского финансового капитала, обслуживая его интересы в США.

Вот как оценивает итоги «Плана Дауэса» американский исследователь Ральф Эпперсон: «Без капиталов, предоставленных Уолл-Стритом, не существовало бы Гитлера и Второй Мировой войны» (Р. Эпперсон «Невидимая рука» — с. 294).

В результате к 1929 году вся германская промышленность и банки фактически принадлежали различным американским финансово — промышленным группам.

Принадлежавший Рокфеллеру концерн «Стандарт Ойл» контролировала всю германскую нефтеперерабатывающую промышленность и производство синтетического бензина из угля. (Р. Эпперсон… — с. 294.)

Банковскому дому Моргана принадлежала вся химическая промышленность Германии в лице концерна  «И.Г. Фарбенидустри». Принадлежавшая Морганам американская компания связи «Интернэшнл телефон энд телеграф» (ИТТ) контролировала 40% телефонной сети Германии и 30% акций авиастроительной фирмы «Фокке-Вульф». Через концерн «Дженерал электрик» Морган контролировал германскую радио  и электротехническую промышленность в лице германских концернов «АЭГ», «Сименс», «Осрам». Через автомобилестроительный концерн «Дженерал моторз» Морган фактически контролировал германский автомобилестроительный концерн «Опель».

Действовавший до начала 30 – х годов 20 – го века самостоятельно вне контроля американских банкиров американский промышленник Генри Форд контролировал 100% акций германского автомобилестроительного концерна «Фольксваген».

К моменту прихода Гитлера к власти под полным контролем американского финансового капитала находились такие ключевые отрасли германской промышленности, как: нефтепереработка и производство синтетического горючего, химическая, автомобилестроительная, авиационная, электротехническая,  радиоприборостроительная промышленность, значительная часть машиностроительной промышленности. Всего 278 фирм и концернов, а также ключевые банки, такие как «Дойче банк», «Дрезднер банк», «Донат банк» и ряд других. (Р. Эпперсон… — с. 294, История Великой Отечественной войны в 6 томах — т. 1 — с. 34 — 35, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 112, 183 и т. 2 — с. 344.)

Глава 4. «Советская обособленность» как раздражающий и неприемлемый для американских банкиров фактор мировой политики и экономики

Говоря о значении «Плана Дауэса» в отношении СССР с точки зрения американского и английского финансового капитала, министр иностранных дел Англии Остин Чемберлен в феврале 1925,. отмечал, что: «Россия нависла, как грозовая туча, над восточным горизонтом Европы — угрожающая, не поддающаяся учету, но, прежде всего, обособленная». Поэтому, по его мнению, необходимо: «определить политику безопасности вопреки России и даже, пожалуй, за счет России». (Локарнская конференция 1925 года. Документы. — М., 1959. — с. 43.)

Именно «безучетность» и «обособленность» СССР больше всего тревожили американских и английских банкиров.

Для начала преодоления этой «обособленности», в октябре 1925 года, в швейцарском городе Локарно открылась международная конференция с участием Англии, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Польши и Чехословакии. Цели этой конференции государственный секретарь (министр иностранных дел) США Ф. Келлог, определил, так: «Конференция в Локарно, естественно, следовала за работой комитета Дауэса». (Conngressional Record, vol. Pt 1., Washington, 1926, p 906.)

Хотя США формально не принимали участия в работе конференции, они руководили и направляли ее работу. По этому поводу лидер Коммунистической партии Германии Эрнст Тельман отмечал: «Американские банкиры не участвуют в Локарно официально. Но американский финансовый капитал, рассматривающий Европу, как большую колонию, весьма деятельно сотрудничал при осуществлении Локарно. Представители американского финансового капитала недвусмысленно дали понять, чего американский империализм желает в Локарно». (E. Thalmann, Lokarno der neue Krigpakt. Berlin, 1925, s. 4.)

Основной целью США в Локарно было «примирение» Франции с Германией. Для этого на конференции был выработан и заключен так называемый «Гарантийный пакт», в который вошли Англия, Франция, Германия, Италия, Бельгия. К данному пакту затем, на гораздо менее выгодных условиях, присоединились Польша и Чехословакия.

Таким образом, в обмен на дополнительные политико — юридические гарантии своей безопасности от Германии правительство Франции фактически отказалось от своего влияния в Восточной Европе в пользу Германии. Страны так называемой «Малой Антанты» в лице Польша, Чехословакия, Румыния, Югославия, Греция после этого стали открыты для доступа Германии, а, значит, США. Кроме того, Франция потеряла возможность с помощью своих восточноевропейских сателлитов угрожать Германии с востока.

После того как на конференции в Локарно были, на американских условиях «решены» основные европейские противоречия, американский финансовый капитал решил обратить серьезное внимание на СССР, чтобы покончить с его, по выражению Остина Чемберлена, «обособленностью».

Спустя месяц после завершения конференции в Локарно, в СССР в ноябре 1925 г., вместо разбитого и изолированного Троцкого, «вдруг» возникает, так называемая «новая оппозиция» в лице Зиновьева и Каменева, которая по своей политической программе ничем не отличалась от троцкизма, то есть. собиралась под прикрытием дискуссии о невозможности построения социализма в отдельно взятой стране, покончить в интересах американских банкиров с этой самой «советской обособленностью».

