Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
«Социализм и государственный капитализм»
Прочитано 8523 раз(а), написано 07.02.2016 в 05:19

Константин  Колонтаев   «Социализм  и государственный капитализм»

Введение

Процессы буржуазной реставрации в СССР, которые привели  его к полному уничтожению в период августа – декабря 1991 года, и последующие установление на обломках Советского Союза, режимов примитивного воровского капитализма, подняли широкий круг вопросов о том, что представляла собой экономическая и политическая система господствовавшая в СССР, с момента завершения первой пятилетки в 1932 году и до 1988 года когда началась горбачёвская перестройка. И, в связи с этим встал самый главный вопрос: существовал ли в это врем в СССР социализм или нет? И соответственно стал ли крах СССР именно крахом социализма или всё же, какого – то иного общественно – экономического строя?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо, прежде всего, определиться с тем, что именно представляет собой социализм в его научном понимании.  В связи с этим, необходимо, говоря, о научности и объективности понятия «социализм», необходимо сразу предупредить попытку оппортунистического толкования его основополагающих критериев с помощью известной фразы: «Научный коммунизм это не догма, а руководство к действию», которую оппортунистические идеологи истолковывают следующим образом, типа «Всё в жизни меняется. В том числе и меняются общественные формации и связанные с ними политические и экономические теории. Это означает, что должны меняться и основные положения научного коммунизма, в том числе и касающиеся того, чем является и что должен представлять собой социализм».

Но, каково же действительное значение фразы о том что в жизни с течением времени всё меняется, в том числе и понятие того чем является и как должен выглядеть социализм в его научном понимании?

Коммунизм, как наука – это действительно, не догма, то есть бездоказательное, на веру принятое утверждение. Коммунизм – это наука, со своими законами, так же как нпример математика или физика. И если пренебрегать научными законами в математике или физике, то невозможно правильно решить ни одной из математических или физических задач. Значит, то же самое касается и коммунизма как науки.

Как и в любой науке в научном коммунизме открытие новых законов, не отменяет и не уничтожает действия старых,  а дополняет и развивает их. (И. В. Сталин Экономические проблемы в СССР – М.: «Знание – Власть», 1999. – с. 3 – 6.)

Часть 1.  Экономические основы социализма

Если исходить из неизменных законов коммунизма как науки, то ответ на вопрос, что же такое  социализм в подлинно научном понимании, будет следующим: Социализм – это бесклассовое общество, которое создается после победы социалистической революции на протяжении достаточно длительного периода, прежде всего путём ликвидации товарно – денежных отношений в экономике.

Как говорил об этом Маркс «При общественном производстве денежный капитал отпадает. Общество распределяет рабочую силу и средства производства между различными отраслями производства. Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения». (К. Маркс «Капитал» — том 2 —  книга 2 — М. 1988, с.. 402). По этому же поводу в своей работе «Государство и революция» написанной в 1917 году Ленин отмечал, что «Социализм требует уничтожения власти капитала, власти денег, уничтожения власти товарного хозяйства». (В. И. Ленин Полное собрание сочинений —  т. 12 — с.81.) Эту же мысль он повторил в 1918 году в своей работе «Очередные задачи Советской власти».

Энгельс в своей работе «Развитие социализма от утопии к науке», написанной в 1880 году, по поводу отождествления государственной собственности с социализмом, высказался гораздо более резко и эмоционально: «Но в последнее время, с тех пор как Бисмарк бросился на путь огосударствления, появился особого рода фальшивый социализм, выродившийся местами в своеобразный вид добровольного лакейства, объявляющий без околичностей социалистическим всякое огосударствление, даже бисмарковское. Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних несомненно должны быть занесены в число основателей социализма. Когда бельгийское государство, из самых обыденных политических и финансовых соображений, само взялось за постройку главных железных дорог; когда Бисмарк без малейшей экономической необходимости превратил в государственную собственность главнейшие прусские железнодорожные линии просто ради удобства приспособления и использования их в случае войны, для того чтобы вышколить железнодорожных чиновников и сделать из них послушно вотирующее за правительство стадо, а главным образом для того, чтобы иметь новый, независимый от парламента источник дохода, то всё это ни в коем случае не было шагом к социализму, ни прямым, ни косвенным, ни сознательным, ни бессознательным. Иначе должны быть признаны социалистическими учреждениями королевская Seehandlung, королевская фарфоровая мануфактура и даже ротные швальни в армии, или даже всерьёз предложенное при Фридрихе-Вильгельме III в тридцатых годах каким — то умником огосударствление… домов терпимости».

