Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Спецслужбы гитлеровской Германии в советско – германской войне 1941 – 1945 годов
Прочитано 8293 раз(а), написано 10.03.2017 в 06:59

Константин  Колонтаев  Спецслужбы гитлеровской Германии в советско – германской войне 1941 – 1945 годов

Глава I.  Отделы 1С (в русской транскрипции 1Ц) как основа войсковых спецслужб соединений германских войск

Часть 1. Изученность темы отделов 1С

Одной из самых  почти не изученных, в отечественной историографии разновидностей германских спецслужб в годы Великой Отечественной войны являются органы военной разведки и контрразведки, именуемые в отделы 1С (1Ц в русской транскрипции), которые действовали в составе штабов дивизий, корпусов, армий и групп армий (фронтов) германских сухопутных войск. При этом данные отделы не подчинялись Управлению военной разведки и контрразведки (Абверу) Главного командования вермахта (ОКВ).

Если германская военная спецслужба «Абвер», была после окончания Великой Отечественной войны, очень хорошо известна в Советском Союзе, даже обывателям, особенно в период 60 – 80 годов прошлого века, если они были любители шпионских детективов и фильмов, из которых достаточно вспомнить «Щит и Меч», «Путь в Сатурн», «Сатурн почти не виден», и так далее, то, вот такой разновидности немецких войсковых специальных служб как отделы 1С немецких дивизий, корпусов, армий и групп армий, советская историография того же периода, почему — то совершенно не замечала.

Как, это ни покажется странным, но первое и на несколько десятилетии единственное упоминание об отделах 1С, в открытой советской литературе, автор данных строк встретил только в начале 80 – х годов прошлого века, и причем не в исторических монографиях, а именно в одном из отечественных шпионских  романов – «Баллада об ушедших на задание», написанным популярным в то время писателем Игорем Акимовым.

Ну, а поскольку, данная повесть Игоря Акимова — это единственное советское литературное произведение, а об исторических, здесь даже речи не идет, в котором впервые было, хоть краткое, пусть мельком, но всё же упоминание об отделах 1С, то стоит привести из него небольшую цитату, по данной теме: «В Москве, он все же побывал, причем ловчить не пришлось, его вызвали. Малахов был готов к неприятностям, но опять сложилось иначе. Его поздравили с успешным разоблачением гауптштурмфюрера Хайнца Кесселя и долго, детально расспрашивали о работе управления контрразведки Смерш 1 — го Украинского фронта, в котором Малахов служил уже четырнадцать месяцев, с апреля 1943 года. Этот разговор был приятен, потому что Смершу удалось нейтрализовать работу не только гехаймфельдполицай (тайной полевой полиции) и разведотделов 1 Ц всех противостоящих немецких армий, но и абверовских команд, что было куда труднее: эти и классом были повыше, и масштаб у них был иной».

Вот что, по поводу отделов 1С, кратко и в тоже время достаточно содержательно сообщил 16 января 1943, на одном из допросов в Особом отделе Донского фронта захваченный ранее в плен капитан Курт Майзель, командир батальона 518 пехотного полка 295 пехотной дивизии 6 армии вермахта: «Разведывательной и контрразведывательной деятельностью в германской армии занимаются отделы 1С (1Ц) при штабах армий, корпусов и дивизий. В полках представителями отделов 1С являются так называемые «ордонанс — офицеры» («офицеры для поручений») при штабе или командире полка. Специальных осведомителей в частях и подразделениях отделы 1С и «ордонанс — офицеры» не имеют. Наблюдение за настроениями солдат должен вести каждый немецкий унтер-офицер, который о замеченных им нездоровых проявлениях докладывает командиру взвода, тот командиру роты или батальона. Из батальона сообщение идёт в штаб полка и уже штаб полка передаёт его в отдел 1С. Я как командир батальона целиком отвечаю за политико — моральное состояние своих солдат. Узнавать их настроения помимо меня никто не имеет права». (Сборник документов «Сталинградская эпопея» — М.: «Звонница – МГ», 2000. — с. 323.)

Часть 2. Отделы 1С, как основа войсковых спецслужб германских сухопутных войск, в годы Второй Мировой и Великой Отечественной войны

Основой системы отделов 1С, в сухопутных войсках вермахта являлись соответствующие отделы в штабах пехотных, моторизованных и танковых дивизий, которые подчинялись начальникам этих штабов.

С помощью дивизионных отделов 1С, соединения вермахта получали основную массу разведывательной и контрразведывательной информации, которая уходила наверх в соответствующие отделы 1С штабов корпусов, армий и групп армий (фронтов).

Из отделов 1С штабов групп армий обобщенная разведывательная информация поступала в отделы «Иностранные армии – Восток», если данная группа армий находилась на советско – германском фронте или в отдел «Иностранные армии – Запад», если она поступала из групп армий действовавших против войск США и Великобритании, или других их западных союзников.

Отделы «Иностранные армии – Восток» (другое его название 12 – й отдел) и  «Иностранные армии – Запад» (8 — й отдел), находившиеся в составе Главного командования сухопутных войск вермахта (ОКХ), были созданы в 1938 году.

Начальником отдела «Иностранные армии – Запад» (8 — й отдел), с момента его создания в 1938 году и до 1942 года, был полковник (с 1944 года — генерал – лейтенант) Ганс Шпейдель (Hans Speidel).

Наиболее известный начальник отдела «Иностранные армии – Восток» (12 – й отдел) в период с 1 апреля 1942 по 9 апреля 1945, был генерал – майор (с 9 апреля 1945 – генерал – лейтенант) Рейнхард Гелен (Reinhard Gehlen). После его ухода с занимаемой должности этот отдел с 9 апреля 1945 и вплоть до капитуляции Германии 9 мая 1945, возглавлял полковник Герхард Вессель (Gerhard Wessel)

Отдел «Иностранные армии – Восток» первоначально отвечал за информацию об оборонном потенциале и вооруженных силах стран Скандинавии, Восточной и Юго – Восточной Европы (Балканы)), СССР, Персии (в дальнейшем Иран), Китая и Японии. Об этой деятельности «Отдела Иностранные армии – Восток», несколько раз упоминал Хайнц Фельфи в своей книге «Мемуары разведчика» — М.: Политиздат, 1988.

Эта работа данных отделов иностранных армий, велась в сотрудничестве с другими отделами, управлениями и службами штаба сухопутных войск и Генерального штаба. Отделы распространяли свои бюллетени среди старших офицеров вермахта, чтобы держать их в курсе текущих событий, а так же географические или метеорологические сводки.

Особо ценилась предоставляемая этими отделами информация о боевых качествах  личного состава войск противника, на основе которых в дальнейшем зародилась специальная дисциплина, которую тогда назвали «Психополитическая оценка противника».

Начиная с 31 июля 1940 года, после полного разгрома Франции, Гитлер отдал Главному командованию сухопутных войск (ОКХ) приказ готовиться к войне с СССР, и отдел «Иностранные армии – Восток», почти полностью сосредоточился на сборе информации  Красной Армии и военно – экономическом потенциале СССР.

Хотя отделы иностранных армий «Восток» и «Запад», и не имели формальных полномочий, каким – либо образом руководить работой отделов 1С, однако, тем не менее, они своими постоянными запросами к ним и рекомендациями по сбору необходимой для себя разведывательной информации о противнике, которыми, эти фронтовые спецслужбы был обязаны руководствоваться, фактически получили в отношении отделов 1С, некоторые руководящие функции.

Часть 3. Структура и функции отделов 1С

3.1. Общий состав отдела 1С

Поскольку дивизионные отделы 1С были основой войсковых спецслужб германских сухопутных войск в годы Второй Мировой войны, необходимо именно с них  начать обзор данного вида германских войсковых структур.

Начальник отдела 1С в штабе дивизии, до 1943 года, имел воинское звание от старшего лейтенанта до капитана, очень редко – майора. В период с 1943 и до мая 1945, на должности начальника этого отдела стало возможным получить звание до полковника включительно. Начальнику отдела полагался солдат – ординарец.

В отделе служили несколько по немецкой терминологии «ордонанс – офицера» (в переводе «офицеры для поручений»), которые по советской терминологии можно назвать «оперуполномоченными» или сокращенно – «оперативниками». Один из этих офицер по своим служебным обязанностям выполнял функции заместителя начальника отдела.

Еще три – четыре ордонанс – офицера из дивизионного отдела 1С, прикомандировывались на постоянной основе в штабы пехотных и артиллерийского полков этой же дивизии, выполняя там разведывательные и контрразведывательные функции (по одному ордонанс – офицеру на штаб соответствующего полка).

Офицерский состав отдела 1С завершал начальник команды полевой жандармерии («фельдгендарми»), которая соответствовала системе военной полиции в армиях других западных стран. Дивизионная  команда полевой жандармерии непосредственно подчинялась начальнику отдела 1С штаба дивизии.

Помимо офицеров в дивизионном отделе 1С, служило 2 – 3 переводчика, обычно являвшихся не военнослужащими, а военными чиновниками (зондерфюреры) и имевших специальные звания, которые приравнивались либо к унтер – офицерским, либо к офицерским.

Так же в отделе 1С штаба дивизии находилось три делопроизводителя (канцеляриста) в унтер – офицерских званиях, один из которых был чертёжником и три рядовых или ефрейтора в отделе 1С, занимали должности связного мотоциклиста, водителя легковой машины и коновода.

3.2 Обязанности начальника отдела 1С

1) Организация наблюдения и разведки разведывательными частями, средствами связи, боем

2) Обработка разведывательных данных, поступающих от войсковых частей и воздушной разведки; допрос военнопленных, перебежчиков, местного населения

3) Изучение оперативно-тактической обстановки в интересах штаба дивизии

4) Подготовка в оперативных приказах командования дивизии пунктов о противнике и постановка войсковым частям задач по разведке

5) Участие в разведывательных полётах командира дивизии и начальника оперативного отдела штаба дивизии.

6) Наблюдение за сохранением военной тайны и выполнением требований по скрытому управлению; организация контрразведки, борьба с саботажем, мятежами, взятие заложников

7) Рекогносцировка, оборудование и охрана командного пункта командира дивизии

8) Организация пропаганды в войсках, составление отчетов для прессы, военная цензура

9) Связь с гражданской администрацией, охрана и усмирение занятых областей

10) Связь с офицерами иностранных армий, переговоры с противником.

3.3. Обязанности заместителя начальника отдела 1С (третий офицер для поручений отдела) входило:

1) Руководство делопроизводством отдела

2) Выбор места для организации наблюдательного пункта командира дивизии и организация наблюдения

3) Организация связи с авиацией и руководство выкладкой опознавательных полотнищ 4) Ведение журнала приказов и донесений отдела; организация рассылки приказов и донесений оперативного и разведывательного отделений

4) Организация регулирование движения на путях к командному пункту командира дивизии солдатами из дивизионной команды фельджандармерии

5) Выдача справок военнослужащим по уважительным причинам отставших от своих частей, и организация процесса возвращения их в свои части.

3.4. В обязанности переводчиков дивизионного отдела 1С, входили следующие обязанности:

1) Перевод показаний пленных и других задержанных лиц во время их допроса офицерами отдела, а так же непосредственный допрос вышеназванных категорий лиц

2)  Сопровождение квартирьеров, перевод документов, написанных на иностранных языках

3) Чтение и оценка иностранных карт, схем, донесений, приказов и уставов

4) Кроме того, на переводчиков в случая необходимости возлагался целый ряд розыскных функций офицеров, прежде всего по контрразведке, а так же ведению пропаганды среди местного населения.

3.5. Задачи дивизионных отделов 1С:

1) Получение для оперативных отделов штаба дивизии сведений о положении и состоянии войск противника путем допросов военнопленных, войсковой разведки и авиаразведки

2) Составление отчетной карты о положении и состоянии войск противника

3) Допрос военнопленных с целью получения от них разведданных

4) Осуществление контроля за преподаванием личному составу своих воинских частей основных навыков о методах борьбы со шпионами, саботажниками и разложением в армии, а также правил сохранения военной тайны

5) Участие в выявлении официальным путем (через командиров частей) шпионов, саботажников и лиц, ведущих антифашистскую агитацию, как в армии, так и среди гражданского населения, на территории расположения частей дивизии

6) Первичный допрос лиц из числа гражданского населения, заподозренных в шпионаже или саботаже

7) Организация розыска дезертиров.

3.6. Отдел 1С штаба армейского корпуса

В штабе армейского корпуса отдел 1С  состоял — из начальника отдела, его заместителя, офицера для поручений и нескольких переводчиков, а так же нескольких ордонанс – офицеров, делопроизводителей и подразделения солдат для обслуживания.

Корпусной отдел 1С выполнял следующие функции:

1) Получение сведений о противнике и оценка их, изучение положения войск противника, их боевого состава, организации, вооружения и снабжения, допросы с этой целью, допросы военнопленных и перебежчиков

2) Контрразведка, борьба, с саботажем

3) Наблюдение за перепиской (цензура)

4) Борьба с пропагандой противника

5) Служба связи (радиоразведка, защита своих линий связи от подслушивания разведкой противника, дезинформация противника противника с помощью средств связи)

6) Общение с иностранными офицерами и корреспондентами.

3.7. Отделы 1С штабов армий и групп армий

Отделы 1С штабов армий и групп армий (фронтов), кроме вышеперечисленных функций корпусных отделов 1С, так же осуществляли координацию деятельности в сфере разведки и контрразведки с приданными армии частями Абвера и командами тайной полевой полиции (ГФП), обеспечение контактов командования армии с воинскими частями союзников в случае нахождения таковых в составе армии.

Структурно армейский отдел 1C армии, состоял — из начальника отдела, его заместителя, офицера по культурно — политическому обслуживанию, двух офицеров военной цензуры, 3 — 4 переводчиков, в званиях военных чиновников (зондер — фюреров), офицера проверки полевой почты (военная цензура), двух офицеров занимавшихся разведкой и контрразведкой.

