Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Rusia y los eslavos en la luz de la cuestin Serbia
Прочитано 4554 раз(а), написано 17.07.2015 в 22:42

Konstantin Кolontaev   Rusia y los eslavos en la luz de la cuestin Serbia

«Duel», publicado una serie de art?culos del autor serbio Predrag Milicevic bajo el t?tulo general de «Occidente contra Yugoslavia», que era un intento de mostrar las razones hist?ricas de la desintegraci?n de Yugoslavia y continu? durante casi 8 a?os de subversi?n de Occidente y especialmente de Estados Unidos contra Serbia.

Con algo en estos materiales puede estar de acuerdo con algo, pero lo m?s importante es que carecen de una explicaci?n del ejemplo del destino hist?rico de las causas fundamentales de los eslavos del sur posici?n poco envidiable de los eslavos en general, acelerando su degradaci?n. Ya sea como un destino chivo expiatorio, como en el caso de los serbios, o el destino de las prostitutas pol?ticos abiertos West — polacos, checos, croatas, etc.

Es necesario aclarar que en virtud de los eslavos Entiendo s?lo aquellos que son llamados los eslavos del sur y el oeste, como el ruso, en la cara de la Grande, y la mayor?a de los bielorrusos y ucranianos (excepto para los residentes del oeste de Ucrania), los eslavos no son, a pesar de que hablan lenguaje en relaci?n con el grupo eslavo de la familia aria de idiomas. No voy a detenerme en esto y explicar en detalle, porque este es un tema para otro art?culo.

Ese es el ejemplo del destino hist?rico de los serbios, que, a diferencia de otras naciones eslavas no lacayos abiertas de la civilizaci?n jud?a, pueden captar la profundidad de la ca?da hist?rica, que sobrevivi? a los eslavos en los ?ltimos 1.000 a?os.

Si, en la IX. BC Eslavos en la direcci?n occidental ocuparon la costa del Mar del Norte del Sur de Dinamarca, Hamburgo y de la desembocadura del Rin, y algunas tribus eslavas se establecieron en el sur-este de Inglaterra hoy (VV Mavrodin, «Or?genes del pueblo ruso»,. Izd LGU, 1978 , p 54.), luego a un XV superior. en Europa s?lo hay un estado eslavo — Polonia, e incluso que ya se estaba convirtiendo en un t?tere pat?tico, una herramienta en manos de los banqueros del norte de Italia, especialmente los genoveses, sus intrigas contra el resurgimiento de Mosc? Rusia.

Es decir, 5 siglos el camino que conduce desde el pueblo de Europa a la ca?da desgraciada. Condici?n que persiste hasta nuestros d?as, a pesar de la existencia de una condici?n de estado formal. Y aqu? el destino hist?rico de Serbia y su comparaci?n comparativo con el destino de Rusia le permite entender algo.

As?, Rusia tiene casi medio siglo bajo el yugo de la Horda de Oro, pero celebr? la Batalla de Kulikovo (1389), que se convirti? en una especie de s?mbolo, si no es puesto en libertad, entonces por lo menos una autoafirmaci?n moral y el fortalecimiento de la aplicaci?n del Campeonato del principado de Mosc? entre las tierras rusas en la lucha por la liberaci?n del yugo de la Horda de Oro. Y en el mismo 1389 de Kosovo tiene una batalla decisiva entre el ej?rcito serbio y turco en el que los serbios fueron derrotados, y el reino de Serbia se convirti? en parte del creciente imperio turco.

En esta ocasi?n, las leyendas hist?ricas serbios hablan de la muerte de las tropas serbias casi omn?modo y fracci?n pesada estuvo dominada por los ciudadanos turcos de Serbia. Sin embargo, los hechos hist?ricos reales pintan un cuadro diferente.

13 a?os despu?s de la Batalla de Kosovo imperio turco tuvo que tomar a?n m?s tremenda batalla. En 1402, en el ?rea de lo que hoy es la capital turca de Ankara fue una batalla entre el ej?rcito turco liderado por la velocidad del rayo sult?n Bayaceto y el ej?rcito del imperio de Asia Central dirigida por Timur el Grande. La batalla termin? con una aplastante derrota de los turcos, el sult?n Bayaceto fue capturado por Timur y datos precisos sobre su suerte all?. Como resultado del imperio turco se derrumb? y comenz? a revivir de nuevo s?lo 25 a?os m?s tarde. Y ahora resulta que una serie de puntos interesantes. Resulta que «pobres» los serbios perdieron de Kosovo supuestamente todos los soldados y severamente sufren bajo el yugo turco, despu?s de 13 a?os bajo la guerra de Ankara en el lado de los turcos. En el ej?rcito del sult?n Bayaceto asisti? a docenas de pr?ncipes serbias con numerosas comitivas. Y tenemos que averiguar donde los serbios han perdido m?s personas en 1389 en el Campo de Kosovo, la defensa de su independencia y en 1402 por Ankara contra Timur luchando por el Imperio Turco? Y si los serbios han sufrido la p?rdida de su independencia como parte del Imperio Otomano, entonces ?por qu? son esta misma independencia se no se apresuraron a encontrar cuando el imperio se derrumb? bajo los golpes de Timur?

Y antes de la derrota de Turqu?a Timur en 1390-1395 gg. Derrot? a la Horda de Oro. La derrota en el sentido m?s literal de la palabra, destruy? todas sus ciudades, y le robaron todas sus poblaciones cautivas, la Horda de Oro y luego dej? de existir como Estado, y s?lo despu?s de 40 a 50 a?os en su territorio cualquier nuevo Khanate T?rtaro.

Precisamente a causa de esta derrota de la Horda de Oro por Timur en 1395 y fue la liberaci?n de tierras rusas del yugo t?rtaro. Moscovia adquiri? la soberan?a pol?tica y comenz? a crecer r?pidamente, absorbiendo principado vecino. As? que para la liberaci?n de Rusia del yugo de la Horda de Oro que dar las gracias en su mayor?a no Dmitry Donskoy, y «Iron Khromtsov» Tsereteli y le instruir o canino construir un monumento en el centro de Mosc?.

