Главная     Архив новостей     Лента RSS     Справка     Админ
Войска НКВД в боях по обороне и освобождению Крыма и Севастополя в 1941 – 1942 и 1944 годах
Прочитано 3883 раз(а), написано 22.01.2020 в 07:02

Константин Колонтаев «Войска НКВД в боях по обороне и освобождению Крыма и Севастополя в 1941 – 1942 и 1944 годах»

Содержание:

Глава I  Как 3 – я рота 249 – го конвойного полка войск НКВД стала первым стрелковым подразделением начавшим Вторую Героическую оборону Севастополя

Глава II  Краткая история 249 — го полка Конвойных Войск НКВД (после ВОВ 475 — й конвойный полк внутренних войск МВД СССР – войсковая часть 7483)

Глава III  Боевые действия 5 – й роты 54 – го полка железнодорожной охраны войск НКВД  во Второй героической обороне Севастополя

Глава IV  Краткая история 54 – го стрелкового полка войск НКВД — МВД СССР по охране железных дорог (в/ч 5246)

Глава V Формирование в Севастополе из частей пограничных и внутренних войск НКВД 456 – го стрелкового полка 109 – й стрелковой дивизии

Глава VI Войска НКВД в обороне Крыма на Керченском полуострове в январе – мае  1942 года

Глава VII  Участие частей войск НКВД в освобождении Крыма и Севастополя в 1943 – 1944 годах, а так же в охране Ялтинской конференции в январе – феврале 1945 года

———————————————————————————————————————

Глава I  Как 3 – я рота 249 – го конвойного полка войск НКВД стала первым стрелковым подразделением начавшим Вторую Героическую оборону Севастополя

До сих пор крайне малоизвестным фактом событий Второй героической обороны Севастополя, является то обстоятельство, что наряду с береговой батареей № 54, находившейся близ посёлка Николаевка, самым первым участником  начала этого исторического события из числа стрелковых подразделений, стала 3 – я рота (командир роты старший лейтенант Куриненко) 1 – го батальона (командир батальона капитан А. Н. Черников) 249 – го конвойного полка войск НКВД, которая утром 31 октября 1941, вступила в бой с частями 11 – й немецкой армии на рубеже реки Булганак, у одноименного села Булганак (с 1945 – село Кольчугино Симферопольского района).

Таким образом  эта 3 – я рота, стала первым стрелковым подразделением, начавшей Вторую Героическую оборону Севастополя, вступив бой на дальних подступах к городу, на позиции, которая находилась в двадцати километрах юго – восточнее села Николаевка и расположенной вблизи него 54 – й береговой батареи, которая в свою очередь стала первой артиллерийской частью начавшей Вторую Героическую оборону Севастополя.

Вот, что об этом начале боёв на сухопутном фронте Второй обороны Севастополя, сообщал в 20 ноября 1941, своём донесении начальник политотдела управления пограничных войск НКВД Черноморского округа – полковой комиссар Г. В. Колпаков:  «30 октября 1941, когда стало известно о проникновении гитлеровцев к селению Булганак в 21 час, рота конвойного полка НКВД в составе 80 человек под командованием командира роты старшего лейтенанта Куриненко и политрука роты младшего политрука Корнеева на автомашинах была направлена в указанный район для задержания продвижения врага. Примерно в 3 часа ночи 31 октября 1941, рота обнаружила передовые подразделения фашистов. Не имея никаких данных о силах противника, рота заняла оборону и на рассвете около 6 часов вступила в бой. Бой показал, что против конвойной роты противник действует во много раз превосходящими силами, имея к тому же артиллерию и миномёты. Несмотря на это, рота выполнила задачу боем сдержать продвижение противника. Все бойцы и командиры в бою проявили исключительную стойкость. Особенно отличился пулемётчик красноармеец Шатилов, член ВЛКСМ. Огнём из пулемёта он уничтожил два орудийных расчёта, двух мотоциклистов и много солдат противника. Выдержав почти двухчасовой бой, к 8 утра охваченная с двух сторон противником рота организованно оставила позиции. Противник в этом бою потерял убитыми до 60 солдат и офицеров. Потери роты — 6 бойцов убиты и 6 человек ранены, в том числе политрук роты Корнеев». (Игорь Софронов  «Заслон у Булганака» — газета «Красная звезда» от 19 октября 2011 года — № 194)

В Севастополь 3 – я рота  1 – го батальона, ранее входившего в 249 — й полк конвойных войск НКВД, прибыла в Севастополь 16 октября 1941, из Одессы в составе 1331 – го стрелкового полка 421 – й стрелковой дивизии, в ходе эвакуации из Одессы соединений и частей Приморской армии. Бойцы этого батальона, ранее входившего в состав войск НКВД, покинули Одессу 15 октября 1941, на  транспорте «Абхазия», на котором затем прибыли в Севастополь.

На момент начала Великой Отечественной войны 249 – й конвойный полк (командир – майор Ф. И. Братчиков), находился в Одессе, находясь в состав 13 — й дивизия конвойных войск НКВД СССР. В июне 1941, года в состав этой дивизии входили: 227, 228, 229, 233, 237 и 249 — й полки.

К началу обороны Одессы 5 августа 1941, в городе остался только 1 – й батальон 249 – го конвойного полка, остальные батальоны этого полка, к началу обороны города, выполняя, задачи по конвоированию, находились за его пределами

В начале сентября 1941 года, в Одессе 1 – й батальон 249 – го конвойного полка, был расформирован, и его личный состав был направлен на пополнение 26 – го пограничного полка, который вскоре после этого, был включен в состав в формируемой в Восточном секторе Одесского оборонительного района 421 – й стрелковой дивизии в качестве её 1331 — го стрелкового полка. (А. С. Юновидов «Оборона Одессы» – М.: Вече, 2011. – с. 208 – 209.)

В конце сентября 1941 в городе Старобельске (нынешняя Луганская область) из ряда подразделений своих бывших подразделений оказавшихся к началу осады Одессы за её пределами был создан 249 – й конвойный полк войск НКВД второго формирования. Вскоре туда же из Одессы было доставлено знамя полка.

Заново формированный 249 — й полк передислоцировали в Сталинград, где летом 1942 года он опять вступил в жестокие бои с гитлеровцами, рвущимися к Волге

В 1967 году в селе Новая Дофиновка благодарными жителями и воинами внутренних войск построен мраморный обелиск с надписью «Воинам — чекистам 249 — го конвойного полка войск НКВД СССР, героически защищавшим город Одессу от фашистских захватчиков».

Глава II  Краткая история 249 — го полка Конвойных Войск НКВД (после ВОВ 475 — й конвойный полк внутренних войск МВД СССР – войсковая часть 7483)

2.1. Боевой путь полка

В апреле — мае 1920, на основании приказа РВС № 1615 от 15 апреля 1920 в Москве была сформирована Одесская конвойная команда в составе 47 красноармейцев и командиров, которая была отправлена в Одессу. 29 февраля 1922 года команда переформована в Одесский конвойный батальон.

Приказом по армиям Юго — Западного фронта № 1654 и совместного приказа РВС/Наркомюста/ГПУ РСФСР  № 2301/1/237 от 4 октября 1922, «О передаче конвойной стражи РСФСР в ведение ГПУ», Постановления Совета Обороны и Труда РСФСР от 27 сентября 1922 «О передаче конвойной стражи в ведение Государственного Политического Управления при НКВД», Одесский батальон включен в состав конвойной стражи Государственного Политического Управления (ГПУ).

В январе — феврале 1925, во исполнения Постановления ЦИК и СНК СССР от 25 января 1925, «О конвойной страже Союза ССР» батальон был переименован в 1 — й батальон конвойной стражи СССР.

В августе 1928, батальон был включён в состав вновь сформированной 2 — й Украинской дивизии Конвойной Стражи СССР. Спустя год, 18 мая 1929, батальону было вручено Революционное Красное Знамя.

Постановлением ЦИК и СНК  № 43/293 от 2 сентября 1930, «О переименовании конвойной стражи в конвойные войска Союза ССР», батальон стал именоваться 1 — й отдельный батальон конвойных войск СССР.

Постановлением ЦИК СССР/СНК СССР от 17 сентября 1934, упразднено Центральное управление конвойных войск, руководство конвойными войсками возложено на Главное управление пограничной и внутренней охраны НКВД (ГУПВО НКВД) СССР.

Приказом НКВД СССР № 0083 от 21 сентября 1934, «О приеме конвойных войск в ведение НКВД» во исполнения Постановления ЦИК СССР/СНК СССР от 17 сентября 1934, батальон в составе 2 — й Украинской дивизии конвойных войск СССР включен в состав войск внутренней охраны НКВД СССР с сохранением прежнего номера.

На основании приказа НКВД СССР № 006 от 4 января 1935, «О переформировании частей конвойных войск НКВД», батальон был переформирован в 228 — й конвойный полк внутренней охраны НКВД СССР 2 — й Украинской конвойной дивизии внутренней охраны НКВД СССР.

На основании приказа НКВД СССР № 00461 от 5 августа 1937, «О переформировании конвойных частей внутренней охраны НКВД» полк переформирован в 129 — й отдельный конвойный батальон внутренней охраны НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 00206 от 8 марта.1939, «О реорганизации Управления пограничными и внутренними войсками» во исполнения Постановления СНК СССР № 154 — 16 сс «О реорганизации управления пограничными и внутренними войсками» от 2 февраля 1939, батальон включен в состав конвойных войск НКВД СССР и вошел в состав вновь сформированной 13 — й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 001389 от 14 ноября 1939, «Об организации и переформировании частей конвойных войск» во исполнение Постановления Комитета Обороны при СНК СССР № 1867  — 494 сс от 13 ноября 1939, батальон был включен в состав вновь сформированной 13 — й дивизии войск НКВД СССР.

По состоянию на 22 июня 1941, батальон находился в городе Одесса. С началом Великой Отечественной войны, согласно мобилизационного плана НКВД СССР, батальон находясь в составе 13 — й дивизии войск НКВД, был переформирован в двухбатальоныый 249 — й полк конвойных войск НКВД СССР. Командиром полка стал майор Братчиков Филипп Иванович, заместителем командира полка по политической части — батальонный комиссар Клименко Василий Артемьевич, начальником штаба полка — капитан Зуб (погиб 28 августа 1941 года).

18 сентября 1941 года 249 – й полк полк прибыл в город Харьков. До 19 октября 1941 года полк находился в городе Старобельск. 24 октября 1941 года полк прибыл в город Сталинград.

Приказом командующего Приморской армии от 10 ноября 1941, во исполнения решения Военного Совета Приморской армии от 10 ноября 1941 3 – я конвойная рота полка под командованием старшего лейтенанта Куриненко, младшего политрука Корнеева находящаяся в городе Севастополь включена в состав формирующегося Сводного полка НКВД 2 — й (в дальнейшем 109 — й) стрелковой дивизии. После переименования 2 — й стрелковой дивизии в 109 – ю стрелковую дивизию Сводный полк НКВД был переименован в 456 — й стрелковый полк 109 — й стрелковой дивизии Красной Армии.

Приказом НКВД СССР № 00293 от 11 февраля 1942, полк был включен в состав 35 — й дивизии конвойных войск НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 238 от 23 мая 1942 — 17 августа установлено Днем ежегодного праздника полка.

2 августа 1942 года стрелковая рота, пулеметный взвод, минометный взвод полка, переданы в резерв коменданта Сталинградского гарнизона.

В сентябре 1942 года полк передислоцирован в город Уральск. В 1943 году полк дислоцировался в город Балашов Харьковской области. 11 ноября 1943, полк был передислоцирован в город Днепропетровск и приступил к выполнению боевых, оперативно — служебных задач на территории Днепропетровской области

Директивой начальника конвойных войск НКВД СССР № 22/1-00815 от 4 апреля 1944, полк обслуживал 1 — й Украинский фронт по охране и конвоированию военнопленных.

С 26 июня по 20 августа 1941 года, с 23 августа по 2 сентября 1942, с 23 ноября 1942 по 1 апреля 1943, с 1 января по 15 апреля 1944, полк входил в состав Действующей Красной Армии.

Приказом МВД СССР № 00260 от 18 мая 1951, было объявлено, что согласно Постановлению Совета Министров СССР № 1483 — 749сс от 6 мая 1951, конвойные войска МВД СССР реорганизуются в конвойную охрану МВД СССР.

Приказом МВД СССР № 00412 от 27 июня 1951, во исполнения Постановления Совета Министров СССР № 1483 — 749сс от 6 мая 1951, полк был переформирован в 46 — й отряд конвойной охраны 3 — го отдела конвойной охраны МВД СССР. Приказом МВД СССР № 00260 от 29 марта 1954, 46 – й отряд был переименован в 68 — й отряд конвойной охраны МВД УССР.

Приказом МВД СССР № 004 от 23 апреля.1960, отряд был переформирован в 68 — й отдельный отряд конвойной охраны МВД СССР, в состав отряда были включены подразделения ранее расформированного 189 — го отряда Конвойной охраны МВД СССР.

Приказом МВД СССР № 0055 от 28 ноября 1968, 68 – го отдельный отряд Конвойной охраны МВД СССР, был переформирован в 475 — й конвойный полк Внутренних войск МВД СССР.

Приказом МВД СССР № 0499 от 29 октября 1982, 475 – й  полк, был переформирован в 93 — ю конвойную бригаду Внутренних войск МВД СССР.

Приказом МВД СССР № 0121 от 18 ноября 1986, 93 – я конвойная бригада, была  переформирована в 93 — ю отдельную конвойную бригаду Внутренних войск МВД СССР.

В связи с начавшимся процессом распада СССР Указом Верховной Рады Украины № 1465 от 30 сентября 1991, «О подчинении внутренних войск МВД СССР, дислоцированных на территории Украины, МВД Украины» 93 – я отдельная конвойная бригада, была включена в состав Внутренних войск МВД Украины.

Приказом МВД Украины № 027 от 30 апреля 1992,  93 – я отдельная конвойная бригада, была переименована в 6 — ю бригаду войск внутренней и конвойной охраны МВД Украины.

Приказом МВД Украины № 931 от 4 декабря.1999 бригада переформирована в 6 — ю отдельную бригаду Внутренних войск МВД Украины.

2.2. Награды, поощрения полка

В 1941 году за успешное исполнение задач боевой службы высокие показатели в боевой подготовки в 1941 батальон награжден переходящим Красным знаменем 13 — й дивизии конвойных войск НКВД СССР. Приказом командующего Одесского оборонительного района (ООР) от 25 августа 1941, личному составу 1 -го батальона, управлению полка за проявленное мужество при защите города Одесса объявлена «Благодарность». В 1975 году полк был награжден орденом Красной Звезды.

2.3. Боевая, оперативно — служебная деятельность полка

Полк в период 1920 – 1941 годов в гг. Одесса, Николаев, Херсон, Вознесенск, Кировоград, Балта, Первомайск, Тирасполь, выполнял задачи по охране и конвоированию заключенных по охране военного трибунала, привлекался к охране железнодорожного транспорта.

В период Великой Отечественной войны выполнял задачи по охране и конвоированию заключенных, по охране правопорядка в Одессе и в Одесской области, войскового тыла Южного и Сталинградского фронтов, Приморской армии, в полосе действий Южного, Сталинградского, 3 и 4 – го Украинских фронтов выполнял задачи по охране и конвоированию военнопленных.

5 — 28 августа 1941, 1 — й батальон полка участвовал в обороне городе Одесса, охраняя войсковой тыл Приморской армии и правопорядок в городе, один из взводов батальона охранял штаб Южного сектора Одесского оборонительного района.

28 августа 1941 года 1 — й батальон полка в составе 148 военнослужащих заменен частями Приморской армии и прибыл в Одессу для эвакуации.

С 30 октября по 10 ноября 1941 года 3 – я конвойная рота полка под командованием старшего лейтенанта Куриненко и младшего политрука Корнеева, дислоцированная на Крымском полуострове, приняла участие в боях за Крым, в обороне города Севастополь.

С 23 августа по 2 сентября 1942, полк в составе 450 военнослужащих принимал участие в обороне города Сталинград. В боях за Сталинград, полк потерял убитыми, ранеными, пропавшими без вести 136 военнослужащих.

За мужество и героизм при защите города Сталинград, были награждены: орденом Красного Знамени – 3 военнослужащих, орденом Красной Звезды – 20 военнослужащих, медалью «За отвагу» – 2 военнослужащих, медалью «За оборону Сталинграда» — 130 военнослужащих.