Когда же к исходу 1926 года «новая оппозиция» и присоединившийся к ней Троцкий потерпели крах и утратили позиции в советском руководстве, а XV съезд ВКП(б) объявил о начале процесса индустриализации в СССР, американские банкиры начали кампанию силового давления на Советский Союз во внешнеполитической сфере. В результате 23 февраля 1927, английское министерство иностранных дел направляет СССР ноту с угрозой разрыва дипломатических отношений. Спустя два месяца, в апреле 1927, китайская полиция в Пекине по указанию американского и английского послов берет штурмом советское посольство и убивает несколько советских дипломатов. Ещё через месяц 27 мая 1927, в Лондоне английская полиция захватывает советское торговое представительство, после чего английское правительство объявляет о разрыве дипломатических отношений с СССР. Спустя месяц, 7 июня 1927, в Варшаве на вокзале был убит советский посол в Польше Войков, после чего из США последовал крупный заем Польше на военные нужды.

Однако это давление вызвало противоположные результаты. Осенью 1927 года, руководители «новой оппозиции» лишаются всех занимаемых ими к этому времени государственных и партийных постов, начинается восстановление мощи Красной Армии путем начала наращивания ее численности, улучшения работы военной промышленности и начала создания мобилизационных резервов.

По мере того, как в руководстве СССР теряли позиции сторонники «Плана Дауэса» из троцкистко – зиновьевского блока, американские банкиры вновь обратили внимание на Гитлера и его партию, которые после провала «Пивного путча» 1923 года и начала осуществления «Плана Дауэса», три последующих года пребывали в почти полном политическом забвении.

С конца 1926 года, после разгрома в СССР троцкистко — зиновьевского блока и принятия XV съездом ВКП(б) курса на индустриализацию, то есть превращение СССР в промышленно развитое, самодостаточное государство, к Гитлеру вновь начинает сочиться ручеек денег от различных германских фирм и банков.

Спустя два – три года, когда в 1928 году, в СССР начинается выполнение первой пятилетки и в конце 1929 года из высшего политического руководства СССР устраняется последняя группа агентов влияния американского финансового капитала во главе с Бухариным, так называемая «правая оппозиция», прежний денежный ручеёк для нацисткой партии превращается в настоящий водопад.

Глава 5. Одновременный приход к власти Гитлера в Германии и Рузвельта в США

Отличие было только в том, что если в 1923 году американцы финансировали Гитлера через швейцарские банки, то в 1926 — 1932 годах, это делалось через германские банки и промышленные концерны, которые к этому времени превратились в германские филиалы различных американских финансово — промышленных групп и прежде всего Моргана.

Процесс привода Гитлера к власти в Германии, был затяжным и многоступенчатым, отражая в период 1928 — 1933 годах колебания и надежды американских банкиров на то, что первая советская пятилетка провалится и СССР, оказавшись после этого в глубоком политико — экономическом кризисе, станет для них легкой добычей и можно будет обойтись без сильной нацисткой Германии.

Весной 1930 года в Германии от власти отстраняется коалиционное правительство, возглавляемое социал — демократом Г. Мюллером. Его сменило правительство Г. Брюнинга, состоящее только из представителей правых партий. Таким образом  завершился период правления социал-демократов в Германии 1918 -1930 годов и началось постепенное свертывание буржуазной демократии, так называемый «период президентских правительств» 1930 — 1933 годов.

В июле 1930, Брюнинг распускает рейхстаг, хотя по закону его полномочия истекали только в 1932 году. Это было сделано, с целью использовать недовольство населения экономическим кризисом и превратить нацистов в крупную парламентскую силу. Что и произошло. На состоявшихся 14 сентября 1930,. выборах в рейхстаг нацисты получили 6 миллионов 800 тысяч голосов избирателей (на предыдущих выборах 1928 г. — 800 тыс.) и заняли 107 мест в рейхстаге (1928 году, у них было в рейхстаге 12 депутатов).

Этот успех нацистов вызвал положительный отклик у американской и английской прессы, принадлежавшей крупнейшим газетным магнатам того времени в США и Англии Херсту, Ротемиру, Бивербруку и ряду других (Л. И. Гинцбург «Рывок Гитлера к власти» — журнал «Новая и Новейшая история» — 1968 —  №1 — с. 83 – 84.)

Успех нацистов на выборах 1930 года дал повод канцлеру Брюнингу начать переговоры с ними о вступлении в его коалиционное правительство. Но хозяева Гитлера считали, что этого делать не стоит. В рождественском номере 1930 года, в одной из влиятельных германских газет был помещен вопрос «Как вы расцениваете участие Гитлера в правительстве?». Известный тогда в Германии историк Шюслер, отражая точку зрения подлинных хозяев Гитлера, ответил: «Слишком рано!». Далее он объяснил, что участие нацистов в коалиционном правительстве нерационально, поскольку ослабит нацистскую партию «из-за противоречия между идеей и действительностью», то есть из – за протеворечий между нацисткой социальной демагогией и реальной политикой, и тем самым затруднит нацистам последующий захват всей полноты власти.

В это же время атташе американского посольства в Берлине Д. Гордон сообщал госсекретарю Г. Стимсону: «Нет никакого сомнения, что Гитлер получил значительную финансовую поддержку от определенных кругов промышленников. Как раз сегодня до меня дошел слух из источника обычно хорошо информированного, что представленные здесь различные американские финансовые круги весьма активно действуют в том же направлении». (Papers Relating to the Foreign Relation of the Unated State, Washington, 1945, Vol III, p. 84, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с.113 – 114.)

Осенью 1930 года,  в США побывал председатель рейхсбанка Германии Шахт, обсуждавший со своими американскими коллегами детали предстоящего прихода Гитлера к власти.

Спустя год, 11 октября 1931, в городе Гарцбурге состоялось совещание видных германских банкиров и промышленников совместно с представителями высшей аристократии и генералитета. На совещание был также приглашен Гитлер. Шахт довел до сведения присутствующих мнение американцев о необходимости установления в стране в ближайшие годы диктатуры нацистской партии.