Y as?, a pesar de la oportunidad ?nica de liberarse de la dominaci?n turca en 1402 los serbios de forma segura incluso un poco m?s de 400 a?os de existencia bajo el dominio de los turcos. Las personas interesadas pueden viajar libremente a otros pa?ses y utilizar ese derecho. As?, en la segunda mitad del siglo XVIII. en Rusia, en lo que hoy es la regi?n de Donetsk existe autonom?a serbia, la llamada «Nueva Serbia» con la capital Slavyanoserbsk (ahora la ciudad de Slavyansk regi?n de Donetsk), donde hab?a alrededor de 100 mil. serbios emigraron de Turqu?a, es decir, quinta parte de la poblaci?n serbia del Imperio Otomano. Pero de alguna manera no hay destacadas personalidades tan numerosa poblaci?n serbia a Rusia no pod?a. A menos, por supuesto, a excepci?n de algunos l?deres de la banda mafiosa de los falsificadores de entre la nobleza serbia noble, cuyas actividades son, sin embargo, se detuvo r?pidamente a la polic?a luego-Catherine comandante tan incompetente de la Flota del Mar Negro Earl Voinovich que esta es la flota fue casi pierde en la batalla de Tendra escupitajo en junio 1788 Gracias a Dios rusificado mordva FF Ushakov arregl? para rectificar la situaci?n, para que pronto tom? su lugar. Otro general Miloradovich serbio, habr?a permanecido en la oscuridad completa, si no result? ser el ?nico general que muri? por el lado del gobierno durante la sublevaci?n de los decembristas. En la actualidad, un pueblo m?s o menos conocidos en la antigua Uni?n Sovi?tica son uno nombres serbios Voinovich, el autor de la infame «Soldado Chonkin» y afirma ser un descendiente directo de la gr?fica mencionada — comandante naval lamentable, pero un luchador incansable contra el fascismo ruso en las p?ginas de » Izvestia «Vyzhutovich.

En este sentido hay que se?alar que los polacos, a pesar de su diferente svolochizm especial rusofobia sin embargo lograron dar a Rusia unos pocos miles de figuras destacadas en diversos campos de la vida. Aparte de tan conocido como Dzerzhinsky, Rokossovsky, Przewalski, que en su juventud, cuando los polacos en el pasaporte eran bastante rusa en esp?ritu, es un ejemplo de Pan Range, que en 1863 durante una de la insurrecci?n polaca, como comandante de una de las las fuerzas rebeldes, fue capturado, pero gracias al liberalismo ruso podrida, en vez de estar en marcha convertido en la pr?xima perra fue exiliado a Siberia oriental, donde, bajo la influencia ben?fica del clima local ha cambiado por completo y pronto se convirti? en un ge?grafo conocido, investigador y acab? con su vida en un verdadero ruso esp?ritu — gravemente enfermo dirigi? otra expedici?n, sabiendo que la vida de ella no va a volver. En el mapa de la Siberia su nombre impreso en el t?tulo de una de las cadenas monta?osas y un par de docenas de otros nombres geogr?ficos.

El retorno de la independencia de Serbia, asociado con la pr?xima guerra ruso-turca de 1806-1812., Cuando a petici?n de Rusia, una de las condiciones para la firma de un tratado de paz era proporcionar la independencia de Turqu?a Serbia.

Gracias gobernantes serbios eran muy distintivo. Reino serbio S?lo tuvimos tiempo para revivir plenamente prestado, la ley civil penal, aparato administrativo, uniformes militares y de la estructura del ej?rcito en la vecina Austria, probablemente, tanto dentro del esp?ritu de los verdaderos eslavos.

Otras relaciones ruso-serbias en el siglo XIX. Ellos son usados por el car?cter muy peculiar serbios, por decir lo menos. En 1853 comienza otra guerra ruso-turca, que luego se convirti? en una guerra contra Rusia casi toda Europa. Los serbios en este momento mantienen una prudente neutralidad. Pero 20 a?os m?s tarde, a mediados de los 70-s., Cuando todas las fuerzas de Rusia y ante todo financiera, han sido absorbidos por la transformaci?n interna que se produjo a los gobernantes de Serbia para iniciar una guerra con Turqu?a, y sacar a Rusia en esta aventura.

Gobierno ruso ha negado a ello, como pod?an sin perturbar efectivamente cubiertos eslav?filos ilusiones ciudadanos guiadas por voluntarios en el ej?rcito serbio. As? surgi? el primer fen?meno de Rusia del voluntariado en Serbia.

Y all?, en Serbia, en las batallas en el verano de 1876, la primera ola de voluntarios rusos frente a la actitud del consumidor grosero. El hecho de que esta relaci?n no hab?a sido al azar, revel? despu?s de 120 a?os de los acontecimientos en Bosnia en 1992-95., Cuando una nueva ola de voluntarios rusos en Serbia se enfrent? con exactamente la misma actitud, que era por los serbios contra sus antepasados a mediados de los 70 -x a?os. Siglo XIX.

El ejemplo m?s evidente de esta actitud hacia el serbio es el destino del general ruso Chernyaev, el l?der que promete. Es contrario a la prohibici?n categ?rica del gobierno ruso renunci? e ilegalmente viaj? a Serbia, donde dirigi? los primeros equipos rusos de voluntarios, y entonces todas las acciones del ej?rcito serbio. Despu?s de eso, tuvo que hacer frente a las intrigas de los generales serbios que entienden los militares, como un animal bien conocido en los c?tricos, pero que se sinti? ofendido mortalmente de que un desconocido estaba por encima de ellos. Y juntos comenzaron a sabotear sus esfuerzos. Como resultado, durante la batalla decisiva con los turcos, todo el ej?rcito serbio mostr? junto a los turcos de nuevo. Junto con Chernyaev en el campo de batalla era ?nica brigada de voluntarios-Ruso B?lgaro que todos los laicos en una lucha feroz de bayoneta, los turcos detenidos durante una hora y no lo que les permite cortar, como ovejas en un p?nico huyendo serbios.

A costa de su propia derrota generales del ej?rcito de Serbia han logrado. Disgraced Chernyaev tuvo que regresar a Rusia, donde las autoridades lo consideran un desertor y, por lo tanto, cualquier continuaci?n del servicio militar no se podr?a considerar. Su destino estaba rota y comenz? su vida p?blica y la ca?da. Se convirti? en un vagabundo pol?tico en un cruce entre los actuales generales retirados Swan, Nikolaev y Makashov convertirse en asesor pol?tico de Asuntos de los Balcanes y Asia Central a los fabricantes textiles de Mosc?, que se encuentren bajo la autoridad de su ideolog?a Katkov. Claramente, esto no a?adir a su popularidad, sobre todo entre el p?blico la izquierda. Por lo tanto, Saltykov-Shchedrin en muchas de sus obras sat?ricas, escrito en los a?os 80. . Del siglo XIX, figura deducida Chernyaeva nombrado «comandante Errante Rededi» (recordar que Rededi — kosozhsky (C?ucaso) pr?ncipe, guerreros rusos muertos durante una de las batallas entre el ruso y los circasianos en la pen?nsula de Taman en el comienzo del siglo XI en las expresiones del folklore ruso. «Rededi Warrior» y «guerrero Anika» representan un comandante muy ambicioso y militante, pero muy mala suerte).

Turcos derrotaron a los serbios apelaron al gobierno ruso con desgarradores llamamientos de la salvaci?n, y el gobierno ruso sobre la base de sus percepciones de prestigio de la pol?tica exterior, 12 de abril 1877 declararon la guerra a Turqu?a.