2.4. Примеры боевой, оперативно — служебной деятельности полка

17 августа 1941, в ходе обороны Одессы в 4 часа 30 минут 1 – й батальон в районе села Шицли и высоты 37,5 впервые вступил в бой с румынскими частями. В ходе этого боя батальон разгромил 33 — й румынский пехотный полк, захватил 20 орудий, 10 минометов, 10 станковых пулеметов и 4 танкетки. В 1943 году полк отконвоировал из прифронтовой полосы в глубь страны более 62 тысяч военнопленных.

2.5. Командиры полка:

1934 год — С. Рыбаков, 1938 — 1941 годы капитан О. О. Цибуля, 1941 – 1943 — майор Братчиков Филипп Иванович (Герой Советского Союза), 1943 — подполковник Кевлин Александр Борисович, 1951 — полковник Забродин Николай Фёдорович (Герой Советского Союза), полковник Вячеславов, 1953 – 1958 полковник Туча Михаил Федорович

Глава III  Боевые действия 5 – й роты 54 – го полка железнодорожной охраны войск НКВД  во Второй героической обороне Севастополя

Кроме 1 – го батальона 249 – го конвойного полка в защите Севастополя принимали участие бойцы и командиры других воинских частей и подразделений войск НКВД. Вот, что вспоминал о них в своей книге «Героический Севастополь», начальник береговой обороны Черноморского флота — генерал — майор П. А. Моргунов: «Совершенно неожиданным для советских войск оказался прорыв немцев в долину Кара — Коба 7 ноября 1941, ситуация здесь создалась отчаянная: противник оказался всего в пяти километрах от Сапун — горы, ключевой точки нашей обороны. Первым в бой с фашистами вступил взвод полка НКВД, который охранял объекты водоснабжения. Силы были слишком неравны, но защитников поддержала зенитная батарея № 926 под командованием старшего лейтенанта Белова, располагавшаяся в районе деревни Новые Шули (Штурмовое). Целый час горстка бойцов и расчёты нескольких орудий сдерживали, оголтелые атаки гитлеровцев, пока к ним на помощь не подоспели подразделения 31 — го стрелкового полка 25 – й Чапаевской дивизии, а спустя ещё два часа 2 — й полк морской пехоты контратаковал противника. Вместе с моряками в атаку шли бойцы ещё двух взводов частей НКВД, вызванные по телефону. Открыла огонь ещё одна зенитная батарея. Немцы вынуждены были откатиться назад».

Подразделения, о которых упоминает в своей книге генерал П.А. Моргунов, входили в состав 5 — й роты 54 — го полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений. Эта рота несла службу по обеспечению безопасности Севастопольской ГЭС и Севастопольской электростанции имени Л. Б. Красина на Северной стороне. Командовал ротой лейтенант П. С. Рябенко по другим данным — старший лейтенант А. Х. Нюнько.

Что касается упомянутых Моргуновым  в этой строке «Вместе с моряками в атаку шли бойцы ещё двух взводов частей НКВД, вызванные по телефону», двух взводов войск НКВД, то это были находившиеся в Севастополе ещё до начала Великой Отечественной войны два отдельных взвода Войск НКВД, занимавшихся охраной железнодорожных туннелей, гидроузлов и ряда других объектов. Этими взводами командовали: младшие лейтенанты К. В. Диденко и К. А. Кондратенко.

В конце октября 1941 года 5 — я рота в полном составе отступила из Симферополя в Севастополь, где приняла под охрану Севастопольскую ГРЭС, и три тоннеля – «Белый», «Графский» и «Цыганский».

Кроме того, взводы и отделения 5 — й роты, охраняли железнодорожный мост через Камышловскую балку (командир гарнизона младший лейтенант И. П. Сивирин), железнодорожные тоннели на перегоне от станции Мекензиевы горы до Инкермана (командир гарнизона лейтенант П.  Н. Соболев) и туннели на участке Троицкая — Севастополь (командир гарнизона лейтенант Г. Т. Попов), станции Инкерман (командир гарнизона младший лейтенант В. К. Ерёменко).

10 ноября 1941 года 5 — я линейная рота полка, отступившая в город Севастополь, приказом по Приморской армии от 10 ноября 1941, изданного во исполнение решения Военного совета Приморской армии от 10 ноября 1941 года, была включена в состав Сводного полка НКВД Приморской армии, который в дальнейшем стал 456 – м стрелковым полком 109 – й стрелковой дивизии.

Распоряжением штаба 5 — й дивизии войск НКВД за № 4/03589 от 22 декабря 1941 года, отданным во исполнение приказа командира 5 – й дивизии за № 413 от 17 декабря 1941 года, все крымские подразделения полка переданы в состав 36 — й отдельной бригады войск НКВД СССР. 15 января 1942 года полк выведен из состава Действующей Красной Армии. В результате остатки личного состава 5 – й роты были 15 января 1942, эвакуированы из Севастополя и направлены в 36 – ю бригаду войск НКВД.

Глава IV  Краткая история 54 – го стрелкового полка войск НКВД — МВД СССР по охране железных дорог (в/ч 5246)

В декабре 1932 года в Днепропетровске, согласно приказу ГПУ Украинской ССР за № 347 от 4 ноября 1932 года, началось формирование 8 — го железнодорожного полка войск ГПУ Украинской ССР, при этом на формирование этой части был обращен средний и младший начсостав стрелковой охраны Екатерининской железной дороги, командиры войск ОГПУ СССР и красноармейцы из полевых войск Красной Армии.

29 декабря 1932 года на основании приказа по части за №1/с от 29 декабря 1932 года полк был переименован в 28 — й Днепропетровский железнодорожный полк войск ГПУ Украинской ССР.

1 января 1933 года – дата окончательного сформирования полка. Боевая задача полка – охрана Екатерининской железной дороги.

15 января 1933 года на основании приказа по части за № 1/с от 29 декабря 1932 года полк был переформирован по новым штатам:

управление полка, полковая команда связи, хозяйственная команда полка, школа по подготовке младшего начсостава

1 — й резервный и 2 — й линейный дивизионы – в городе Днепропетровске

3 — й линейный дивизион – на станции Знаменка

4 — й линейный дивизион – на станции Долгинцево

5 – й линейный дивизион – станции Яиноватая

6 — й линейный дивизион – на станции Запорожье — l

7 — й линейный дивизион – на станции Симферополь

Команда служебных собак – в городе Синельниково.

В 1933 году на основании Постановления Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР от 1933 года полку было вручено Революционное Красное Знамя и к последнему – Почётная Грамота ЦИК СССР за № 228.

Приказом по полку за № 9/с 11 августа 1934 года объявлен приказ НКВД Украинской ССР за № 67 от 5 августа 1934 года, изданный во исполнение приказа НКВД СССР № 0015 от 28 июля 1934 года о переименовании полка в 54 — й Днепропетровский железнодорожный полк внутренней охраны НКВД CССР.

Приказом НКВД Украинской ССР за № 0041 от 25 февраля 1936, изданным во исполнение приказа НКВД СССР за № 0054 от 9 февраля 1936, «О переименовании Днепропетровского железнодорожного полка № 54 в Сталинский железнодорожный полк № 54», в связи с переименованием с 4 января 1936, Екатерининской железной дороги в Сталинскую железной дороги полку присвоено наименование «Сталинский».

Приказом НКВД СССР за № 00195 от 19 апреля 1937 года полк, включен в состав формирующейся 7 — й Днепропетровской бригады внутренних войск НКВД СССР.

В июне 1938, на основании распоряжения Главного управления пограничных войск и войск НКВД СССР за № 277448 от 24 мая 1938 года, изданного во исполнение приказа НКВД СССР за № 00254 от 26 апреля 1938 года «О переформировании железнодорожных частей внутренних войск НКВД», полк переформирован по новым штатам:

управление полка, хозяйственная команда, школа младшего комсостава – в городе Днепропетровск, штаб 1 — го линейного батальона и его 1 — я рота – на станции Нижнеднепровск — Узел; 2 — я рота – на станции Синельниково, 3 — я рота – на станции Долгинцево, штаб 2 — го линейного батальона и его 4 — я рота – на станции Запорожье – l, остальные две роты: 5 — я рота – на станции Апостолово, 6 — я рота – на станции Симферополь.

Приказом НКВД СССР за № 00593 от 10 сентября 1938, «Об образовании Киевского и Харьковского округов пограничных и внутренних войск НКВД» полк, был включен в состав ново созданного Управления пограничных войск и войск НКВД Харьковского округа.

Распоряжением УПВВ НКВД Харьковского округа за № 012066 от 14 апреля 1939, изданного во исполнение приказа НКВД СССР за № 00206 от 8 марта 1939, «О реорганизации Управления пограничных и внутренних войск НКВД Союза ССР», полк включен в состав формирующейся 5 — й дивизии войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений.

В июле 1939, на основании приказа НКВД СССР за № 00780 от 8 июля 1939 года «О переформировании частей войск НКВД по охране железнодорожных сооружений» полк переформирован по новым штатам:

управление части, взвод связи, автотранспортный взвод, школа младшего начсостава, резервная рота – в городе Днепропетровск

1 — я рота – на станции Нижнеднепровск — Узел

2 — я рота – на станции Синельниково

3 — я рота – станции Запорожье — 1

4 — я рота – на станции Апостолово

5 — я рота – на станции Симферополь

11 сентября 1939, на основании распоряжения штаба 5 — й дивизии войск НКВД за № 001020 от 11 сентября 1939, школа младшего начсостава численностью в 91 курсант убыла в распоряжение Управление войск НКВД Киевского округа.

17 сентября 1939, во исполнение Постановления КО СССР за № 338сс от 17 сентября 1939, полк переведен на положение военного времени «для обеспечения бесперебойной работы железных дорог» в период Освободительного похода Красной Армии в Западную Украину 17 сентября – 12 октября 1939 года.

По состоянию на 22 июня 1941, части 5 — й дивизии дислоцировалась в городах Харьков, Днепропетровске. Первоначальный боевой состав: 54 и 59 — й полки, 1, 3 и 15 — й отдельные железнодорожные батальоны, 10 — й отдельный зенитно — артиллерийский дивизион. В годы войны состав менялся: в документах дивизии за 1942 г. значатся 54, 90 и 115 — й полки.

С началом войны дивизия была передана в оперативное подчинение начальника охраны войскового тыла Юго — Западного фронта. Входила в состав Действующей Армии с 26 июня 1941 — 15 января 1942, выполняя задачи по службе заграждения и наведения порядка в прифронтовой полосе.

В феврале 1942, дивизия была переименована в 26 — ю дивизию войск НКВД. С конца апреля до начала июля 1942, части дивизии дислоцировались в городе Воронеже и Воронежской области, выполняя задачи по охране мостов и железнодорожных сооружений. В связи с наступлением немецко — фашистских войск, 5 июля 1942, дивизия была вновь включена в состав Действующей Армии.

Места дальнейшей дислокации: село Грязи Воронежской области (июль 1942 – август 1943), город Купянск и посёлок. Острожка Воронежской области (конец августа – начало октября 1943 г.), город Харьков (с октября 1943.) (Российский государственный военный архив (РГВА) фонд 38277, 39026, оп.1, д.41).

23 — 26 июня 1941, согласно схеме мобилизационного развертывания войск НКВД СССР по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности, утвержденной приказом НКВД СССР за № 00480 от 25 апреля 1941, 54 – й полк, был развёрнут по штату военного времени.

В результате этого мобилизационного развёртывания, внутренняя структура полка приобрела следующий вид: управление, взвод связи, автотранспортный взвод (в городе Днепропетровске, улица Рабочая, 77 — А), а так же входившие в состав полка 1 и 2 — й линейные батальоны.

С 26 июня 1941, 54 — й полк, был отнесен к частям Действующей Армии. 27 июня 1941, на основании приказания НКВД СССР за № 31 от 26 июня 1941, «Об организации охраны тыла Действующей Красной Армии» полк вошел в оперативное подчинение Управление охраны войскового тыла Юго — Западного фронта.

В период 10 — 25 июля 1941, согласно приказу НКВД СССР за № 00901 от 9 июля 1941, полк выделил 300 военнослужащих в 32 — й стрелковый полк оперативных Войск НКВД СССР.

Приказом по дивизии за № 008 от 15 июля 1941, было объявлено о переформировании полка.

Приказом НКВД СССР за № 00293 от 11 февраля 1942 года 5 — я дивизия переименована в 26 — ю стрелковую дивизию войск НКВД СССР по охране железных дорог.

18 февраля 1943 года на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 3 декабря 1942 года полку вручено Почётное Красное Знамя.

На 1 марта 1943 года почтовый адрес полка: ППС — 862, воинская часть № 202.

Приказом НКВД СССР за № 00735 от 9 апреля 1943, установлен ежегодный день полка – «1 января – день сформирования полка».

В 1943 году, полку было присвоено условное наименование «в/ч полевая почта № 51971».

Приказом НКВД СССР за № 001711 от 5 ноября 1943, «О переформировании частей войск НКВД по охране железных дорог» на полк возложена боевая задача по охране объектов Северо — Донецкой и Южно — Донецкой железных дорог. Во исполнение данного приказа полк в ноябре того же года был переформирован по штату войск НКВД СССР № 110 и передислоцирован со станции Кондрашевская в городе Ворошиловград (Луганск).

В период с 22 июня 1941 года и по 1 января 1944 года полк в ходе боевых действий и выполнения боевых задач по охране объектов потерял убитыми 45, ранеными 56 и пропавшими без вести 320 военнослужащих.

Приказом по полку за № 207 от 6 июля 1944 года «О награждении знаком «Отличный минёр»» за отличное выполнения заданий командования полка о разминировании ряда участков местности на объектах охраняемых полком пять военнослужащих саперного взвода полка награждены знаком «Отличный минёр».

Дислокация полка в 1944 году: управление части, резервная рота – в городе Красный Лиман; штаб 1 — го батальона – на станции Ворошиловград;1, 2 и 3 — я роты – неизвестно;

штаб 2 — го линейного батальона и его 5-я рота – на станции Красный Лиман; 4 — я рота – неизвестно; 6 — я рота – на станции Купянск; штаб 3 — го линейного батальона и его 7 — я и 8 — я роты – неизвестно; 9 – я рота – на станции Сталино (Донецк).

Дислокация полка в январе 1945 года:

управление части – в городе Красный Лиман

1 — й линейный батальон – на станции Купянск

2 — й линейный батальон – на станции Ворошиловград

3 — й линейный батальон — неизвестно

4 — й линейный батальон – на станции Красный Лиман

5 — й линейный батальон – на станции Сталино (Донецк)

9 июня 1945 года опергруппа полка на станции Дебальцево задержала особо опасного государственного преступника, который разыскивался органами НКГБ СССР.

Полк в период Великой Отечественной войны выполнял боевые задачи по охране железнодорожных сооружений Днепропетровской, Южной, Северо-Донецкой и Южно-Донецкой железных дорог плюс 1941 — 1942 годах – войсковой тыл Юго — Западного и Южного фронтов.

В июле 1946 года на основании приказа МВД СССР за № 00489 от 25 мая 1946, полк был расформирован.

Глава V Формирование в Севастополе из частей пограничных и внутренних войск НКВД 456 – го стрелкового полка 109 – й стрелковой дивизии

В период с 10 по12 ноября 1941 года 5 — ю роту 54 — го полка и 3 — ю роту из 1 – го батальона под командованием А. Н. Черникова, входившего в состав прибывшего из Одессы 249 — го конвойного полка, вместе с несколькими подразделениями крымских пограничников свели в отдельный сводный полк войск НКВД.

Сводный полк НКВД, сформирован на основании решения Военного Совета Приморской армии. Для формирования полка был использован личный состав 23 — й пограничной комендатуры, 5 — й рота 54 — го полка железнодорожных войск НКВД , 3 — й рота 249 полка конвойных войск НКВД, остатки трёх стрелковых полков 184 — й стрелковой дивизии (более 1500 человек), батальон курсантов Балаклавской школы младшего начальствующего состава морских пограничных сил и дополнительно 305 красноармейцев.

Полк состоял из трех батальонов. Первым командиром этого полка был назначен майор К. С. Шейкин, комиссаром — батальонный комиссар Смирнов, начальником штаба – майор В. Бобров. Командиром первого батальона этого полка встал майор Кекало, второго — майор Ружников, третьего — майор Цирульников.

Вскоре после своего создания, этот полк был включен в состав формировавшейся в Севастополе 2 – й стрелковой дивизии, которая затем была переименована в 109 – ю стрелковую дивизию. После включения в состав 2 – й стрелковой дивизии Сводный полк был переименован в 456 – й стрелковый полк.