Дальнейшие события развивались сравнительно неторопливо вплоть до мая 1932 года, когда СССР объявил о выполнении первого пятилетнего плана и завершении в основном процесса индустриализации. Кроме этого объявления существовали и объективные данные, показывавшие американцам, что их надежды на возможный провал первой пятилетки не оправдались.

Если в 1928 году СССР ввозил из-за рубежа, и прежде всего США, Германии и Англии, 81% необходимого количества продукции машиностроения и промышленного оборудования, то в 1931 году, этот показатель снизился до 17,8%. (Экономическая история СССР — М.: «Высшая школа», 1987. — с. 204 – 205.)  Разница между двумя этими показателями, образовавшаяся всего за три года, означала фактический крах «Плана Дауэса» в отношении СССР.

После этого события стали развиваться стремительно. В конце мая 1932,. под давлением германских банкиров и аристократии, объединенных в так называемый «Клуб господ», ушло в отставку правительство Брюнинга и ему на смену пришло правительство Папена, которое формально не являясь нацистским, но по сути профашистское, должно было непосредственно подготовить приход нацистов к власти. В середине ноября 1932, семнадцать крупнейших германских банкиров и промышленников направляют президенту Гинденбургу письмо с требованием назначить Гитлера рейхсканцлером. С этим же требованием в это же время к Гинденбургу дважды обращался бывший наследный принц кайзеровской Германии.

Наконец 4 января 1933,. на вилле банкира Шредера близ города Кельна состоялось очередное совещание германских финансистов, на котором было решено привести Гитлера к власти в течение ближайших нескольких недель, что и было сделано в конце января 1933 года.

Одновременно с установлением к концу января 1933, национал-социалистического режима в Германии, американскими банкирами был установлен национал-социалистический режим и в самих Соединенных Штатах Америки в лице президента Рузвельта и его «Нового курса».

За несколько месяцев до официального вступления Рузвельта в должность члены его будущей администрации усердно изучали опыт режима Муссолини в Италии. В последствии бывший до Рузвельта президентом США Гувер, ознакомившийся с пакетом документов «Нового курса», вспоминал: «Я пытался объяснить им, что это чистый фашизм, что это простая переделка «корпоративного государства» Муссолини». (Р. Эпперсон «Невидимая рука» 2 — е издание — с. 296, 298 – 299.)

И действительно, между политикой «Нового курса» Рузвельта в США и Гитлера в Германии было поразительно много общего. Небывалая до этого при капитализме степень вмешательства государства в экономику, создание из безработных трудовых армий, выполняющих крупномасштабные строительные работы общегосударственного значения, главным образом по строительству дорог, уничтожение психически больных в Германии и их стерилизация в США.

Единственным отличием от Германии было сохранение в США многопартийности и формальной демократии.

Глава 6. Разжигание американскими банкирами войны на Дальнем Востоке в 30 – е годы 20 – го века

Создавая в лице Германии очаг будущей войны в Европе, американские банкиры не забыли создать аналогичный очаг и в Азии.

Этим азиатским очагом будущей Второй Мировой войны стала Япония. В годы Первой Мировой войны Япония добилась господствующего экономического положения в Китае. Но в 1922 году на Вашингтонской конференции американцы заставили японцев уйти из Китая.

Однако после этого еще пять лет американцам не удавалось на равных соперничать в Китае с Англией и Францией.

Американское влияние в Китае стало быстро расти после прихода к власти 12 апреля 1927, проамериканских марионеток во главе с Чан Кайши. В результате к 1930 году, по сравнению с 1914 годом, американские капиталовложения в Китае выросли в 3,7 раза, правительственные займы и финансовая помощь — в 6 раз. (История Великой Отечественной войны в 6 томах — т. 1 — с. 8 – 9.)

Однако к началу 1930 года, американцы серьезно разочаровались в режиме Чан Кайши, поскольку ему не удалось восстановить единство страны путем ликвидации коммунистов и генеральских феодальных клик. Сокрушительный разгром войск Чан Кайши в Манчжурии советскими войсками в ноябре — декабре 1929 (конфликт на Китайской восточной железной дороге(«Конфликт на КВЖД»), показал невозможность его использования, как средства внешнего вооруженного давления на СССР.

Поэтому американцы стали срочно искать на Дальнем Востоке новую силу, которая могла бы навести порядок в Китае для того, чтобы сделать его территорию пригодной для размещения там своих капиталов и силового воздействия на СССР извне. Поскольку в самом Китае такой силы не оказалось, было решено искать ее за его пределами.

Выбор пал на Японию, которая после ее вытеснения из Китая в 1920 -1922 годах, нуждалась в рынках и капиталах для своей бурно развивавшейся промышленности. Таким рынком мог быть только Китай, а капиталы находились в США.

Позицию США в предстоящей войне Японии с Китаем президент США Гувер сформулировал следующим образом: «Мы должны указать, что Китай оказался не в состоянии обеспечить должный порядок внутри страны, который предусматривался договорами. Значительная часть Китая оказалась под влиянием китайских коммунистов, сотрудничающих с Россией. Правительство Манчжурии оказалось в руках авантюриста, не признающего китайского правительства, а Китай не принимает никаких мер, чтобы заставить его подчиняться. На этой территории царит анархия, что совершенно недопустимо». (The Memoirs of Herbert Hoover, New York, 1952, vol. I, p. 369, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 94.)

В Вашингтоне считали, что вторжение японцев в Манчжурию (Северо-восточный Китай) заставит Чан Кайши еще больше ориентироваться на США и приведет в дальнейшем к войне Японии и СССР.