Un a?o m?s tarde, con una gran tensi?n las fuerzas rusas Turqu?a fue derrotado, las unidades de avance del ej?rcito ruso fueron en el 15 a 20 km de la capital luego turca de Estambul (Constantinopla). Serbios expandieron su territorio, los b?lgaros se independizaron. S?lo Rusia no ha recibido nada m?s que degradar el Congreso Mundial de Berl?n de 1878-1879 gg., Donde sufri? una derrota diplom?tica humillante de la Europa unida, liderada por Gran Breta?a. M?s gastos de material grandiosos de la guerra y 200 mil. Soldados rusos quedaron tendidos en el Shipka Balcanes y otros lugares de inter?s paisaj?stico.

De hecho, con este fin, con la ayuda de Occidente y los serbios sac? a Rusia en otra guerra con Turqu?a, con el fin de evitar que demasiado r?pido recuperarse de los efectos de la guerra de Crimea de 1853-1856. y desarrollar con la ayuda de la reforma interna de su potencial econ?mico.

Serbios han desempe?ado un papel similar en el destino de Rusia 35 a?os despu?s, cuando el verano de 1914 un miembro de la organizaci?n paramilitar serbio mas?nica «Negro de la mano», para obedecer al l?der del Europeo masoner?a francesa lodge «Gran Oriente», asesinado el heredero del trono de Austria, seguida de Austria present? un ultim?tum a Serbia, a continuaci?n, guerra declarada. Una vez m?s, desgarrador llanto de un serbio «hermanos rusos» en busca de ayuda. Como resultado, Rusia declara la guerra a Austria, Alemania — Rusia, etc. etc., en definitiva, la Primera Guerra Mundial, que fue preparando mucho y duro conglomerado bancario Rothschild, y finalmente desataron con los «hermanos serbios» de Rusia.

Como una forma de arte, el serbio «Mano Negro», que para Rusia era realmente negro, est? bien descrita en la novela Pikul «Tengo el honor.»

En cuanto a la regla Titovskoe periodo en Yugoslavia Cabe se?alar que todos los intentos de culpar a los serbios ?nica pol?tica pro-occidental y anti-sovi?tica de Tito de la RFSY en 1948-1984 gg. no resistir el escrutinio. Serbios formaron la base de la ?lite pol?tica de la RFSY, y sin ellos, y adem?s de ellos Tito ninguna pol?tica celebrar su posible especial. Pero incluso aparte de la personalidad de Tito, hay otros momentos muy espec?ficos. Por ejemplo, en el per?odo de 1992 a 1995. en Rusia no es s?lo pro-occidental y el r?gimen nativo-colonial, la situaci?n de decadencia moral general, pero sin embargo hay 1.000 hombres rusos que viajan a Bosnia para luchar con los musulmanes a derramar la sangre de los serbios. Pero no tiene conocimiento de ning?n caso en que en 80 a?os, al menos un serbio, lleg? a la embajada sovi?tica en Belgrado y se pregunt? como voluntario en Afganist?n para ayudar a los hermanos rusos en la guerra con los musulmanes locales.

Ahora como siempre entregado en 1992, las acusaciones serbias que Rusia, dicen, se venden y traicionan. En primer lugar, para que alguien con alguien traicionado — que «alguien» deber?a ser al menos entidad relativamente independiente. Por lo tanto Gorbachov traicion? y vendi? la URSS la RDA y Checoslovaquia, Rumania, intent? vender Irak, Corea del Norte y Cuba. Pero Yugoslavia, que no traicion?, aun cuando no era formalmente una parte aliado y no de su esfera de influencia, e incluso simplemente no tienen tiempo para hacer esto, porque estos dos estados se rompi? casi simult?neamente. Yeltsin como «Federaci?n de Rusia» traicionar a alguien simplemente no puede, porque no es un tema independiente de la pol?tica mundial, es una especie de «territorio bajo mandato», por as? decirlo, «la comunidad mundial civilizada.»

En segundo lugar, el proceso de la traici?n es generalmente reversible. En relaci?n con este retiro una an?cdota 70a Sovi?tica, cuyos contenidos se resumen brevemente como sigue:. Un grupo de turistas sovi?ticos que regresaban de un viaje a Par?s y uno de los turistas dijeron a un amigo los detalles, incluyendo una visita varios lugares de inter?s de Par?s, diciendo cada vez que la frase «Y cuando salimos, todos est?bamos pero Mar?a Petrovna, fue violada.» Finalmente oyente sorprendido le pregunt?: «?Por qu? todos ustedes cada vez que viol? y Mar?a Petrovna no?» «As? que no quer?a» — dijo el narrador. Es por eso que Rusia vende a Occidente solo y serbios no puede vender a los iraqu?es, los norcoreanos, cubanos, vietnamitas, etc?

?Por qu? no recuerdan que las fuerzas de la ONU, que luego se transforman poco a poco en las tropas de la OTAN llegaron a Bosnia en 1992, con el consentimiento de los serbios y despu?s de que comenzaron a ayudar a los musulmanes. Lo que los serbios mismos han recortado su anillo de hierro alrededor de Sarajevo, tropas de la ONU pasando el Aeropuerto Internacional de Sarajevo.

En vista de lo anterior, uno s?lo puede preguntarse supervivencia en la sociedad rusa en los ?ltimos 160 a?os eslav?filos ilusiones. Aunque tiene desde finales de los a?os 30. Del siglo XIX., Cuando el eslavofilia rusa en su infancia, muchas personas inteligentes y de gran prestigio en la sociedad, como Belinski, expl?cita y p?blicamente demostr? que m?s de la actitud ir?nica. Despu?s de 35 a?os de Saltykov-Shchedrin en sus numerosas novelas y cuentos ridiculizado celebrada en 70-80th. Siglo XIX. en Mosc? y San Petersburgo, muchos Congreso eslavo (por ejemplo, en «Diario de un Provincial en San Petersburgo»). En una serie de historias sat?ricas «Pompadours y Madame Pompadour» ?l trae el jefe de la delegaci?n serbia a la una de la primera congreso en 1870, en forma de «el austro-serbia Glupchicha Yadrilicha.»

S?, y los acontecimientos hist?ricos ya se han completado en el XX. finalmente hab?a enterrar ilusiones eslav?filos. Por no recordar la escena de la pel?cula «La Corona del Imperio Ruso», cuando viv?a en Par?s, ex contrainteligencia Guardia Blanca coronel despu?s del enfrentamiento con ex colegas apareci? en un hospital cat?lico y ?l tratando de ir a la casa, que se hace llamar un sobrino, un joven oficial de seguridad Danka. Despu?s de escuchar a las enfermeras de la sala «sobrino», el coronel empieza a disparar un rev?lver en el techo y gritar «Recuerde, se?orita! He sobrinos, no tengo hermanos y hermanas, no tengo a nadie, soy un hu?rfano!»

Parece que el pueblo ruso ser? mucho m?s f?cil vivir en nuestro mundo tormentoso, si se considera a s? mismo un hu?rfano.

En cuanto al papel hist?rico de los eslavos, ya est? claramente definida. Eslavos — es la biomasa, que, dependiendo de qui?n puede y tendr? tiempo para consumir, debe ir a fortalecer la masa muscular, ya sea Europa o Rusia. En tercer lugar, no se da.