Основой для формирования 456 – го стрелкового полка стали остатки 184 – й стрелковой дивизии, пробившейся в Севастополь в середине ноября 1941 года. Эта дивизия, была создана в Крыму в конце лета — осенью 1941 года, из личного состава трёх пограничных комендатур находившихся на территории Крыма и входивших в состав Черноморского пограничного округа

Согласно воспоминаниям, командира 184 — й стрелковой дивизии полковника (в дальнейшем генерал – майора) Василия Леонтьевича Абрамова, Черноморский пограничный округ был создан в 1939 году, в составе: 26 –й пограничный отряд со штабом в Одессе, 32 – й пограничный отряд со штабом в Новороссийске.

Помимо этих двух пограничных отрядов в состав Черноморского пограничного округа, так же входили и три отдельные пограничные комендатуры, находившиеся в Крыму: 23 – я (Севастополь), 24 – я (Евпатория), 25 – я (Феодосия). В Симферополе, помимо штаба округа так же находилась окружная пограничная школа младшего начальствующего состава.

Округу так же подчинялись и два отряда пограничных кораблей: 1 – й Черноморский в Одессе и 2 – й Черноморский в Балаклаве. В Балаклаве, так же находилась и Морская пограничная школа младшего начальствующего состава, готовившая младший командный состав для пограничных кораблей.

О том, как создавалась и затем вела бои в Крыму 184 – я стрелковая дивизия (первоначально именовавшаяся – 4 – й стрелковой дивизией), её первый командир генерал – майор В. Абрамов, вспоминал следующее: «В первой половине августа обстановка на Южном фронте осложнилась. Левофланговая 9 — я армия, цепляясь за промежуточные рубежи и перемалывая живую силу и технику врага, с боями отходила на восток. Вырисовывалась опасность в Крыму.

Равнинный характер местности Крыма позволял противнику высадку десанта. Для противодействия этому спешно формировались штабом погранокруга истребительные батальоны, командирами наиболее важных из них назначались офицеры — пограничники, потом хорошо себя зарекомендовавшие, такие как старший политрук Северский, старшие лейтенанты Соловей, Автомонов и другие.

17 августа 1941, Военным советом 51 — й отдельной армии, на которую командование возложило оборону Крыма, было принято решение: «На базе пограничных войск Крыма сформировать 4 — ю стрелковую дивизию, которой ставится задача наблюдать за морем и препятствовать высадке морского десанта противника на южном берегу Крыма от мыса Айя до Судака включительно».

Управление погранвойск округа было переименовано в управление 4 — й стрелковой дивизии и на должности назначены: командиром дивизии — начальник войск округа комбриг Киселев, военкомом дивизии — полковой комиссар Родионов, начальником штаба — полковник Абрамов и военкомом штаба — батальонный комиссар Кальченко.

Спешно формировались полки: 3 — й стрелковый — на базе 23 — й отдельной пограничной комендатуры, командир полка — майор Рубцов, военком — старший политрук Тилинин, начальник штаба — капитан Кочетков. Полк получал участок от мыса Айя до исключительно Аюдаг, штаб полка — Алупка.

6 — й стрелковый полк — на базе 24 — й пограничной комендатуры, командир полка — майор Мартыненок, военком — полковой комиссар Ермаков, начальник штаба — капитан Кашин; полк получал участок Аюдаг — исключительно Новый Свет; штаб полка — Алушта.

9 — й стрелковый полк — на базе 25 — й пограничной комендатуры, командир полка — майор Панарин, военком — старший политрук Молоснов, начальник штаба — капитан Лебеденко; полк получал участок Новый Свет — Судак; штаб полка — Судак.

Командирами батальонов и рот назначались в основном офицеры — пограничники. Пополнение переменным составом дивизия получала от военкоматов из числа выписанных из госпиталей, а главным образом призванных по мобилизации местных уроженцев…

В сентябре, когда возросла угроза Крыму с севера, 4 — я стрелковая дивизия получила новую задачу: «Продолжая выполнять ранее поставленную задачу наблюдения за морем и препятствования высадке морского десанта противника, основные силы выдвинуть на рубеж: Старый Крым – Карасубазар — Эски-Сарай — станция Альма – Бахчисарай — станция Сюрень с задачей не допустить противника в горы и далее к морю. Разграничительные линии: справа — Козловка — мыс Магеном; слева станция Сюрень – Шули — мыс Айя».

Дивизия должна была сделать поворот кругом, переместить все части на новые места и получала для обороны участок, значительно превышающий уставные нормы: по фронту — 130 километров, по тылу (надо было наблюдать за морем) — 173 километра глубиной, в центре до 70 километров.

В октябре 1941, в Крым стали прибывать из Одессы войска Приморской армии под командованием генерал-майора Петрова. Вместе с Приморской армией был эвакуирован в Крым и Одесский погранотряд, принимавший активное участие в боях за оборону Одессы. С его прибытием 4 – я стрелковая дивизия получала прекрасное пополнение, получившее боевой опыт, способное укрепить ее боеспособность.

В октябре 4 — я стрелковая дивизия была переименована в 184 — ю стрелковую дивизию, а её полки в 262 — й (бывший 3 — й стрелковый полк), 294 — й (бывший 6 — й стрелковый полк) и 297 — й (бывший 9 — й стрелковый полк).

Утром 28 октября 1941, меня вызвал начальник штаба армии генерал — майор Иванов и сообщил, что противнику удалось прорваться через Перекоп, что его передовые части вышли на реку Чатырлык. В этих условиях не сегодня — завтра возможно выдвижение на север нашей дивизии, почему сегодня же надо собрать полки.

Быстро оценив обстановку, я доложил генералу Иванову свои соображения, сводившиеся к следующему. С прорывом немцев на Перекопе началась маневренная война, в которой они, обладающие танками и машинами, имеют перевес. От Перекопа вплоть до гор нет рубежей, на которых нам можно было бы задержаться. Наша 184 — я стрелковая дивизия хорошо укрепилась в горах и прочно закрыла основные дороги к морю на Судак, Алушту и Ялту. Учитывая все это, а равно и слабую маневренность дивизии из-за большого некомплекта транспорта, будет правильней оставить ее на месте, усилив тремя полками артиллерии за счет отступающих войск. Тогда враг у гор будет задержан и к морю, мы его не пропустим. Генерал Иванов внимательно выслушал, обещал это доложить командующему, но подтвердил свое распоряжение о сборе полков.

Ночью полки выступили и прибыли в указанные им районы. В 3 часа ночи 1 ноября 1941, дивизия получила приказ: «До рассвета отвести части дивизии, занять и оборонять новый рубеж Карасу — Базар, Александровна, Розенталь, Мазанка с задачей задержать продвижение немцев к морю. Командный пункт дивизии Кызыл — Коба»…

Во второй половине дня противник подошел к деревне Розенталь, но был встречен нашим огнем и отскочил к шоссе. До наступления темноты артиллерия противника вела огонь по деревне Розенталь и окрестностям, видимо ведя пристрелку. В 19 часов 1 ноября 1941, майор Рубцов доложил, что его 2 — й стрелковый батальон под командованием старшего лейтенанта Дмитриева задержался в пути и противник, упредив его, занял деревню Мазанку, создав угрозу левому флангу дивизии. Я приказал начальнику штаба полка капитану Кочеткову лично отправиться в батальон, выбить немцев, занять обратно Мазанку. Приказ был выполнен, и Мазанка удерживалась нами весь следующий день, несмотря на ряд ожесточенных атак врага. Соседи, не появлялись и разыскать их мы не смогли.

Утром 2 ноября 1941, после артподготовки противник начал наступление на 294 — й стрелковый полк со стороны города Карасубазара (Белогорска) на высоту 275,4 и деревню Александровку и со стороны Старого Бурача на деревню Розенталь. Первая атака пехоты противника нами была успешно отражена. Повторной атакой, поддержанной сильным артиллерийским огнем и танками, противнику удалось занять высоту 275,4 и Александровку. Оборонявшийся здесь батальон отошел на рубеж Енисарай — Аргин, на котором и закрепился.

После первого своего неудачного наступления на Розенталь противник начал сильный артобстрел наших окопов и деревни. Затем силою двух рот пехоты при поддержке пяти танков противник начал наступление на Розенталь с фронта и одной ротой с тремя танками в обход деревни справа. Завязался бой. Пехоту противника, наступавшую плотной цепью, встретили плотным и метким огнем ружей и пулеметов, а наши молодые артиллеристы прямой наводкой били по танкам и скоро подбили два из них. Майор Мартыненок по телефону докладывал, что роты дерутся хорошо, наносят противнику большие потери и он, противник, перед деревней приостановился, пехота залегла, зато на правом фланге продолжает нажимать. Приказал ему стойко держаться и обещал подкрепить батальоном 294 — й стрелковый полк. В этот момент телефонная связь оборвалась.

С приказанием о поддержке и налаживании связи в Розенталь, были посланы на автомашине два офицера: Гришберг и Пшеничный. На южной окраине деревни Розенталь машина нарвалась на засаду немцев, была обстреляна автоматным огнем, водитель был убит, Гришберг попал в плен, а Пшеничному удалось бежать.

Около 11 часов 2 ноября 1941, майор Рубцов доложил, что повторной атакой противник занял Ново — Алексеевку, наши бойцы отходят в сторону Нейзац, и что северо — западнее Нейзац накапливаются крупные силы пехоты противника на машинах, танки, артиллерия и минометы. Известие было тревожное и мы с Кальченко выехали в Нейзац.

С пригорка на юго — западной окраине Нейзац, где мы нашли майора Рубцова и майора Изугенева, было хорошо видно, что за холмиком в полутора километрах северо-западнее дер. Нейзац собралось большое число машин и танков и что сюда со стороны Зуя подходили все новые, а минометчики и артиллеристы устанавливали свои орудия и минометы по эту сторону холма. С машин неторопливо слезала пехота и мелкими колоннами двигалась в нашу сторону.

Приказал командиру батареи бить по танкам, а минометчикам по машинам и огневым позициям артиллеристов и минометчиков врага. Через три минуты был дан пристрелочный выстрел из орудия. Снаряд сделал недолет, второй — перелет и третий попал в группу танков, один из которых сразу же задымил. Немедленно открыла огонь вся батарея и минометы. Противник засуетился. Танки и машины стали быстро уходить в сторону Зуя, а минометчики разбегаться по сторонам. Скоро поляна стала пустой, если не считать трех подбитых танков и несколько перевернутых машин. Батарея врага открыла огонь, но, сделав всего несколько выстрелов, тоже замолчала, ибо наши минометчики накрыли ее огнем. Наступавшая пехота противника была остановлена и рассеяна нашим ружейно — пулеметным огнем…

Со стороны деревни Розенталь доносилась сильная артиллерийская стрельба. Связи все еще не было, а вернее она вновь оборвалась. Мы с Кальченко выехали туда. Майора Мартыненка мы нашли у кирпичей, что южнее деревни Розенталь. Он доложил, что третьей атакой вместе с танками, при поддержке сильного артиллерийского огня, противник потеснил наш батальон, занял Розенталь, что наши роты задержались и закрепились на рубеже: высоты 344,0; 360,4 и 360,8. В полку имеются большие потери ранеными и убитыми.

Во второй половине дня противник снова перешел в наступление на позиции 294 и 262 – го стрелковых полков у деревень Розенталь и Нейзац, но был отбит с большими для него потерями. Оба полка сохранили свои позиции. К вечеру бой затих.

Части приводили себя в порядок, уточняли свои потери. Майор Рубцов уверенно ждал завтрашнего дня, майор Мартыненок высказывал опасение. Зная, что центр завтра снова будет на правом фланге дивизии, ночью перевел туда минометный дивизион, занявший огневые позиции в районе кирпичей (южнее деревни Розенталь).

Связи с армией не было. Был послан третий офицер с донесением к командующему и за получением приказания, как быть дальше? Боеприпасы расходовались, а пополнения не было. Продовольствие не поступало, и люди питались за счет местных ресурсов.

Утром 3 ноября 1941, противник снова начал наступать после сильной артподготовки. Майор Рубцов докладывал, что его бойцы успешно отражают наступление врага и что он удержит Нейзац, не пропустит немцев.

Батальон 294 — го стрелкового полка, оборонявшийся южнее деревни Розенталь, понеся большие потери от огня артиллерии и пехоты противника, отступил и задержался на высотах севернее Койнаута. Тем самым в бой вступил 297 — й стрелковый полк, находившийся во втором эшелоне дивизии. Надо было побывать у Панарина.

По карте от Фриденталя до Баксана около пяти километров по прямой, дорогами расстояние почти удваивалось. По карте значится хорошая дорога, на самом деле местами машина еле проходила. Со стороны Баксана слышалась сильная артстрельба. В Бурагане узнали, что противник атакует Койнаут и Конрат, что в Баксан нам проехать уже нельзя. На склонах северо — западнее Баксана лежала в цепи рота 294 — го стрелкового полка. Командир этой роты сказал, что на противоположном скате находится цепь немцев, что всего лишь час тому назад противник наступал на Баксан, был отбит, подбито три танка и две танкетки, что один подбитый танк лежит у самого моста, через который нам надо было ехать.

Дорога в Баксан проходила в лощине между боевыми порядками противника. Со стороны немцев продолжалась ружейная стрельба и периодически пускалась автоматная очередь. Похоже, было, что бой затихал. В этих условиях, в расчете на притупление бдительности немцев, можно было рискнуть и проехать. Риск вызывался необходимостью повидать командира полка либо выяснить обстановку и дать соответствующие указания. Выслав на пригорок адъютанта с ручным пулеметом с задачей прикрыть нашу машину, шофер Дунаев дал газ, и мы полным ходом понеслись по дороге, благополучно проскочили мостик, круто повернули вправо мимо подбитого танка и помчались в деревню. Уже перед самой деревней немцы открыли огонь по машине. У крайних домиков нас встретил майор Панарин.

Панарин доложил, что полк сегодня отбил три атаки немцев, последнюю из них с танками. Три танка и две танкетки подбиты. У мостика, найден убитым немецкий офицер с «железным крестом». Его крест вместе с документами был вручен Кальченко. Соседей справа, не было и нет. Противник занимает Енисарай, Аргин и другие населённые пункты. От партизан известно, что наши части отступили к берегу моря и что в этой части Крыма дерется только одна наша дивизия.

«Удержитесь завтра?» — спросил Панарина. «Удержусь»,- ответил он. Поблагодарив его за стойкость, дал приказ держаться еще завтра днем, а вечером, если не поступит иных распоряжений, отходить к морю, на Алушту в сторону Ялты, куда будут отходить и другие части дивизии.

Начались сумерки. На полном ходу машина выскочила из деревни, благополучно проскочила мостик и только тогда, когда была у своих боевых порядков, немцы открыли огонь.

Рано утром 4 ноября 1941, противник начал наступление на 262 — й стрелковый полк. Наступление поддерживалось сильным огнем артиллерии и танками. К 11 часам  4 ноября противнику удалось занять деревни Верхние Фундуклы и Мазанку, и он начал продвижение на Петрово, стараясь обойти с тыла Нейзац. Избегая окружения, 262 — й стрелковый полк отошел на высоты, что севернее Тау — Кипчак, на которых и закрепился.

294 и 297 — й стрелковые полки на рубеже Баксан — Бураган успешно отразили две атаки пехоты противника, нанеся ему большие потери. «Что делать?» — спрашивали себя я и Кальченко. Связи с армией нет. Шесть дней находится дивизия впереди одна, четверо суток ведет бой без соседей, отбила много атак врага, нанесла ему большие потери, способна драться еще, но, кончаются боеприпасы, и нет продовольствия.

На опыте проведенных боев мы убедились, что наши войска лучше хваленых немецких, что стоит им дать должный отпор, как немцы теряют свой  наступательный  порыв,  делаются   осторожными и трусливыми.

Во второй половине дня штаб дивизии на автомашинах двинулся в Кызыл — Коба, чтобы там попытаться связаться с армией и подбросить дивизии продовольствие и боеприпасы. Горная дорога была узкая и местами совершенно непригодна для автотранспорта, почему и ехали медленно. Проезжая мимо базы партизанского отряда старшего лейтенанта Соловья, где были наши тяжело раненные, остановились. Раненые были размещены в шалашах, окружены заботливым уходом партизан и партизанок, заботой молодого врача Аридовой.

Пошел дождь, и горная каменистая дорога, а особенно спуски стали скользкими и весьма опасными. Наступила темнота и, мы вынуждены были остановиться в домике лесника. Вскоре разведка донесла, что в трех километрах позади нас, на поляну, по которой уже проезжали, и которая хорошо запомнилась, вышли и остановились танкетки и танки врага, тем самым перерезав путь отхода 262 — му полку и минометному дивизиону.