В июне 1930, США подняли таможенные пошлины на японские товары, ввозимые на их территорию, на 23% и тем самым полностью закрыли для японцев свой рынок. Японский экспорт в США сразу сократился на 40% (Мировые экономические кризисы 1848 — 1935 годов — М., 1937. — т. 1 — с. 420 – 424.).

Тем самым американцы ясно указали Японии, что ей надо искать другие рынки. Все это вместе с финансовой зависимостью от США заставило Японию начать завоевание Манчжурии.

Когда 18 сентября 1931, началось японское вторжение в Манчжурию, то под давлением США Чан Кайши отдал приказ своим войскам в Манчжурии отходить, не оказывая сопротивления японцам. В направленном в Лигу Наций письме в связи с японским вторжением правительство Чан Кайши даже не квалифицировало вторжение Японии в Маньжчурию, как агрессию.

За те полтора года, в течение которых происходила оккупация Манчжурии Японией, американские поставки и финансовая помощь Японии составили 182 миллионов долларов. (История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 94). По нынешнему курсу это около 9 миллиардов долларов.

Как признают авторы советской 12-томной Истории Второй Мировой войны, «до середины 1939 года Япония вела внешнюю политику, согласованную с США». (т. 1 — с. 314 – 315.)

Насколько велика была эта согласованность, можно судить по тому факту, что в 1933 году по приказу из США Япония и Германия почти одновременно вышли из Лиги Наций.

В 1937 году Япония по приказу из США начинает новую войну в Китае с тем, чтобы подорвать в нем позиции англо — французского капитала и расширить сферу американского влияния в Китае за счет Англии и Франции.

Чтобы парализовать возможное вмешательство СССР на стороне Чехословакии и обеспечить Мюнхенский сговор, по приказу из США Япония 29 июля 1938, организовала вторжение на советскую территорию в районе озера Хасан трёх пехотных дивизий и механизированной бригады. В мае — августе 1939,. Организованный США, широкомасштабный советско — японский вооруженный конфликт на реке Халхин-Гол в Монголии преследовал цели отвлечь силы СССР из Европы накануне нападения Германии на Польшу и заставить Советский Союз принять германское предложение заключить пакт о ненападении, которое и последовало от Германии в адрес СССР в самый разгар боев на Халхин — Голе.

Задача отвлечения советских сил из Европы в этот период была в целом выполнена. В первой половине 1939 года численность советских войск на Дальнем Востоке должна была по плану вырасти на 57 тысяч человек, а фактически увеличилась на 345 тысяч.

США щедро финансировали Японию для сковывания СССР на Дальнем Востоке. Только в 1938 году финансовой группой Моргана Японии было предоставлено займов на 125 миллионов долларов, а общая американская помощь Японии в 1937 — 1939 годах  составила 511 млн. долларов. (История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 1 — с. 36; В. Аварин «Борьба за Тихий океан» — М., 1952. — с. 247; Б. Марушкин «Американская политика «невмешательства» и японская агрессия в Китае (1937-1939 гг.)» — М., 1957. — с. 35, 53, 96, 109, 153.)

Торговый атташе посольства США в Японии, побывав в 1937 году на японско — китайском фронте, признавал: «Если кто — либо последует за японскими войсками в Китае и увидит, сколько у них американского снаряжения, то он получает право думать, что следует за американской армией» (И. Попов «Япония» — М., 1940. — с. 94.)

Глава 7. Подготовка американскими банкирами Второй Мировой войны в Европе

Едва только Гитлер был приведен к власти, как США тут же начали использовать его, как таран для подрыва позиций европейского финансового капитала. В октябре 1933,. Германия выходит из Лиги Наций. В январе 1934, между Германией и Польшей заключается договор о ненападении, в результате которого Польша из сферы англо-французского влияния перешла в сферу германского, а, значит, и американского влияния.

В ответ начинаются попытки заигрывания европейского капитала с СССР. В конце 1933 года, СССР получает приглашение вступить в Лигу Наций и в 1934 году вступает в нее. В 1935 году на VII Конгрессе Коминтерна в Москве следует отказ от политики прямого захвата власти коммунистами в европейских странах и возникает идея блока компартий с различными леволиберальными реформистскими силами, получившая практическое оформление в виде так называемых «Народных фронтов». В том же 1935 году заключается военно — политический союз между Францией, СССР и Чехословакией, направленный против Германии.

В ответ на это Германия по приказу из США в марте 1936, вводит войска в демилитаризованную Рейнскую область. На то, что данный ввод войск был не личной инициативой Гитлера, указывают и многие западные историки. Так, один из них, Б.Л. Гарт писал: «Менее всего Гитлер хотел развязать еще одну мировую войну. Гитлер, несмотря на свою беспринципность, длительное время проявлял исключительную осторожность в осуществлении своих целей. Военные руководители проявляли еще большую осторожность. Когда в марте 1936, Гитлер решил занять войсками Рейнскую демилитаризованную зону, его генералы были встревожены этим решением. В результате их протестов вначале в Рейнскую зону было направлено несколько символических подразделений». (Бэзил Лиделл Гарт «Важнейшие стратегические решения» в книге «От «Барбароссы» до «Терминала»» М.: «Политиздат», 1988 — с. 15 -16.)

В ответ на приход летом 1936 года к власти правительств «Народного фронта» в Испании и Франции, тут же последовал организованный немецкой разведкой по указанию из США мятеж генерала Франко в Испании, а затем и германо — итальянская интервенция в эту страну.