Военная цензура отдела 1C армии,проверяла работу полевой почты и проходящую корреспонденцию (на выбор), контролировала телефонную и радиосвязь, давала разрешение на издание и наблюдала за выпуском пропагандистской литературы.

Часть 4. Разведывательная деятельность отделов 1С

В повседневной разведывательной деятельности армейских и фронтовых отделов 1С, основными источниками информации о противнике для них были агентурные данные приданных их армиям или группам армий абверкоманд или абвергрупп, результаты авиационной и наземной разведки, перехват и подслушивание, захват и обработка документов противника и допрос военнопленных.  Все полученные таким образом данные наносились на общую карту оперативной обстановки и докладывались начальникам оперативных отделов штабов и командующим.

Большое внимание в работе этих отделов уделялось опросу военнопленных и перебежчиков в целях получения новых данных о противнике. Допросы этой категории лиц проводились по возможности сразу после задержания. Для этого переводчики отделов выезжали в пункты сбора военнопленных, где проводили их допросы.

В свою очередь начальники отделов на основании письменных донесений переводчиков производили отбор военнопленных и направляли их для дальнейших допросов в вышестоящие инстанции.

Ответы допрашиваемого пленного протоколировались, но сам пленный протокол не подписывал. В дальнейшем показаниям придавался вид справки, конкретные данные сразу наносились на оперативную карту.

Особое внимание уделялось допросу перебежчиков противника. В соответствии с установленным порядком они направлялись встретившими их воинскими частями в  тыл с соответствующими сопроводительными документами.

Если перебежчики были гражданскими лицами, то представители армейских частей к которым они попали, должны были отправлять их в тыл, в распоряжение подразделение армейской или фронтовой тайной полевой полиции (ГФП).

Если в ходе допроса в ГФП, перебежчика, являвшегося гражданским лицом, выяснялось, что оно может сообщить какие — либо полезные военные данные, то ГФП уведомляла об этом отдел 1С и передавала его туда для допроса. Однако, чаще всего, вопреки этому формальному правилу, армейские части сразу отправляли гражданских перебежчиков, в отделы 1С, а те уже решали оставить их у себя или передать в ГФП.

Отделы 1С добывали большое количество разведывательных данных путем радиоперехвата и подслушивания телефонных разговоров. Эту работу проводили полки связи, приданные штабам армий. В составе этих полков находились роты ближней радиоразведки, в составе которых, в свою очередь, были взводы подслушивания радио- и телефонных переговоров. По мере надобности эти взводы радиоразведки действовали на передовой линии фронта.

На основании перехваченной у противника радиоинформации устанавливались советские воинские части. В том числе путем пеленгации определялось нахождение штабных радиостанций противника. Все сведения, собранные таким образом, поступали в отделы 1С корпусов и армий.

Кроме того, в составе радио рот батальонов связи, в каждой немецкой дивизии были  взводы радиоразведки. Информация от них поступала в дивизионный отдел 1С, а из него отправлялась в соответствующую корпусную и армейскую структуру.

Отделы 1С фронтов и армий, осуществляли руководство деятельностью приданных их фронтам и армиям разведывательных (нумерация со 100 до 199), диверсионных (нумерация с 200 до 299), контрразведывательных (нумерация с 300 до 399), команд и групп Абвера, ставя перед ними конкретные задачи по разведывательно — диверсионной работе в советском тылу.

Агентура Абвера если она не перебрасывалась в советский тыл воздушным путём, а переходила в расположение советских войск или далее в тыл, через линию фронта с помощью офицеров и сотрудников дивизионных отделов 1С, которые и осуществляли её переброску на определенном участке фронта своей дивизии.

В таких случаях, начальник отдела 1C дивизии, в сопровождении одного из офицеров своего отдела отправлял прибывших к нему к нему агента или группу агентов, вместе с их руководителем из абвера, к командиру пехотной роты, расположенной на выбранном для перехода участке фронта, а командир этой роты давал уже указания непосредственно на переброску. Непосредственно на передовой, сопровождавший своего агента офицер абвера давал ему необходимые указания о пути следования уже по территории противника.

Часть 5. Контрразведывательная деятельность отделов 1С

Проведение контрразведывательных мероприятий офицерами отделов 1С армий и фронтов было тесно связано с фронтовыми и армейскими командами ГФП, а так же с приданными фронтам и армиям контрразведывательными командам и группами 3 – го (контрразведывательного) отдела Абвера (нумерация команд и групп от 300 до 399).

При этом, армейские и фронтовые команды ГФП, а так же приданные фронтам и армиям контрразведывательные команды и группы Абвера, занимали подчиненное положение по отношению к отделам 1С соответствующего уровня, и именно отделы 1С ставили им задачи, определяли районы их деятельности, утверждали планы работ и контролировали их выполнение, санкционировали аресты, которые затем утверждались начальники штабов или командующие армий или групп армий. При их отсутствии меры наказания санкционировались начальником соответствующего отдела 1С.

Контрразведывательная работа отделов была направлена главным образом на защиту военной тайны и охрану секретных документов. С этой целью отделы 1Ц вели в немецких воинских частях дела по предупреждению измены, саботажа и дезертирства, антифашистской пропаганды и проникновению советской агентуры, периодически проверяли состояние хранения секретной документации.

При пропаже секретных материалов сотрудники 1С вели предварительное расследование, докладывали командующему и при необходимости передавали материалы своего расследования в ГФП для дальнейшего следствия.

В целях воспитания бдительности у военнослужащих и ознакомления их с методами работы советской разведки офицеры 1С систематически рассылали «Информационные контрразведывательные бюллетени», разные сообщения, памятки. В них приводились конкретные примеры деятельности советской разведки и рекомендовались способы борьбы с нею.

В каждом подразделении вермахта, не реже одного раза в месяц, офицерами соответствующего отдела 1С, проводились занятия с солдатами по следующим темам: отношение к местному населению и к военнопленным, к бойцам добровольческих формирований и «добровольным помошникам» (хиви) из числа бывших военнопленных противника, соблюдение военной тайны и отношение к секретным документам, методы работы советской разведки и способы борьбы с нею.

По указаниям начальника отдела 1С его офицеры организовывали агентурную работу среди местного населения в местах расквартирования войск, представляли донесения о настроениях населения, о действиях партизанских отрядов и прочего.

Борьба с партизанами входила в обязанность командиров всех войсковых подразделений. О появлении партизан командиры подразделений и частей сообщали своему вышестоящему командованию, которое, затем ставило об этом в известность отдел 1C. Одновременно командиры воинских частей сообщали отделу 1С, о тех мероприятиях, которые ими уже предприняты для ликвидации обнаруженных партизан.

В свою очередь, отдел 1C, в необходимых случаях намечал свои мероприятия, выражающиеся, как правило, в направлении дополнительных воинских частей для борьбы с партизанами. Эти мероприятия проводились в обязательном порядке с разрешения соответствующего командира.

В случае появления партизан вблизи армейского штаба борьбу с ними вела подчиненная отделу 1С, армейская команда (группа) тайной полевой полиции (ГФП). При обнаружении большой группы партизан в помощь ГФП так же привлекались ближайшие воинские части по согласованию с командованием армии. Все мероприятия по борьбе с партизанами в этом случае разрабатывает начальник отдела 1С и руководителем команды ГФП.

Так же отделы 1С, участвовали в создании полевых и местных комендатур, антипартизанских частей и подразделений.

Часть 6. Отделы 1С и пропаганда среди советских войск и гражданского населения оккупированных советских территорий

При проведении пропаганды, направленной против советских войск и гражданского населения оккупированных областей, отделы 1Ц руководствовались указанием отдела военной пропаганды при ОКВ, используя для этого приданные каждой армии пропагандистские роты. Сама пропаганда заключалась в распространении листовок, организации радиопередач на советскую передовую линию, издании газет для населения оккупированных областей.

Летом 1943 года, при отделах 1Ц дивизий на Восточном фронте были организованы взводы обслуживания, именовавшиеся также «русские взводы пропаганды». Их основная задача заключалась в стимулировании процесса появления перебежчиков. Эти подразделения вели пропаганду, через специальные радиоустановки вели агитацию на советский передний край. Личный состав этих пропагандистких взводов, состоял из военнослужащих Русской Освободительной Армии (РОА) и носил соответствующую форму. Как правило, такой взвод состоял из 18 — 22 человек: 1 командир, 2 – 3 пропагандиста, 3 унтер — офицера и рядовые.

Часть 7. Тайная полевая полиция (ГФП) отделов 1С армий и групп армий германских сухопутных войск

7.1. История создания, структура и деятельность ГФП

Промежуточное положение между военными и политическими спецслужбами третьего рейха занимала «Geheime Feldpolizei — Гехайм фельдполицай» (ГФП) — «Тайная полевая полиция», которая  являлась исполнительным полицейским органом, приданым военной контрразведке и действующим в военное время.

Тайная полевая полиция была воссоздана в Вермахте директивой генерал – фельдмаршала Кейтеля – начальника Верховного командования Вермахта (ОКВ), в середине июля 1939 года, в ходе подготовки к предстоящей в скором времени войны с Польшей.

Согласно этой директиве Кейтеля, в задачи ГФП входило: «подавление всех враждебных народу и государству устремлений в гарнизонах Вермахта, в районах боевых действий, оккупированных Вермахтом территорий», а так же согласно той же директиве «проведение полицейских расследований в случаях государственной измены и измены родине, шпионажа, саботажа, порчи военной техники, а так же при прочих наказуемых действиях против государства и Вермахта».

Эта же директива предписывала командам ГФП Вермахта, находясь на территории Германии (рейха), сотрудничать с местными органами гестапо, поскольку только гестапо  имело право ареста гражданских лиц на территориях, объявленных принадлежащими Германии. В результате в 1942 году ГФП, продолжая оставаться в составе Вермахта, так же вошла на территории Германии в подчинение гестапо. (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика» — М.: Политиздат, 1988. – с.29.)

Главным руководящим органом для всех частей тайной полевой полиции Вермахта была специальная группа отдела военной администрации генерал — квартирмейстера Генштаба сухопутных войск. До самого конца войны ее возглавлял оберфюрер СС и полковник полиции Вильгельм (Вили) Кирхбаум, который до создания ГФП был офицером среднего ранга в одной из структур пограничной службы (пограничной полиции) находившейся в Дрездене. (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика»… — с.87.)

После окончания Второй Мировой войны ГФП не было признано США и Англией преступной организацией и в результате после войны, все её сотрудники и её глава оберфюрер СС Крихбаум, оказавшись в западных оккупационных зонах избежали судебного преследования за свои военные преступления. В результате вскоре после окончания Второй Мировой войны Кирхбаум принял активное участие в создании новой германской политической разведки, которая первоначально именовалась «Организация Гелена», а после создания в 1949 году, на базе западных оккупационных зон Федертивной Республики Германия (ФРГ) стала её официальной политической разведкой под названием «Федеральная разведывательная служба» (BND). (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика»… — с.29.)

Будучи составной частью вермахта, тайная полевая полиция ГФП, осуществляла военно — полицейские функции, являясь, по сути, армейским аналогом гестапо.

Функции ГФП заключались в политическом сыске в отношении военнослужащих и военных чиновников и осуществлении контрразведывательных мероприятий в отношении гражданского населения оккупированных территорий.

Подразделения тайной полевой полиции в Вермахте, были представлены командами или группами при штабах групп армий, армий и полевых комендатурах и комиссариатами (Kommissariate) — при штабах корпусов, дивизий и некоторых местных комендатурах.

Группы и комиссариаты ГФП подчинялись шефу тайной полевой полиции соответствующей группы армий и отделу разведки 1С штабов армий и групп армий.

Каждая группа (команда) ГФП имела в своем составе от 2 до 5 комиссариатов. Комиссариаты в свою очередь, делились на внешние команды (Aussenkommando).

Численность групп ГФП была разной. Если в 1939 –1940 годах она состояла из 50 человек (руководитель, 32 сотрудника среднего звена и 17 человек вспомогательного персонала — шоферы, стенографисты, охрана), то во время войны против СССР их численность увеличилась до 95 человек (руководитель, 54 сотрудника среднего звена и 40 сотрудников вспомогательного персонала). Все группы и подразделения ГФП были полностью моторизованы.

Кроме того, при подразделениях ГФП были группы штатных агентов и небольшие воинские формирования для карательных операций против партизан, проведения облав, охраны и конвоирования арестованных.

Штатное расписание группы ГФП (Gruppe geheime Feldpolizei (Gru.geh.F.Pol.)) на 1 марта 1942 года:

Начальник группы (личное оружие — пистолет)

4 чиновника (в ранге K) руководящей (или средней) служебной категории полиции безопасности, специалисты (личное оружие — пистолеты)

9 чиновников (в ранге Z) средней служебной категории полиции безопасности, младшие специалисты (личное оружие — пистолеты)

2 обер — лейтенанта, переводчики (пистолеты)

1 обер — фельдфебель, первый писарь и счетовод (пистолет)

1 унтер — офицер, повар (личное оружие — карабин)

3 унтер — офицера, писари (3 карабина, 3 пистолета)

1 унтер — офицер санитарной службы (пистолет)

45 солдат полевой полиции (45 карабинов, 45 пистолетов)

5 ординарцев, из них 1 сопровождающий грузовика (карабины)

1 повар (карабин)

Автотранспортный отряд (31 человек):

1 унтер — офицер, командир отряда, он же унтер — офицер автотранспортной службы (пистолет)

3 унтер — офицера, командиры отделений, они же водители легковых автомашин (карабины)

24 водителя для 22 легковых автомашин и 2 грузовиков (24 карабина, 12 пистолетов)

3 мотоциклиста (карабины), 2 средних мотоцикла и 1 тяжелый мотоцикл с коляской

25 легковых автомашин

1 легкий автобус (15 — местный)

1 средний трёхтонный грузовик

Всего: 104 человека (2 офицера, 14 чиновников, 10 унтер — офицеров и 78 солдат), оружие: 85 карабинов и 79 пистолетов, транспорт: 27 автомашин (25 легковых, 1 грузовик и 1 автобус), 3 мотоцикла (один с коляской)

Число переводчиков в каждой группе ГФП определялось по сложившейся потребности и дополнительные назначения производились сверхштатно из числа местных жителей.