Комиссар штаба батальонный комиссар Костенко вызвался «спугнуть» немцев и убыл, взяв с собой трех автоматчиков. Примерно через час — полтора наблюдатели доложили о слышанных ими выстрелах, а еще через пару часов вернулся сам Костенко с автоматчиками. Костенко доложил:

«Подходя к поляне, и увидев огонь немцев, мы спешились и скрытно стали подходить, прячась за камни. Было темно. Немецкие танкетки, танки были расположены кругом, внутри которого у большого костра сидело и стояло много немцев. Немцы чувствовали себя в безопасности, громко разговаривали и смеялись. Мы подползли совсем близко, бросили гранаты в немцев и танки, отскочили за скалы и открыли огонь из автоматов. Немцы у костров закричали, потом стали разбегаться по танкам, последние зажгли фары, стали стрелять в нашу сторону из пулеметов и орудий, а потом стали уходить в сторону Соловьевки». Затем Костенко добавил, что теперь для Рубцова дорога свободна от немцев.

Было уже темно, когда мы утром, приведя в негодность свои машины, выступили частью верхом на лошадях, а частью пешим порядком. Дорога скоро потерялась, двигались по компасу. В темноте остановились над крутым обрывом. Посланные вниз ходоки возвращались, докладывая, что спуск дальний и крутой. Ждали рассвета, но вместо него появился настолько густой и плотный туман, что можно было видеть только рядом стоящего человека.

Много часов мы шли в тумане, то спускаясь под гору, то карабкаясь вверх, чтобы снова то спускаться, то подниматься. Некоторые из нас проваливались и летели вниз. Туман стал редеть около 14 часов и пропал к 15 часам. Мы оказались на горе Демержи-Яйла, где быть совсем не надо было. Только вечером, уставшие до последней степени, спустились с горы. Посланные в разведку Греков и Уткин доложили, что в Демержи были немцы, что Шумы, Алушта и Корбек заняты немцами, что на шоссе стоят немецкие танки, фарами освещают подходы к дороге и периодически ведут огонь из пулеметов.

К утру 5 ноября 1941, сюда прибыли со своими батальонами майор Рубцов и майор Изугенев. С рассветом мы убедились, что дорога прямо прочно закрыта немцами, танки и машины с пехотой стояли с интервалами. Вскоре появился самолет немцев «рама» и нас засек. Через час силы немцев на дороге стали пополняться новыми танками и машинами, как со стороны Симферополя, так и Алушты.

На прорыв идти было нельзя. Решили тремя колоннами уйти в лес, подняться на север и пересечь дорогу за перевалом.

Снова шел дождь. Мы шли густым лесом по тропинке и просто без дороги по компасу и карте. В темноте и чаще сорвались вьюки с лошадей, потом пропали сами лошади с коноводами, в числе которых был мой и Кальченко. Дорогу удалось пересечь за перевалом, и, когда были уже на той стороне, мимо прошло пять танков врага…

В бинокль была хорошо видна Алушта, занятая врагом. Позади нас по шоссе ходили танки. Заметив нас, противник открыл артиллерийский огонь, но снаряды рвались в стороне. Ровно в срок отряд выступил по маршруту: южный скат горы Чатырдаг — высота 480,3 и дальше по дороге на Ялту. Примерно посередине южного кругового ската горы вилась тропинка, по которой можно было идти только гуськом. Левей внизу была деревня Коробек, в которой помещался штаб немцев.

День был на исходе, когда у стыка троп, что на юго — западном скате горы, мы нарвались на засаду немцев, сидевших в окопах. Гуськом наступать было нельзя, обход справа или слева исключал крутой подъем и спуск. Оставался единственный подход — лезть на гору, спуститься с нее на западном скате и выйти в тыл врага. Подъем был очень трудный и продолжался долго.

На горе устроили привал, чтобы дать отдохнуть людям и подтянуться отставшим. Не приходил начальник штаба майор Серебряков. Оставив на месте маяк, мы двинулись через плато, шли по азимуту всю ночь и, только когда взошло солнце, подошли к спуску. Впереди внизу был сплошной лес и ни одного населенного пункта, ни одного  ориентира. Люди устали и были третий день без еды.

Выступили рано утром 10 ноября 1941, за ночь выпал первый снег, и было холодно. Многие в отряде были плохо и легко одеты, у многих порвалась обувь. Шли лесом напрямик, чтобы пересечь дорогу Коуш — Бешуйские копи, ближе к последним. В казарме, что в километре от дороги, женщины и дети сказали, что в Коуше много немцев, есть они и на копях, а сегодня у них переполох и по дороге ходит много танков, машин с пехотой. Вывод был ясен — ждут нас.

Скрытно подошли к дороге. Наблюдение подтвердило правильность сведений. По дороге действительно курсировали танки, с которых стреляли пулеметы в нашу сторону. Местами танки стояли в засаде.

Изучив внимательно дорогу, режим прохождения танков и машин, мы в облюбованном месте быстро проскочили дорогу. Немцы заметили нас тогда, когда последние люди переходили дорогу, а колонна уходила в сторону. Вдогонку   нам   открыли   огонь   из   орудий, минометов и автоматов.

Шли всю ночь горами, утром пошел дождь. В деревне Стиля — немцы. Мы обходим ее лесом. Седьмой день дороги. Люди устали и голодны. Надо дать отдохнуть, а главное — накормить. Впереди большая деревня Биюк — Юзенбаш. В ней, конечно, тоже есть немцы, но мы с Кальченко решили войти в нее, выбить немцев, занять окраину, что ближе к лесу, и накормить людей.

Вечером 15 ноября 1941, мы подошли к деревне Упа (примечание цитирующего, с 1945 – село Родное). Было темно, когда мы стояли на горе возле Упа. Вдали в огне виднелся Севастополь — наша цель. По небу бродили пять прожекторов. Вот они поймали три вражеских бомбардировщика, по которым стали бить наши зенитки. Самолеты сбрасывали бомбы, слышались взрывы. Вот один самолет начал падать, за ним второй, а третьему удалось скрыться в темноту. Мы радовались успеху славных зенитчиков.

Деревня Упа, оказалась забитой немцами, поэтому мы отошли в сторону и зашли в густой лес, где и расположились до утра. Ночь была страшно холодная. Усталые люди заснули. Дежурные будили их, чтобы они не замерзли. Многих насильно поднимали и помогали вернуться к жизни.

На горе к нам подползли два партизана из отряда Павлюка, которые сказали, что они вышли встречать командира пограничной дивизии полковника Абрамова. Узнав, что это мы и есть, партизаны пригласили нас на базу, где нас ждет командир Севастопольского партизанского отряда Павлюк.

В третий раз нас приглашают в гости, и в первые два раза мы нарвались на немцев. Свои опасения высказали партизанам, которые заверили нас, что у них этого не будет. Один партизан пошел с адъютантом в отряд, чтобы проводить его в лес ближе к Алсу, а со вторым отправились мы.

Павлюк и его отряд помещались в доме лесника, который стоял возле леса. Нас радушно встретили, сытно накормили и напоили, сообщили последние новости, а главное — ночью обещали провести через фронт «своей дорогой», как добавил Павлюк, но отказался показать ее на карте. Отряд наш заметно поредел и уменьшился. Оставшиеся решили твердо идти на прорыв с рассветом, прорваться или погибнуть.

Павлюк и проводники предупредили, что мы пойдем ночью по глубокой и узкой балке, по краям которой стоят караулы немцев, а иногда караул ставится ими и на дне балки. Правда, добавляли они, раз мы сняли караул, они перестали ставить, но все возможно.

Подготовились к выступлению. Знали, что это наша решительная и последняя попытка. В голову собрали десять автоматчиков, с которыми пошли мы, идя впереди с проводником. Скоро спустились в овраг, стало темно. Впереди идущего видели только по белому пятну платка или полотенца, прикреплённых на спине. Часто останавливались и прислушивались. Сбоку журчал ручеек, и вода бежала вперед. Последняя остановка. Впереди место возможного караула немцев, фигуры которых маячили выше над обрывом. Приготовясь к броску, двинулись. Нервы напряглись до последней степени. Минут через двадцать проводник шепнул, что самое опасное прошли, а еще через полчаса подошли к речке, через которую была устроена партизанская переправа «чертов мост»: бревно и проволока. По одному гуськом мы перешли на другой берег и когда собрались все, то проводник громко сказал: «Поздравляю вас, товарищ полковник и всех партизан. Вы находитесь на своей территории!»…

Майор Рубцов попал в Севастополь 15 ноября 1941, на лодке. Оценив неверно обстановку под Севастополем, он решил двинуться горами и лесом к Байдарским воротам, откуда вдоль кромки берега пробираться в Севастополь. В бухте Ласпи отряд обнаружили немцы, по вине группы бойцов отряда, которая пошла разведать домик, что стоял на берегу моря. Хозяева домика встретили бойцов радушно и стали угощать. В это время к домику подкатила грузовая машина немцев с пятью автоматчиками, приехавшими за вином. Наши разведчики выскочили с криком: «Руки вверх!» Немцы растерялись, бросили оружие и подняли руки. Видя это, шофер — немец быстро выскочил из кабины, бросился в кусты и скрылся.

Через час отряд немцев до двух рот оцепил бухту и стал ее прочесывать, ведя огонь из автоматов и минометов. Военком полка Тилинин стал перебегать влево и на полянке за кустом увидал немецкого офицера, который от неожиданности растерялся. Тилинин выстрелил и убил офицера. Немцы, видя это, растерялись, а наши бросились на них и заставили отступить.

Батальонный комиссар Зубовников поскользнулся и сорвался в море. Его с трудом вытащили из воды. До вечера немцы не появлялись. Майор Рубцов и еще несколько человек на старой лодке, взятой у сторожа, ночью поплыли в Балаклаву и в Севастополь, куда добрались только к утру. Были посланы катера, которые подобрали только отдельных бойцов. Последние рассказали, что немцы второй раз прочесывали бухту. Отряд снова вступил в неравный бой. Многие были убиты, остальные прорвались обратно в горы. В последующие дни они группами и одиночками прорывались в город.

Отряд минометчиков майора Изугенова продвигался вслед за нами, 20 ноября 1941, вышел в Севастополь, принеся с собой оружие. В пути имел стычки с врагом и понес потери.

Майор Мартынёнок с группой в несколько человек явился в город 24 ноября. По его докладу полк вечером 4 ноября 1941, отходил к морю, где взаимодействовал с кавалерийской дивизией под командованием генерал — майора Аверкина. Пытались пробиться через Алушту на Ялту. Сюда же двигался 2 — й стрелковый батальон 297 — го стрелкового полка, под командованием старшего лейтенанта Борисова.

Сводный отряд пограничников и кавалеристов дважды 4 и 5 ноября 1941, несколько раз выбивал немцев из Алушты, при одном из налетов был разгромлен немецкий штаб, в котором было уничтожено одиннадцать офицеров.

После очередного захвата города, 5 ноября 1941, сильной атакой немцев отряд был выбит из Алушты, понеся большие потери. Здесь были убиты два командира батальона 297 — го стрелкового полка и много бойцов. Отряд отступил в горы, где группами пробивался в сторону Севастополя. Командир 297 — го стрелкового полка — майор Панарин остался у партизан.

До 24 ноября 1941, в Севастополь прибыло из состава 184 — й стрелковой дивизии 959 человек в основном пограничников. Все они прибыли с оружием и твердым желанием продолжать борьбу с врагом, обложившим Севастополь. Из остатков дивизии был сформирован сводный пограничный полк, командиром которого был назначен майор Рубцов…

Мал был срок жизни 184 — й стрелковой дивизии, но он, был прожит хорошо. Дивизия дралась четверо суток на рубеже в предгорьях Крыма, а затем 12 -14 суток пробивались через горы в Севастополь и пробилась без снабжения боеприпасами и продовольствием. Трижды немцы пытались перехватить дивизию, для чего на дорогах, которые ей нужно было переходить, стягивали большие силы пехоты, артиллерии и танков. Каждый раз дивизия успешно прорывалась.

Своими действиями в горах дивизия положительно влияла на партизан и советских патриотов в тылу врага, помогая им быстрее и лучше наладить свое  сопротивление  врагу.  Не  раз  в  горах  передавали  слух,  что пограничная дивизия наступает на Симферополь, что уже заняла его, и этому верили. Дивизия притягивала на себя значительные силы врага, которые тем самым задерживали свой подход к Севастополю». (В. Л. Абрамов «На ратных дорогах» — М.: Воениздат, 1962.)

Краткая биографическая справка. Василий Леонтьевич Абрамов (26 февраля 1894 года, деревня Спирово, Красновская волость, Пудожский уезд, Олонецкая губерния, Российская империя — 16 марта 1980 года, Одесса, УССР, СССР) – генерал — майор (с 28 апреля 1943 года). Автор военных воспоминаний и популярных автобиографических повестей для детей.

Родился 26 февраля 1894 года в деревне Спирово Красновской волости Пудожского уезда Олонецкой губернии в многодетной бедной крестьянской семье Леонтия Егоровича (р. 1853) и Веры Васильевны (р. 1863) Буйдиных (Абрамовых). Кроме Василия в семье воспитывались братья Терентий, Иван, Алексей и сестры Анна, Матрена.

Окончил пятиклассное волостное училище в деревне Шуреньга, а затем уездное земское училище в Пудоже, после чего поступил в Петрозаводскую учительскую семинарию. На выпускном курсе в связи с началом Первой Мировой войны в ноябре 1914, был призван в армию.

В 1915 году закончил 2 — ю Петергофскую школу прапорщиков. После её окончания был произведён в прапорщики. В дальнейшем в ходе боевых действий проходил службу в чине поручика, затем штабс — капитана служил командиром роты в составе 334 — го Ирбитского пехотного полка. За боевые отличия был награжден орденами Святого Станислава 3 — й степени с мечами и бантом, Святой Анны 4 -й степени с надписью «За храбрость», двумя Георгиевскими медалями 3 — й и 4 — й степеней.

В декабре 1917, был демобилизован из рядов армии, и в марте 1918 года вступил в ряды РККА, после чего проходил службу в должности сначала военного руководителя Дмитровского уездного военкомата Московского военного округа, затем на той же должности в Красновском уездных военкомате Петроградского военного округа.

В апреле — мае 1919 под Харьковом, перешёл на сторону белогвардейских Вооружённых Сил Юга России. Вскоре был взят в плен красноармейцами и вновь перешёл на службу в РККА. В мае 1919, был назначен на должность командира 4 — го отдельного отряда особого назначения 15 — й армии, а затем на должность командира батальона 474 — го стрелкового полка 53 — й стрелковой дивизии. Воевал на Северном и Петроградском фронтах против эстонских и германских войск в Латвии. В боях за город Двинск (Даугавпилс) был тяжело контужен.

В июле 1920 года был назначен на должность коменданта одного из районов города Харьков, а в октябре 1920 — на должность начальника штаба и временно исполняющего должность командира 4, 8 и 13-й отдельный бригад ВЧК, ведших бои в составе Южного фронта в районах городов Глухов и Шахты.

В мае 1921 года был назначен на должность начальника штаба 51 — й отдельной железнодорожной дивизии войск ВЧК Украины, в июле — на должность начальника штаба Управления войск охраны железных дорог Украины и Крыма, а в ноябре 1921 — на должность помощника начальника штаба и начальник строевого отдела штаба войск ГПУ Украины в Харькове.

В 1926 году закончил вечернее отделение Харьковского института народного хозяйства, в 1930 году — Харьковские высшие курсы экономистов-плановиков при ВСНХ УССР, а в 1934 году — заочно Военную академию имени М. В. Фрунзе.

В мае 1935 года был назначен на должность заместителя начальника отдела боевой подготовки штаба пограничных войск НКВД СССР Управления пограничных войск Черноморского округа в Симферополе.

В июле 1941 года был назначен на должность начальника штаба 4-й стрелковой дивизии пограничных войск НКВД, на базе которой в октябре того же года была сформирована 184-я стрелковая дивизия (второго формирования), а полковник Василий Леонтьевич Абрамов был назначен на должность её командира.

В январе 1942, был назначен на должность командира 75 — й стрелковой дивизии (2 — го формирования), которая с апреля 1942 года дислоцировалась в Иране на ирано -турецкой границе.

В августе 1942, был назначен на должность заместителя командира 3 — го горнострелкового корпуса, который в сентябре — октябре 1942, вёл тяжелые оборонительные бои на перевалах Главного Кавказского хребта. За участие в этих боях Абрамов был награждён орденом Красного Знамени.