Konstantin Kolontaev (перевод с русского на испанский Мигель Перейра (Miguel Pereyra — Боливия)

Русский текст

Россия и славяне в свете сербского вопроса

«Дуэль» опубликовала цикл статей сербского автора Предрага Миличевича под общим заголовком «Запад против Югославии», в которых была сделана попытка показать исторические причины распада Югославии и продолжающейся вот уже около 8 лет подрывной деятельности Запада и прежде всего США против Сербии.

С чем-то в этих материалах можно согласиться, с чем-то нет, но самое главное то, что в них отсутствует объяснение на примере исторической судьбы южного славянства коренных причин незавидного положения славянства вообще, его ускоряющейся деградации. Либо в виде судьбы козла отпущения, как в случае сербов, либо судьбы откровенных политических проституток Запада — поляков, чехов, хорватов и т.п.

Здесь необходимо пояснить, что под славянами я понимаю только тех, кого называют южными и западными славянами, поскольку русские, как в лице великороссов, так и белорусов и большей части малороссов (за исключением жителей Западной Украины), славянами не являются, хотя и говорят на языке, относящемся к славянской группе арийской языковой семьи. Я не буду останавливаться на этом и разъяснять подробно, поскольку это тема отдельной статьи.

Именно на примере исторической судьбы сербов, которые в отличие от других славянских народов не стали открытыми лакеями еврейской цивилизации, можно постичь ту глубину исторического упадка, который пережило славянство за прошедшие 1000 лет.

Если к IX в. н.э. славяне на западном направлении занимали побережье Северного моря от Южной Дании, Гамбурга и до устья Рейна, а отдельные славянские племена поселялись на юго-востоке нынешней Англии (В.В. Мавродин, «Происхождение русского народа», Л., Изд. ЛГУ, 1978, с. 54), то к началу XV в. в Европе остается только одно славянское государство — Польша, да и та уже тогда становится жалкой марионеткой, орудием в руках северо-итальянских банкиров, прежде всего генуэзских, в их интригах против набирающей силу Московской Руси.

Т.е. за 5 столетий пройден путь от ведущего народа Европы до самого жалкого падения. Состояние, которое сохраняется и поныне, несмотря на наличие формальной государственности. И вот здесь историческая судьба сербов и ее сравнительное сопоставление с судьбой русских позволяет кое-что понять.

Итак, Русь уже почти полтора столетия находится под игом Золотой Орды, но уже состоялась Куликовская битва (1389 г.), ставшая своеобразным символом если и не освобождения, то по крайней мере морального самоутверждения и подкреплением заявки Московского княжества на первенство среди русских земель в борьбе за освобождение от золотоордынского ига. А в том же 1389 г. на Косовом поле происходит решающее сражение между сербским и турецким войском, в котором сербы терпят поражение, и Сербское королевство становится частью растущей Турецкой империи.

По этому поводу сербские исторические легенды говорят о чуть ли не поголовной гибели всего сербского войска и о тяжкой доле оказавшихся во власти турок жителей Сербии. Однако реальные исторические факты рисуют несколько иную картину.

Спустя 13 лет после битвы на Косовом поле Турецкой империи пришлось принять еще более грандиозное сражение. В 1402 г. в районе территории нынешней турецкой столицы Анкары произошла битва между турецкой армией во главе с Султаном Баязидом Молниеносным и войском Среднеазиатской империи во главе с Тимуром Великим. Битва закончилась сокрушительным поражением турок, султан Баязид попал в плен к Тимуру и точных данных о его судьбе нет. В результате Турецкая империя распалась и начала вновь возрождаться только спустя 25 лет. И тут выясняется целый ряд интересных моментов. Оказывается, что «бедные сербы», потерявшие на Косовом поле якобы всех воинов и жестоко страдающие под турецким игом, спустя 13 лет воюют под Анкарой на стороне турок. В войске султана Баязида присутствовал десяток сербских князей с многочисленными дружинами. И еще надо выяснить, где сербы потеряли людей больше, в 1389 г. на Косовом поле, отстаивая свою независимость, или в 1402 под Анкарой, воюя против Тимура за Турецкую империю? И если сербы так страдали от потери своей независимости в составе Турецкой империи, то почему они эту самую независимость не поспешили обрести, когда эта империя под ударами Тимура распалась?

А перед разгромом Турции Тимур в 1390-1395 гг. разгромил Золотую Орду. Разгромил в самом буквальном смысле этого слова, уничтожил все ее города и угнал в плен все их население, после чего Золотая Орда перестала существовать как государство, и лишь спустя 40-50 лет на ее территории возникли новые татарские ханства.

Именно благодаря этому разгрому Золотой Орды Тимуром в 1395 г. и произошло освобождение русских земель от татарского ига. Московское княжество обрело политический суверенитет и начало бурно разрастаться, поглощая соседние княжества. Так что за освобождение Руси от золотоордынского ига нужно благодарить в большей степени не Дмитрия Донского, а «Железного хромца» и поручить Церетели или Клыкову возвести ему в центре Москвы памятник.

И, таким образом, несмотря на уникальный шанс освободиться от турецкого ига в 1402 г. сербы благополучно еще чуть более 400 лет существовали под властью турок. Желающие могли свободно выезжать в другие страны и этим правом пользовались. Так, во второй половине XVIII в. в России, на территории нынешней Донецкой области существовала сербская автономия, так называемая «Новая Сербия» со столицей городом Славяносербск (ныне город Славянск Донецкой области), где проживало около 100 тыс. сербов, эмигрировавших из Турции, т.е. пятая часть всего сербского населения Турецкой империи. Но почему-то никаких выдающихся личностей такое многочисленное сербское население дать России не смогло. Если, конечно, не считать предводителей нескольких мафиозных банд фальшивомонетчиков из числа благородного сербского дворянства, деятельность которых, правда, быстро пресекла тогдашняя екатерининская полиция да бездарного командующего Черноморским флотом графа Войновича, который этот самый флот чуть было не угробил в сражении у Тендровской косы в июне 1788 г. Слава Богу, обрусевший мордвин Ф.Ф. Ушаков сумел исправить положение, за что вскоре и занял его место. Другой серб, генерал Милорадович, так бы и остался в полнейшей безызвестности, если бы не оказался единственным генералом, погибшим с правительственной стороны во время восстания декабристов. В настоящее время из более-менее известных людей на просторах бывшего СССР сербские фамилии носят некто Войнович, автор скандально известного «Солдата Чонкина» и утверждающий, что является прямым потомком уже упомянутого графа — горе-флотоводца, да неутомимый борец с русским фашизмом на страницах «Известий» Выжутович.