Сотрудники тайной полевой полиции набирались из числа персонала СД, гестапо, криминальной полиции (аналог советского угрозыска) и имели там соответствующие ведомственные звания, но находясь в составе подразделений ГФП, они получали армейской звание  «военный чиновник» («зондерфюрер»), того или иного ранга. Этот ранг обозначался одной из букв латинского алфавита.

При этом сотрудники СД и гестапо составляли меньшинство личного состава команд ГФП, занимая высшие командные должности, большинство рядовых сотрудников и средний командный состав были представлен чиновники криминальной полиции (KRIPO), которая также входила в RSHA в качестве V управления.

Подразделения ГФП в основном были представлены группами с соответствующей нумерацией при штабах армейских группировок, армий и полевых комендатур, а также в виде комиссариатов и команд при корпусах, дивизиях и местных комендатурах.

В задачи ГФП входило:

1) организация контрразведывательных мероприятий по охране штабов и личная охрана высшего командного состава

2) наблюдение за военной корреспонденцией, контроль за почтовой, телеграфной и телефонной связью гражданского населения

3) содействие в охране почтовых сообщений

4) розыск оставшихся на оккупированной территории военнослужащих армий противника

5) проведение дознания и надзор за подозрительными лицами в зоне военных действий

6) арест лиц, по указанию органов военной контрразведки

7) ведение следствия по делам о шпионаже, предательстве, саботаже, осуществление казней

8) организация контрразведывательных мероприятий по охране штабов

9) осуществление личной охраны командующих армиями и групп армий (фронтов) и представителей ОКХ

10) наблюдение за военной корреспонденцией, фотографами, художниками;

Большинство из групп ГФП, находившихся в составе вермахта (количество которых с 1941 до1943 года возросло с 43 до 83), было сконцентрировано на советской территории. Известно о наличии 25 групп (команд) ГФП, действовавших на Восточном фронте.

Именно на оккупированных советских территориях ГФП выполняла не только свои прямые задачи — «распознавание и борьба со всеми опасными для народа и государства стремлениями, в особенности шпионажем, изменой, саботажем, вражеской пропагандой и разрушениями в оперативной области», но и осуществляла постоянно нараставший террор против местного населения.

Для поимки подозрительных лиц ГФП прибегала к «профилактическим мероприятиям» — прежде облавам в населенных пунктах (на улицах, рынках и других местах постоянного скопления жителей).

Кроме того, при подразделениях этой полиции были группы штатных агентов и небольшие полицейские формирования для карательных операций против партизан, проведения облав, охраны и конвоирования арестованных. Все группы были полностью моторизованы.

Армейские и фронтовые команды ГФП, занимали подчиненное положение по отношению к отделам 1С соответствующего уровня, и именно отделы 1С ставили им задачи, определяли районы их деятельности, утверждали планы работ и контролировали их выполнение, санкционировали аресты, которые затем утверждали начальники штабов или командующие. При их отсутствии меры наказания санкционировались начальником отдела 1С.

7.2. Некоторые особенности розыскной деятельности ГФП

При пропаже секретных документов в штабах сотрудники 1С вели предварительное расследование, докладывали командующему и при необходимости передавали материалы своего расследования в ГФП для дальнейшего следствия.

В случае появления партизан вблизи армейского штаба борьбу с ними вела подчиненная отделу 1С, армейская группа ГФП. При обнаружении большой группы партизан в помощь ГФП привлекаются также воинские части по согласованию с командованием армии. Все мероприятия по борьбе с партизанами в этом случае разрабатывает начальник отдела 1С и руководителем команды ГФП.

При появлении от командира того или иного подразделения рапорта о случае политической неблагонадёжности среди личного состава, командир части через вышестоящих командиров должен был передать этот рапорт в отдел 1С дивизии, в котором в зависимости от важности преступления, в котором подозревалось данное лицо, а также исходя из обоснованности выдвигаемых подозрений, посылали в эту часть либо  одного из своих офицеров или одного из чиновников ГФП.

Прибыв в эту часть, офицер 1С или чиновник ГФП в необходимых случаях допрашивает лиц, связанных с подозреваемым, и. если не было оснований принять решение о немедленном аресте заподозренного лица, давали указание командиру части об установлении постоянного наблюдения за этим лицом и о проверке его переписки. Получив такое указание, командир части подбирал благонадежного солдата и давал ему задание вести за подозреваемым лицом наблюдение.

Такой солдат обычно подбирался из числа тех, кто был близок к подозреваемому. В отдельных случаях командир части не прибегал к помощи доверенных лиц, принимал функции такого лица на себя.

В процессе наблюдения за подозреваемым военнослужащим командир части необходимый инструктаж в отношении того, как в дальнейшем вести это наблюдение, получает от отдела 1С

Доверенное лицо командира о результатах своего наблюдения устно сообщало ему полученную информацию, который, в свою очередь, об этом ставил в известность офицера отдела 1С. Офицер 1С, убедившись, что разработка подозреваемого лица в основном закончена, принимал решение об его аресте. Свое решение он в таких случаях согласовывает с начальником отдела 1С и командиром полка, после чего дает указание руководителю группы ГФП о производстве ареста. Производили арест, как правило, чиновник передового отряда ГФП, состоящего при корпусе. В этом же отряде в дальнейшем велось следствие по делу арестованного.

По окончании следствии по данному делу ГФП передавал расследованное дело в отдел 1С, который после согласования обвинительного заключения с командованием передавал это дело на рассмотрение дивизионного военного суда.

В отношении арестованных из числа гражданского населения дело после окончания следствия по нему в ГФП окончательно рассматривалось начальником отдела 1С, который и принимал окончательное решение о мере наказания в отношении такого лица.

ГФП вела также следствие в отношении гражданских лиц, обвиняемых в агитации против фашистского режима среди германских солдат. Если в ходе такого следствия выяснялось связь данного гражданского лица с политической организацией, то о таких делах ставилось в известность руководство той айнзаткоманды СД, которая действовала в тылу той армии, к которой принадлежала данная команда ГФП.

Дела в отношении гражданских лиц, обвиняемых в ведении агитации среди местных жителей, расследовались зондеркомандами СД.

Что касается передовых отрядов ГФП в корпусах армии, то все оперативные мероприятия эти отряды проводили лишь по указанию и с согласия руководителя группы ГФП при армии. Начальник отдела 1C корпуса распоряжений в области оперативной работы передовых отрядов ГФП давать не мог. Имеющиеся у него соображения он излагал руководителю армейской группы ГФП.

Часть 8. Полевая жандармерия (военная полиция) отделов 1С дивизий, корпусов, армий и групп армий германских сухопутных войск

8.1. История создания, структура и деятельность германской полевой жандармерии

Действия германской полевой жандармерии — одна из самых мало исследованных страниц истории Вермахта во время Второй мировой войны.

С создания Фридрихом Великим в 1740 году конного, а в 1741 пешего корпуса фельдъегерей началась история немецкой военной полиции. В ее функции входило сопровождение и охрана королевской семьи, доставка важных сообщений и приказов, охрана путей сообщения и контроль за дорожным движением.

Затем, в ходе австро – прусской войны 1866 года и франко-прусской войны 1870 года в составе гражданской жандармерии было сформировано первое подразделение военных жандармов, или фельджандармерии, к которой постепенно и перешел контроль за поддержанием дисциплины и порядка в немецкой армии.

В Первую Мировую войну, немецкая полевая жандармерия (военная полиция) вступила, имея свыше 2 тысяч солдат и офицеров, находившихся в 33 подразделениях по 60 солдат и два унтер — офицера в каждом, возглавляемых, как правило кавалерийским офицером.

В дальнейшем, в ходе Первой Мировой войны дополнительно был сформирован кавалерийский полк полевой жандармерии в составе пяти эскадронов для выполнения особых заданий.

К концу Первой Мировой войны в германской армии насчитывалось около 120 частей полевой жандармерии, общей численностью более 6500 человек.

В период Первой Мировой войны немецкая полевая жандармерия обычно действовала в качестве патрулей в составе одного жандармского унтер — офицера, двух жандармских ефрейторов или солдат — жандармов.

Поражение Германии в Первой Мировой войне привело к расформированию полевой жандармерии и передаче ее функций армейской патрульной службе в гарнизонах вплоть до 1939 года.

После прихода к власти нацистов в январе 1933 года, произошло слияние патрульной службы СС, фельдъегерей СА и немецкой полиции в единый полицейский аппарат под руководством рейхсфюрера СС Гиммлера. Одна из его новых структур, а именно моторизированная жандармерия, укомплектованная опытными офицерами гражданской полиции, стала платформой для формирования полевой военной жандармерии после всеобщей мобилизации весной летом 1939 году, накануне войны с Польшей. Общий количество фельджандармов в Вермахте к началу войны с Польшей составило 8 тысяч человек.

На первых порах части полевой жандармерии укомплектовывались полицейскими из гражданской полиции  Бывшие полицейские, поступавшие на службу в полевую жандармерию, получали звания в соответствии со своей должностью на гражданской полицейской службе:

Wachtmeister   — Unteroffizier der Feldgendarmerie

Oherwachtmeister — Feldwebel der Feldgendarmerie

Bezirkswachtmeister — Oberfeldwebel der Feldgendarmerie

Hauptwachtmeister — Stabsfeldwebel der Feldgendarmerie

Meister/Obermeister — Leutenant der Feldgendarmerie

Inspeklor — Oberleutenant der Feldgendarmerie

В дальнейшем началась подготовка полевых жандармов в специальных школах в Потсдаме, Праге, Лицманнштадте — Гернау. В этих школах изучали уголовный кодекс, а так же транспортный, промышленный, лесной кодексы, криминалистику, ветеринарию, стенографию, составление отчётов, оказание медицинской помощи, стрелковую и физическую подготовку, включая приемы различных видов единоборств, а так же получали общие полицейские навыки. При этом особое внимание уделялось методике проверки документов, обыску, личному досмотру. В ходе своего обучения курсанты этих школ, так же проходили полный курс боевой подготовки пехотинца вермахта.

В целом, полевая жандармерия выполняла в вооруженных силах те же функции, что и тогдашняя германская гражданская полиция Ordnungspolizei (полиция порядка).  В задачи полевой жандармерии входило: регулирование дорожного движения, поддержка порядка и дисциплины в войсках, сбор и конвоирование военнопленных, сбор и направление в воинские части отставших солдат, пресечение мародерства, надзор за гражданским населением на оккупированных территориях, изъятие оружия у гражданского населения на оккупированных территориях, допрос и обыск военнопленных, а также изъятие у них документов, карт, проверка документов у солдат, направляющихся в отпуск, сбор и уничтожение пропагандистских листовок противника, поиск сбитых летчиков противника, патрулирование улиц в оккупированных городах, предупреждение актов саботажа на оккупированных территориях, регулировка передвижения беженцев;

обеспечение безопасности — вместе с Тайной полевой полицией (Geheime Feldpolizei), в том числе контрразведка, надзор за неблагонадежными лицами и. т.д., поиск дезертиров, охрана границ, борьба с партизанами на оккупированных территориях.

Кроме этого в задачи полевой жандармерии входили: охрана портов и аэродромов, приведение в исполнение приговоров военно — полевых судов о казни, созданием на захваченных территориях местных органов власти, поиск дезертиров с последующим их арестом и казнью, собирала беженцев и военнопленных, сохранение трофеи от разграбления, обеспечение сдачи местным населением оружия и боеприпасов, а так же другого военного имущества, контроль и регулировка дорожного движения, поддержание воинского порядка и дисциплины; сбор и сопровождение военнопленных; контроль гражданского населения на оккупированных территориях; предотвращение саботажа; взаимодействие с тайной полевой полицией, арест и казнь дезертиров; противодействие партизанам.

Двигаясь непосредственно за регулярными войсками, полевая жандармерия руководила созданием на захваченных территориях местных органов власти, проводила поиск дезертиров, собирала беженцев и военнопленных, охраняла трофеи от разграбления и контролировала сдачу местным населением оружия.

Для обеспечения выполнения поставленных перед ними задач военнослужащие полевой жандармерии получили очень большие полномочия. Они имели право проходить на секретные объекты, свободно проходить через дорожные блокпосты, входить в запретные зоны, а также проводить обыск и досмотр любых лиц и помещений, арестовывать рядовых и унтер — офицеров.

В случае необходимости жандармы могли требовать любую необходимую помощь у любого военнослужащего немецкой армии. Так же полевые жандармы имели право приказывать всем военнослужащим немецкой армии равным или нижестоящим по званию, независимо от принадлежности последних к тому или иному роду войск.

Служащие полевой жандармерии получили среди остальных военнослужащих прозвище «цепные псы», как из – за особенностей своей деятельности, так и прежде всего из — за носимых на металлической цепи горжетов с нанесённой эмблемой, под которой было написано чёрным «Feldgendarmerie» (готическим шрифтом), обе пуговицы по углам были лакированы люминофором.

Принадлежность к полевой жандармерии, помимо носимого на груди горжета можно было определить, так же по двум знакам на левом рукаве: на предплечье была коричневая лента с вытканной серебристыми готическими буквами надписью «Feldgendarmerie»; выше локтя был шеврон оранжевого (для рядовых) или серебристого (для офицеров) цвета с эмблемой германской полиции.

До 1940 года полевые жандармы носили форму полиции рейха, но с армейскими погонами и нарукавной повязкой, на которой было написано Feldgendarmeriе. В начале 1940 года, весь личный состав полевой жандармерии получил форму армейского образца со специальными знаками отличия. Цвет знаков отличия был оранжевый. Самым главным отличительным знаком был специальный металлический горжет с надписью Feldgendarmeriе.