В марте 1943 года был назначен на должность командира 21 — го стрелкового корпуса в составе сначала 47 — й, а затем 38 — й армий принимал участие в Белгородско — Харьковской , Киевской наступательной и оборонительной, Житомирско — Бердичевской наступательной операциях. 28 апреля 1943 года было присвоено звание генерал-майора.

В мае 1944, был назначен на должность начальника штаба Управления пограничных войск Черноморского округа НКВД СССР.

В 1946 году, был назначен на должность начальника штаба пограничных войск Молдавского пограничного округа Министерства государственной безопасности СССР.

В ноябре 1946 года вышел в отставку. На пенсии занимался писательской деятельностью. Умер в Одессе 16 марта 1980 года.

Одной из особенностей 184 – й стрелковой дивизии было то, что если в других частях и соединениях 51 и Приморской армий, ощущалась острая нехватка стрелкового и особенно автоматического оружия, а имевшееся часто не было табельным, то пограничники из 184 – й стрелковой дивизии во время её формирования получили со складов войск НКВД наряду с винтовками Мосина и немалое количество пистолетов — пулеметов ППД различных модификаций, ППШ-41, самозарядных винтовок СВТ-40, ручных пулеметов Дегтярёва, станковых пулеметов Максима. Характерным было наличие значительного числа оптических прицелов, установленных на винтовки СВТ и Мосина, которые получали наиболее подготовленные бойцы.

От остатков 184 – й стрелковой дивизии, Сводный полк НКВД получил и собственную артиллерию: батарею 45 — миллиметровых пушек и минометную батарею (50 и 82 — миллиметровые минометы). В состав полка входил инженерный взвод лейтенанта Мануйлова, оказавшийся, весьма кстати.

За слабое руководство Сводным полком, приведшим к потере занимаемых позиций в ноябрьских боях 1941 года за Севастополь, командир полка майор К. С. Шейкин был снят с должности, понижен в звании и позже переведен в 25-ю стрелковую дивизию начальником штаба 54го полка. В командование Сводным полком НКВД 23 ноября вступил майор пограничных войск НКВД Герасим Архипович Рубцов, ранее командовавший одним из батальонов 184 – й стрелковой дивизии.

25 ноября 1941, Сводный полк НКВД атаковал немцев под Балаклавой, сорвав очередную попытку гитлеровцев пробиться к окраинам Севастополя. В дальнейшем, как докладывал 2 марта 1942 года в Главное управление пограничных войск НКВД командующий Черноморским погранокругом комбриг Н. С. Киселёв, бойцы этой части «прочно удерживали занятые ими рубежи, а боевые действия и подвиги, совершённые отдельными военнослужащими, широко популяризировались среди красноармейцев и краснофлотцев севастопольского гарнизона. Так, заместитель политрука 5 — й железнодорожной роты сводного полка НКВД, кандидат в члены ВКП (б) Гусев Василий Иванович, замечательный снайпер, уничтожил более 20 немецких солдат и офицеров, за что был представлен к правительственной награде.

Основным узлом обороны Сводного полка в Балаклаве стали развалины средневековой генуэзская крепости. Гарнизон его составил усиленный взвод 4 — й роты 1 — го батальона младшего лейтенанта Григория Орлова, работавшего до войны в Москве в Метрострое. Нужно сказать, что свой опыт подземных работ он использовал творчески и рационально.

В окружавших замковый двор стенах бойцы продолбили амбразуры, находящиеся на разной высоте для пулеметов и других видов стрелкового оружия. В самом дворе были выкопаны в скальном грунте капониры для двух 82 — миллиметровых минометов. На втором этаже донжона находился пост, где круглосуточно дежурил наблюдатель- корректировщик артиллерийского огня или снайпер (или, если необходимо, оба вместе), а нижний был отведен для укрытия. Пограничники установили здесь печь-буржуйку, импровизированные лежанки для отдыха, здесь же хранили запасы продовольствия и боекомплекты.

В ноябре — декабре 1941 года генуэзская крепость в Балаклаве была самой южной точкой советско- германского фронта. Здесь линия фронта обрывалась в море. Основным противником пограничников Сводного полка НКВД с ноября 1941 по март 1942, были солдаты 72 — й немецкой пехотной дивизии, занимавшей фронт против позиций дивизии Новикова, от берега моря до села Комары. Окопавшись на высотах, господствовавших над Балаклавой, они держали под обстрелом практически весь городок, но любая попытка немцев спуститься с высот к Балаклаве тут же пресекалась огнем пограничников. В свою очередь, попытки пограничников сбить немцев с высот также не удавались. В этих условиях генуэзская крепость, откуда немецкие позиции простреливались продольным огнем во фланг, играла огромную роль.

Ранним утром 17 декабря 1941, немцы начали второй штурм Севастополя. В районе позиций Сводного полка, противник атаковал небольшими подразделениями силами до роты с целью демонстрации наступления и недопущения переброски советских войск отсюда на помощь другим секторам. Это диктовалось особенностями местности, где было практически невозможно использовать и без того бывшую в дефиците у немцев бронетехнику, а огонь артиллерии был малоэффективен.

Немцы упорно атаковали генуэзскую крепость. Наиболее качественным в условиях сильнопересеченного рельефа был минометный огонь, активно применявшийся обеими сторонами. Обладание крепостью позволяло просматривать местность до самой Сапун-горы, и, соответственно, корректировать огонь артиллерии, в том числе и корабельной. Это понимали и пограничники, и немцы, которым минометная батарея их замка св. Николая наносила чувствительные потери. Поэтому вокруг замка разгорелись жесточайшие схватки. Взвод под командованием  Орлова отразил более семидесяти атак, и средневековая крепость вполне доказала свое право считаться таковой, служа пограничникам надежным укрытием. При обстреле они прятались в башне, а в случае атаки быстро занимали места у бойниц.

Во время одной из атак группе немецких солдат удалось подойти вплотную к стенам, и тогда, как в средневековье, гарнизон бросился на вылазку. Пограничники схватились с немецкой пехотой в свирепой рукопашной схватке, в которой с обеих сторон не было ни пощады, ни жалости. В ход пошли штыки, приклады, ножи, пехотные лопатки, обутые в сапоги ноги, кулаки. Боец Александр Мартынов, обладавший огромной физичской силой с легкостью перебрасывал через себя штыком нескольких немецких солдат. Младший лейтенант Орлов отстреливался, держа в руках два револьвера. Снайпер Николаев с верхнего этажа башни методично отстреливал немцев. Прорвавшаяся группа немецких пехотинцев, была уничтожена полностью, а пограничники, собрав как трофеи оружие, боеприпасы и документы, отошли под защиту крепостных стен.

Потерпев неудачу в дневных атаках, немцы попытались атаковать крепость ночью. Они сделали попытку подойти к ней вплотную, используя ограниченную видимость, по дну оврага мимо стен верхнего города, но были вовремя обнаружены привычными к бдительности пограничниками и попали под перекрестный огонь пулеметов. Наутро бойцы обозревали склоны оврага с разбросанными трупами немецких пехотинцев.

Штурм Севастополя еще продолжался, когда 30 декабря 1941, пришло известие, что советские войска высадились в Керчи и Феодосии и начали освобождение Керченского полуострова. Над 11 — й армией немцев, осаждавшей Севастополь, встала реальная угроза окружения и разгрома, поэтому Манштейну стало не до Севастополя, нужно было спасать собственные войска. Таким образом, второй штурм Севастополя в декабре 1941, полностью провалился.

В период наступившего в начале января 1941, по всей линии фронта под Севастополем состояния относительного затишья, 29 января 1942 года,. 2 — я стрелковая дивизия была переименована в 109 — ю стрелковую дивизию, а ее командир полковник П. Г. Новиков получил звание генерал — майора. Соответственно Сводный полк НКВД стал 456 — м стрелковым полком РККА. Майор Г.А. Рубцов стал подполковником. Полк получил пополнение, и его численность с 1372 человек на 16 декабря 1941, выросла к 1 февраля 1942 года до 1972 человек.

В условиях наступившего под Севастополем в январе – мае 1942, периода относительного затишья, на всей линии фронта Севастопольского оборонительного района (СОР), резко активизировались боевые действия снайперов и разведки. И в этом пограничники 456 – го полка не знали себе равных. Снайперы полка, такие, как Богатырев, Сторожук, Николаев вели настоящую охоту на немецких солдат и офицеров. Периодически вспыхивали дуэли с немецкими снайперами, которые убивали не только красноармейцев, но и мирных жителей Балаклавы.

Так, снайпер Богатырь сумел уничтожить немца, расстрелявшего очередь у водоразборной колонки и убившего нескольких женщин и стариков. Снайпер Николаев заставил замолчать стрелка, терроризировавшего балаклавских рыбаков, чьи причалы были видны с немецких позиций.

Разведчики 456 — го полка, пользуясь тем, что в немецких позициях были разрывы, проникали в ближние тылы 72 — й пехотной дивизии, добывая разведданные и «языков». Так, было быстро установлено, что часть 72 — й дивизии немцы перебросили под Феодосию. Особенно успешно действовала разведгруппа старшины Мясникова из пяти разведчиков. В их числе был 14 — летний сын полка Володя Чепурной, несмотря на свой юный возраст, стал опытным бойцом и воевал не хуже взрослых.

Помимо таких небольших мобильных групп в тыл немецких войск просачивались и более крупные отряды пограничников, которые вели разведку глубокого тыла немцев, устраивали засады и минировали дороги. Нередко к таким группам придавался артиллерийский корректировщик с радиостанцией, корректировавший огонь тяжелых стационарных батарей береговой обороны по скоплениям немецкой пехоты и техники.

Пользуясь затишьем, разведывательный отдел штаба Приморской армии организовал на участке обороны 456 — го полка так называемое «окно» для приёма связных от крымских партизан, державших связь с осажденным Севастополем.

Партизанские связники пробирались вдоль берега моря, и выходили прямо к стенам генуэзской крепости, где их встречал офицер разведки полка — лейтенант М. А. Крайнов, ответственный за это «окно».

В один из январских дней такой связник, видимо, плохо знавший местность, появился в районе генуэзской крепости уже утром, и был замечен с немецких позиций. Надеясь избежать пулеметного огня, он стал пробираться к кромке обрыва, надеясь найти тропу вниз. Однако тропы не было, и партизан сорвался с более чем 50 — метровой скалы, поскользнувшись на мокрых от росы камнях. Посчитав свою задачу выполненной немцы успокоились, и огонь умолк. Спустя полчаса красноармеец Александр Мартынов услышал слабые стоны и ползком полез к кромке скалы. Обстрел со стороны немцев тут же возобновился, но теперь на немцев обрушилась вся огневая мощь крепости, и прицельного огня у них не получилось. Пользуясь этим, Мартынов свесился вниз и увидел партизана, лежащего на узком скальном выступе двумя метрами ниже кромки обрыва и стонавшего от боли из-за полученных травм. Только редкое бесстрашие, отменная ловкость и недюжинная физическая сила помогла пограничнику поднять раненного наверх и доставить в крепость.

В марте 1942, на немецких позициях напротив 109 — й СД произошла смена войск. Немецкую 72 — ю пехотную дивизию сменила 28 — я легкопехотная дивизия. Имея меньше тяжелого вооружения, эта дивизия имела личный состав, хорошо обученный действиям небольшими подразделениями на сильно пересеченной местности, а так же и в уличных боях.

В феврале 1942, позиции 456 — го полка посетили корреспондент ТАСС Александр Хамадан и фотокорреспондент Борис Эйберг. История о том, как горстка пограничников четвертый месяц защищается в руинах генуэзской крепости, не могла их не заинтересовать. Поэтому, Хамадан и Эйберг прибыли в расположение полка  и провели много времени с его бойцами.

По результатам, этой журналисткой командировки, в записной книжке Хамадана появились такие строки: «За три месяца по генуэзской башне немцы выпустили 2500 мин и более 1500 снарядов. В башню было 24 попадания — поражений не было».

В книге А. Х. Хамадана «Севастопольцы», вышедшей в Москве в конце 1942 года, одна из глав была целиком посвящена бойцам полка.

11 апреля 1942, разведгруппа 456 — го полка во главе с лейтенантом A. M. Виноградовым между селами Варнутка (с 1945 года – Гончарное) и Кучук — Мускомья (с 1945 года – Резервное), была обнаружена немцами. Разведчики стали уходить, но немцы организовали преследование и окружили группу. Лейтенант Виноградов решил принять бой и запросил помощи по радио, решив с темнотой пробираться к морю, где разведчиков могли снять катера. Заняв круговую оборону, разведчики отбили прицельным огнем три атаки. При отражении третьей немецкой атаки, красноармеец Сторожук подстрелил вражеского офицера. Это вызвало в рядах немецких солдат временное замешательство, что позволило пограничникам, пользуясь наступающей темнотой, прорвать окружение и выйти к морскому пляжу.

К тому времени подполковник Рубцов, понимая, что дорога каждая минута, а запрос на помощь катеров Черноморского флота может идти слишком долго, обратился к Балаклавским рыбакам. Под покровом ночи рыбацкие баркасы сняли с берега группу Виноградова и доставили ее в Балаклаву.

8 мая 1942, на рассвете, Манштейн частью сил своей 11 — й армии нанес ошеломляющий удар по левому крылу Крымского фронта. Командование фронта оказалось к этому совершенно не готово и не смогло организовать отпор. Неся огромные потери, советские войска в беспорядке отступали. В результате 12 мая 1942 пала Керчь, а остатки войск Крымского фронта переправились на Тамань. Настал черед Севастополя.

С середины мая 1942, командующий 11 – й немецкой армией Манштейн начал подготовку к генеральному штурму Севастопольского оборонительного района. С 20 мая 1942, с целью подготовки к новому третьему штурму Севастополя, началось методичное нанесение артиллерийских ударов по позициям гарнизона, базе флота и самому городу. План штурма предусматривал нанесение по защитникам Севастополя двух охватывающих ударов — с севера и юго — востока, с целью окружить части гарнизона в районе восточнее города.

Рано утром 7 июня 1942,. начался третий штурм Севастополя. Для пограничников, защищавших генуэзскую крепость, он стал черным днем. Очередное попадание немецкого снаряда в донжон стало роковым. Древняя стена, принявшая к тому времени уже более 200 попаданий, не выдержала и рухнула внутрь. Под ее обломками погибли: лейтенанты Григорий Орлов и Григорий Сохач, пограничники Александр Мартынов, Николай Лебедев, Константин Хонин, Николай Шарапов и многие другие. Это ослабило эффективность огня защитников крепости, но не поколебала их стойкости и упорства. 11 июня 1942, немцы атаковали позиции советских войск по всей линии обороны 1 — го сектора, но потеснить защитников Балаклавы не смогли.

12 июня 1942, тяжесть ударов немецкое командование перенесло на правый фланг СОРа, на войска 1 — го сектора. В дополнение к частям 28 — й легкой пехотной дивизии в бой была введена 170 — я пехотная дивизия, стоявшая в резерве Манштейна у сел Варнутка и Кучук — Мускомья, им были приданы штурмовые орудия, а с воздуха немецкие атаки поддерживали пикирующие бомбардировщики.

Для того, чтобы выкурить пограничников 456 — го полка из домов на окраине Балаклавы, немцы скатывали с горных склонов бочки с горючим, предварительно поджигая их. Единственное, что смогли противопоставить пограничники, это выставленные в ночное время заграждения из  металлических рогаток, оказавшиеся весьма эффективными.

Между тем, усиление блокады Севастополя с моря стало приносить результаты. Советские войска все острее ощущали недостаток боеприпасов. К утру 17 июня немцам удалось потеснить соседей 456 — го полка, на левом фланге – 381 — й стрелковый полк. Теперь генуэзская крепость оказалась под перекрестным огнем. А бойцам Рубцова все больше приходилось экономить боезапас. Но даже при таких условиях пограничники держали свои позиции. Стреляли только наверняка, подпуская немецкую пехоту почти вплотную. Упорство бойцов 456 — го полка не оставалось незамеченным. За подвиги при удержании позиции в районе генуэзской крепости 20 июня 1942, ефрейтору пулеметной роты И. И. Богатырю, было присвоено звание Герой Советского Союза.

Однако к двадцатым числам июня 1942, стало ясно, что участь Севастополя решена. К исходу 20 июня 1942 г. немцы заняли Северную сторону Севастополя, а затем рано утром 29 июня 1942, переправились через Северную бухту и завязали бои в черте города. Дальнейшая оборона Балаклавы начала терять смысл.