В этом плане надо отметить, что поляки при всей их отличающейся особым сволочизмом русофобии тем не менее умудрились дать России несколько тысяч выдающихся деятелей в различных сферах жизни. Если не считать таких широко известных, как Дзержинский, Рокоссовский, Пржевальский, которые еще в молодости, будучи поляками по паспорту, были по духу вполне русскими, есть пример пана Черского, который в 1863 г. во время очередного польского восстания, будучи командиром одного из повстанческих отрядов, попал в плен, но благодаря гнилому русскому либерализму вместо того, чтобы быть вздернутым на ближайшем суку, был сослан в Восточную Сибирь, где под благотворным влиянием местного климата совершенно преобразился и вскоре стал известным географом-исследователем и закончил свою жизнь в истинно русском духе — тяжело больным возглавил очередную экспедицию, зная, что живым из нее не вернется. На карте Сибири его имя запечатлено в названии одного из горных хребтов и паре десятков других географических названий.

Возвращение сербской независимости связано с очередной русско-турецкой войной 1806-1812 гг., когда по требованию России одним из условий подписания мирного договора стало предоставление Турцией независимости Сербии.

Благодарность сербских правителей была весьма своеобразной. Только успевшее возродиться Сербское королевство полностью позаимствовало гражданское, уголовное право, административное устройство, военную форму и строение армии у соседней Австрии, наверное, как очень соответствующие духу истинного славянства.

Дальнейшие русско-сербские отношения в XIX в. носили со стороны сербов очень своеобразный характер, чтобы не сказать большего. В 1853 г. начинается очередная русско-турецкая война, которая затем переросла в войну России чуть ли не со всей Европой. Сербы в это время сохраняют благоразумный нейтралитет. Зато спустя 20 лет, в середине 70-х гг., когда все силы России, и прежде всего финансовые, были поглощены внутренним преобразованием, сербским правителям вздумалось начать войну с Турцией и втянуть в эту авантюру Россию.

Русское правительство уклонялось от этого, как только могло, не мешая впрочем охваченным славянофильскими иллюзиями гражданам направляться добровольцами в сербскую армию. Так возник первый феномен русского добровольчества в Сербии.

И там же в Сербии, в боях летом 1876 г., первая волна русских добровольцев столкнулась с потребительски-хамским отношением к себе. То, что это отношение тогда не было случайным, показали спустя 120 лет события в Боснии 1992-1995 гг., когда новая волна русских добровольцев в Сербии столкнулась с точно таким же отношением, какое было со стороны сербов по отношению к их предкам в середине 70-х гг. XIX в.

Наиболее наглядным примером такого сербского отношения к русским является судьба генерала Черняева, подававшего большие надежды полководца. Он вопреки категорическому запрету русского правительства вышел в отставку и нелегально выехал в Сербию, где возглавил сначала отряды русских добровольцев, а затем и всю действующую сербскую армию. После этого ему пришлось столкнуться с интригами сербского генералитета, который разбирался в военном деле, как одно известное животное в цитрусовых, но которому было смертельно обидно, что чужак встал выше их. И они начали дружно саботировать все его усилия. В результате во время решающего сражения с турками вся сербская армия дружно показала туркам спины. Вместе с Черняевым на поле боя осталась только русско-болгарская добровольческая бригада, которая вся легла в ожесточенном штыковом бою, задержав турок на час и не дав им резать, как баранов, в панике бегущих сербов.

Ценой поражений собственной армии сербские генералы своего добились. Опозоренный Черняев был вынужден вернуться в Россию, где власти считали его дезертиром и, следовательно, ни о каком продолжении военной службы не могло быть и речи. Его судьба была сломана и началось его жизненное и общественное падение. Он превратился в политического бомжа, в нечто среднее между нынешними отставными генералами Лебедем, Николаевым и Макашовым, став политическим консультантом по балканским и среднеазиатским делам у московских текстильных фабрикантов, оказавшись под началом их идеолога Каткова. Понятно, что это не добавило ему популярности, особенно среди левой общественности. Так, Салтыков-Щедрин во многих своих сатирических произведениях, написанных в 80-х гг. XIX в., выводил фигуру Черняева под именем «Странствующего полководца Редеди» (напомню, что Редедя — косожский (черкесский) князь, убитый русским богатырем во время одного из сражений между русскими и черкесами на Таманском полуострове в начале XI в. В русском фольклоре выражения «Редедя-воин» и «Аника-воин» обозначают крайне амбициозного и воинственного, но очень неудачливого военачальника).

Разгромленные турками сербы обратились к русскому правительству с истошными призывами о спасении, и русское правительство, исходя из своих представлений о внешнеполитическом престиже, 12 апреля 1877 г. объявило Турции войну.

Через год с большим напряжением русских сил Турция была разгромлена, передовые отряды русской армии находились в 15-20 км от тогдашней турецкой столицы Стамбула (Константинополя). Сербы расширили свою территорию, болгары получили независимость. Только Россия не получила ничего, кроме унизительного Берлинского мирного конгресса 1878-1879 гг., на котором она потерпела позорное дипломатическое поражение от объединенной Европы во главе с Англией. Плюс грандиозные материальные затраты на войну и 200 тыс. русских солдат, оставшихся лежать на Шипке и других живописных балканских достопримечательностях.

Собственно, с этой целью Запад с помощью сербов и втянул Россию в очередную войну с Турцией, с тем, чтобы не дать ей слишком быстро оправиться от последствий Крымской войны 1853-1856 гг. и развивать с помощью внутренних реформ свой экономический потенциал.

Аналогичную роль сербы сыграли в судьбе России спустя 35 лет, когда летом 1914 г. член масонской сербской военизированной организации «Черная рука», подчинявшийся лидеру европейского масонства французской ложе «Великий Восток», убил наследника австрийского престола, после чего Австрия предъявила Сербии ультиматум, затем объявила войну. Опять истошные сербские вопли к «русским братьям» о помощи. В результате Россия объявляет войну Австрии, Германия — России и т.д. и т.п., короче, начинается Первая мировая война, которую долго и упорно готовил банковский конгломерат Ротшильдов и, наконец, развязавший ее с помощью «сербских братьев» России.

В художественной форме сербская «Черная рука», которая для России оказалась действительно черной, хорошо описана В. Пикулем в романе «Честь имею».

Относительно периода титовского правления в Югославии можно отметить, что все попытки сербов свалить только на Тито прозападную и антисоветскую политику СФРЮ в 1948-1984 гг. не выдерживают никакой критики. Сербы составляли основу политической элиты СФРЮ, и без них и помимо них Тито никакой своей особой политики проводить не мог. Но даже если отвлечься от личности Тито, то имеются другие весьма характерные моменты. Например, в период 1992-1995 гг. в России не просто прозападный, а туземно-колониальный режим, обстановка всеобщего морального разложения, но тем не менее находится 1000 русских мужиков, направляющихся в Боснию воевать с мусульманами, проливать кровь за сербов. Но не известно ни одного случая, чтобы в 80-е годы хоть один серб пришел бы в советское посольство в Белграде и попросился бы добровольцем в Афганистан помочь русским братьям в войне с тамошними мусульманами.