Жандармы в войсках СС первоначально носили ленты армейского образца, а с 1942 года — чёрные, с вытканной серым цветом надписью «Feldgendarmerie», выполненной обычным, не готическим шрифтом. Прикладной цвет жандармерии СС также был оранжевым.

В жандармерии люфтваффе первоначально был принят голубой прикладной цвет, но в 1943 году его заменили на стандартный для жандармских частей оранжевый. Горжеты использовались или армейского образца, либо вариант на котором орёл имел тот же дизайн, что и на эмблеме люфтваффе.

Полевая жандармерия считалась войсками вермахта, поэтому полевые жандармы носили войсковую форму и звания.

В ходе установления в 1941 – 1942 годах, на только что занятых вермахтом советских территориях  оккупационного режима фельджандармы уничтожали евреев, военнопленных, партизан, утверждая «новый порядок» на оккупированных территориях.

Командование полевой жандармерии подчинялось непосредственно ОКХ (Oberkommando Des Heeres – Главное командование сухопутных войск), командующий полевой жандармерии входил в состав ОКХ. Он отвечал за личный состав полевой жандармерии, его обучение, выполнение им служебных обязанностей, соблюдение правил дорожного движения.

В своей деятельности командующий полевой жандармерией подчинялся генерал -квартирмейстеру ОКХ. Генерал — квартирмейстер отвечал за все вопросы, касающиеся полевой жандармерии, в том числе за общее руководство, назначение на должности и т.п. Кроме того, в обязанности генерал — квартирмейстера входила постановка задач перед полевой жандармерией, а также контроль за их выполнением.

Следующей иерархической ступенью полевой жандармерии, был уровень группы армий. При группах армий и армиях состояли батальоны или отряды (Abteilung) жандармерии, находившиеся в подчинении соответствующего начальника тыла. Батальон (отряд)  фельджандармерии состоял из штаба, разведывательного взвода и трёх рот.  Каждая рота имела в своем составе 4 офицеров, 90 унтер — офицеров и 22 рядовых. Всего  в роте насчитывалось 116 человек. (Уильямсон Г. Немецкая военная полиция 1939 – 1945 годы — М., 2005. — с. 7 — 9.)

В штабе каждой армии имелся штаб — офицер, ответственный за вопросы, касающиеся полевой жандармерии на территории, контролируемой данной армией. Штаб — офицер контролировал, все части полевой жандармерии, приданные данной армии, и отвечал за выполнение ими приказов, соблюдение дисциплины, руководил обеспечением дорожного движения на территориях дислокации армейских соединений и частей.

Во время Второй мировой войны в Вермахте существовали полевая жандармерия сухопутных войск (Feldgendarmerie des Heeres), Военно – воздушных сил( Luftwaffe Feldgendarmerie). Так же полевая жандармерия люфтваффе также функционировала в парашютных и авиаполевых дивизиях и в корпусе «Герман Геринг». Части полевой жандармерии так же были в составе Военно – морских сил (Feldgendarmerie der Kriegsmarine) и в войсках СС.

Кроме того, сотрудники Имперской Службы Безопасности (RSD), осуществлявшие личную охрану Гитлера (не следует путать со Служба Безопасности (SD)) имели документы, а также права и полномочия сотрудников, как полевой жандармерии, так и сотрудников тайной полевой полиции.

8.2. Организация и вооружение полевой жандармерии Вермахта к началу войны с СССР

К началу войны с СССР в вермахте было 15 батальонов полевой жандармерии, которые в большинстве своем действовали при штабах армий и групп армий и около 180 более мелких подразделений при штабах корпусов и дивизий.

На 1 октября 1943, в 198 подразделениях полевых жандармов на советско-германском фронте находилось 5 тысяч солдат и офицеров.

Вначале каждая полевая армия должна была иметь батальон фельджандармерии в составе трех рот. В отдельных случаях коменданту тыла армии подчинялась отдельная рота фельджандармов, например, 613 — я рота жандармов при 566 — й комендатуре тыла в Африке в 1943 году.

Обычно батальон полевой жандармерии времен Второй Мировой войны имел следующую структуру:

Штаб батальона: 1) офицер, фельдфебель, два унтер-офицера, три нижних чина. Штаб оснащался одним легкий грузовик повышенной проходимости (кюбельваген) и одним автобусом.

2) Отделение военных регулировщиков: один унтер — офицер, три нижних чина. Один мотоцикл, один кюбельваген.

3) Автомобильный взвод: офицер, три шофера в звании унтер — офицера, 17 унтер — офицеров, десять нижних чинов. Три мотоцикла, два мотоцикла с коляской, восемь кюбельвагенов.

4) Группа поддержки: писари (унтер — офицер и рядовой), военный регулировщик в звании унтер — офицера, оружейники (унтер — офицер и рядовой), повара (унтер — офицер и рядовой), сапожник, четыре водителя (рядовые). Две двухтонные грузовые автомашины и две трехтонные грузовые автомашины

5) Три роты полевой жандармерии

Рота (команда) полевой жандармерии в составе пехотной дивизии обычно состояла из: офицера — командира роты, двух офицеров — командиров взводов, трех унтер — офицеров — водителей мотоциклов, трех рядовых — водителей мотоциклов, восьми унтер-офицеров — водителей, четырех рядовых — водителей, 13 рядовых и унтер-офицеров.

Рота (команда) полевой жандармерии в составе танковой или моторизованной дивизии оснащалась шестью мотоциклами, четырьмя мотоциклами с коляской (на коляске монтировали пулемет MG 34 или MG 42), 17 легкими грузовыми автомашинами именуемыми кюбельваген (обычно марки «Volkswagen»), двумя двухтонными грузовиками или вездеходами (например «Horch» или «Steyr») и двумя трехтонными грузовиками (обычно «Opel Blitz»).

Личное вооружение военных полицейских первое время состояло исключительно из легкого стрелкового оружия. Широко использовались автоматические пистолеты. Унтер-офицеры вооружались пистолетами Walther Р38 или Luger Р08, в то время как офицеры предпочитали более компактные Walther РР или Walther РРК. Многие унтер — офицеры имели пистолеты — пулеметы МР 38 или МР 40, винтовки Mauser 98k, встречались у полевых жандармов довольно редко.

На вооружении частей полевой жандармерии, так же находились ручные пулеметы MG 34 или MG 42. Эти пулеметы устанавливали на мотоциклы, или использовали для защиты дорожных блокпостов.

По мере того, как война приближалась к концу, полевых жандармов стали все чаще и чаще использовать на передовой. Поэтому в их распоряжении появилось такое противотанковое оружие как панцерфауст.

В состав пехотных, горнострелковых дивизий Вермахта, парашютных и авиаполевых дивизий люфтваффе, входили команды (роты) полевой жандармерии, имевшие в своём составе 33 человек личного состава, а так же 8 мотоциклов и 8 автомобилей. Танковые и моторизованные дивизии имели команду из 64 полевых жандармов (3 офицеров, 30 унтер-офицеров и 31 рядовых) передвигавшуюся на 10 мотоциклах и 21 автомобиле.

Кроме армейских частей команды полевой жандармерии создавались так же при местных, окружных и полевых комендатур вермахта. Основой для функционирования частей полевой жандармерии на советско — германском фронте и прифронтовой полосе оккупированной советской территории, помимо частей и соединений вермахта являлись различные органы военного управления, которые создавались во всех занятых немцами областях СССР.

Прифронтовая зона, захваченной гитлеровской Германией территории СССР делилась на тыловые районы армий и групп армий. Власть командующих тыловыми районами армий распространялась на 50 — километровую полосу позади линии фронта. Глубокий тыл глубиной до 500 км от линии фронта находился под управлением командующих тыловыми районами групп армий «Север», «Центр» и «Юг».

В тактическом отношении эти армейские оккупационные зоны были подчинены командующим группами армий, в административном генерал — квартирмейстеру сухопутных войск.

Каждый тыловой район был разделен на сферы деятельности охранных дивизий вермахта,  полевых, местных и гарнизонных комендатур.

Помимо того в подчинении командующих тыловыми районами групп армий находились подразделения полевой жандармерии и тайной полевой полиции, сборные пункты и транзитные лагеря военнопленных (дулаг).

Уже в первой декаде июля 1941 года были образованы тыловые районы групп армий «Север», «Центр» и «Юг» под командованием генералов пехоты Франца фон Рока, Макса фон Шенкендорфа и Карла фон Рока (с октября 1942 года — генерала пехоты Эриха Фридерици). Подконтрольные этим генералам территории менялись в зависимости от перемещения фронтов. Так, штаб-квартира тылового района группы армий «Центр» перемещалась вслед за германскими войсками от Могилева до Смоленска, а сам район в течение войны охватывал Прибалтику, Белоруссию, часть РСФСР. Тыловой район группы армий «Юг» в разное время включал в свой состав всю Украину и часть РСФСР, постоянно — Черниговскую, Сумскую, Харьковскую, Сталинскую (Донецкую), Ворошиловградскую (Луганскую) области и Крым.

В некоторых оккупированных немцами больших советских городах размещались отдельные моторизованные роты полевой жандармерии. Эти роты также подчинялись местным комендатурам или комендатурам вермахта. Комендантами этих комендатур являлись офицеры полевой жандармерии. Им в помощь были приданы двести человек вспомогательной полиции из числа местных жителей, которые поддерживали установленный режим, проводили облавы, обыски и задержания партизан, евреев и военнослужащих Красной Армии.

К задачам местных комендатур относились не только обеспечение управления, развитие экономики, борьба с эпидемиями и снабжение войск, но и так называемое «умиротворение» вверенной им области, то есть карательные операции. Согласно докладу одного полевого коменданта это означало: а) регистрация трофеев, в особенности всего огнестрельного оружия  б) арест партизан в) доставка евреев в надежные места  г) настроение населения д) обнаружение минных полей оставленных противником и их разминирование е) военнопленные.

8.3. Боевое применение германской полевой жандармерии во Второй мировой войне

Фельджандармерия вермахта действовала на всех фронтах и направлениях — в России, Африке, Нормандии и Италии. В годы Второй мировой войны в немецком плену оказалось около 1 миллиона польских, свыше 2 миллиона французских, 200 тысяч бельгийских, 147 тысяч британских, 300 тысяч югославских, 100 тысяч американских и около 5 миллионов советских военнослужащих. Поэтому, именно сбор и сопровождение более военнопленных в армейские сборные пункты, а затем в транзитные лагеря стали одной из первых задач фельджандармерии.

С началом операции «Барбаросса» в соответствии с «приказом о комиссарах» полевые жандармы выявляли коммунистов, комиссаров, политруков и евреев среди советских военнопленных, которых они же обычно и расстреливали их на месте. В осуществлении этой своей преступной деятельности полевая жандармерия Вермахта тесно взаимодействовала с подразделениями Тайной полевой полиции (Geheime Feldpolizei) и СС (особенно с подразделениями полиции безопасности и СД)

На Восточном фронте в ходе боевых действий полевые жандармы часто вступали в столкновения с регулярными частями Красной Армии. Так, уже 1 июля 1941, в белорусском городе Слоним, прорывающиеся на восток части 6 — го механизированного корпуса Западного фронта разгромили жандармскую часть штаба 9 — й немецкой полевой армии.

В 1941 — 1942 годах при продвижении вермахта вглубь территории СССР фельджандармерия немедленно приступала на оккупированных территориях к организации боевых подразделений из числа пособников из местного населения и военнопленных, так называемой «Вспомогательной полиции».

Вместе с фельджандармерией, создаваемая ей из числа местных жителей  «Вспомогательная полиция», должна была противодействовать партизанам, осуществлять репрессивные меры по отношению к местному населению, заключать евреев в гетто, охранять важные объекты и коммуникации, разыскивать бежавших военнопленных, участвовать в карательных операциях вместе с немцами.

Таким образом, эти подразделения становились одними из главных проводниками «немецкого нового порядка», на оккупированных Германией территориях.

Помимо «Вспомогательной полиции» в непосредственном подчинении фельджандармерии до 1943 года, находились так называемые «Русские охранные батальоны», казачьи части, восточные кавалерийские батальоны, имевшие в своем составе по 3 –  4 эскадрона.

Структура управления вспомогательной полиции на оккупированных немцами советских территориях состояло из отделов: политического, криминального, службы порядка, паспортной службы, пожарной охраны, следственной части и тюрьмы. Основной знак отличия была белая повязка с надписью черными буквами «Вспомогательная полиция».

Регулирование огромного транспортного потока в прифронтовой полосе также стало следующей сложной задачей фельджандармерии. Необходимо было тщательно контролировать движение, если, например, танковая дивизия вытягивалась на марше в 15-километровую колонну.

Стоит напомнить, что границу СССР пересекли 500 тысяч только грузовиков, не говоря уже о танках, мотоциклах, легковых автомобилях и гужевом транспорте. Установка указателей на немецком языке, борьба с пробками на автодорогах, жесткий контрольно-пропускной режим на блокпостах, патрулирование дорог — всем этим занималась полевая жандармерия.

С началом отступления зимой 1941 – 1942 года нагрузка на фельджандармерию ещё более возросла. Под Москвой после известного «Стоп приказа» Гитлера от 16 декабря 1941, полевая жандармерия срочно начала формировать более 100 штрафных рот на советско-германском фронте. Это позволило во многом стабилизировать ситуацию.

8.4. Корпус фельдъегерей (заградительные отряды) Вермахта

После поражений под Сталинградом и Курском боевой дух вермахта начал ослабевать. В связи с этим, в ноябре 1943 года в сухопутных войсках был создан корпус фельдъегерей, который подчинялся непосредственно начальнику Верховного командования вермахта генерал — фельдмаршалу Кейтелю. Это давало корпусу даже большую власть, чем та, которой обладала фельджандармерия. Части данного корпуса по своей сути соответствовали системе заградительных отрядов Красной Армии периода 1941 – 1942 годов.