А в Африке фашистская Италия, по приказу американских банкиров, с целью подрыва там английского влияния, в 1935 — 1936 годах оккупировала Эфиопию. На Дальнем Востоке с аналогичной целью в 1937 году Япония начинает завоевание Китая.

Компромисс и заигрывание между европейскими банкирами и  СССР в 1933 -1937 годах, завершился в 1937 году, после разгрома Сталиным военно – политического заговора Тухачевского, которого европейские банкиры полагали для себя гораздо более приемлемым партнёром чем Сталина. Сигналом завершения союзнических отношений европейских банкиров с Советским Союзом, начавшихся с момента приглашения СССР в Лигу Наций в 1933 году, стал приход к власти в ноябре 1937, в Англии правоконсервативного и крайне антисоветски настроенного правительства Чемберлена.

Что касается самого заговора Тухачевского, то о его подготовке в зарубежной печати достаточно открыто писали еще в начале 30-х годов. Например, в органе русской белогвардейской военной эмиграции, журнале «Часовой», в одном из номеров в начале 1931 года об этом писалось следующее: «По сведениям лица, прибывшего с юга России, в Красной Армии наблюдается несомненное брожение. В армии коммунисты ведут энергичную агитацию против Сталина. Сейчас эта агитация стала почти открытой. К противосталинской агитации агенты ГПУ относятся чисто формально, стараясь не замечать ее. Привлекается к ответственности главным образом мелкота, а средние и высшие агенты власти, агитирующие против Сталина, остаются в стороне».

Говоря об этом же, Молотов отмечал: «Не думайте, что Сталин поверил какой — то фальшивке, переданной через Бенеша. Тухачевский, которого мы хорошо знали, был расстрелян, потому что был военной силой правых Рыкова и Бухарина. А государственный переворот без военных не обходится». (С. Грибанов «Заложники времени» — М.: Воениздат, 1992. —   с. 52 — 53.)

С ноября 1937 года, европейский финансовый капитал начал искать компромисса уже не с СССР, а с США и Германией за счет СССР. Выражением этой политики стал Мюнхенский сговор: «Мюнхенский сговор был по существу пактом о ненападении между Германией и Италией, с одной стороны, и Англией и Францией — с другой. Немалую роль в Мюнхенской сделке сыграли США. Так, американский посол в Англии Д. Кеннеди в беседе с германским послом в Лондоне Дирксеном 13 июня 1938 г. прямо сказал, что “в экономических вопросах Германия должна иметь свободу рук на Востоке, а также Юго-Востоке Европы». (Великая Отечественная война Советского Союза 1941 — 1945 годов. Краткая история. — М.: Воениздат, 1970. — с. 14.)

Дальнейшим шагом на пути капитуляции Англии и Франции перед Германией и США стала Испания. В 1938 году, под нажимом Англии и Франции правительство «Народного фронта» Испании объявило о выводе из страны интернациональных бригад и советских добровольцев, которые были единственной боеспособной силой республиканской армии. А в феврале 1939 года, под влиянием Англии и Франции в Мадриде правые социалисты и анархисты произвели военный переворот, в результате которого республика распалась, и в марте 1939 года, Франко установил контроль над всей территорией страны. После этого Испания вслед за Италией и Германией стала еще одним американским плацдармом в Европе.

В 1938 году,  США благосклонно относились к капитулянтству Англии и Франции перед Германией, так как последняя была весьма слаба тогда в военном отношении, и поэтому мирный захват Австрии и, особенно, Чехии с ее второй по объему производства военной промышленностью в Европе были жизненно важны для Германии в целях последующего начала войны в Европе. В результате захвата Чехии в период с ноября 1938 по март 1939, Германия получила 469 танков, 1582 самолета, 2175 полевых и 500 зенитных орудий, 785 минометов, 43878 пулеметов, 1 миллион винтовок. Этого оружия было достаточно для вооружения 40 дивизий. В 1938 году на одних только заводах чешского концерна «Шкода» было произведено оружия больше, чем во всей Великобритании (История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 2 — с. 123.)

Но после того, как Германия к весне 1939,. обрела необходимый военный потенциал, США начали стремительно развязывать Вторую Мировую войну и, прежде всего, войну Германии против Англии и Франции с тем, чтобы выкинуть их с рынков Латинской Америки и, в свою очередь, овладеть рынками их колоний.

Вопрос о рынках для американского финансового капитала к концу 30-х годов стоял очень остро. В 1937 году США, занимая 7,1% территории планеты и имея 6,5% населения мира, производили 41,4% мировой промышленной продукции и имели 62% мирового запаса золота на сумму 28 миллиардов долларов. (Ф. Михалевский «Золото в период мировых войн» — М., 1945. — с. 192.). Вполне естественно, что, обладая подобной экономической мощью, США претендовали на мировое господство.

Помимо своих претензий на мировое господство, еще целый ряд весомых причин заставляли США в 1939 году спешить с началом новой мировой войны. Дело в том, что «Новый курс» Рузвельта или, проще говоря, американская разновидность «национал-социализма», так и не привел к долговременной экономической стабилизации экономики США. В 1937 году США вновь оказались в пучине экономического кризиса. В результате, в 1939 году загрузка промышленных мощностей в США  составляла 33% (в разгар кризиса 1929-1933 годов — 19%).

Оценивая обстановку в США в 1939 году, один из ближайших советников Рузвельта — П. Тагуэлл отмечал следующее: «В 1939 году, правительство не могло добиться никаких успехов. Впереди лежало открытое море до того дня, когда в Польшу вторгся Гитлер. Туман мог развеять только могучий ветер войны. Любые другие меры, которые были во власти Рузвельта, не принесли бы никаких результатов». (P. Tuguell, The Democratic Roosvelt, A Biography of Franklin D. Roosvelt, New York, 1957, p 477, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 2 — с. 341.)