И, все же, несмотря ни на что, крепость держалась. Лишь 1 июля 1942, когда советские части практически были вытеснены из Севастополя и стали медленно отступать к последним укреплениям на мысе Херсонес, командир 109 – й стрелковой дивизии генерал — майор П. Г. Новиков, дал приказ командиру полка полковнику Рубцову, оставить позиции в генуэзской крепости и вокруг нее, и, переправившись на западный берег Балаклавской бухты, отходить к мысу Фиолент.

К 1 июля 1942 года, 109 — я дивизия была последней частью Севастопольского оборонительного района, сохранявшей боеспособность, и не в последнюю    очередь благодаря бойцам — пограничникам полковника Рубцова. Командир 109 – й дивизии генерал — майор П. Г. Новиков стал последним командующим остатками войск Приморской армии.

О последних днях 456 — го полка известно немного. Начиная с 1 июля 1942, бойцы полка вели ожесточённые бои в районе Георгиевский монастырь – мыс Феолент. После гибели 4 июля 1942, полковника Рубцова и большей части личного состава остатки полка возглавил командир 2 – го батальона 456 – го полка — майор Ружников. Прижатые к морю, поливаемые огнем сутки, с моря и воздуха, пограничники продолжали сопротивление, предпочитая смерть плену, неоднократно предлагаемому противником. Так, застрелился последний командир пограничников майор Ружников и многие его подчиненные, другие нашли свою смерть волнах Черного моря, пытаясь эвакуироваться на различных подручных плавучих средствах. Лишь очень немногие бойцы полка попали в плен, и совсем единицы пережили войну.

Пограничники полка Рубцова, продолжали драться до последнего, используя штыки и камни, так и не узнав, что приказом Ставки Верховного Главнокомандования от 7 июля 1942 года, 456 — й стрелковый полк вместе со всеми остальными частями Приморской армии был расформирован.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1965 года, полковнику Г. А. Рубцову, было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его именем названы улицы в Симферополе и Севастополе, а так же пограничная застава в Севастополе.

Глава VI  Войска НКВД в обороне Крыма на Керченском полуострове весной 1942 года

Весной 1942 года, в Крыму боевые действия помимо Севастополя, так же шли и на Керченском полуострове, где вели оборонительно наступательные боевые действия армии Крымского фронта.

Кроме армейских частей и соединений в состав войск Крымского фронта на Керченском полуострове входили так же части войск НКВД в лице 26 и 276 — го стрелковых полков из 11 — й стрелковой дивизии НКВД.

Эта дивизия была сформирована в январе — феврале 1942, на территории Краснодарского края и имела следующий боевой состав:

26  -й стрелковый полк

275 — й стрелковый полк

276 — й стрелковый полк

277 — й стрелковый полк

278 — й стрелковый полк

279 — й стрелковый полк

В мае 1942 года, 26 и 276 — й стрелковые полки 11 – й стрелковой дивизии войск НКВД, вместе с армейскими частями и соединениями Крымского фронта, приняли участие в ожесточенных боях на Керченском полуострове с немецкими и румынскими дивизиями 11 – й немецкой армии.

Понеся большие потери, эти полки были эвакуированы с Керченского полуострова на Кавказ в город Анапу на доукомплектование и временно переданы в оперативное подчинение начальника войск НКВД по охране тыла Северо — Кавказского фронта.

Кроме 26 и 276 – го стрелковых полков 11 – й стрелковой дивизии войск НКВД, в боевых действиях января – мая 1942, на Керченском полуострове принимали участие 26 и 95 – й пограничные полки.

26 — й стрелковый полк войск НКВД

21-25 октября 1941, в городе Баку на основании мобилизационного плана НКВД СССР «МП-41» для усиления частей Управления ПВ НКВД Азербайджанской ССР был сформирован 189 — й отдельный резервный стрелковый пограничный батальон Управления ПВ НКВД Азербайджанской ССР.

1 января 1942 года, на основании приказа НКВД СССР № 001676/к от 10 ноября 1941, этот батальон переформировали в 26 — й стрелковый пограничный полк войск НКВД СССР, при этом командиром полка был назначен капитан Иван Прокофьевич Соколенко.

Приказом НКВД СССР № 0021 от 5 января 1942 года «С объявлением Постановления Государственного комитета обороны об организации гарнизонов в городах, освобождённых Красной Армией от противника» включён в состав формирующейся 11-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР. Почтовый адрес на данный период: ППС-2032, часть № 171.

С 7 января 1942 года и по 9 августа 1943 года, а также с 9 августа по 3 сентября 1945 года полк входил в состав Действующей Красной Армии. И, в частности, выполнял задачи по охране войскового тыла Крымского, Северо — Кавказского, Закавказского фронтов, Черноморской группы войск Закавказского фронта, 56-й армии.

Приказом НКВД СССР № 00852 от 28 апреля 1942 года включён в состав войск охраны тыла Крымского фронта, по причине чего был передислоцирован на Керченский полуостров.

С 28 апреля по 15 декабря 1942, сначала при обороне Керченского полуострова, а затем обороне Северного Кавказа полк вывел из строя 3136 гитлеровцев, 22 танка, 5 бронеавтомобилей, 4 автомашины, 3 орудия, 3 станковых пулемёта, 22 миномёта, 33 дзота, 2 склада боеприпасов, сбил 3 самолёта, захватил 2 автомашины, 3 орудия, 16 миномётов, 3 станковых пулемёта, 10 автоматов, 8 пистолетов, 5 ракетниц, 3515 мин, 75 велосипедов, 2 радиостанции, 18 лошадей.

С февраля 1943 года полк имел условный номер – в/ч «полевая почта № 61207».

Приказом НКВД СССР № 00495 от 18 марта 1943 года включён в состав Отдельной стрелковой дивизии войск НКВД СССР и в данном качестве – в боях по прорыву «Голубой линии».

Приказом НКВД СССР № 00993 от 14 июня 1943 года выведен из состава Отдельной стрелковой дивизии войск НКВД и включён в состав Орджоникидзевской стрелковой дивизии войск НКВД СССР.

В 1943 году за образцовое выполнение заданий командования в период боёв по прорыву неприятельской укрепленной линии «Голубая линия» командованием внутренних войск НКВД СССР полк представлен к награждению орденом Красного Знамени, а командующим 56 — й армии генерал-майором Андреем Анатольевичем Гречко – к присвоению воинского почётного звания «Гвардия».

Приказом НКВД СССР № 00181 от 26 февраля 1944 года полку установлен ежегодный полковой праздник – «1 января – день сформирования полка».

Приказом СССР № 00357 от 29 марта 1944 года включён в состав в 3 — й стрелковой дивизии войск НКВД СССР, по причине чего в начале августа 1945 года на основании распоряжения ГУВВ НКВД СССР № 275 от 25 июня 1945 года в составе 3 — й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР передислоцирован на Дальний Восток, в город Биробиджан.

27 августа 1945 года полк передислоцировался в Маньчжурию, где принимал участие в охране войскового тыла 2 — го Дальневосточного фронта, в том числе в борьбе с диверсионными группами противника и проявлениями политического бандитизма.

25 декабря 1945 года на основании приказа НКВД СССР № 001163 от 4 октября 1945, расформирован, а личный состав передан в состав 59 — го пограничного отряда войск НКВД СССР.

26 — й пограничный полк войск НКВД

Полк ведет свою историю от 5 – го батальона 44 — й стрелковой бригады 15 — й Сивашской стрелковой дивизии Красной Армии.

Приказом ОГПУ СССР № 122/44 от 25.02.1924 «О реорганизации пограничной охраны на основе объединения пограничных органов и пограничных войск» 5 — й батальон, был переформирован в Очаковский пограничный отряд ЧПО ПП ОГПУ УССР, штаб отряда – город Очаков.

Приказом ОГПУ СССР № 15/7 от 14 января 1925, отряд переименован в 26 — й пограничный отряд. 14 января 1925 года штаб отряда передислоцирован в город Одесса, отряд переименован в 26 — й Одесский пограничный отряд ОГПУ СССР.

В сентябре 1925 года приказом ОГПУ № 207/97 от 27 августа 1925,  в отряде была сформирована маневренная группа.

Во исполнения приказа ОГПУ СССР № 229 от 6 ноября 1926, отряд включен в состав Управления Пограничной охраны и Войск ОГПУ Украинского округа. В декабре 1927 года во исполнения Постановления Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР от 14 декабря.1927, отряду вручены отрядное Революционное Красное Знамя и к нему Грамота ВЦИК СССР.

Приказом НКВД СССР № 00246 от 25 февраля 1940 года «О мероприятиях по усилению охраны государственной границы на участках Киевского и Белорусского пограничного округов» отряд вошел в состав Управления Пограничных войск НКВД Украинской ССР.

Во исполнения приказа НКВД СССР № 00998 от 15 августа 1940, отряд вошел в состав Управления ПВ НКВД Черноморского округа.

По состоянию на 22 июня 1941, штатная численность отряда – 1079 военнослужащих, дислокация, организационно — штатная структура отряда:

Управление, штаб, политчасть отряда – город Одесса

1 комендатура – город Одесса

2 комендатура – посёлок Ламсдорф

3 комендатура – город Очаков

4 комендатура – город Скадовск

маневренная группа – город Одесса

отдельный контрольно – пропускной пограничный пункт «Одесса» – город Одесса

С началом Великой Отечественной войны отряд по указанию НКВД СССР № 31 от 26 июня 1941 «Об организации охраны тыла Действующей Красной Армии» отряд вошел в оперативное подчинение начальнику охраны тыла Южного фронта.

Приказом командующего Приморской армии от 27 июля 1941, на базе 1 и 2 – й  пограничных комендатур отряда (211 военнослужащих) сформирован 26 — й сводный пограничный полк Приморской армии.

11 августа 1941, из управления, штаба и штабных подразделений отряда сформирован штаб войск НКВД Одесского оборонительного района (ООР), отдельный батальон войск НКВД.

В сентябре 1941 года в составе отряда восстановлена 2 –я  Ламсдорфская пограничная комендатура.

В сентябре 1941 года 3 — я Очаковская и 4 – я Скадовская пограничные комендатуры включены в состав 4 — й Крымской стрелковой дивизии (впоследствии 184 — я стрелковая дивизия Красной Армии).

Приказом командующего 51 — й армии по войскам армии № 081 от 17 октября 1941 управление, штаб отряда переформированы в управление, штаб 184 — й стрелковой дивизии Красной Армии, подразделения отряда расформированы, личный состав отряда обращен на пополнение дивизии.

В декабре 1941 года приказом начальника Управления Пограничных войск НКВД Черноморского округа 26 – й пограничный отряд, был восстановлен.

18 марта 1942 года, 26 – й пограничный отряд, был переформирован в 26 — й пограничный полк войск НКВД СССР. Приказом НКВД СССР № 00852 от 28 апреля 1942, полк был включен в состав войск НКВД по охране тыла Крымского фронта.

С 15 августа по 25 ноября 1942 года полк входил в состав Орджоникидзевской стрелковой дивизии войск НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 00895 от 27 июля 1944, во исполнения Постановления ГКО СССР № 5584- сс от 8 апреля 1944 года «О восстановлении охраны государственной границы Союза ССР на освобождаемых от войск противника участках», полк был переформирован в 26 — й пограничный Краснознаменный отряд Управления ПВ НКВД Черноморского округа размещённый на территории Одесской области (РГВА ф.41169, оп.1, д.20.)

95 – й пограничный полк

На основании приказа начальника пограничных войск НКВД СССР от 20 сентября 1939 года на Украине, в городе Ямполь Винницкой области был сформирован 95 – й пограничный отряд в составе четырёх пограничных комендатур, шестнадцати линейных и четырёх резервных пограничных застав и манёвренной группы. Всего — 1800 человек личного состава, в том числе 210 человек командного состава, 240 – младшего командного состава и 1350 рядовых бойцов.

Базой для создания новой части послужил участвовавший в так называемом освободительном походе Красной Армии в Западную Украину 2 1- й Ямпольский пограничный отряд войск НКВД СССР Управления войск НКВД Украинской ССР. Кроме того, на укомплектование новой части тогда же поступило пополнение в количестве 680 призванных на действительную военную службу резервистов.

Первый командир – майор Л.А. Головкин (впоследствии – прославленный военачальник пограничных войск, полковник). Приблизительно в этот же период времени заместителем начальника отряда по политчасти был назначен батальонный комиссар Михаил Иванович Филиппов.

В октябре 1939 года 95 — й погранотряд был передислоцирован в город Надворная, райцентр бывшей Станиславской, а ныне Ивано — Франковской области Украины, где принял под охрану 215 — километровый участок Государственной границы СССР на её стыке с границами Румынии и Чехословакии (но на тот момент времени — территория восточной Словакии, оккупированная Венгрией).

В период 1939 – 1941 годов (до начала Великой Отечественной войны), личный состав 95 — го пограничного отряда войск НКВД СССР в зоне своей ответственности сумел выявить и разгромить в общей сложности двенадцать банд украинских националистов, при этом семьдесят четыре боевика были захвачены живыми.

Тогда же служебные наряды задержали с поличным при попытке нелегально перехода границы 5504 нарушителя, 107 из которых имели при себе оружие. Тридцать один человек из общего числа задержанных нарушителей госграницы впоследствии были изобличены органами госбезопасности как агенты зарубежных разведок, пробиравшиеся в СССР или из него со шпионской миссией.

В боевых столкновениях с вооружёнными формированиями украинских националистов бойцы отряда несли потери. Так, в январе 1941, в бою с бандитами был убит сержант Виктор Евдокимович Дорофеев, а спустя неполных четыре месяца, 10 мая 1941 года — красноармеец — пулемётчик Василий Афанасьевич Журавель. Кроме того, в феврале 1941 года двое военнослужащих (стрелки красноармейцы Сергей Сергеевич Кузнецов и Иван Николаевич Мельников), находясь в наряде по охране Государственной границы, пропали без вести.

Начало гитлеровской агрессии против СССР отряд встретил под командованием подполковника Дмитрия Андреевича Арефьева (впоследствии – видный военачальник пограничных и внутренних войск, полковник). Его правой рукой являлись старший политрук Афанасий Михайлович Карпов (1907 – 29 августа 1942), заместитель начальника отряда по политической части, и майор З. И. Левитин, начальник штаба отряда — капитан Алексей Александрович Халевин.

Организационно 95 — й пограничный отряд войск НКВД СССР к этому времени уже состоял из пяти пограничных комендатур (всего — 20 линейных и 5 резервных погранзастав; штатная численность каждой комендатуры — 320 человек), манёвренной группы (250 человек) и школы сержантского состава (70 — 100 человек), а так же подразделения боевого обеспечения и тыла. Первые семнадцать линейных пограничных застав охраняли венгерский участок государственной границы, а 18, 19 и 20 — я находились на румынском участок границы.

Общая же штатная численность отряда составляла 2158 человек при следующем табельном вооружении: 50 — мм ротных миномётов – 30 единиц; станковых пулемётов «максим» — 60; ручных пулемётов – 122; винтовок – 1800. В небольшом количестве в части имелись и автоматы типа «ППД — 40».

С началом Великой Отечественной войны 95 — й погранотряд оказался на острие удара 8 — го венгерского армейского корпуса, организационно состоявшего из четырёх пехотных бригад. В результате боёв 22 июня 1941, венгры, потеряв около взвода убитыми, поспешно покинули советскую территорию. С нашей же стороны потери за 22 июня 1941 года были минимальными – пропал без вести один военнослужащий: заместитель начальника одной из пограничных застав по политической части младший политрук Аркадий Николаевич Новосёлов.

Кроме того, в первые часы войны личному составу пограничного отряда удалось захватить и немецких пленных, когда в их руки в полном составе угодил экипаж немецкого бомбардировщика, совершившего вынужденную посадку у посёлка Солотвин Богородчанского района. Впоследствии, в конце июня 1941, пограничники и сами сбили два гитлеровских пикировщики «Ю-87», в ходе отражения пулемётным огнём с земли очередного налёта вражеской авиации на Надворную.

В период 22 – 28 июня 1941, на участке отряда шли отдельные ожесточенные бои с венгерскими войсками.

29 июня 1941 – 8 — й венгерского армейский корпус перешёл в наступление по всей линии границы. 30 июня 1941, по приказу командования 12 — й армии Юго-Западного фронта 95 — й погранотряд официально в полном составе был снят с охраны границы. Теперь ему предстояло действовать в качестве арьергарда отходящих с боями в сторону Винницы частей 44 и 58 — й горнострелковых дивизий. В связи с этим для удобства управления штатными пограничными комендатурами штаб отряда и подразделения боевого обеспечения и тыла были переформированы в две роты, поступившие в непосредственное подчинение командования 12 — й армии, — сводную и автомобильную.