Корпус фельдегерей действовал в качестве «заградительной сети» для военнослужащих отступающих и бегущих с позиций, занимался формированием из отпускников и вышедших из окружения временных частей, разыскивал дезертиров и бежавших военнопленных, осуществлял сбор частей быстрого реагирования в случае выброски воздушных десантов, поддерживал местные части фольксштурма.

Фельдъегери как и фельджандармы носили металлический горжет, но с надписью Feldjagercorps и нарукавную повязку, на которой было написано Oberkommando der Wehrmacht Feldjager.

Корпус фельдегерей состоял из трех командований, сформированных соответственно в Кенигсберге, Бреслау, Вене. 1 и 2 — е командования применялись на Восточном фронте, а 3 — е, с 1944 года — на Западе.

Командир фельдъегерского командования имел статус, равный статусу командующего армией. Он имел право подвергнуть наказанию любого солдата или офицера, но не мог вмешиваться в военные решения.

Фельдъегерский патруль получал зону действия около 15 х 15 км от линии фронта и имел в своем составе одного офицера и трех опытных младших командиров. Солдаты вермахта  их называли «охотниками за головами». Фельдъегерь в случае неповиновения мог использовать оружие по своему усмотрению. 50 фельдегерских патрулей, в свою очередь, сводились в три роты и составляли дивизион фельдъегерей.

Каждое управление фельдъегерского командования имело в своем подчинении фельдъегерский полк, состоявший из пяти дивизионов.

В 1944 году, в состав корпуса фельдъегерей были включены подразделения «Патрульного корпуса» (Streifkorps). В каждом его отделении было 9 жандармов и 1 унтер-офицер.

Комплектование корпуса фельдъегерей отличалось от комплектования фельджандармерии. Все зачисляемые в фельдъегерский корпус должны были иметь как минимум трехлетний боевой опыт и Железный крест 2-го класса, а офицеры к тому же должны были обладать значительным опытом армейской службы.

Однако вёрнемся к полевой жандармерии. За свои систематические военные преступления солдаты и офицеры полевой жандармерии всю войну расстреливались советскими пехотинцами прямо на месте пленения.

В результате этого немецкое военное командование пошло на беспрецедентный в военной истории шаг. С лета 1943,  личному составу полевой полиции выдавалось два удостоверения личности: одно настоящее, другое фальшивое, а так же аналогично: два идентификационных жетона. В случае угрозы пленения, настоящее удостоверение и идентификационный жетон уничтожались или выбрасывались, а фальшивые, в котором военнослужащий военной полиции представлялся обычным солдатом или офицером армии, оставлялись.

С этой же целью ношение нашивки с изображением полицейского орла и нарукавной ленты отменили в 1944 году. Официально это было сделано из соображений экономии, хотя основную роль играло стремление к большей безопасности фельджандармов. Если солдатскую книжку и идентификационный жетон, при угрозе пленения, можно было быстро выбросить, то быстро отпороть от формы ленту и нашивку было невозможно.

Глава II.  Структура и деятельность частей Абвера в 1941 – 1944 годах

Часть 1. Общая история создания и деятельности Абвера как центрального органа военной разведки и контрразведки Германии в 1920 – 1944 годах

1.1 Абвер (немецкое слово Abwehr — оборона) — орган военной разведки и контрразведки Германии в 1920 — 1944 годах.

Абвером именовались, в период с 1920 по 1944 все служебные инстанции и подразделения рейхсвера, а позднее вермахта, предназначенные для ведения контрразведки, шпионажа и диверсионных актов.

После поражения в Первой Мировой войне в составе германских вооруженных сил была ликвидирована военная разведка и контрразведка  в лице отдела III b («Войсковая служба связи и информации» (Militärische Nachrichtendienst Abteilung III b)) И в период 1919 — 1920 годов, Германия формально не имела своей военной спецслужбы.

Абвер был создан весной 1920 года, когда несколько бывших офицеров немецкой военной разведки во главе с майором Фридрихом Гемппом, бывшим заместителем полковника Вальтера Николаи, который при кайзере Вильгельме II, возглавлял отдел III b, приступили к созданию в составе рейхсвера новой военной контрразведывательной службы, образованной из остатков структур отдела III b.

В результате, в период 1920 года, в рейхсвере появилась, так называемая «Армейская служба связи и информации» (Heeres — Nachrichtendienst). Официальной же датой создания Абвера принято считать 1 января 1921 — день образования министерства рейхсвера. Первоначально Абвер вошёл в состав министерства рейхсвера на правах особой группы.

Поскольку условия Версальского договора не допускали создания в Германии разведывательных органов, и особенно в вооруженных силах то на Абвер формально возлагались исключительно функции военной контрразведки. Отсюда и его название которое в переводе на русский означало «защита» или «оборона». В действительности Абвер, с самого начала осуществлял и разведывательную деятельность

1 апреля 1928 года, военный министр Германии Грёнер, издал распоряжение об объединении группы «военная контрразведка» и разведывательной службы военно — морского флота, в одну структуру, повысив новую структуру до отдела в составе военного министерства.

Одновременно с этим, всем другим органам и ведомствам военного министерства было строго воспрещено заниматься разведывательной и контрразведывательной деятельностью.

Однако Абвер в 20 — е годы был ещё слишком мал, чтобы в полной мере выполнять свои задачи и функциональные обязанности. И лишь под руководством Конрада Патцига Абвер наконец обрёл статус солидной и авторитетной военной секретной службы.

После прихода Гитлера к власти и началом в связи с этим перевооружения германской армии и подготовки Германии к войне, Абвер незамедлительно получает в свое распоряжение большое количество финансовых средств и личного состава. Так, если до 1933 года Абвер насчитывал в общей сложности лишь около 150 сотрудников, то к июню 1935, в нём было уже 956 человек личного состава.

После отстранения от службы Патцига, не нашедшего общего языка с пришедшими к власти нацистами, назначенный шефом Абвера 2 января 1935 капитан 1 ранга Вильгельм Канарис, вскоре совместно с начальником  Службы безопасности (СД) нацисткой партии Рейнхардом Гейдрихом издал так называемые «10 пунктов о разграничении полномочий специальных служб». Таким образом, Служба безопасности (СД) и  гестапо получали все контрразведывательные полномочия в гражданской сфере, а Абвер в своей деятельности ограничивался вооруженными силами и военными задачами.

В ходе начавшейся подготовки гитлеровской Германии к захватническим войнам, в 1938 году Абвер реорганизован в Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии.

С осени 1940 основные усилия Абвера направлялись против СССР согласно мероприятиям по плану «Барбаросса». 11 февраля 1944 году в связи с неудачами в деятельности против СССР, адмирал Канарис был снят со своей должности, а  Абвер был частично подчинен Главному управлению имперской безопасности (РСХА). После неудачной попытки военного переворота 20 июля 1944, спустя два дня 22 июля 1944, Абвер был расформирован, а его отделы вошли в состав Главного управления имперской безопасности, где затем было создано военное управление, которое по совместительству возглавил начальник разведки РСХА бригадефюрер Шеленберг.

1.2 Общие задачи Абвера:

Сбор секретной информации о вооружённых силах противника, его военно-экономическом потенциале.

Обеспечение секретности военных приготовлений Германии, внезапности её нападений и способствование успеху тактики «блицкрига».

Дезорганизация тыла противника путем диверсионных и пропагандистких действий

Борьба с иностранной агентурой в вооружённых силах и военно — промышленном комплексе.

1.3. Структура центрального аппарата Абвера накануне нападения на СССР:

Четыре основных отдела: 1-й (разведка), 2-й (диверсии, террор, организация повстанческих движений в тылу противника), 3-й (контрразведка), 4-й («Абвер-Заграница») занимался аналитикой и руководил деятельностью военных атташе в зарубежных странах.

Соответственно абверкоманды и абвергруппы распределялись по отделам и имели соответствующую нумерацию. Приданные 1 отделу абверкоманды и абвергруппы имели номера 100 до 199 и занимались разведкой. Команды и группы 2 – го отдела нумеровались от 200 до 299 и занимались заброской в советский тыл диверсантов и повстанческих групп. В 3 отделе команды и группы имели нумерацию от 300 до 399 и занимались контрразведкой, борьбой с подпольем и партизанами.

Основные отделы Абвера:

1 – й отдел Абвера (Абвер — 1, Abwer I): Служба сбора и доставки разведывательных данных; агентурная разведка на территории иностранных государств; добывание разведывательной информации

В составе 1 – го отдела Абвера:

Группа управления (Chef — Gruppe)

Группа I H: Сбор разведывательной информации об иностранных сухопутных войсках

Группа I M: Сбор разведданных о военно-морских силах

Группа I L: Сбор разведданных о военно-воздушных силах

Реферат I Wi: Сбор и обработка данных экономического характера

Группа I G: Техническое обеспечение разведывательной работы. В её функции входило снабжение документами (фотографии, удостоверения личности, паспорта и иные документы) необходимыми для работы агентов.

Группа I J

Группа I HT

Группа I TLW: Сбор информации о техническом оснащении и вооружении авиации

Реферат I P: Анализ материалов зарубежной печати

Реферат Ii: Радиосвязь с агентурой, подготовка радистов

Страны, представлявшие основной интерес — Франция, Чехословакия, Польша, Англия, СССР, Испания. Побочный интерес: Бельгия, Швейцария, Югославия, Румыния, США;

Союзные страны, разведывательная деятельность в которых была запрещена до 1938 года: Австрия, Италия, Венгрия, Япония, Эстония, Болгария

2 – й Отдел Абвера (Абвер — II): Теракты, диверсии и выполнение особых задач.

Абвер II разделялся на два подотдела: «Запад» и «Восток». Отделение «Запад» отвечало за подготовку диверсионной работы против Бельгии, Великобритании, Голландии, Испании, Норвегии, США, Франции и Южной Америки. Отделение «Восток» занималось подготовкой диверсионной и террористической деятельности против СССР, Польши, Балканских стран, Ирана, Ирака, Аравии, восточной части Африки, Индии и других стран Востока. В свою очередь, отделения Абвер II имели в своем подчинении специальные группы. Например, при отделении «Запад» имелись группы «Северо — Запад» и «Юго -Запад». В каждом отделении служило по 10 офицеров.

Кроме того, в подчинении Абвер II находились: диверсионная школа в Квенцзее и полк (затем — дивизия) «Бранденбург», лаборатория по изготовлению взрывчатых веществ «Лаботегель», офицеры связи авиации и ВМФ и секретариат.

Диверсионная школа в Квенцзее располагалась в отдельных домах бывшей усадьбы в 5 км западнее города Бранденбург. В ней обучались небольшими группами (по 10 — 20 человек) солдаты и офицеры. Лаборатория по изготовлению взрывчатых веществ и приборов для диверсий располагалась в пригороде Берлина — Тегель. Начальником школы и одновременно лаборатории был полковник Ганс Маргер (позже лабораторию возглавляли полковник Маурициус и майор Эрман Куно), заместителем — майор Познер.

3 – й Отдел Абвера  (Абвер – III): Контрразведка

Абвер III отвечал за контрразведывательное обеспечение вооруженных сил нацистской Германии, военно — административных и военно-хозяйственных учреждений и на объектах оборонного значения. Руководителями военной контрразведки в разное время были подполковник Рудольф Бамлер (с 24 мая1938 по 1 марта 1939); полковник Хейнрих (август 1943 – сентябрь 1943); полковник (затем генерал – майор) Франц Эккард фон Бентевиньи (с 1 марта 1943 по 14 февраля 1944).

Третий отдел (контрразведка) Абвера  был разделён на три группы (реферата), главной из которых была группа (реферат) III F (3 F), которая занималась общей контрразведкой. В её задачи входило устанавливать органы иностранных разведок ведущих разведывательную деятельность против Германии, выявлять их место расположения, личность сотрудников и техническое оснащение, в виде средств связи и мест их  расположения, пункты снабжения, лаборатории, мастерские, транспортные средства и их опознавательные знаки, взаимодействие иностранных разведок  с другими ведомствами и службами на их территории.

До 1939 года реферат III F состоял из двух отделений: «Восток» (Балканские страны, Латвия, Литва, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия) и «Запад» (Великобритания, Бельгия, Голландия, Франция и Швейцария), затем в период Второй Мировой войны количество отделений возросло до шести.

Кроме чисто контрразведывательных функций Третий отдел Абвера, занимался так же и тем что сейчас именуется внешней контрразведкой, то есть ведение разведки против иностранных разведок и других спецслужб, устанавливая место расположения тех их органов что ведут разведку в отношении Германии или заняты контрразведкой в отношении германских разведывательных служб, выявляя личности их сотрудников, методы и цели их деятельности, проведение мероприятий по их дезинформации.

На территории Германии, а начиная и с 1938 года на территориях европейских стран присоединённых к Германии 3 -й отдел Абвера и его местные органы должны были тесно взаимодействовать как с центральным аппаратом гестапо, так и с его местными органами, поскольку только они имели право ареста гражданских лиц обвинённых в шпионаже. (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика»… — с. 42.)