Конкретным публичным сигналом со стороны США для Гитлера начать Вторую Мировую войну стало отклонение 19 мая 1939, Конгрессом США поправки об отмене закона о нейтралитете США.

Что касается тайной дипломатии, то в 1939 году США категорически отвергли настойчивые предложения Англии и Франции благословить второй Мюнхен, на этот раз за счет Польши. США дали ясно понять, что они против любого мирного пути разрешения германо — польского конфликта, подчеркивая, что, если Англия и Франция не объявят войны Германии в случае ее нападения на Польшу, то они лишатся всякой американской помощи. Американский посол в Англии в 1938-1939 гг. Джозеф Кеннеди позднее так вспоминал об этом так: «Ни французы, ни англичане никогда бы не сделали Польшу причиной войны, если бы не постоянное подстрекательство из Вашингтона. Летом 1939 года президент непрерывно предлагал мне подложить горячих углей под зад Чемберлену». (The Forrestal Diaries, New York, 1951, p 121-122, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 2. — с. 345.)

Американский историк Ч. Тэнзилл по этому поводу писал следующее: «Президент вовсе не хотел, чтобы война, которая начнется в Европе, закончилась так быстро, что США не успели бы вмешаться. В сентябре 1938 года против Гитлера могли выступить французская, английская, русская и чешская армии, которые раздавили бы его довольно быстро. К лету 1939 года обстановка коренным образом изменилась. Россия заключила договор с Германией, чешская армия исчезла. Война, начавшаяся в 1939 году., могла тянуться до бесконечности» (H. Barnes (Ed), Perpetual War for Perpetual Peace, Caldwel, 1953, p 171, История Второй Мировой войны в 12 томах — т. 2 — с. 345.)

Глава 8. Начало  Второй Мировой войны

Сама по себе Германия вплоть до апреля 1939 года, совершенно не готовилась к войне с Польшей. «Вначале Гитлер не собирался завоевывать Польшу. Он был готов какое-то время принять ее в качестве младшего партнера, при условии, что Польша вернет Германии принадлежащий ей выход к Балтийскому морю, и тем самым соединит с Германией по суше Восточную Пруссию». (Б. Л. Гарт «Важнейшие стратегические решения» в книге «От «Барбаросса» до «Терминала»» — с. 20 – 21.)

Фельдмаршал Манштейн, в своих мемуарах указывал, что до марта 1939,. в главном командовании сухопутных войск Германии не существовало плана стратегического развертывания войск для нападения на Польшу (Эрих фон Манштейн «Утерянные победы» — литературный альманах «Севастополь» — 1997 —  №5 — с. 151.)

Сам Гитлер в 1937 году планировал начать крупномасштабные завоевания в Европе только в 1943 году. (В. Пруссаков «Оккультный мессия и его рейх» — М.: «Молодая гвардия», 1992 — с. 59 – 60.)

И «вдруг», «внезапно», Германия активизируется. В конце апреля 1939,. Германия расторгает договор с Польшей о ненападении. Затем с германской стороны следует отказ соблюдать англо — германское морское соглашение 1935 года и выдвигается требование возврата германских колоний, захваченных Англией и Францией во время Первой Мировой войны. И, наконец, 22 мая 1939, между Германией и Италией заключается военно — политический союз «Стальной пакт», откровенно направленный против Англии и Франции.

В свою очередь под давлением США в конце марта — начале апреля 1939, Англия и Франция взяли на себя обязательства быть гарантами независимости Польши, что означало автоматическое объявление ими войны Германии в случае ее нападения на Польшу.

Одновременно с весны 1939, правящие круги США начали предпринимать энергичные попытки для обеспечения невмешательства СССР в предстоящую войну Германии с англо — французским блоком. С этой целью в мае 1939, с одной стороны Германия начинает забрасывать СССР различными мирными предложениями, а с другой стороны- на Дальнем Востоке, также в мае 1939, Япония начинает в Монголии войну с СССР для того, очевидно, чтобы сделать германские мирные предложения более «привлекательными и весомыми».

Дальнейшее известно. Советско — германский договор о ненападении был заключен 23 августа 1939, за неделю до нападения Германии на Польшу и за десять дней до объявления Англией и Францией войны Германии.

Однако заключение этого договора стало одновременно и первым серьезным сбоем в разработанном американцами сценарии Второй Мировой войны. Япония, потерпевшая серьезное поражение в войне с СССР на Халхин – Голе, в мае — августе 1939,, которую она вела по приказу США, и брошенная своей союзницей Германией, заключившей мирный договор с СССР опять-таки по приказу из США, что также стало известно японцам, была страшно возмущена американским вероломством. Осознав опасность дальнейшего следования в фарватере внешней политики США, она решила принять участие в начинающейся Второй Мировой войне самостоятельно.

Это проявление японской самостоятельностиобъясняется тем, что, в отличие от германских банкиров и промышленников, их японские коллеги, хотя и были должны американцам, но при этом являлись не только юридическими, но и фактическими собственниками своих банков и промышленных концернов.

Начало войны в Европе в период с 1 по 3 сентября 1939, было встречено в высших сферах США с плохо скрытым ликованием. Влиятельная газета «Нью-Йорк Таймс» в номере от 9 октября 1939,. утверждала, что отныне «слово из Вашингтона будет играть решающую роль при установлении мира в Европе». Спустя 20 дней в той же газете Джон Форстер Даллес (в дальнейшем госсекретарь США) выступил со статьей, в которой предрекал, что после окончания войны в Европе руководство миром перейдет в руки США.