Таким образом, после победы социалистической революции, наступает переходный период от капитализма к социализму, в условиях которого начинает господствовать государственная собственность, прежде всего на средства производства. Но при этом даже стопроцентная государственная собственность в стране совершенно не означает наличия в ней социализма.

Если стопроцентная государственная собственность при сохранении денежного обращения означает только лишь государственный капитализм, при отсутствии эксплуататорских классов, то наличие социализма определяется наличием общественной собственности и о полным отсутствием классов, как таковых даже если они трудящиеся, типа как рабочий класс и колхозное крестьянство в СССР, вкупе с трудовой интеллегенцией, в качестве общественной прослойки.

Социализм наступает только тогда, когда стопроцентная государственная собственность государственного капитализма, превращается в собственность общественную путём ликвидации остатков товарно – денежных отношений. Эта ликвидация товарно — денежных отношений, начинается с ликвидации денежного обращения, и на первом этапе в виде ликвидации денежного обращения в наличной форме. То есть, так как это вкратце описано у Маркса: «При общественном производстве денежный капитал отпадает. Общество распределяет рабочую силу и средства производства между различными отраслями производства. Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения». (К. Маркс «Капитал» — том 2 —  книга 2 — с. 402).

Впрочем, в условиях нынешних электронных карт и терминалов для их обслуживания в торговых центрах, гражданам, живущим в социалистическом обществе после ликвидации наличного денежного обращения даже не требуются, те упомянутые Марксом «бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда».

Таким образом, торговли при социализме не будет. Будет система распределения материальных благ, являющаяся связующим звеном между производителем и потребителем. И это распределение продовольственной и промышленной продукции среди населения будет производиться на основе безналичных расчётов, то есть магазины превратятся в столы заказов на получение продовольственных и промышленных товаров . Потребитель раз или два раза в месяц приходит в один из пунктов распределения и оставляет список, о том, к примеру, когда и сколько картошки, моркови и всего остального ему понадобится. Совокупность таких заявок и составит основу для планов работы пунктов распределения. А, за поставляемые потребителю товары, деньги будут идти с его платёжной карты.

При этом всякие попытки создать общественную собственность, путем передачи государственной собственности в руки трудовых коллективов, являются реакционной утопией, о чём неоднократно указывал Энгельс в «Антидюринге», и что очень конкретно показала практика так называемого «самоуправленческого социализма» в Югославии во времена режима Тито.

Таким образом, процесс превращения государственного капитализма со стопроцентной государственной собственностью в социализм, начинается с ликвидации наличного денежного обращения. Причём в мировой истории такой опыт есть. Это опыт Корейской народной демократической республики, где наличное денежное обращение отсутствовало с 1961 по 1995 год и национальная денежная единица – «вон» существовала, только в качестве денежного эквивалента для обеспечения внешнеторговой деятельности.

Кстати не то что при социализме, но даже и при госкапитализме со стопроцентной госсобственностью, не должно быть налогов для работников государственных предприятий и учреждений, платы за проезд в городском и пригородном транспорте и коммунальных платежей, даже таких символических которые были в СССР с 1965 года. В КНДР, до сих пор бесплатны парикмахерские услуги, погребение, периодическая печать, театры и  кино. В КНДР нет преступности, пьянства, наркомании, курящих женщин, бытового хамства и практически нет разводов.

Часть 2.  Политические основы социализма

Социализм – это общество без демократии, которая при социализме отмирает как одна из форм государственной власти. Демократия исчезает, переходя в социализм. Как отмечал по этому поводу Ленин: «Последовательная демократия, с одной стороны, превращается в социализм, а с другой стороны, она требует социализма. Ибо для уничтожения государства необходимо превращение функций государственной службы в такие простые операции контроля и учета, которые доступны, посильны громадному большинству населения, а затем и всему населению поголовно».  В качестве механизма подобного перехода демократии в социализм Ленин высоко оценивал опыт Парижской коммуны: «Коммуна применила два безошибочных средства. Во-первых, она назначала на все должности, по управлению, по суду, по народному просвещению, лиц, выбранных всеобщим избирательным правом, и притом ввела право отзывать этих выборных в любое время по решению их избирателей. А во-вторых, она платила всем должностным лицам, как высшим, так и низшим, лишь такую плату, которую получали другие рабочие. Таким образом была создана надежная помеха погоне за местечками и карьеризму» (В. И. Ленин ПСС – т. 33 – с. 78.)