4 – й Отдел Абвера  (отдел Абвер — «Заграница» (Abteilung Ausland)): руководство системой военных атташе в германских посольствах. В его состав входили:

Группа I Внешняя и военная политика; военно-политическая информация для начальника ОКВ

Группа II Связи с вооруженными силами иностранных государств; общая регистратура; дипломатическая служба вермахта

Группа III Вооруженные силы иностранных государств; сбор донесений для ОКВ; информация военного характера для начальника отдела «Абвер-заграница» и офицера связи при штабе оперативного руководства вооруженных сил

Группа IV Военно – морской флот

Группа V Зарубежная пресса

Группа VI Военно-исследовательская работа по международному праву

Группа VII Вопросы колониальной политики

Группа VII Обработка развединформации военного характера и другой информации на основании трофейных документов

Помимо четырех основных номерных отделов имелся так же «отдел Z» — отдел картотек, кадров, финансов. Этот отдел делился на следующие группы:

Группа ZF — Финансы

Группа ZR — Правовые вопросы

Группа ZKV — Центральная картотека агентуры

Группа ZO — Офицерский состав

Группа Z — Архив

Группа ZK — Центральная картотека

Группа Z Reg — Регистратура, управление материально-технического обеспечения

Группа ZB — Донесения о внешней политике

Начальники Абвера: 1920 — 1927 годы — подполковник Фридрих Гемпп, 1927 — 1930 — подполковник Гюнтер Швантес, с 1930 и до 5 июня 1932 — подполковник Фердинанд фон Бредов, с 6 июня 1932 по 2 января 1935 – фрегатен – капитан, затем капитан цур зее (капитан 1 ранга) Конрад Патциг, 2 января 1935 — 11 февраля 1944 — капитан цур зее (капитан 1 ранга), в дальнейшем адмирал Вильгельм Канарис, 11 февраля. —  22 июля 1944 — полковник Георг Хансен, июль 1944 – начало мая 1945 — бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг (по совместительству с руководством им разведкой РСХА (6 — е управление))

Часть 2. Структура и деятельность Абвера во время войны Германии с СССР в 1941 – 1944 годах

2.1. Структура и деятельность Абвера против СССР в 1941 – 1944 годах

Основными звеньями Абвера, осуществляющими разведывательную и контрразведывательную работу против СССР являлись Абверштелле. Они подчинялись отделу «Абвер — Заграница».

В июне 1941 года, перед началом войны с СССР, в структуре Абвера была создана служба фронтовой разведки «Ост» («Восток»), под кодовым названием штаб «Валли» для непосредственного руководства разведывательной деятельностью на советско — германском фронте. Позже служба фронововой разведки «Ост» она же штаб «Вали», была разделён на три части: «Ост 1, 2, 3» или «Вали 1, 2, 3». (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика»… — с. 130.)

По направлениям деятельности: «Вали – 1» — руководство на советско — германском фронте разведывательными абверкомандами с нумерацией от 100 до 199, «Вали – 2» — руководство диверсионными абверкомандами с номерами от 200 до 299 и «Валли — 3» — руководство контрразведывательными абверкомандами с номерами от 300 до 399.

В марте 1942, как для борьбы с советским партизанским движением, так и для создания антисоветского партизанского движения в советском тылу был создан Зондерштаб «Р» («Р» — Россия). Зондерштаб « Р», находился в непосредственном подчинении начальника штаба «Валли» майора Бауна. Дислоцировался в Варшаве на улице Хмельная, дом 7, позднее на ул. Новый Свят, дом 5, под вывеской «Восточная строительная фирма «Гильген»». Полевая почта № 06100В. Начальником Зондерштаба «Р» был назначен военный чиновник в звании «Б — зондерфюрер» (майор) Смысловский.

Свою практическую деятельность «Зондерштаб «Р» проводил через межобластные резидентуры, имевшие наименование «разведывательно — резидентские области». Вся оккупированная советская территория делилась до июля 1943 года на пять, а позднее на четыре таких области.

В Крыму действовала  «Разведывательно — резидентская область А», входившая в состав  Зондерштаба «Р». Штаб «Разведывательно — резидентской области А», находился в Симферополе на улице Крестьянской,  дом 1. Деятельность этой разведывательной структуры охватывала всю территорию Крыма. В Симферополе, Севастополе, Феодосии Керчи действовали её районные резидентуры.

Начальником  «Разведывательно — резидентская область А», являлся майор Бобриков Г. Г., бывший белогвардеец. Начальником Севастопольской резедентуры «Разведывательно — резидентской области А» был Волошинский Леонид Иванович (бывший белогвардеец).

В составе абверштелле, созданных Абвером на оккупированных территориях, одну ведущих ролей играли рефераты контрразведки 3Ф (борьба с агентурой противника) и 3С (Ц) (контрразведывательная работа среди местного населения).

Но прежде всего контрразведывательной деятельностью по линии Абвера занимались отдельные подвижные команды и группы. Они действовали в тылах армейских группировок и армий, которым были приданы, вели активную агентурную работу по выявлению советской разведки, партизан и подпольщиков, осуществляли сбор и обработку трофейной документации. Контрразведывательные абверкоманды и группы действовали в тесном  контакте с местными органами СД и ГФП на оккупированных советских территориях.

Как и его оперативные части, стационарные организации Абвера имели такие же функции, но с учетом того, что они действовали в глубоком тылу немецких войск. В целом, эти функции заключались в следующем: ведение разведки в глубоком тылу советских войск, организация на своей территории борьбы с разведкой Красной армии, советскими парашютистами, радистами и подпольщиками, разведывательное и контрразведывательное обеспечение антипартизанских операций

В отличии от политической разведки гитлеровской Германии, Абвер в своей разведывательной деятельности против СССР начиная с 1940 года, отводил важную роль русской белой эмиграции и особенно военной белой эмиграции.

Сотрудничество русских белоэмигрантов с Абвером до начала военных действий против СССР проходило в основном на уровне абверштелле (ACT) и подчиненных им абвернебештелле (АНСТ)  региональных звеньев немецкой военной спецслужбы, а также так называемых Кригсорганизацьон (КО) — военных организаций, действовавших под прикрытием дипломатических представительств Германии за рубежом. То есть аппараты военных атташе при германских посольствах.

Основной средой для вербовки агентуры были русские эмигрантские колонии и особенно участники различных антисоветских организаций, особенно РОВС (Российский общевоинский союз) и НТС (Национально трудовой союз). Кроме использования отдельных эмигрантов, Абвер при необходимости объединял таких лиц в резидентуры.

Так, АСТ — Вена, действовавший на всем Юго-Востоке Европы, имел три крупных резидентуры  в Софии и Будапеште (Бюро Клатта) и Варне (Бюро Келлера).

После начала военных действий на Восточном фронте все русские сотрудники Абвера из числа эмигрантских резидентур были включены в состав фронтовых органов Абвера и работали на захваченной немцами советской территории.

Наибольшее число русских белоэмигрантов было сосредоточено в Абверштелле «Юг Украины», проводившей разведывательную и контрразведывательную работу на территориях Херсонской, Сталинской, Запорожской, Кировоградской, Одесской областей, а с 1942 года — в Крыму. Эмигранты возглавляли штатные контрразведывательные резидентуры, состоявшие из 2 — 3 штатных резидентов, самостоятельно вербовавших агентуру, привлечению в ряды РОВС и НТС

Весной 1941 года, то есть, перед нападением на СССР, всем группам армий (фронтам) немецких вооруженных сил были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной абверкоманде, а армиям – подчиненные этим командам абвергруппы.

После начала войны с СССР, число абверкоманд, и входивших в их состав абвергрупп существенно выросло.

Согласно своим функциональным обязанностям, каждая из абверкоманд (и абвергрупп) должна была заниматься разведывательной, диверсионной или контрразведывательной деятельностью. Поэтому в своей номенклатуре они имели, соответственно, цифру «1», «2» или «3», которые обозначали номер соответствующего отдела в Абвере

Абверкоманды и абвергруппы 1 и 2 – го отделов Абвера свою работу по переброске и вербовке агентуры ни с кем не контактировали, за исключением того, что технически переброска осуществляется через отдел 1C дивизий. Причем начальники отделов 1C дивизий о необходимости содействовать абверкомандам  в переброске агентуры, заранее информируются начальником отдела 1С армии или группы армий.

Переброска агентуры, как правило, производилась на одних и тех же участках фронта в каждой армии. Делалось это потому, что на том участке фронта, где уже однажды агентура была переброшена, командир соответствующей пехотной роты и начальник отдела 1C дивизии знали, как эту переброску производить, и таким образом следующая переброска с этой стороны никаких затруднений представлять из себя не могла.

В первые месяцы после начала войны Германии против СССР, Абвер имел на Восточном фронте 13 разведывательных школ, в которых одновременно получали подготовку порядка 2 тысяч будущих агентов. В этот же период времени Абвером в расположение советских фронтовых соединений и частей, а так же в прифронтовую полосу было заброшено около 5 тысяч агентов. (журнал «Родина» — 2013 — № 4 – с.8.)

К концу 1943 года у руководства нацисткой Германии накапливалось всё больше и больше недовольства по отношению к Абверу и ещё больше претензий к его начальнику адмиралу Канарису, которого начали подозревать в сотрудничестве с англо – американским блоком.

Удар по Канарису последовал в марте 1944, после того когда в феврале 1944, бежали к англичанам в Каир 11 офицеров Стамбульской резедентуры Абвера. В том числе к англичанам тогда перешли Гамбургер, Клетниковски, Фермерен, графиня Плеттенберг и еще семь человек. Вскоре после этого Канарис был отстранён от занимаемой должности, а на его место был назначен полковник Ханзен.

Вскоре после попытки военного переворота 20 июля 1944 года, с целью свержания Гитлера, находившийся в отставке Канарис был арестован, а Абвер расформирован. Затем все структурные подразделения Абвера были объедененны в так называемое «Военной управление» ((Militarisches Amt или сокращённо Mil Amt) Главного управления имперской безопасности (RSHA). Начальником этого управления был назначен Вальтер Шеленберг, который одновременно продолжал оставаться на прежней должности начальника 6 – го (разведывательного) управления RSHA.

2.2. Морская разведка Абвера

Перед войной функции разведки в интересах ВМФ Германии выполняла поделенная на сектора группа I М «Военно-морской флот» (Gruppe IМ Marine). Руководители группы: капитан Менцель, с 1943 года — капитан Пфейфер.

Основная задача группы I М «Военно — морской флот» (Gruppe I М Marine), являлся сбор донесений разведывательного характера, о военно – морских силах зарубежных стран, в интересах германского военно — морского флота…

Контрразведывательным обеспечением германского воено – морского флота занималась морская подгруппа III М отдела Абвер III (контрразведка). Начальник подгруппы гауптман Енч. Эта же подгруппа осуществляла контрразведывательное обеспечение деятельности различных подразделений морской разведки прикомандированным к ним своих представителей.

Группа I М «Военно — морской флот» (Gruppe IМ Marine), была поделена на следующие сектора:

Сектор I М «Запад» (Sektor I М West) отвечал за разведку на Западе и в Трансатлантике во взаимодействии с региональными отделениями в Гамбурге, Бремене, Киле, Вильгельмсхафене, Кельне и Штутгарте. Кроме того, он осуществлял обмен информацией с союзниками Германии — Испанией и Италией.

Сектор I М «Северо — Запад» (Sektor I М Nord — West) проводил разведдеятельность у побережья Великобритании и США, а также их трансатлантических колоний и координировал свою работу с разведслужбами ВМС Дании, Норвегии, Швеции и других стран.

Сектор I М «Юго — Запад» (Sektor I М Slid — West) осуществлял разведку у побережья Франции и ее колоний и взаимодействовал с разведывательными службами Нидерландов, Бельгии и Люксембурга.

Сектор I М «Восток» (Sektor I М Ost). Опирался на донесения своих региональных отделений в Штеттине, Кенигсберге и Вене, а также обменивался информацией с разведками Финляндии, Эстонии, Болгарии, Японии и Венгрии. Первоочередной задачей сектора «Восток» являлась разведка состава, вооружения, планов использования ВМФ Советского Союза, при этом делая упор на создание агентурных позиций среди военнослужащих РККФ и налаживание каналов связи с негласными источниками.

Сектор I М «Северо-Восток» (Sektor I М Nord — Ost) собирал сведения в зоне северных морских путей СССР и Польши, используя также информацию разведок Латвии, Литвы и Швеции.

Сектор I М «Юго — Восток» (Sektor I М Siid — Ost) вел сбор данных в зоне южных морских путей Советского Союза и Польши во взаимодействии с разведками Румынии, Греции, Турции, Ирана и Афганистана.

Сектор I МТ «Техника» (Sektor I МТ Technik) курировал вопросы технической и экономической разведки.

Группа «Абвер II М» — занималась разведывательно – диверсионной деятельностью

Группа III М Абвер III – занималась контрразведывательным обеспечением германских военно – морских сил и подразделений групп «Абвер I М» и «Абвер II М».

2.3. Антипартизанский спецназ контрразведывательных частей Абвера

Весной – летом 1942 года в составе контрразведывательных абверкоманд и абвергрупп с нумерацией от 300 до 399, началось создание антипартизанского спецназа под названием «ягдкоманды» («охотничьи команды»).

Создание этих подразделений антипартизанского спецназа, стало ответом на активизацию в этот период деятельности советского партизанского движения на оккупированных немцами территориях СССР к востоку от так называемой старой советской границы, то есть западной границы СССР по состоянию на 1 сентября 1939 года.

Активизация и расширение деятельности советских партизан в этот период поставило под серьёзную угрозу  растянутые и плохо защищённые коммуникации германской армии на оккупированных территориях СССР, поэтому целью создания ягдкоманд в составе полевых контрразведывательных формирований абвера была скорейшая ликвидация партизанского движения. И, хотя данная цель, в целом так и не была достигнута, тем не менее, ягдкоманды на протяжении всей своей деятельности наносили серьёзный урон партизанским отрядам и связанному с ними сельскому подполью.

Ягдкоманды, регулярно совершали рейды по лесным массивам, где действовали партизанские отряды, с целью выявления мест их расположения, их складов продовольствия и боеприпасов, с последующей их ликвидацией путем нанесения авиационных и артиллерийских ударов, которые во многих случаях ими же и корректировались как по радио, так и с использованием сигнальных ракет.

Помимо непосредственного визуального обнаружения мест расположения партизан и их баз, солдаты ягдкоманд, действуя в лесной местности, так же стремились к захвату партизанских связных, осуществлявших связь партизанских отрядов между собой и с сельским подпольем, партизанских разведчиков, а так же совершали нападения на небольшие группы партизан или даже небольшие партизанские отряды с целью уничтожения и захвата пленных.

При проведении карательных или армейских операций против крупных партизанских соединений или территорий охваченных партизанским движением, несколько ягдкоманд могли быть объединены в так называему «ягдгруппу», с целью сковать боем тот или иной крупный партизанский отряд и тем самым не дать ему уйти из под удара оснвных сил карательных или армейских частей.