Чтобы побудить Англию и Францию к более энергичной войне с Германией, американский конгресс 3 ноября 1939, принял закон, разрешающий им приобретать в США за наличный расчет все необходимое для ведения боевых действий, что, по сути, отменяло прежний закон о нейтралитете.

Однако Англия и Франция, да и Германия тоже, всю осень и зиму 1939 — 1940 гг. явно не желали воевать по — настоящему и вели так называемую «Странную войну». Подобный саботаж, очень не понравился США, которые в ответ устами своего тогдашнего госсекретаря Сэмнера Уоллеса заявили, что «конечная победа может быть обеспечена только длительной и отчаянной войной, которая приведет Европу к полному экономическому и социальному крушению». (S. Welles, The Times for Decision, p 73).

В это же самое время тогдашняя влиятельная газета «Нью-Йорк Гералд Трибюн», в номере от 19 марта 1940,. прямо призывала правительство США «следить, чтобы для интересов США не возникло угрозы из-за появляющихся в определенных кругах Европы каких — либо мирных предложений».

Впрочем, этот призыв явно запоздал. В феврале 1940, государственный секретарь США Уоллес совершил длительную поездку в Европу, посетив Англию, Францию и Германию. В Берлине он, сделал германским правителям настолько серьезное внушение, что через несколько дней после его отъезда Гитлер срочно встретился с Муссолини и объявил ему о решении в начале ближайшей недели наступать на Западном фронте. Это наступление началось 15 апреля 1940, и завершилось в середине июня 1940, полным крушением Франции и созданием угрозы дальнейшему существованию Англии.

Таким образом, к концу июня 1940. американские планы по отношению к Западной Европе были полностью выполнены: Франция фактически исчезла с карты мира, Англия превратилась в страну, чье дальнейшее существование определялось исключительно объемами американской экономической и военно – технической помощи. В августе 1940, США подписали договор с Канадой о совместной обороне, который означал, что эта самая крупная по территории британская полуколония, отныне переходит в сферу влияния США.

После этого единственной крупной державой в мире, находящейся вне сферы влияния США, оставался СССР.

Глава 9. Как американские банкиры заставили  гитлеровскую Германию напасть на Советский Союз

Смысл внешнеполитических замыслов США в отношении СССР в период 30 – х годов 20 – го века, заключался в том, чтобы вернуть Советский Союз к реализации «Плана Дауэса», а для этого было необходимо деиндустриализовать его, вернув советский экономичесий и особенно промышленный потенциал на уровень 1925 года. В этом, собственно говоря, и заключалась суть германского плана войны с СССР, под кодовым наименованием «Барбаросса», согласно которому немецкие войска оккупируя европейскую часть СССР, по линии «Архангельск – Астрахань», лишат тем самым Советский Союз 80% промышленного потенциала. То есть, в результате германской оккупации европейской части СССР его промышленный потенциал должен был сократиться в 4 — 5 раз и тем самым вернуться примерно к тем показателям, какие он имел в 1925 году, накануне начала осуществления первого пятилетнего плана.

Свидетельств того, что решение о нападении Германии на СССР принималось не в Берлине, а в Нью-Йорке и Вашингтоне, существует великое множество. Если верить американским историкам С. Митчеллу и Д. Мюллеру, главнокомандующий вермахтом фельдмаршал Кейтель только в марте 1941, узнал о планах Гитлера напасть на СССР, то есть за три месяца до начала войны, что является немыслимо коротким сроком для подготовки операции такого уровня. Узнав, об этом, Кейтель не на шутку встревожился и спешно составил меморандум, в котором обосновал свои возражения против этих планов, и пошел с ним на прием к Гитлеру, который в ответ устроил ему дикий разнос. После этого Кейтель подал прошение об отставке. Гитлер категорически отказался ее принимать и потребовал от Кейтеля безусловного подчинения.

Вслед за Кейтелем свое отрицательное отношение к планам войны с СССР высказали: командующий немецкими войсками в Восточной Пруссии (в дальнейшем командующий группой армий «Север») фельдмаршал Лееб, командующий германскими войсками в Польше (в дальнейшем командующий группой армий «Центр») фельдмаршал Бок, начальник экономического управления вермахта генерал — лейтенант Томас и ряд других высокопоставленных военачальников (С. Митчелл и Д. Мюллер «Командиры Третьего рейха» — Смоленск: «Русич», 1997. —  с. 24, 47, 71, 82.)

Поведение Гитлера в конфликте с руководством армии по поводу планируемой войны с Советским Союзом явственно свидетельствует, что эти планы не были его собственными. Поскольку элементарная логика правителя государства, тем более государства диктаторского, требует того, что в случае отказа подчиненного выполнить поставленный ему приказ его для начала надо, как минимум, отстранить от занимаемой должности. Гитлер же, встретив довольно энергичные возражения подчиненных, не только не делает этого, но даже не принимает их собственных прошений об отставке, устраивая вместо этого истерику. Такое поведение Гитлера свидетельствует о том, что сам он, как минимум, ничего не мог сказать по существу против этих возражений, если даже в глубине души не был согласен с ними. А это означает, что планы были выработаны не им, а сам он служил лишь передаточным звеном для их доведения до непосредственных исполнителей.

О том, что сам Гитлер не желал войны с СССР, понимая всю глубину последствий в этом случае для себя лично, свидетельствует его попытка избежать ее, послав своего первого заместителя и доверенное лицо Гесса в Англию на переговоры. Причем сама форма его отправки свидетельствовала о чрезвычайности ситуации.