А для того что бы граждане социалистического общества могли реально принимать участие в управлении государством для них ещё в условиях развитого государственного капитализма (СССР периода 1960 – 1987 годов) необходимо последовательно проводить политику сокращения продолжительности рабочего дня. Как отмечал по этому поводу Ленин «Маркс противопоставляет этим пышным декларациям прав, простую, скромную, деловую, будничную постановку вопроса пролетариатом: государственное сокращение рабочего дня» (В. И. Ленин ПСС – т. 39 – с. 22.)

Из – за этого перехода демократии в социализм, он не может быть общенародным демократическим государством, как об этом постоянно писало советское обществоведение, начиная с Хрущёва и вплоть до начала горбачёвской перестройки.

Социализм – это общество, в котором парламентские учреждения (учреждения говорящие), заменяются у4чреждениями работающими, то есть разрабатывающими законы и проводящими их в жизнь, устанавливающими всенародный учёт и контроль, попытки уклонения от которого пресекаются неотвратимым, быстрым и серьёзным наказанием. При социализме нет буржуазно – демократического разделения властей.

Что касается упомянутой тут выше системы всенародного учёта и контроля, попытки уклонения от которого пресекаются неотвратимым, быстрым и серьёзным наказанием, то эти неотвратимость, быстрота и серьезность обеспечиваются тем, что в социалистическом «полугосударстве»,  в отличии от государственного капитализма, действует правовой режим не формальной законности, а общественной целесообразности. В соответствии с этим принципом общественной целесообразности построена структура правоохранительных органов которых немного и в которых служит небольшое количество персонала, поскольку преступность в результате действия этого принципа становится минимальной. И это не абстрактные рассуждения, а к примеру практический опыт Корейской Народно – Демократической Республики, где до 1995 года практически отсутствовал уголовный розыск,  а остальные силовые структуры помимо вооруженных сил были представлены небольшими по количеству сотрудников органами государственной безопасности.

Как отмечал по поводу особенностей государственного управления при социализме Ленин: «Коммуна, — писал Маркс — должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы. Вместо того, чтобы один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего класса должен представлять и подавлять народ в парламенте, вместо этого всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны, для того, чтобы подыскивать для своего предприятия рабочих, надсмотрщиков, бухгалтеров, как индивидуальное избирательное право служит для этой цели всякому другому работодателю. Выход из парламентаризма, конечно, не в уничтожении представительных учреждений и выборности, а в превращении представительных учреждений из говорилен в работающие учреждения. «Коммуна должна была быть не парламентским учреждением, а работающим, в одно и то же время законодательствующим и исполняющим законы». Не парламентское, а работающее учреждение, это сказано не в бровь, а в глаз современным парламентариям! Посмотрите на любую парламентскую страну, от Америки до Швейцарии, от Франции до Англии, Норвегии и проч.: настоящую государственную работу делают за кулисами и выполняют департаменты, канцелярии, штабы. В парламентах только болтают со специальной целью надувать простонародье. Продажный и прогнивший парламентаризм буржуазного общества Коммуна заменяет учреждениями, в коих свобода суждения и обсуждения не вырождается в обман, ибо парламентарии должны сами работать, сами исполнять свои законы, сами проверять то, что получается в жизни, сами отвечать непосредственно перед своими избирателями. Представительные учреждения остаются, но парламентаризма, как особой системы, как разделения труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения для депутатов, здесь нет». (В. И. Ленин ПСС – т. 33 – с. 45 – 48.)

Социализм – это общество, где люди,  выполняющие управленческие функции любого уровня, получают за это среднею зарплату рабочего или с учетом исчезновения классов – среднею зарплату по стране.

Социалистическое общество обеспечивает переход от формального равенства по закону, к действительному равенству по труду и от остатков буржуазного права к социалистическому принципу общественной целесообразности.

При социализме на основании уничтожения разницы между физическим и умственным трудом происходит ликвидация сначала классов, а затем и социальных групп и превращение жителей социалистического общества в один народ – сообщество равных. Это наряду с ликвидацией товарно — денежных отношений станет основой для отмирания государства, которое  перестанет быть необходимым условиях когда труд для каждого члена общества станет жизненной потребностью а ликвидация денег как абстрактного выражения трудового вклада, который трудно, а порой и просто невозможно учесть, уничтожит экономическую базу уголовной преступности и её практически полную ликвидацию ещё в начальной стадии социализма.