В результате действий ягдкоманд, вплоть до 1944 года, советские партизаны  были вынуждены снижать свою активность на немецких коммуникациях, отвлекая свои силы на борьбу с ними, а часто и покидая местность, где действовали ягдкоманды.

Структура и вооружение ягдкоманд, целиком определялась спецификой их деятельности. В состав ягдкоманды, представлявшей по армейским меркам усиленный взвод, входило несколько отдельных подразделений (групп) численностью по 15 человек в каждом, имевших возможность действовать самостоятельно.

На вооружении каждой такой группы было два ручных пулемета типа МГ- 42 (общая численность их расчётов четырёх человека), шесть стрелков вооруженных винтовками, два снайпера, два радиста и командир группы. У всех бойцов группы на вооружении были так же пистолеты.

Именно эти подразделения и подчиненные им спецшколы являлись основными органами разведки и контрразведки на всем протяжении Восточного фронта.

Глава III.   Деятельность контрразведывательных и разведывательных органов  политической полиции гитлеровской Германии в Крыму и Севастополе в 1941 – 1944 годах

Часть 1. Гестапо или СД? О вопросе ведомственной принадлежности органов политической полиции гитлеровской Германии на временно оккупированной советской территории

Слово «гестапо» стало одним из ключевых слов — символов Второй мировой и Великой Отечественной войны, словом — символом всей системы карательных органов немецкого оккупационного режима как на Восточном фронте, так и в Европе.

А между тем само гестапо по своей объективной роли в годы Второй мировой войны менее всего могло бы претендовать на подобного рода всемирную известность.

Гестапо («гехайм штаатс полицай» — «тайная государственная полиция») было создано в 1933 — 1934 годах, после прихода нацистов к власти в Германии путем объединения во всегерманскую структуру подразделений политической полиции министерств внутренних дел германских земель.

Первым руководителем гестапо в 1933 – 1934 годах был Герман Геринг, и именно в этом качестве он являлся одним из главных участников судебного процесса над Димитровым в Лейпциге.

В 1939 — 1945 годах, гестапо являлось IV управлением Главного управления имперской безопасности (RSHA) Министерства внутренних дел гитлеровской Германии.

С момента своего создания и до своего исчезновения вместе с другими государственными институтами нацистской Германии в мае 1945,. гестапо никогда не действовало вне собственно германской территории и никогда не имело своих собственных подразделений на оккупированных Германией территориях, как в Европе, так и в СССР.

Местные органы гестапо создавались только на тех территориях европейских стран, которые включались непосредственно в состав Германии, как-то: Австрия, Люксембург, часть территории Франции, Чехии, Польши. На остальных оккупированных территориях, как в Европе, так и в СССР действовала весьма сложная, запутанная, но одновременно с этим и стандартизированная система репрессивных органов.

Основу этой системы репрессивных органов составляли органы военной разведки и контрразведки германских вооруженных сил, которые практически безраздельно действовали на обширной территории так называемой «прифронтовой полосы».

На Восточном фронте ширина прифронтовой полосы определялись территориями, расположенными вдоль линии фронта и далее вглубь от нее на расстояние до 500 км.

В прифронтовой полосе вся власть принадлежала армейским оккупационным властям и действовали исключительно военные репрессивные органы, структура которых была подробно раскрыта и рассмотрена в предыдущих главах данной книги

Помимо собственных розыскных подразделений немецкое военное командование при местных военных комендатурах на территории прифронтовой зоны из числа местных жителей создавало управления и отделы «Вспомогательной полиции». Вначале эти подразделения несли патрульно — постовую службу, занимались паспортизацией населения, затем с весны — лета 1942 в их составе стали создавать розыскные отделы и отделения, занимавшиеся оперативно — розыскной деятельностью. Аналогичные структуры создавались и за пределами прифронтовой полосы при «Управлениях СД и полиции безопасности».

За пределами прифронтовой полосы, то есть далее 500 км от линии фронта, оккупационная власть принадлежала немецким гражданским оккупационным органам. Репрессивные функции на этой территории осуществляли «Управления СД и полиции безопасности». СД (SD — «зихайндинст» — «служба безопасности») — орган разведки, контрразведки и политического сыска, как на территории Германии, так и на оккупированных территориях Европы и СССР.

С 1925 по 1936 год СД являлась службой безопасности нацистской партии. В 1936 – 1939 входила в состав СС. В 1939 — 1945 годах  СД существовала в виде III (контрразведка) и VI (разведка) управлений Главного управления имперской безопасности (RSHA).

Полиция безопасности («SIPO» — «зихайнполицай»), представляла собой, те подразделения криминальной полиции (KRIPO) и общей полиции («шуцполицай»), которые придавались для повседневной помощи СД и гестапо как в Германии, так и на оккупированных территориях.

Наименование «Управление СД и полиции безопасности» указывает на то, что и в данном розыскном органе большинство составляли не кадровые офицеры СД и гестапо, а чиновники криминальной и общей полиции.

Это говорит о том, что Германия не подготовилась к крупномасштабным боевым действиям Второй мировой войны не только в военно-экономическом плане (выпуск вооружений), но и в плане контрразведывательного обеспечения. Это и заставляло германские власти прибегать к массовому использованию в контрразведывательных целях сотрудников общей и криминальной полиции. Ни в одной из стран антигитлеровской коалиции не было ничего подобного.

Часть 2. История создания, структура и деятельность органов политической полиции гитлеровской Германии действовавших на оккупированных территориях Европы и Советского Союза

2.1. История создания и первоначальной деятельности СД и полиции безопасности

Основой структуры германской политической полиции на оккупированных гитлеровской Германией в 1939 – 1942 годах территориях европейских стран и Советского Союза были территориальные управления СД и полиции безопасности, а так же подвижные части под названием «Айнзатцгруппен» (Оперативные группы).

СД (SD) (Sicherheitsdienst) — служба безопасности. Была создана в составе нацисткой партии в 1925 году. В марте 1934, получила так же функции государственной структуры.

Первоначально СД как службой безопасности НСДАП, подчинялась партийному руководству и конкретно первому заместителю Гитлера по партии Рудольфу Гессу и руководителю его штаба Мартину Борману.

В дальнейшем, в 1936 году, СД была введена в состав СС и подчинена рейсфюреру СС Генриху Гиммлеру, что было закреплено 26 июня 1936, когда Гиммлер назначил новым шефом СД и полиции безопасности (SIPO (ЗИПО) — Sicherheitspolizei)  Рейнхарда Гейдриха.

Задачи СД после её вхождения в состав СС, Гиммлер, определил следующим образом: «СД предназначена раскрывать врагов национал — социалистической идеи, и она будет осуществлять проведение эти мероприятия через государственные полицейские силы». То есть СД раскрывает, а гестапо арестовывает и ведёт следствие.

После введения в состав СС и назначения Гейдриха её руководителем, между ним и начальником Управления военной разведки и контрразведки Абвер адмиралом Канарисом были 21 декабря 1936 года, был подписан договор о разграничении полномочий обеих спецслужб под названием «Принципы сотрудничества между государственной тайной полицией и контрразведывательной службой Вермахта». На жаргоне сотрудников германских спецслужб этот документ назывался «10 заповедей». (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика» — М.: Политиздат, 1988. – с.41.)

Основные различия в сфере компетенций между СД и  Гестапо, до создания в 1939 году Главного управления имперской безопасности (РСХА), заключались в следующем: органы СД занимаются исследованием и подготовкой экспертиз и материалов общего характера — планы оппозиционных партий и течений, сферы их влияния, системы связей и контактов, воздействие отдельных нелегальных организаций и т.д. Органы гестапо же, опираясь на материалы и разработки СД, проводят следствие по конкретным делам, производят аресты и отправляет виновных в концлагеря.

Поскольку СД была подчинена непосредственно Гиммлеру, это значительно расширяло её сферу деятельности и возможности. В распоряжении СД оказалась разветвленная информационная сеть внутри страны и за рубежом, досье и личные дела на противников нацистского режима.

СД имела громадную картотеку с компрометирующими материалами на многих высокопоставленных лиц как внутри страны, так и за ее пределами, достаточно сказать, что после присоединения Австрии в марте 1938 года, в состав нацисткой Германии, на её территории по материалам СД было арестовано свыше 67 тысяч «врагов государства».

Агентурная сеть СД делилась на пять категорий: Vertrauensleute (секретные агенты), Agenten (агенты), Zubringer (информаторы), Helfershelfer (помощники информаторов), Unzuverlassige (ненадежные).

В сентябре 1939, СД, как целостная структура была расформирована, и согласно приказу Гиммлера от 27 сентября 1939 года, о создании РСХА (Reichssicherheitshauptamt или сокращенно RSHA в переводе на русский – «Главное управление имперской безопасности»), вошла в его состав, в виде 3 – го (контрразведка) и 6 – го (разведка) упралений.

РСХА объединило в своем составе весь полицейский аппарат Германии. Руководителем РСХА вплоть до своей ликвидации разведывательно – диверсионной группой английской разведки в мае 1942 года, был группенфюрер Рейнхард Гейдрих. После его смерти РСХА два месяца возглавляя лично Гиммлер, затем до конца войны начальником РСХА, являлся обергруппенфюрер Эрнст Кальтенбруннер.

РСХА первоначально имело в своем составе шесть управлений (Amt, затем к середине 1940 года расширилось до семи:

Amt 1 – кадры и их обучение

Amt 2 — административные и юридические вопросы

Amt 3 – Контрразведка (бывшая контрразведка СД)

Amt 4 — Geheime Staatspolizei (Гехайме Штатсполицай) гестапо — государственная тайная полиция (изучение противника и борьба с ним)

Amt 5 — Криминальная полиция (KRIPO)

Amt 6 — Разведка (бывшая разведка СД)

Amt 7 – изучение и использование проблем мировоззрения (анализ прессы и литературы, контроль за их деятельностью)

Все управления входившие в состав РСХА делились на группы, а группы – на рефераты.

Несмотря на расформирование СД 27 сентября 1939, как централизованной общегерманской структуры, на административных территориях Германии, вплоть до её капитуляции 9 мая 1945 года, продолжали действовать территориальные органы СД под наименвонием «управления СД и полиции безопасности».

2.2 Политическая разведка гитлеровской Германии (6 – е управление РСХА) против СССР

Разведывательной деятельностью в отношении СССР, а также на Ближнем и Дальнем Востоке, в 6 – м управлении РСХА, занимался отдел VI С. В 1945 году его возглавлял штандартенфюрер СС Альберт Рапп. Первоначально отдел делился на три реферата: VIС1 — CCCР, VIC2 – страны — лимитрофы, VIСЗ — Дальний Восток, а впоследствии вырос до 13 рефератов, причем три из них занималось работой против СССР. В 1942 году был создан также реферат VI С/Z, который координировал деятельность спецслужб в рамках постоянной разведывательной операции «Цеппелин» в отношении СССР.

Разведывательно — диверсионный реферат VI С/Z  или «Цеппелин» или «предприятие «Цеппелин», был создан в марте 1942 года, Главным управлением имперской безопасности (РСХА), в составе его 6 – го (разведывательного) управления, возглавляемого Шелленбергом.

Штаб «Цеппелина» состоял из аппарата начальника органа и трех отделов: отдел ЦЕТ 1 — комплектование и оперативное руководство подчиненными органами, снабжение агентуры техникой и снаряжением, отдел ЦЕТ 2 — обучение агентуры, отдел ЦЕТ 3 — обработка материалов о деятельности особых лагерей, фронтовых команд и агентов, переброшенных в тыл СССР.

«Цеппелин» руководствовался «Планом действий для политического разложения Советского Союза». Эту задачу предполагалось осуществить путем заброски специально обученных агентов в глубокие тыловые районы Советского Союза, имеющие важное оборонное значение, а также в национальные области и республики для сбора разведывательных данных о политическом положении в СССР, проведения националистической антисоветской пропаганды, организации повстанческого движения и осуществления террористических актов.

Весной 1942 года, «Цеппелин» направил четыре особые команды (зондеркоманды) на советско — германский фронт, которые были приданы оперативным группам полиции безопасности и СД при основных армейских группировках вермахта. Зондеркоманды «Цеппелина» занимались отбором военнопленных для последующей вербовки в учебных лагерях, собирали сведения о политическом и военно — экономическом положении СССР путем опроса военнопленных, проводили сбор обмундирования для экипировки агентуры, воинских документов и других материалов для использования в разведывательной работе. Все материалы, документы и предметы экипировки направлялись в руководящий штаб, а отобранные военнопленные — в особые лагеря «Цеппелина».

Весной 1943 года, эти зондеркоманды «Цеппелина»  были расформированы, а вместо них на советско — германском фронте созданы две главные команды — «Русланд Митте» (позднее переименована в «Русланд Норд») и «Русланд Зюд» (или «Штаб Редера»), которые сосредоточили свои усилия на северном и южном направлениях.

Каждая из главных команд «Цеппелина» была мощным разведывательным органом и насчитывала несколько сотен сотрудников и агентов. Они подчинялись только руководящему штабу «Цеппелина» в Берлине, имели оперативную самостоятельность, проводя подбор, обучение и направление агентов, в то же время, координируя свои действия с другими разведывательными органами и военным командованием.

После перехода в 1943 году, советских войск в наступление по всему фронту «Цеппелин» усилил работу по организации диверсионных актов на военных объектах и сбору разведывательных данных, начал подготавливать и забрасывать через линию фронта диверсионнотеррористические группы.