Полет Гесса 10 мая 1941, в Англию стал попыткой Гитлера избежать войны с СССР и выйти из-под контроля США путем заключения мира с Англией, создания на его основе англо — германского союза и затем на его базе своеобразной германо – английской  «Европейской империи» в противовес США. Но отказ английских правящих кругов, находившихся к тому времени под полным контролем США, принять эти предложения, заставил Гитлера смириться с той ролью, которую американцы приготовили ему. На это указывают данные, содержащиеся в статье Ф. Д. Волкова «Неудавшийся прыжок Рудольфа Гесса» в журнале «Новая и Новейшая история» — 1968 —  № 6 — с. 107-120.

В связи с этим возникает вопрос, а кому же реально принадлежала полнота власти в нацистской Германии и какова была в не была действительная иерархия?

По данным исследователя Л. Н. Гаранина, до нападения на СССР реальным руководителем нацистской Германии был председатель рейхсбанка и министр экономики Шахт. Его первым заместителем был Геринг. На долю же Гитлера были выделены представительско — пропагандистские функции: «До прихода к власти Гитлер довольно долго жил на деньги Геринга, который вел себя по отношению к нему довольно свободно, подсмеиваясь над его пуританством и вегетарианством. Геринг был доверенным лицом германских банкиров в НСДАП и сам занимался игрой на бирже. Геринг был инициатором и организатором поджога рейхстага. Он же вопреки воле Гитлера организовал 30 июня 1934,. «ночь длинных ножей», в ходе которой был уничтожен Рем и другие члены НСДАП, верившие в антикапиталистическую демагогию нацизма. В марте 1938, Геринг лично руководит аншлюсом Австрии. Среди нацистского руководства Геринг наиболее негативно относился к СССР и постоянно подчеркивал свое отрицательное отношение к пакту о ненападении, начиная с момента его заключения в августе 1939 года» (Л. Н. Гаранин «Второй человек в рейхе» — журнал «Вопросы истории» — 1992 — №1 — с. 163 – 165.)

После начала войны Германии с СССР сценарий дальнейшего хода событий изложил осенью 1941, сенатор — демократ Гарри Трумэн (с 1944 года вице-президент США, с апреля 1945 по январь 1953 — президент США): «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если будет выигрывать Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше, хотя я не хочу победы Гитлера ни при каких обстоятельствах» (Н. Н. Яковлев «Гарри Трумэн: политический портрет» — журнал «Новая и Новейшая история» — 1967 — №2 — с. 51.). Так что то, что у Рузвельта было в голове, то у Трумэна — на языке.

Именно это осознание Гитлером последствий авантюры, в которую его втянули США, после происшедшего разгрома в декабре 1941, немецких войск под Москвой привело его в бессильную ярость, результатом чего стало объявление войны США сразу же после японского удара по Перл — Харбору, хотя реально вести войну с США Германия не имела никаких возможностей вплоть до высадки американских войск в Северной Африке летом 1942 года.

Если бы после первоначальных успехов в войне с СССР Германия начала терпеть поражение, то у американцев и на этот поворот событий имелся соответствующий вариант действий, который заключался в проведении военного переворота и отстранения от власти Гитлера, Гимлера и ряда других широко известных одиозных фигур прежнего нацисткого режима, после чего в Германии было бы сформировано новое «демократическое» правительство и под этим предлогом на СССР было бы оказано давление, с требованием, чтобы его войска прекратили движение в направлении Восточной Европы.

Реализацией этого варианта стало покушение на Гитлера в его ставке в Восточной Пруссии и одновременная попытка военного переворота в Берлине 20 июля 1944 года.

Если бы Гитлер погиб в результате взрыва бомбы, то военный переворот в Берлине начатый 20 июля 1944, несомненно оказался бы удачен и в результате к власти пришло бы коалиционное правительство из представителей социал-демократов, а также центристских и умеренно — правых партий, существовавших до прихода нацистов к власти.

Это новое правительство Германии, сразу бы открыло Западный фронт американо-английским войскам во Франции и было бы признано западными союзниками. После чего из Вашингтона в Москву, от Рузвельта к Сталину, было бы послано теплое и дружественное письмо с призывом по такому прекрасному случаю, как свержение гнусного тирана Гитлера и прихода к власти в Германии демократических сил, остановить войска Красной Армии на линии советско-германской и советско-румынской границы по состоянию на 1 января 1941 года, поскольку новое германское правительство изъявило скорейшее желание вывести немецкие войска из оккупированных ими стран Восточной Европы и передать контроль над ними их бывшим правительствам, находящимся в лондонской эмиграции, каковые уже пакуют чемоданы, готовясь к посадке в самолеты.

А если бы СССР не внял этим американским доводам и продолжал бы продвижение на Запад, то США на самых законных основаниях могли бы, как минимум, объявить об оказании широкомасштабных военных поставок для отражения «советской агрессии» против ставшей в одночасье демократической Европы во главе с Германией или, как максимум, объединить свои и германские войска в боевых действиях против Красной Армии.

Но механизм реализации этих американских планов оказался чересчур сложным и, как следствие, произошел его неизбежный сбой. Гитлер остался жив, а Красная Армия вошла в Восточную Европу и даже взяла Берлин, что весьма обесценило американское лидерство в послевоенном мире. Вместо, предполагаемой по предвоенным американским планам, одной сверхдержавы в послевоенном мире в лице США, их в реальности оказалось две: США и СССР.

Это обстоятельство и определяло в дальнейшем, в период 1946 -1988 годах, американскую политику в мире.

Написано 25 июля 1999 года. Опубликовано в газете «Дуэль» (Москва) — 1999 — № 37 – с. 4 – 5. и  в журнале «Молодая гвардия» (Москва) -2016 — № 4 – с.211 – 238.