В результате у социалистического государства, остаются в основном только функции силовой защиты социализма, и оно возвращается к своей первоначальной примитивной стадии, про которую Энгельс в своей книге «Происхождение семьи, частной собственности и государства», говорил, что «Государство – это отряды вооруженных людей и тюрьмы».

Другим важным компонентом построения социалистического общества в многонациональной стране является ликвидация этой самой многонациональности и достижение национальной однородности.

Одна из причин того что в СССР государственный капитализм, не перерос в социализм, а вернулся вспять к частновладельческому капитализму, была нерешенность в нём вопроса ликвидации многонационадьности и достижения национальной однородности его населения.

По этому поводу известный теоретик русского научного коммунизма в 19 веке, Пётр Никитович Ткачёв, в своей работе «Революция и принципы национальности», написанной в 1878 году, разоблачая группу украинских националистов из кружка Драгоманова, маскировавших свой национализм социалистической фразеологией, писал следующее: «С повсеместным торжеством принципов социальной революции, всякие национальные различия должны неминуемо исчезнуть. Установление между людьми равенства и братства – таковая цель социальной революции при существовании племенных различий, не может быть вполне осуществлена. Поэтому принцип национальности не совместим с принципом социальной революции. Невозможно быть социалистом и оставаться националистом. Социализм повсюду одинаков, повсюду предъявляет одни и те же требования, устанавливает одни и те же общественные отношения. Поэтому, как бы не были разнообразны способы осуществления этой общей формации, но под её влиянием, неминуемо и неизбежно должны ослабиться и исчезнуть все племенные особенности, все национальности должны слиться в одну общечеловеческую семью». (Сборник «Утопический социализм в России» — М.: Политиздат, 1985. – с. 389 – 390.)

Поводя итоги всему вышеизложенному по основным чертам научного социализма, нужно отметить, что вопреки искажениям советского обществоведении, которое главные признаки социализма перенесло в коммунизм, научный социализм отличается от научного коммунизма только тем, что в нём действует принцип распределения по труду, а не по потребностям как при коммунизма, и что при социализме в отличии от коммунизма сохраняются остатки государства, прежде всего в виде, постоянно действующих (регулярных) силовых структур в виде вооруженных сил и государственной безопасности (разведка и контрразведка).

Это искажение идеи социализма и коммунизма, в том числе и объявление государственного капитализма социализмом стала одной из главных причин гибели СССР.

Другой причиной гибели СССР, стал какой – то уж совсем на редкость тупой интернационализм во внутренней политике СССР, в появлении которого даже невозможно обвинить марксизм, поскольку ни Маркс ни Энгельс, не смотря на свой лозунг «Пролетарии всех стран соединятесь!», не были интернационалистами, в том виде в каком интернационализм был понят в Советском Союзе и в дальнейшем стал главным основанием его внутренней политики. Тем более, что ложность в практическом применении лозунга «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», очень наглядно показали события Первой Мировой войны и особенно Вторая Мировая война.

Часть 3.  Переход от социализма к коммунизму

Главным в переходе от социализма к коммунизму является не только создание его материальной базы в виде материального изобилия, но и воспитание нового человека с новыми разумными потребностями. Прежде всего, разумными потребностями именно в материальной сфере. То есть на самом деле общеизвестная формула коммунизма не совсем правильная. Она должна выглядеть так – «от каждого по способностям, а каждому по «разумным потребностям». Поскольку неразумные потребности современного человека в принципе удовлетворить невозможно.

И поэтому коммунизм наступит не тогда, когда материальных благ будет произведено столько, что хватит каждому. Аморальным типам их и тогда, всё равно не хватит. А наступит коммунизм, когда большинство поймет, что потреблять больше, чем тебе действительно необходимо –  это аморально.

Поэтому построение коммунизма, это, прежде всего воспитание в людях внутреннего самоограничения материальных потребностей, основанного на понимании места человека и человечества во Вселенной как мыслящего вида, абсолютном самоконтроле и безусловном превосходстве духовных ценностей перед материальными.

Часть 4.  Государственный капитализм

Теперь после того как удалось определить, что же на самом деле представляет собой социализм, нужно обратиться к выяснению вопроса о государственном капитализме как его предшествующей стадии.