2 июля 1941 года, 95-й погранотряд в количестве 1952 штыков вошёл в оперативное подчинение частей 12 — й армии Юго-Западного фронта: 1 — я пограничная комендатура – в подчинение 44 — й горнострелковой дивизии; остальные пограничные комендатуры – в состав 170 — го горнострелкового полка 58 — й горнострелковой Краснознамённой дивизии.

В процессе отхода войск 12 – й армии, пограничники отряда прикрывали его тылы от вылазок банд украинских националистов

13 – 24 июля 1941 года, 95 — й пограничный отряд войск НКВД СССР в составе других частей, подчинённых Отделу охраны войскового тыла 12 — й армии Южного фронта, нёс службу заграждения и в данном качестве принял тогда участие в обороне городов Винница (10-16 июля), Гайсин (райцентр Винницкой области и Умань (Черкасская область), а также в уничтожении ряда крупных вражеских десантов, в том числе выброшенных противником в окрестностях насёленных пунктов Краснополка Винницкой области и Родниковка Черкасской области.

К исходу 24 июля 1941, личный состав 95 — й пограничный отряда, сосредоточился в треугольнике сёл Шабельная – Пархомовка — Капиевка, где до него был доведён изданный в этот же день приказ командующего 12-й армией: три погранкомендатуры из пяти штатных свести в сводный отряд под общим командованием подполковника Д.А. Арефьева с переподчинением командиру 13 — го стрелкового корпуса (штаб корпуса — местечко Дашев Ильинецкого района Винницкой области), а двум другим погранкомендатурам и манёвренной группе, немедленно поступить в распоряжение начальника Отдела войскового тыла 12 — й армии.

28 июля 1941, все подразделения 95 — го пограничного отряда сосредоточились в городе Умань Кировоградской области, где воссоединившись, приступили к несению службы по охране войскового тыла 12-й армии. На следующий день резко отряд вместе с 12 – й  армией оказался в Уманском котле.

Основное ядро 95 — го погранотряда прорвалось из Уманского котла с минимальными потерями. Так, тыловые службы, благодаря разумной расторопности помощника начальника отряда по материально — техническому снабжению майора Силуанова, были выведены в безопасную зону Южного фронта ещё до того, как замкнулось кольцо вражеского окружения. А, вот штабу отряда и находящемуся при нём большинству боевых подразделений удалось вырваться к своим, только с помощью военной смекалки: в ходе ночной атаки на прорыв впереди атакующих цепей были пущены полтора десятка тракторов, которыми пограничники не так давно разжились в одной из оставшихся на оккупированной территории украинских МТС и которые с того момента использовались ими на правах тягачей. Ползущие на них по полю с зажжёнными фарами трактора фашисты приняли за советские танки и в панике бежали…

Дальнейшее отступление осуществлялось по двум маршрутам: 1 — я пограничная комендатура с арьергардными боями двигалась в направлении города Первомайска Николаевской области, а 2 и 3-я – к переправам через Днепр, расположенным южнее города Запорожье. К 8 августа 1941, все подразделения 95 — го пограничного отряда воссоединились, сосредоточившись в городе Никополе Днепропетровской области. Полученная боевая задача – охрана и обороны переправ, наведённых через Днепр в черте Никополя.

После оставления Никополя 95 — й пограничный отряд на протяжении месяца был привлечён к исполнению своих прямых функций по охране войскового тыла. В этот период, обороняя подвергшейся нападению вражеского десанта штаб 12 — й армии, почти в полном составе погибла 7 — я пограничная застава, во главе которой стояли лейтенант Фомин и политрук Новиков.

Во второй половине сентября 1941, личный состав пограничного отряда, командование Южного фронта вновь использует на правах пехоты: им приказано занять оборону по левому берегу Днепра в черте города Запорожье, прямо напротив острова Хортица.

Яркая строка в летописи обороны Запорожья – создание лейтенантом — разведчиком Львом Андреевичем Юхновцом, командиром внештатной оперативной группой отряда, на острове Хортица из местных комсомольцев истребительного отряда. Это небольшое по численности добровольческое формирование затем в течение некоторого времени вело боевые действия под руководством пограничников.

В период с 1 по 5 октября 1941 года, 95 – й пограничный отряд вел ожесточённые бои обороняя город Синельниково Днепропетровской области. Как указывает в своих мемуарах «Первый год войны» — М.: Воениздат, 1990. — с. 11, бывший командующий Южным фронтом генерал — лейтенант в отставке Д. И. Рябышев: «К сожалению, на других участках фронта события развивались не в нашу пользу. На участке Богуславка, Раевка, Георгиевна части 261 — й стрелковой дивизии и 95 — го пограничного отряда до последней возможности отстаивали свои позиции, испытывая недостаток боеприпасов. Превосходящие силы противника оттеснили их на западную окраину Синельниково. С наступлением темноты танковые части врага захватили окраину станционного посёлка».

О потерях, которые понёс в районе Синельниково 95 — й пограничный отряд, можно судить по докладу командования Управления охраны войскового тыла Южного фронта «О боевой деятельности и морально — политическом состоянии пограничных войск за 1 — 10 октября 1941 года»: «По предварительным данным в этом бою большие потери в личном составе понесла манёвренная группа – около 70 процентов. Бойцы и начальствующий состав мужественно сражались, нанося противнику существенные удары и героически умирая на поле боя».

Осень 1983 года, поисковым отрядом средней школы № 3 города Синельниково в ходе поисковой экспедиции были подняты со дна старых окопов останки сорока восьми павших здесь в начале октября 1941, воинов — пограничников.

Вышедшему из окружения из — под Синельниково 95 — му пограничному отряду долго отдыхать и приводить себя в порядок не дали. К 8 октября 1941, он был временно разделён на две боевые группы. Первая – основное ядро части во главе с подполковником Д.А. Арефьевым и старшим политруком А.М. Карповым; задача – в составе отступающих войск двигаться с арьергардными боями по маршруту: Красноармейск – Кураховка – Павловка – Б. Янисоль – Поповка – Чермалык (все — на территории современной Донецкой области Украины). Вторая группа – сводное подразделение из двухсот бойцов и командиров во главе с начальником штаба 1 — й пограничной комендатуры капитаном Яковом Гавриловичем Брованем и политруком Шелупенко; задача — поступив в подчинение командира 15 — й танковой бригады полковника Максима Васильевича Колосова, в качестве десанта, посаженного на броню, совершить рейд по тылам левого растянутого фланга 1 — й немецкой танковой армии, двигаясь при этом по маршруту: Красноармейск (Донецкая область) – город Гуляйполе – село Чубаревка (оба — Запорожской области) – село Павловка (Донецкая область).

Рейд проходил в период с 8 по 12 октября 1941, на броне тридцати трёх танков. В результате в районе города Гуляйполе, на шоссе Рождественское – Чубаревка разгромлена немецкая штабная колонна, было захвачено немало ценных документов и даже шинели немецких генералов. Так же в ходе внезапного ночного нападения разгромлен немецкий  гарнизон в селе Чубаревка и здесь же освобождены свыше сорока пленных красноармейцев.

Обе боевые группы вновь воссоединились 12 октября 1941 года в селе Павловка Донецкой области.

С 14 октября 1941 года – 95-й пограничный отряд войск НКВД СССР вновь находится в тяжёлых оборонительных боях вблизи районного центра Старобешево Донецкой области.

28 — 31 октября 1941, пограничники отряда вели оборонительные бои на высоте 277,9, известной больше как курган Саур — Могила (район хутора Петровский Донецкой области), а 31 октября – 4 ноября 1941 года – по левому берегу реки Миус, восточнее села Дмитровка Шахтёрского района Донецкой области.

4 ноября 1941 года остатки отряда были выведены в резерв командующего 18 — й армией Южного фронта: сначала – в Орехово, а затем в Красную Поляну современной Луганской области Украины.

После короткого отдыха, уже 17 — 23 ноября 1941, бойцы полка вели бои в районе села Дьяково Луганской области.

В конце ноября — первых числах декабря 1941, остатки 95 — го погранотряда наконец-то были влиты в воинскую часть, которая уже, как минимум, месяц являлась его правопреемником, а именно в 95 — й пограничный полк особого назначения войск НКВД Управления охраны войскового тыла Южного фронта.

95 – й пограничный полк, был сформирован к 1 ноября 1941, в станице Глубокая Ростовской области, на основании постановления Военного Совета Южного фронта, изданным в свою очередь во исполнение уже неоднократно озвученного выше приказа НКВД СССР от 25 сентября 1941 года.

Базой для создания этой новой воинской части послужили военнослужащие не только самого 95 — го погранотряда, но и других подлежащих расформированию на основании всё того же приказа НКВД СССР от 25 сентября 1941 года частей войск НКВД СССР – 43 — го резервного пограничного, 21 — го Ямпольского кавалерийского и 157 — го стрелкового полков, 2, 3, 4 и 5 — й отдельных пограничных комендатур, а также 3 — й пограничных комендатуры 2 — го Каларашского пограничного отряда.

В составе 95 – го пограничного полка было три мотострелковых батальона, четыре (три сабельных и пулемётный) кавалеристских эскадрона, бронетанковую рота, миномётная рота (шесть 82-мм миномётов), рота автоматчиков, полковая артиллерийская батарея (шесть 76 — мм пушек) и противотанковую (четыре 45 — мм пушки), а также подразделения боевого обеспечения и тыла.

Командиром полка был назначен майор Сергей Максимович Фадеев (впоследствии – крупный военачальник внутренних войск, генерал-майор), военным комиссаром – депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва батальонный комиссар Арчил Семёнович Майсурадзе.

17 ноября 1941, согласно приказу командующего Южным фронтом, 95 – й пограничный полк приступил к выполнению боевой задачи, связанной с охраной войскового тыла 12 — й армии в окрестностях Луганска. Однако уже 25 ноября 1941, выполняя новый приказ командующего фронтом, совершил марш в район донецкого города Дебальцево,  где был подчинён 74-й стрелковой дивизии 12  — й армии.

5 декабря 1941, полк закрепился на рубеже Кондратьевский рудник – Софьино — Раевка – Ольховатка а уже на рассвете 6 декабря 1941, на позиции полка перешла в наступление 52 — я итальянская пехотная дивизия «Торино». После семи дней боёв понесшие тяжелые потери итальянцы отошли на свои прежние позиции.

В ночь с 13 на 14 декабря 1941 года, 95 – й пограничный полк, был выведен на отдых во второй эшелон. Приказом по 74 — й стрелковой дивизии всему личному составу полка за успешные бои против перешедшей в наступление итальянской 52 — й пехотной дивизии была объявлена благодарность.

Однако отдых оказался недолгим. Уже 16 декабря 1941, на основании приказа командира 74 – й стрелковой дивизии — полковника Фёдора Екимовича Шевердина, 95 — й пограничный полк, совместно со 109 и 360 — м стрелковыми полками всё той же 74 — й стрелковой дивизии, а также подразделениями 71 — й бригады войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, участвует в операции по штурму города Дебальцево, при этом главный удар – по центру вражеской обороны – наносили именно пограничники.

В ходе ожесточённых боёв за Дебальцево 16 – 24 декабря 1941, когда город несколько раз переходил из рук в руки пограничники нанесли немецким войскам тяжёлые потери. 25 декабря 1941, спасая полк от полного окружения, командир 74 – й стрелковой дивизизии отдал ему приказ об оставлении Дебальцево и отходе на прежний рубеж обороны – расположенную южнее посёлка Толстовка высоту 326,6 (участок – «село Вергелевка — посёлок Октябрьский»).

Боевые действия в районе Дебальцево полк вёл вплоть до 23 марта 1942 года, нанеся при этом противнику огромный урон в живой силе.

В январе 1942 года 95-й пограничный полк лишился статуса «полка особого назначения».

1 марта 1942 года 95 — й пограничный полк сдал занимаемый участок обороны пехотным частям и сосредоточился в оперативном тылу Южного фронта. И спустя несколько дней направлен в состав Крымского фронта. 29 марта 1942 года,  95 — й пограничный полк в количестве 1282 штыков прибыл в город Керчь, в распоряжение руководства Управления войск НКВД СССР по охране тыла Крымского фронта.

Согласно полученному приказу: 1 — й батальон полка должен был обеспечивать безопасность войскового тыла 44 – й армии, 2 – й батальон выполнял аналогичную задачу в 47 — й армии и 3 –й батальон в 51 — й армии. Место дислокации штаба полка – город Керчь.

Находясь в городе Керчи и на территории Керченского полуострова личный состав полка с конца марта по середину мая 1942, задержал свыше 50 шпионов немецкой разведки и около 300 дезертиров.

Наиболее тяжёлым периодом для полка во время его нахождения в составе гарнизона города Керчи стали бои на Керченском полуострове 8 – 19 мая 1942  года. Первым в бой с перешедшими 8 мая 1942, в решительное наступление войсками противника выпало вступить 1 — му батальону 95 – го пограничного полка.

Вечером 8 мая 1942, в районе населённого пункта Сейтджеут, 1 – й батальон, оказавшись впереди боевых порядков 44 — й армии, отбил несколько атак, а затем  прочно обороняли занимаемый рубеж: до вечера 10 мая – участок Чалтемир – Сырылар, а до исхода 16 мая – район, прилегающий к населённому пункту Баксы.

2 — й батальон полка принял боевое крещение около 13 часов 15 мая 1942, отразив атаку 30 немецких танков у высоты 154,4. Однако к вечеру, того же дня, был вынужден отойти в сторону Керченского пролива.

3 — й батальон принял первый для себя на крымской земле бой ближе к вечеру 13 мая 1942, у пристани Дуранте.

«В боях за Керчь 95-й пограничный полк (без 3 — го батальона) уничтожил в общей сложности десять немецких танков, бронемашину, два тягача, девять автомашин, истребил более 450 гитлеровцев». Эти данные привёл ветеран внутренних и пограничных войск, бывший заместитель министра внутренних дел Эстонской ССР полковник в отставке В.Ф. Шевченко в своём военно — историческом очёрке «Легендарная оборона», опубликованном в книге «На страже советского государства» — М.: Воениздат, 1975. — с.108.

А это уже данные из архивного документа фронтовой поры – Доклада начальника войск НКВД СССР по охране тыла Северо — Кавказского фронта генерал-майора Н.С. Киселёва в политотдел войск НКВД СССР от 6 июня 1942 года: «Все полки войск НКВД, а в особенности 26 — й полк НКВД, 26 – й Краснознамённый пограничный полк, 95 — й пограничный полк, а также 276 — й полк НКВД дрались и вели себя хорошо. Задачи, которые возлагались на войска НКВД высшим командованием, были выполнены с честью. Части НКВД, в течение продолжительного времени, ведя ожесточённые бои, не только сдерживали противника, но и наносили ему чувствительный урон в технике и истреблении живой силы его. Так, за период с 8 по 19 мая 1942, войсками НКВД на Керченском полуострове нанесены противнику следующие потери: 95 — й пограничный полк: сбито самолётов – 8; подбито и сожжено танков – 12; уничтожено бронемашин — 1, тягачей — 2, пехоты – 770 человек».

Среди этих частей войск НКВД, был и один из батальонов 95 — го пограничного полка, под командованием майора Персикова, который обеспечивая отход из Керчи частей 44, 47 и 51 — й армий, за время боя с 8 по 18 мая 1942, уничтожил 7 танков и свыше 400 солдат противника.

Наиболее напряженными были бои батальона  под командованием майора Персикова в период с 16 по 18 мая  1942, в районе Еникальского маяка. Его бойцы отбросили противника своими контратаками на 2 — 3 км от переправ с тем, чтобы дать возможность 51 — й армии почти нормально совершить переправу на мыс Чушка Таманского полуострова.

При эвакуации остатков полка через Керченский пролив на Кубань героический поступок, во многом равный подвигу, совершили военный водитель Фёдор Виташенков и трое солдат — пограничников, чьи фамилии остались неизвестными. Они, выполняя приказ командира автотранспортного взвода старшего лейтенанта П.А. Чипахина , спасли секретную документацию политотдела полка, переправив её под вражеским обстрелом на кубанский берег в легковом автомобиле, предварительно установленном на плот, который в свою очередь собственноручно построили из найденных на берегу бревён и четырёх пустых бочек.

По данным командования войск НКВД по охране тыла Крымского фронта, безвозвратные потери 95 — го пограничного полка войск НКВД  в ходе постигшего Крымский фронт разгрома составили на 23 мая 1942 года убитыми и пропавшими без вести 877 человек.