2.3 Спецназ разведки СД

В конце 1942 – начале 1943 года, на основе изучения опыта сил спецназа английской политической и военной разведки, бойцы которого в период своей заброски в страны Западной Европы оккупированные немцами попадали в немецкий плен, в составе VI управления был создан отдел VI S «6S». Последний стал силовым подразделением германской  политической разведки, а так же органом создания и последующего руководства её спецназом, так как именно в его компетенцию вошла организация материального, морального и политического саботажа. Для подготовки кадров спецназа этот отдел в 1943 году создал специальную школу в голландском городе Шевеленг.Руководителем отдела VI S стал позже слишком претенциозно названный «диверсантом № 1» Отто Скорцени, прославившийся успешным похищением Бенито Муссолини из тщательно охраняемой горной гостиницы – тюрьмы. Позже эсэовский спецназ перешёл в ведение, службы внешней контрразведки (служба II) 6 –го управления РСХА. (Хайнц Фельфи «Мемуары разведчика» — М.: Политиздат, 188. – с. 25 – 27, 35.)

В мае – июне 1944, для непосредственного руководства частями специального назначения войск СС был создан орган «СС Ягдфербанд» («Истребительное соединение СС»).

Главный штаб «СС Ягдфербанд» состоял из следующих основных отделов: отдел 1А — планирование диверсионных операций, отдел 1Б — заброска агентурных и боевых групп, руководство их действиями и материально-техническое обеспечение, отдел 1Ц — сбор и обработка разведывательной информации, ведение контрразведывательной работы среди личного состава, отдел 1Д — обеспечение радиосвязи.  Оперативный отдел особого использования занимался подбор и подготовка кадров.

В непосредственном подчинении главного штаба «СС Ягдфербанд находились два специальных боевых подразделения: 502-й егерский батальон и 600-й батальон парашютистов.

Личный состав «СС Ягдфербанд» состоял из лиц, хорошо подготовленных для подрывной деятельности. В основном это были официальные сотрудники и агенты абвера и «Цеппелина», а также лица, служившие ранее в дивизии «Бранденбург-800» и войсках СС.

По мере расширения деятельности «СС Ягдфербанд» его кадры  пополнялись бывшими полицейскими, участниками карательных отрядов, охранных батальонов, различных фашистских националистических формирований, а также военнослужащих вермахта.

2.4. СД в период подготовки и начальный период советского – германской войны январь – декабрь 1941 года

На СС в предстоящей войне с Советским Союзом, возлагались специфические задачи. В «Инструкции об особых областях к директиве № 21 (план «Барбаросса»)» от 13 марта 1941 года, подписанной начальником Главного командования вермахта (ОКВ) генерал — фельмаршалом Кейтелем, говорилось, о том,  что в ходе предстоящей войны с СССР: «Рейхсфюрер СС получает специальное задание, которое вытекает из идеи борьбы двух диаметрально противоположных систем. В рамках этого задания рейхсфюрер СС действует самостоятельно и под свою ответственность».

«Специальное задание» Гиммлера состояло в том, чтобы проводить на занятой территории комплекс репрессивно — карательных мер, начиная от арестов и уничтожения советских партийных работников, офицеров НКВД, армейских политруков и заканчивая ликвидацией евреев.

«Ответственность» Гиммлера, заключалась в том, чтобы выполнение мероприятий, связанных с его «специальным заданием», не нарушало хода боевых действий. Остальные Непосредственное выполнение возложенного на него «специального задания» Гиммлер, тут же перепоручил начальнику РСХА группенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху, который все детали был обязан согласовать с главным командованием сухопутных войск (ОКХ).

Это согласование было произведено 13 марта 1941, на переговорах Гейдриха с генерал – квартеймейстером штаба сухопутных войск (ОКВ) генерал — майором Эдуардом Вагнером. В ходе переговоров Вагнера и Гейдриха было установлено, что в зоне боевых действий айнзатцгруппы (оперативные группы) СД будут находиться в полном тактическом и оперативном, а так же и административном подчинении командующих тех армий или групп армий которым они будут приданы. Результатом этих переговоров стало подписание 26 марта 1941 ГОДА, совместного приказа «О деятельности зондеркоманд и оперативных групп и команд в оперативной зоне».

После согласования с ОКВ 28 апреля 1941, был подписан приказ «О регулировании деятельности полиции безопасности и СД в сухопутных войсках». 14 июня 1941, его дополнили еще одним приказом. «О военной организации и применении сил полиции порядка, СД и полиции безопасности».

2 июля 1941, шеф PCXА Гейдрих подписал специальную директиву, адресованную начальникам СС и полиции на оккупированных территориях СССР. В четвертом разделе («Экзекуции») конкретно указывалось, кого следует уничтожать: «сотрудники Коминтерна, как и все профессиональные коммунистические деятели; сотрудники высшего и среднего ранга, а также наиболее активные сотрудники низшего ранга в партии, Центральном комитете, областных и районных комитетах, народные комиссары, евреи — члены партии и занятые на государственной службе, а также прочие радикальные элементы (диверсанты, саботажники, пропагандисты, снайперы, убийцы, поджигатели и т. п.»

Согласно всем этим приказам, к соединениях сухопутных войск в лице групп армий (фронтов) прикомандировывались, «Айнзацгруппы» (Оперативные группы) СД и полиции безопасности, которые должны были действовать в координации с командованием групп армий и входящих в их состав армейских соединений в тыловых районах сухопутных войск, в тыловых районах армий и в зоне боевых действий.

Айнзатцгруппы СД должны были сотрудничать с тайной полевой полицией (ГФП) вермахта и подчиняться приказам командующих тыловыми областями групп армий, командующих тыловыми районами армий, и наконец собственно командующим армиями.

Каждая из Айнзатцгрупп имела численность от 1000 до 1200 человек и имела следующую структуру: штаб группы, специальные команды (зондеркоманды), которые должны были действовать в районах расположения армейских частей, оперативных команд (айнзатцкоманд), для действий в оперативном тылу армии.

В состав айнзатц входили: сотрудники СД, гестапо, криминальной полиции, полиции порядка, военнослужащие войск СС и вспомогательный персонал (радисты, мотоциклисты и т.п.). С августа 1941, в айнзатцгруппы стали также принимать и местных добровольцев (в качестве переводчиков и исполнителей «грязной работы»).

Общие задачи Айнзатгрупп в ходе предстоящей войны Германии с Советским Союзом были следующие: захватывать и обыскивать помещения советских, партийных, правоохранительных органов и штабов воинских частей, арест и уничтожение советских партийных работников, сотрудников НКВД, армейскихкомиссаров, офицеров, выявление и ликвидация местного партийного и комсомольского актива, общественников — активистов и евреев, борьба со всеми проявлениями антинемецкой деятельности, информировать командование тыловых немецких частей о положении в их подведомственных районах.

Более чётко это должно было выражаться в следующем:

1) обеспечивать на оккупированной вермахтом советских территориях сохранность документов, архивов, картотек подозрительных лиц, организаций и групп

2) задерживать лидеров эмиграции, саботажников, террористов

3) обнаруживать и уничтожать враждебные элементы (обычно, под это определение подпадали евреи, коммунисты, цыгане и ряд других категорий местного населения) и предотвращать враждебную деятельность со стороны местного населения

4) информировать армейское командование о политическом положении на оккупированной территории

Конкретные задачи айнзатцгрупп  и их подразделений включали в себя, следующие:

— захват и обыск зданий советских партийных, правоохранительных органов и штабов воинских частей

— захват государственных учреждений, имеющих архивы и картотеки

— проведение розыскных мероприятий, арестов и уничтожение советских партийных работников, сотрудников НКВД, армейских комиссаров и офицеров

— выявление и ликвидация местного партийного и комсомольского актива, общественников, советской агентуры, евреев

— ведение борьбы в тыловых районах со всеми проявлениями антинемецкой деятельности, прежде всего подполье и партизаны

Всего контрразведка РСХА (3 — е управление) подготовило четыре  айнзатцгруппы общей первоначальной численностью порядка трёх тысяч человек личного состава.

Сначала было создано три айнзацгруппы: Айнзатцгруппа «А» (Прибалтика) — для группы армий «Север» , «B» (Белоруссия) — для группы армий «Центр» (4-я и 9-я армии, 2-я и 3-я танковые группы) и «C» (Северная и Центральная Украина) — для группы армий «Юг» (11-я, 17-я, 6-я армии и 1-я танковая группа). Незадолго перед нападением Германии на Советский Союз в июне 1941, была создана четвертая айнзатцгруппа – группа «D», прикомандированная к 11 – й армии. Эта группа находилась под командованием штандартенфюрера (чуть позднее ему было присвоено следующее звание – оберфюрер) Отто Олендорфа (с июня 1941 по июль 1942 года), который одновременно продолжал сохранять свою прежнию должность — начальника 3 — го (контрразведывательного) управления РСХА.

Сфера деятельности айнзатгруппы «Д»  — Южная Украина (кроме территорий Одесской области, передаваемых в состав Румынии) и Крым. Оперативная группа «Д» была расформирована 15 июля 1943 года.

Отто Олендорф (Otto Ohlendorf), группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции, командир айнзацкоманды Д (SS-Gruppenführer und Generalleutnant der Polizei, Kommandeur Einsatzgruppe D). Родился 4 февраля 1907, в городе Хохенэггельсен (земля Ганновер) (Hoheneggelsen/Hannover). В мае 1925, вступил в НСДАП, с этого же времени стал членом СС (номера членских билетов в НСДАП — 6531, в СС – 880) .

До прихода Гитлера к власти работал доцентом университета в городе Киль, преподавал политэкономию. После установления нацисткой диктатуры в Германии был направлен в партийную службу безопасности (СД).

С 1939 по 1945 год — руководитель III (контрразведывательного) управления РСХА. В июне 1941 года Олендорф, оставаясь во главе 3 – го управления РСХА, был назначен командиром айнзатцгруппы Д и одновременно уполномоченным начальника полиции безопасности и СД при командовании 11-й армии. Причастен к многочисленным массовым убийствам мирных жителей в Крыму, в частности в Евпатории 6 января 1942 года.

В 1945 году, был арестован американской военной контрразведкой (CIC). Приговорён к смертной казни на одном из Нюрнбергских процессов (10 апреля 1948). 8 июня 1951 года повешен в тюрьме города Ландсберг – на — Лехе.

После возвращения Олендорфа в Германию, на должность начальника айнзатцгрппы «Д» был назначен Вальтер Биркамп

Вальтер Биркамп, родлися 17 декабря 1901 года — в Гамбурге.

Родители: Отец — Эмиль Герман Генрих Биркамп, главный бухгалтер

Мать — Иоганна София Луиза, урожд. Штёвер, евангел. лютеранка.

Сыновья: Хорст — родился 30. 07. 1930,. Вольф — род. 17. 05. 1933. Член НСДАП с 1 декабря 1933 г. № партийного билета — 1408449. В СА — с 1 ноября 1933 года

1-й юридический экзамен сдал 10 декабря 1924, с оценкой – «вполне удовлетворительно».

Государственный юридический экзамен сдал 28 апреля 1928,. с оценкой «удовлетворительно».

1925 — 1927 — Гамбургский ганзейский суд — секретарь суда.

1928 — 1930 — Прокуратура города Гамбурга — асессор.

1931 — 1933 — Гамбургский административный суд — асессор.

1933 — 1937 — прокурор Гамбурга.

1937 — 1942 — начальник криминальной полиции Гамбурга, старший правительственный советник.

1942 – 1943 — начальник айнзацгруппы «Д»

Вернер Браун (вариант Карл Рудольф Вернер Брауне — Werner Braune), оберштурмбаннфюрер СС, командир зондеркоманды 11б айнзатцгруппы Д (SS-Obersturmbannführer, Kommandeur Einsatzkommando 11b der Einsatzgruppe D). Родился 11 апреля 1909, в городе Мехрстед, (земля Тюрингия (Mehrstedt, Thüringen)). В июле 1931, вступил в НСДАП. В 1934 году, стал членом CC. В 1933 получил ученую степень доктора  юридических наук.

В окрестностях Симферополе под его руководством зондеркомандой 11б, в период 11 — 13 декабря 1941, было уничтожено 14300 евреев. После десанта морской пехоты Черноморского флота в Евпатории, участвовал в подготовке и проведении массовой казнью её жителей проводимой одной сводной ротой одной из частей  противовоздушной обороны 11 – й немецкой армии.

Вернер Браун, был арестован американской военной контрразведкой в 1945 году. Приговорён к смертной казни вместе с Олендофом, на одном из Нюрнбергских процессов состоявшемся 10 апреля 1948 года. Казнён посредством повешения 8 июня 1951, в тюрьме города Ландсберг – на — Лехе вместе с Олендорфом.

Содержание

Глава I.  Отделы 1С (в русской транскрипции 1Ц) как основа войсковых спецслужб соединений германских войск

Часть 1. Изученность темы отделов 1С

Часть 2. Отделы 1С, как основа войсковых спецслужб германских сухопутных войск, в годы Второй Мировой и Великой Отечественной войны

Часть 3. Структура и функции отделов 1С

Часть 4. Разведывательная деятельность отделов 1С

Часть 5. Контрразведывательная деятельность отделов 1С

Часть 6. Отделы 1С и пропаганда среди советских войск и гражданского населения оккупированных советских территорий

Часть 7. Тайная полевая полиция (ГФП) отделов 1С армий и групп армий германских сухопутных войск

Часть 8. Полевая жандармерия (военная полиция) отделов 1С дивизий, корпусов, армий и групп армий германских сухопутных войск

Глава II.  Управление разведки и контрразведки германской армии «Абвер»

Часть 1. Общая история создания и деятельности Абвера как центрального органа военной разведки и контрразведки Германии в 1920 – 1944 годах

Часть 2. Структура и деятельность Абвера во время войны Германии с СССР в 1941 – 1944 годах

Глава III. Деятельность контрразведывательных и разведывательных органов  политической полиции гитлеровской Германии на оккупированных советских территориях в 1941 – 1944 годах

Часть 1. Гестапо или СД? О вопросе ведомственной принадлежности органов политической полиции гитлеровской Германии на временно оккупированной советской территории

Часть 2. История создания, структура и деятельность органов политической полиции гитлеровской Германии действовавших на оккупированных территориях Европы и Советского Союза