Давая определение государственному капитализму, необходимо отметить, что он после совершения социалистической революции, является неизбежным и закономерным этапом процесса перехода от капитализма к социализму, будучи экономической основой, этого  переходного периода.

Чем менее развита в экономическом отношении страна, в которой произошла социалистическая революция, тем дольше длится этот переходный период и соответственно длительнее период государственного капитализма.

Если же социалистическая революция произойдет в высокоразвитой в экономическом отношении стране, чего пока в мировой истории ещё не было, тем быстрее она сможет приступить к свёртыванию системы товарно – денежных отношений и тем короче будет у неё время существования государственного капитализма и короче переходный период.

Государственный капитализм в стране, в которой произошла социалистическая революция, нельзя сравнивать с государственно – монополистическим капитализмом империалистических государств 20 – начала 21 – го веков, поскольку в этих государствах  государственное управление экономикой в масштабах всей страны органически сочетается с разнообразными формами крупной частной собственности на средства производства и нахождением у власти буржуазной элиты.

Таким образом государственный капитализм переходного периода – это государственная, но не общенародная собственность на средства производства, действующая в условиях ограниченных товарно – денежных отношениях, при наличии диктатуры пролетариата.

Продолжая тему государственного капитализма, необходимо отметить, отметит такую его важную особенность, что государственный капитализм, будучи переходным явлением, всегда находится в неустойчивом состоянии, из которого следуют только два выхода: либо построение социализма, либо возвращение назад к частновладельческому капитализму, то есть то, что называется буржуазная реставрация.

Любая длительная задержка на этапе государственного капитализма, попытка выдать его за социализм, как это было в СССР, начиная с 1936 года, неизбежно приводит к постепенному возрождению частновладельческого капитализма, под предлогом повышения экономической эффективности, как это было в СССР, в 1965 году, после объявления экономической реформы Косыгина – Либермана. То есть если государственный капитализм длительное время не переходит в социализм, то он начинает разлагаться, порождая буржуазную реставрацию.

Для государственного капитализма периода его разложения, как это было в СССР с 1958 по 1987 год (хрущёвская «оттепель», брежневский «застой», начало горбачёвской «перестройки»), характерны следующие основные черты:

1) Производительные силы и создаваемое с их помощью национальное богатство, получаемый национальный доход, находятся в руках государственной  бюрократии, ставшей коллективным эксплуататором рабочего класса и других категорий трудящихся, с целью  получения максимальной прибыли, распределяемой затем среди правящей бюрократии через систему льгот и привелегий. Это так же вызывает постоянный рост численности органов государственного управления и  потребностей государственной бюрократии.

2) Идёт постоянный рост цен, процессы относительного и абсолютного обнищания трудящихся по отношению к непрерывному росту производительных сил.

3) Продолжается сохранение продолжительного рабочего времени без перспектив его сокращения.

4) Государство не только не отмирает, но наоборот усиливается, выдавая свои интересы за общественные. Оно перестает служить обществу и заставляет общество служить себе.

5) Правящая бюрократическая верхушка, на словах признавая ведущую роль рабочего класса в обществе, на деле отстраняет его от политической и экономической власти, при этом вещая от его имени.

6) Возрождается буржуазная демократия, принимающая накануне полного распада государственного капитализма, свою высшую форму – плюрализм.

7) Диктатура пролетариата до этого уничтожаемая на деле начинает уничтожаться открыто, когда вместо нее вводится понятие «общенародное государство».

8) Власть Советов сначала постепенно, а затем всё более открыто заменяется буржуазным парламентаризмом.

9) Пролетарский интернационализм заменяется фактически космополитизмом, что вместе с наличием национальной правящей бюрократии в союзных республиках приводит к распаду федеративного государства.

10) Провозглашение социалистических принципов на словах и фактическое попрание их на деле, вместе с сохранением системы товарно – денежных отношений в экономике, приводит сначала к сохранению, а затем и росту экономической и общеуголовной преступности, моральной деградации общества. В результате исчезает какая – либо перспектива полной ликвидации уголовной преступности всех видов и вместе с ней раздутого аппарата правоохранительных органов.

Таково основное содержание государственного капитализма, когда он  вместо инструмента построения социализма, становится орудием эксплуатации трудящихся со стороны государственной бюрократии.

Данная работа была написана 24 августа 1995 года. Дополнена и расширена 5 февраля 2016 и 25 ноября 2018 года.