Теперь относительно постоянно раздающихся с 1992 г. сербских обвинений о том, что Россия, дескать, их продала и предала. Во-первых, для того, чтобы кто-то кого-то предал — этот «кто-то» должен быть хотя бы относительно самостоятельным субъектом. Поэтому горбачевский СССР предал и продал ГДР, ЧССР, СРР, пытался продать Ирак, Северную Корею и Кубу. Но Югославию он не предавал, поскольку она даже чисто формально не являлась его союзником и не входила в сферу его влияния и даже просто не успел бы этого сделать, поскольку эти два государства распались практически одновременно. Ельцинская же «Российская Федерация» предавать кого-либо просто не в состоянии, поскольку не является самостоятельным субъектом мировой политики, она своего рода «подмандатная территория», так сказать, «цивилизованного мирового сообщества».

Во-вторых, процесс предательства, как правило, двусторонний. В связи с этим вспоминается один советский анекдот 70-х гг., содержание которого вкратце сводится к следующему: группа советских туристов возвращается из поездки в Париж и одна из туристок рассказывает подруге подробности в том числе и о посещении различных парижских достопримечательностей, произнося каждый раз фразу: «А когда мы оттуда вышли, нас всех, кроме Марьи Петровны, изнасиловали». Наконец удивленная слушательница поинтересовалась: «А почему вас всех каждый раз насиловали, а Марью Петровну нет?» «Так она не захотела», — ответила рассказчица. Вот, почему Россия продает Западу одних только сербов и никак не может продать иракцев, северокорейцев, кубинцев, вьетнамцев и т.д.?

Почему бы не вспомнить, что войска ООН, которые затем плавно трансформировались в войска НАТО, вошли в Боснию в 1992 г. с согласия сербов и уже после этого начали помогать мусульманам. Что, сербы сами разомкнули свое железное кольцо вокруг Сараево, передав войскам ООН Сараевский международный аэропорт.

В свете всего вышеизложенного остается только поражаться живучести в русском обществе на протяжении последних 160 лет славянофильских иллюзий. Хотя уже начиная с конца 30-х гг. XIX в., когда славянофильство в России только зарождалось, многие умные и весьма авторитетные в обществе люди, как например Белинский, явно и публично демонстрировали к нему более чем ироничное отношение. Спустя 35 лет Салтыков-Щедрин в своих многочисленных повестях и рассказах высмеивал проходившие в 70-80-е гг. XIX в. в Москве и Петербурге многочисленные славянские конгрессы (например, в «Дневнике провинциала в Петербурге»). В цикле сатирических рассказов «Помпадуры и помпадурши» он выводит руководителя сербской делегации на одном из первых таких конгрессов в 1870 г., в образе «австрийского серба Глупчича-Ядрилича».

Да и исторические события уже завершившегося XX в. должны были окончательно похоронить всякие славянофильские иллюзии. Невольно вспоминается сцена из кинофильма «Корона Российской империи», когда проживавший в Париже бывший белогвардейский полковник-контрразведчик после разборки с бывшими коллегами оказался в католическом госпитале и к нему в палату пытается пройти, назвавшись племянником, юный чекист Данька. Услышав от медсестры о приходе «племянника», полковник начинает палить из нагана в потолок и орать «Запомните, мадемуазель! У меня нет племянников! У меня нет братьев и сестер! У меня нет никого! Я круглый сирота!»

Думается, русскому народу будет гораздо проще жить в нашем бушующем мире, если он также будет считать себя круглым сиротой.

Что же касается исторической роли славянства, то она уже четко определилась. Славянство — это биомасса, которая в зависимости от того, кто ее сможет и успеет потребить, должна пойти на укрепление мышечной массы либо Европы, либо России. Третьего ему не дано.

Константин Колонтаев

Россия и славяне в свете сербского вопроса
Прочитано 3807 раз(а), написано 11.10.2011 в 07:30

«Дуэль» опубликовала цикл статей сербского автора Предрага Миличевича под общим заголовком «Запад против Югославии», в которых была сделана попытка показать исторические причины распада Югославии и продолжающейся вот уже около 8 лет подрывной деятельности Запада и прежде всего США против Сербии.

С чем-то в этих материалах можно согласиться, с чем-то нет, но самое главное то, что в них отсутствует объяснение на примере исторической судьбы южного славянства коренных причин незавидного положения славянства вообще, его ускоряющейся деградации. Либо в виде судьбы козла отпущения, как в случае сербов, либо судьбы откровенных политических проституток Запада — поляков, чехов, хорватов и т.п.

Здесь необходимо пояснить, что под славянами я понимаю только тех, кого называют южными и западными славянами, поскольку русские, как в лице великороссов, так и белорусов и большей части малороссов (за исключением жителей Западной Украины), славянами не являются, хотя и говорят на языке, относящемся к славянской группе арийской языковой семьи. Я не буду останавливаться на этом и разъяснять подробно, поскольку это тема отдельной статьи.

Именно на примере исторической судьбы сербов, которые в отличие от других славянских народов не стали открытыми лакеями еврейской цивилизации, можно постичь ту глубину исторического упадка, который пережило славянство за прошедшие 1000 лет.

Если к IX в. н.э. славяне на западном направлении занимали побережье Северного моря от Южной Дании, Гамбурга и до устья Рейна, а отдельные славянские племена поселялись на юго-востоке нынешней Англии (В.В. Мавродин, «Происхождение русского народа», Л., Изд. ЛГУ, 1978, с. 54), то к началу XV в. в Европе остается только одно славянское государство — Польша, да и та уже тогда становится жалкой марионеткой, орудием в руках северо-итальянских банкиров, прежде всего генуэзских, в их интригах против набирающей силу Московской Руси.

Т.е. за 5 столетий пройден путь от ведущего народа Европы до самого жалкого падения. Состояние, которое сохраняется и поныне, несмотря на наличие формальной государственности. И вот здесь историческая судьба сербов и ее сравнительное сопоставление с судьбой русских позволяет кое-что понять.

Итак, Русь уже почти полтора столетия находится под игом Золотой Орды, но уже состоялась Куликовская битва (1389 г.), ставшая своеобразным символом если и не освобождения, то по крайней мере морального самоутверждения и подкреплением заявки Московского княжества на первенство среди русских земель в борьбе за освобождение от золотоордынского ига. А в том же 1389 г. на Косовом поле происходит решающее сражение между сербским и турецким войском, в котором сербы терпят поражение, и Сербское королевство становится частью растущей Турецкой империи.

По этому поводу сербские исторические легенды говорят о чуть ли не поголовной гибели всего сербского войска и о тяжкой доле оказавшихся во власти турок жителей Сербии. Однако реальные исторические факты рисуют несколько иную картину.

Спустя 13 лет после битвы на Косовом поле Турецкой империи пришлось принять еще более грандиозное сражение. В 1402 г. в районе территории нынешней турецкой столицы Анкары произошла битва между турецкой армией во главе с Султаном Баязидом Молниеносным и войском Среднеазиатской империи во главе с Тимуром Великим. Битва закончилась сокрушительным поражением турок, султан Баязид попал в плен к Тимуру и точных данных о его судьбе нет. В результате Турецкая империя распалась и начала вновь возрождаться только спустя 25 лет. И тут выясняется целый ряд интересных моментов. Оказывается, что «бедные сербы», потерявшие на Косовом поле якобы всех воинов и жестоко страдающие под турецким игом, спустя 13 лет воюют под Анкарой на стороне турок. В войске султана Баязида присутствовал десяток сербских князей с многочисленными дружинами. И еще надо выяснить, где сербы потеряли людей больше, в 1389 г. на Косовом поле, отстаивая свою независимость, или в 1402 под Анкарой, воюя против Тимура за Турецкую империю? И если сербы так страдали от потери своей независимости в составе Турецкой империи, то почему они эту самую независимость не поспешили обрести, когда эта империя под ударами Тимура распалась?

А перед разгромом Турции Тимур в 1390-1395 гг. разгромил Золотую Орду. Разгромил в самом буквальном смысле этого слова, уничтожил все ее города и угнал в плен все их население, после чего Золотая Орда перестала существовать как государство, и лишь спустя 40-50 лет на ее территории возникли новые татарские ханства.

Именно благодаря этому разгрому Золотой Орды Тимуром в 1395 г. и произошло освобождение русских земель от татарского ига. Московское княжество обрело политический суверенитет и начало бурно разрастаться, поглощая соседние княжества. Так что за освобождение Руси от золотоордынского ига нужно благодарить в большей степени не Дмитрия Донского, а «Железного хромца» и поручить Церетели или Клыкову возвести ему в центре Москвы памятник.

И, таким образом, несмотря на уникальный шанс освободиться от турецкого ига в 1402 г. сербы благополучно еще чуть более 400 лет существовали под властью турок. Желающие могли свободно выезжать в другие страны и этим правом пользовались. Так, во второй половине XVIII в. в России, на территории нынешней Донецкой области существовала сербская автономия, так называемая «Новая Сербия» со столицей городом Славяносербск (ныне город Славянск Донецкой области), где проживало около 100 тыс. сербов, эмигрировавших из Турции, т.е. пятая часть всего сербского населения Турецкой империи. Но почему-то никаких выдающихся личностей такое многочисленное сербское население дать России не смогло. Если, конечно, не считать предводителей нескольких мафиозных банд фальшивомонетчиков из числа благородного сербского дворянства, деятельность которых, правда, быстро пресекла тогдашняя екатерининская полиция да бездарного командующего Черноморским флотом графа Войновича, который этот самый флот чуть было не угробил в сражении у Тендровской косы в июне 1788 г. Слава Богу, обрусевший мордвин Ф.Ф. Ушаков сумел исправить положение, за что вскоре и занял его место. Другой серб, генерал Милорадович, так бы и остался в полнейшей безызвестности, если бы не оказался единственным генералом, погибшим с правительственной стороны во время восстания декабристов. В настоящее время из более-менее известных людей на просторах бывшего СССР сербские фамилии носят некто Войнович, автор скандально известного «Солдата Чонкина» и утверждающий, что является прямым потомком уже упомянутого графа — горе-флотоводца, да неутомимый борец с русским фашизмом на страницах «Известий» Выжутович.

В этом плане надо отметить, что поляки при всей их отличающейся особым сволочизмом русофобии тем не менее умудрились дать России несколько тысяч выдающихся деятелей в различных сферах жизни. Если не считать таких широко известных, как Дзержинский, Рокоссовский, Пржевальский, которые еще в молодости, будучи поляками по паспорту, были по духу вполне русскими, есть пример пана Черского, который в 1863 г. во время очередного польского восстания, будучи командиром одного из повстанческих отрядов, попал в плен, но благодаря гнилому русскому либерализму вместо того, чтобы быть вздернутым на ближайшем суку, был сослан в Восточную Сибирь, где под благотворным влиянием местного климата совершенно преобразился и вскоре стал известным географом-исследователем и закончил свою жизнь в истинно русском духе — тяжело больным возглавил очередную экспедицию, зная, что живым из нее не вернется. На карте Сибири его имя запечатлено в названии одного из горных хребтов и паре десятков других географических названий.

Возвращение сербской независимости связано с очередной русско-турецкой войной 1806-1812 гг., когда по требованию России одним из условий подписания мирного договора стало предоставление Турцией независимости Сербии.

Благодарность сербских правителей была весьма своеобразной. Только успевшее возродиться Сербское королевство полностью позаимствовало гражданское, уголовное право, административное устройство, военную форму и строение армии у соседней Австрии, наверное, как очень соответствующие духу истинного славянства.

Дальнейшие русско-сербские отношения в XIX в. носили со стороны сербов очень своеобразный характер, чтобы не сказать большего. В 1853 г. начинается очередная русско-турецкая война, которая затем переросла в войну России чуть ли не со всей Европой. Сербы в это время сохраняют благоразумный нейтралитет. Зато спустя 20 лет, в середине 70-х гг., когда все силы России, и прежде всего финансовые, были поглощены внутренним преобразованием, сербским правителям вздумалось начать войну с Турцией и втянуть в эту авантюру Россию.

Русское правительство уклонялось от этого, как только могло, не мешая впрочем охваченным славянофильскими иллюзиями гражданам направляться добровольцами в сербскую армию. Так возник первый феномен русского добровольчества в Сербии.

И там же в Сербии, в боях летом 1876 г., первая волна русских добровольцев столкнулась с потребительски-хамским отношением к себе. То, что это отношение тогда не было случайным, показали спустя 120 лет события в Боснии 1992-1995 гг., когда новая волна русских добровольцев в Сербии столкнулась с точно таким же отношением, какое было со стороны сербов по отношению к их предкам в середине 70-х гг. XIX в.

Наиболее наглядным примером такого сербского отношения к русским является судьба генерала Черняева, подававшего большие надежды полководца. Он вопреки категорическому запрету русского правительства вышел в отставку и нелегально выехал в Сербию, где возглавил сначала отряды русских добровольцев, а затем и всю действующую сербскую армию. После этого ему пришлось столкнуться с интригами сербского генералитета, который разбирался в военном деле, как одно известное животное в цитрусовых, но которому было смертельно обидно, что чужак встал выше их. И они начали дружно саботировать все его усилия. В результате во время решающего сражения с турками вся сербская армия дружно показала туркам спины. Вместе с Черняевым на поле боя осталась только русско-болгарская добровольческая бригада, которая вся легла в ожесточенном штыковом бою, задержав турок на час и не дав им резать, как баранов, в панике бегущих сербов.

Ценой поражений собственной армии сербские генералы своего добились. Опозоренный Черняев был вынужден вернуться в Россию, где власти считали его дезертиром и, следовательно, ни о каком продолжении военной службы не могло быть и речи. Его судьба была сломана и началось его жизненное и общественное падение. Он превратился в политического бомжа, в нечто среднее между нынешними отставными генералами Лебедем, Николаевым и Макашовым, став политическим консультантом по балканским и среднеазиатским делам у московских текстильных фабрикантов, оказавшись под началом их идеолога Каткова. Понятно, что это не добавило ему популярности, особенно среди левой общественности. Так, Салтыков-Щедрин во многих своих сатирических произведениях, написанных в 80-х гг. XIX в., выводил фигуру Черняева под именем «Странствующего полководца Редеди» (напомню, что Редедя — косожский (черкесский) князь, убитый русским богатырем во время одного из сражений между русскими и черкесами на Таманском полуострове в начале XI в. В русском фольклоре выражения «Редедя-воин» и «Аника-воин» обозначают крайне амбициозного и воинственного, но очень неудачливого военачальника).

Разгромленные турками сербы обратились к русскому правительству с истошными призывами о спасении, и русское правительство, исходя из своих представлений о внешнеполитическом престиже, 12 апреля 1877 г. объявило Турции войну.

Через год с большим напряжением русских сил Турция была разгромлена, передовые отряды русской армии находились в 15-20 км от тогдашней турецкой столицы Стамбула (Константинополя). Сербы расширили свою территорию, болгары получили независимость. Только Россия не получила ничего, кроме унизительного Берлинского мирного конгресса 1878-1879 гг., на котором она потерпела позорное дипломатическое поражение от объединенной Европы во главе с Англией. Плюс грандиозные материальные затраты на войну и 200 тыс. русских солдат, оставшихся лежать на Шипке и других живописных балканских достопримечательностях.

Собственно, с этой целью Запад с помощью сербов и втянул Россию в очередную войну с Турцией, с тем, чтобы не дать ей слишком быстро оправиться от последствий Крымской войны 1853-1856 гг. и развивать с помощью внутренних реформ свой экономический потенциал.

Аналогичную роль сербы сыграли в судьбе России спустя 35 лет, когда летом 1914 г. член масонской сербской военизированной организации «Черная рука», подчинявшийся лидеру европейского масонства французской ложе «Великий Восток», убил наследника австрийского престола, после чего Австрия предъявила Сербии ультиматум, затем объявила войну. Опять истошные сербские вопли к «русским братьям» о помощи. В результате Россия объявляет войну Австрии, Германия — России и т.д. и т.п., короче, начинается Первая мировая война, которую долго и упорно готовил банковский конгломерат Ротшильдов и, наконец, развязавший ее с помощью «сербских братьев» России.

В художественной форме сербская «Черная рука», которая для России оказалась действительно черной, хорошо описана В. Пикулем в романе «Честь имею».

Относительно периода титовского правления в Югославии можно отметить, что все попытки сербов свалить только на Тито прозападную и антисоветскую политику СФРЮ в 1948-1984 гг. не выдерживают никакой критики. Сербы составляли основу политической элиты СФРЮ, и без них и помимо них Тито никакой своей особой политики проводить не мог. Но даже если отвлечься от личности Тито, то имеются другие весьма характерные моменты. Например, в период 1992-1995 гг. в России не просто прозападный, а туземно-колониальный режим, обстановка всеобщего морального разложения, но тем не менее находится 1000 русских мужиков, направляющихся в Боснию воевать с мусульманами, проливать кровь за сербов. Но не известно ни одного случая, чтобы в 80-е годы хоть один серб пришел бы в советское посольство в Белграде и попросился бы добровольцем в Афганистан помочь русским братьям в войне с тамошними мусульманами.

Теперь относительно постоянно раздающихся с 1992 г. сербских обвинений о том, что Россия, дескать, их продала и предала. Во-первых, для того, чтобы кто-то кого-то предал — этот «кто-то» должен быть хотя бы относительно самостоятельным субъектом. Поэтому горбачевский СССР предал и продал ГДР, ЧССР, СРР, пытался продать Ирак, Северную Корею и Кубу. Но Югославию он не предавал, поскольку она даже чисто формально не являлась его союзником и не входила в сферу его влияния и даже просто не успел бы этого сделать, поскольку эти два государства распались практически одновременно. Ельцинская же «Российская Федерация» предавать кого-либо просто не в состоянии, поскольку не является самостоятельным субъектом мировой политики, она своего рода «подмандатная территория», так сказать, «цивилизованного мирового сообщества».

Во-вторых, процесс предательства, как правило, двусторонний. В связи с этим вспоминается один советский анекдот 70-х гг., содержание которого вкратце сводится к следующему: группа советских туристов возвращается из поездки в Париж и одна из туристок рассказывает подруге подробности в том числе и о посещении различных парижских достопримечательностей, произнося каждый раз фразу: «А когда мы оттуда вышли, нас всех, кроме Марьи Петровны, изнасиловали». Наконец удивленная слушательница поинтересовалась: «А почему вас всех каждый раз насиловали, а Марью Петровну нет?» «Так она не захотела», — ответила рассказчица. Вот, почему Россия продает Западу одних только сербов и никак не может продать иракцев, северокорейцев, кубинцев, вьетнамцев и т.д.?

Почему бы не вспомнить, что войска ООН, которые затем плавно трансформировались в войска НАТО, вошли в Боснию в 1992 г. с согласия сербов и уже после этого начали помогать мусульманам. Что, сербы сами разомкнули свое железное кольцо вокруг Сараево, передав войскам ООН Сараевский международный аэропорт.

В свете всего вышеизложенного остается только поражаться живучести в русском обществе на протяжении последних 160 лет славянофильских иллюзий. Хотя уже начиная с конца 30-х гг. XIX в., когда славянофильство в России только зарождалось, многие умные и весьма авторитетные в обществе люди, как например Белинский, явно и публично демонстрировали к нему более чем ироничное отношение. Спустя 35 лет Салтыков-Щедрин в своих многочисленных повестях и рассказах высмеивал проходившие в 70-80-е гг. XIX в. в Москве и Петербурге многочисленные славянские конгрессы (например, в «Дневнике провинциала в Петербурге»). В цикле сатирических рассказов «Помпадуры и помпадурши» он выводит руководителя сербской делегации на одном из первых таких конгрессов в 1870 г., в образе «австрийского серба Глупчича-Ядрилича».

Да и исторические события уже завершившегося XX в. должны были окончательно похоронить всякие славянофильские иллюзии. Невольно вспоминается сцена из кинофильма «Корона Российской империи», когда проживавший в Париже бывший белогвардейский полковник-контрразведчик после разборки с бывшими коллегами оказался в католическом госпитале и к нему в палату пытается пройти, назвавшись племянником, юный чекист Данька. Услышав от медсестры о приходе «племянника», полковник начинает палить из нагана в потолок и орать «Запомните, мадемуазель! У меня нет племянников! У меня нет братьев и сестер! У меня нет никого! Я круглый сирота!»

Думается, русскому народу будет гораздо проще жить в нашем бушующем мире, если он также будет считать себя круглым сиротой.

Что же касается исторической роли славянства, то она уже четко определилась. Славянство — это биомасса, которая в зависимости от того, кто ее сможет и успеет потребить, должна пойти на укрепление мышечной массы либо Европы, либо России. Третьего ему не дано.

Константин Колонтаев