Однако, как выяснилось уже после войны, далеко не все из числа, пропавших без вести погибли, кто — то попал в плен, кто — то пополнил ряды Аджимушкайского подземного гарнизона, а отдельные из окруженцев, в том числе и сын 95 — го пограничного полка Гриша Козюберда «растворились» среди местного населения и, таким образом дождавшись прихода Красной Армии, продолжили затем вооружённую борьбу с фашизмом.

Что же касается 10 — летнего Гриши Козюберды, то после освобождения Крыма он стал воспитанником 36 — й бригады железнодорожных войск.

276 — й стрелковый полк войск НКВД

Сформирован 20 января 1942 года в столице Азербайджана городе Баку в составе 11 — й стрелковой дивизии войск НКВД СССР из личного состава Управления Пограничных войск НКВД Азербайджанской ССР. Командиром полка был назначен майор М. С. Удовиченко. Полк имел три линейных стрелковых батальона.

В конце января 1942, полк был передислоцирован в город Краснодар, а в период с 19 февраля по 19 мая 1942, дислоцировался в городе Керчь, где выполнял задачи по несению караульной и гарнизонной службы, охране войскового тыла Крымского фронта, складов имущества и вооружения Крымского фронта находящиеся в районе Керченского железнодорожного вокзала, посёлка Аджимушкай и в ряде других районах города.

8 — 19 мая 1942, во время оборонительных боев на Керченском полуострове полк вывел из строя до 340 гитлеровцев, уничтожил 11 танков, сбил 11 самолетов. Понеся большие потери, полк был эвакуирован на Северный Кавказ.

С 17 мая и до конца октября 1942, часть военнослужащих полка участвовала в обороне Аджимушкайских каменоломен.

С августа 1942. полк принимает участие в боях по обороне Северного Кавказа. На основании приказания начальника войск НКВД СССР — заместителя народного комиссара внутренних дел СССР № 80811 от 24 августа 1942 года полк был включен в состав Сводного полка войск НКВД СССР, где с 29 августа 1942 года в составе в районе Алагира участвовал в обороне Военно — Осетинской дороги.

2 октября 1942 года полк в составе Сводного полка НКВД перешел в оперативное подчинение 351 — й стрелковой (впоследствии – Шепетовская Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии Красной Армии.

29 октября 1942, полк в составе Сводного полка НКВД перешел в оперативное подчинение 10 — го стрелкового корпуса.

В октябре — ноябре 1942, полк в составе Сводного полка НКВД, в районе Кут-Чинола  и Залагир принимал участие в оборонительных боях по защите Северного Кавказа.

15 — 16 декабря 1942 года на основании боевого распоряжения штаба Северной оперативной группы войск Закавказского фронта  за № 0345/оп от 15 декабря 1942, изданного во исполнение решения Ставки Верховного Главнокомандующего Красной Армии № 81383 от 26 ноября 1942 года, 276 – й полк войск НКВД, был расформирован, а его личный состав передан в состав 2 — й гвардейской стрелковой дивизии, которая в дальнейшем в составе Отдельной Приморской армии участвовала в освобождении Крыма и Севастополя.

Глава VII  Участие частей войск НКВД в освобождении Крыма и Севастополя в 1943 – 1944 годах, а так же в охране Ялтинской конференции в январе – феврале 1945 года

Отдельный полк специального назначения войск НКВД СССР.

Полк сформирован в ноябре 1944, в Москве, в составе 36 — й стрелковой дивизии конвойных войск НКВД СССР, из курсантов полковых сержантских школ, имевших образование не ниже 7 классов средней школы. Командир полка подполковник Г. Д. Шимбарев, замполит — начальник политотдела полка майор Н. П. Пашин, начальник штаба полка майор Сабуров Василий Фаддеевич.

3 января 1945 года полк убыл в Симферополь. С 4 января по 14 февраля 1945, полк принимал участие в охране Ялтинской конференции глав правительств государств антигитлеровской коалиции. 10 января 1945 года полк приступил к охране Ливадийского дворца и дороги от Кореиза до Ливадии.

После завершения работы Ялтинской конференции, с 22 февраля 1945 года полк приступил к охране правопорядка в Москве. В июле 1945 года полк расформирован.

5 — й Севастопольский отдельный полк правительственной связи НКВД СССР 4 — го Украинского фронта

Полк был сформирован на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года в городе Ростов-на-Дону. Первым командиром полка стал полковник Иосиф Александрович Володкевич.

Свой боевой путь в Великой Отечественной войне полк начал в составе войск 4-го Украинского фронта. Отличился в ходе Крымской стратегической наступательной операции весны 1944 года, в том числе и в боях по освобождению Севастополя, за что приказом Верховного Главнокомандующего в единственном числе среди других в/ч НКВД СССР был удостоен воинского почётного наименование «Севастопольский».

Как отмечено в «Книге Памяти военнослужащих органов и войск правительственной связи, погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне 1941 – 1945годов» — М.: ТЕРРА, 1995.- с. 202: «В ходе Крымской операции 1944 года образцово выполнял задачи по обеспечению связи в составе 5 — го полка правительственной связи 254 — й батальон под командованием Г. И. Шелепова. Подразделения батальона форсировали залив Сиваш вместе с передовыми частями наших войск. По грудь в ледяной воде, под артиллерийским обстрелом и непрерывными авиационными налётами воины — связисты переправляли всё необходимое для строительства линий правительственной ВЧ — связи».

После завершения операции по освобождению Севастополя, полк составе войск 4 — го Украинского фронта участвовал также в Восточно и Западно — Карпатских (обе – в 1944), Моравско — Островской (1945) и Пражской (1945) наступательных операциях.

За боевые заслуги на фронте был удостоен ордена Красной Звезды, однако точная дата выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР в свет и содержащаяся в последнем формулировка неизвестны.

В соответствии с приказом НКВД СССР № 00177 от 7 марта 1945 года 5-й отдельный Севастопольский ордена Красной Звезды полк правительственной связи НКВД СССР был переформирован в 5 — ю отдельную бригаду правительственной связи.

Летом 1945 года данное соединение обеспечивала ВЧ — связь советской делегации в ходе работы Потсдамской (Берлинской) конференции глав представителей великих держав – победительниц во Второй Мировой войне.

В 1945 — 1948 годах – в составе Северной группы войск с местом дислокации штаба части в польском городе Познань.

Приблизительно в этот период бригада была снова свёрнута в полк, который по неофициальным данным носил номер 113 — го отдельного полка правительственной связи.

В 1948 — 1950 годах, штаб и ядро части дислоцировались в городе Черкесске Ставропольского края. Личный состав занимался в этот период реконструкцией линий правительственной ВЧ — связи, проходящих через территорию Северного Кавказа и частично – Закавказья, в том числе и Грузинскую ССР.

Одновременно в 1949 году ряд подразделений полка убыл в Поволжье для участия в строительстве линии правительственной ВЧ — связи от города Сергач (Горьковская область) до города Канаш (Чувашская АССР).

В 1950 году полк передислоцирован в Калининградскую область, в город Багратионовск. Задача, которую выполнял личный состав большинства подразделений, — строительство вдоль Транссиба линии ВЧ — связи «Москва (Люберцы) – Новосибирск».

В 1951 году один из батальонов во главе с его командиром майором Лоскутовым был откомандирован в Западную Украину для участия в борьбе с формированиями украинских националистов.

В 1952 году 113 – й отдельный полк правительственной связи получил статус учебной части и стал именоваться «26 — й отдельный учебный Севастопольский ордена Красной Звезды полк правительственной связи». В составе полка, в начале 70 — х, годов была создана школа прапорщиков частей правительственной связи. В полку производилась подготовка сержантского состава и младших специалистов для всех без исключения частей правительственной связи МГБ – МВД — КГБ СССР, а затем после распада СССР Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ) Российской федерации.

26 – й отдельный учебный полк правительственной связи был расформирован в конце 2003 — начале 2004 года.

23 – й пограничный полк

25 сентября 1941 года 23-й пограничный Краснознамённый отряд войск НКВД СССР был переформирован в 23 — й пограничный Краснознамённый полк войск НКВД СССР с подчинением управлению по охране войскового тыла Южного фронта (1-го формирования).

23 – й пограничный отряд войск ОГПУ был сформирован в феврале 1924 года из личного состава легендарной 24 — й стрелковой Краснознамённой Самаро — Симбирской (Ульяновской) железной дивизии РККА и 12 — й пограничной имени Петросовета дивизии войск ГПУ Украины, на базе 21 — го отдельного пограничного батальона 2 – й пограничной дивизия войск ГПУ Украины, как 23-й пограничный отряд войск ГПУ Украинской ССР с местом постоянной дислокации аппарата управления в городе Каменец — Подольском современной Хмельницкой области Украины. Первый начальник отряда. – Иосиф Станиславович Кибартас, прослуживший в данной должности свыше пяти лет.

В мае 1925 года коллегия ГПУ Украинской ССР «за доблестную охрану границы, беспощадную борьбу со шпионажем и контрабандой» удостоила 23 — й погранотряд почётной награды – «Красного Знамени Пролетарской революции». Постановлением ЦИК СССР от 14 февраля 1936 года «за доблестную охрану государственной границы, за беспощадную борьбу со шпионажем и диверсией» отряд был награждён орденом Красного Знамени. В ознаменование этого события ежегодно, начиная с 1940 года, 15 февраля праздновался в отряде как День части.

Накануне Великой Отечественной войны в зоне ответственности отряда находился 108-километровый участок советско — румынской границы. Воины отряда одними из первых на рассвете 22 июня 1941 года приняли на себя удар гитлеровского вторжения в СССР. В глубь своей территории подразделения отряда отошли лишь после того, как на рубежах занимаемой обороны их сменили части регулярной Красной Армии.

25 сентября 1941 года переформирован в 23 — й пограничный Краснознамённый полк войск НКВД СССР с подчинением управлению по охране войскового тыла Южного фронта

В составе действующей армии с 25 сентября 1941 по 31 мая 1945 года. Вёл оборонительные бои на Украине: под Уманью, Первомайском, Ново — Архангельском, Мариуполем и Луганском, обеспечивала безопасность действующих переправ через реки Дон и Кубань, охранял тылы и коммуникации советских войск в районе Сочи.

Полк ярко отличился в боях по обороне перевалов Главного Кавказского хребта, за что 13 декабря 1942, был удостоен второго ордена Красного Знамени.

Впоследствии, охраняя тыл и коммуникации 56 — й армии, которая затем в дальнейшем была переименована в Отдельную Приморскую армию. В составе 56 – й (Отдельной Приморской) армии принимал участие в боях по освобождению города Новороссийска (в том числе и в высадке десанта на Малую землю), а так же Таманского и Крымского полуостровов.

Летом 1944 года был выведен из Крыма в связи с переформированием в 23 — й пограничный дважды Краснознамённый пограничный отряд войск НКВД СССР с подчинением с августа 1944 года Управлению пограничных войск НКВД Литовского округа.

Нёс службу на крайнем правом фланге округа, имея соседом слева 95 — й пограничный ордена Ленина отряд войск НКВД СССР.

С момента прибытию в Литву – на фронте борьбы как с политическим бандитизмом в Литве, так и с блуждающими в нашем тылу мелкими подразделениями разбитых немецких частей. В частности, к 1946 году в зоне своей ответственности его служебными нарядами было выявлено и задержано до десяти тысяч вражеских солдат и офицеров, военных преступников и разномастных нарушителей государственной границы.

На основании приказа начальника УПВ НКВД Литовского округа № 01128 от 15 октября 1944 года впервые после начала Великой Отечественной войны приступил к охране Государственной границы СССР.

Вверенный тогда под охрану участок – только что освобождённое советскими войсками приморское порубежье с Мемельской областью Восточной Пруссией по линии прежней границы Литовской ССР с Германией.

На основании приказа начальника УПВ НКВД Литовского округа № 0031 от 16 ноября 1944 года вместе с 95-м погранотрядом был отведён в восточном направлении за линию армейских тылов. Дело в том, что наступление 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусских фронтов в направлении на Тильзит (ныне – Советск) и Мемель (ныне – Клайпеда) гитлеровцами было к концу октября остановлено. Ещё вчера стремительно наступавшие советские войска перешли к активной обороне. В результате подразделения 23-и 95-го пограничных орденоносных отрядов оказались в боевых порядках соединений и частей действующей армии.

Осенью 1945 года принял под охрану государственную границу, проходящую по побережью Балтийского морю в районах, прилегающих к городу Мемелю/Клайпеда, в том числе и по побережью Калининградской области. В связи с этим управление отряда было дислоцировано в Мемель/Клайпеду.

С конца августа 1992 года – в Калининградской области с местом дислокации аппарата управления в районном городе Черняховске. В зоне ответственности отряда тогда находился российско-литовской участок государственной границы РФ общей протяжённостью 280 километра, в том числе протяжённость сухопутного участка – 23 км, речного (по рекам Лепона, Шервинта, Шешупе, Неман) – 202 км, озёрного – 11 км (озеро Выштынец – 10 км, дамба – 1 км).

По итогам 1997 года, был признан лучшим в системе Федеральной пограничной службы Российской Федерации.

95 – й пограничный полк войск НКВД

После эвакуации с Керченского полуострова в мае 1942, в период с лета 1942 и до сентября 1943 года, 95 — й пограничный полк участвовал в битве за Кавказ. Основные силы части при этом сражались в районе города Армавира Краснодарского края. В частности, 2 — й стрелковый батальон полка в количестве 500 штыков в течение мая 1943 года вёл боевые действия в составе 1 — й отдельной стрелковой дивизии войск НКВД СССР 56 — й армии Северо — Кавказского фронта: на Кубанском плацдарме по прорыву 1 и 2 — й оборонительных линий оборонительного пояса противника «Голубая линия».

В ходе этих боёв, 2 мая 1943, личный состав данного батальона, проявив при этом массовый героизм (за это впоследствии — отдельная благодарность от командующего фронтом), в составе других подразделений и частей дивизии овладел станицей Крымская (ныне – город Крымск) Краснодарского края, превращённой противником в непреступную крепость. Свыше шестидесяти наиболее отличившихся в ходе той майской наступательной операции военнослужащих 2 — го стрелкового батальона были удостоены от командования фронта боевых наград.

21 марта 1943 года 95 — му пограничному полку войск НКВД СССР от имени Президиума Верховного Совета СССР было вручено Боевое Красное Знамя и Грамота Президиума Верховного Совету СССР к нему. Церемонию вручения провёл лично полковник Сергей Максимович Фадеев, бывший командир полка, а теперь уже начальник Управления войск НКВД СССР по охране тыла Северо — Кавказского фронта.

14 апреля 1944 года  Президиум Верховного Совета СССР издал Указ  о награждении полка орденом Ленина, с формулировка – «За отличия в боях за Донбасс, в предгорьях Кавказа и на Керченском полуострове, образцовое выполнение заданий командования». С этого времени данная дата – ежегодно празднуемый День части.

В феврале 1944 года 95 — й пограничный полк в составе специально для этого созданной группировки войск НКВД СССР принял участие в выполнении правительственного задания по депортации коренного населения Чечено — Ингушской АССР в Казахстан. В ходе этой операции полк не досчитался в своих рядах старшины Василия Васильевича Дергачёва. Последний погиб при исполнении служебного долга в конце февраля 1944 и был похоронен однополчанами на городском кладбище Грозного в могиле № 30721.

С 15 марта 1944 года, 95 – й пограничный полк, осуществлял охрану тылов Отдельной Приморской армии на Керченском плацдарме, производя очистку прифронтового тыла от враждебного элемента.

При выполнении этой боевой работы, погибли: 9 апреля 1944 – наводчик противотанкового ружья ефрейтор Иван Захарович Мадык; 15 апреля 1944, на западной окраине местечка Дуранте Маяксалынского района — командир отделения старший сержант Борис Григорьевич Анастасиев, а у села Узундар — красноармеец Григорий Андреевич Галушкин; 24 апреля 1944, погиб – начальник инженерной службы полка — капитан Филипп Данилович Пластун.

27 апреля 1944 года на основании изданного в этот день наркомом внутренних дел СССР соответствующего приказа 95-й пограничный ордена Ленина полк был передан из состава войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии обратно в состав пограничных войск НКВД СССР с одновременным переподчинением начальнику Управления пограничных войск НКВД Украинского округа.

На основании распоряжения начальника Главного управления пограничных войск НКВД СССР и изданного в его во исполнение приказа № 009 от 29 мая 1944 года начальника Управления пограничных войск НКВД Украинского округа 95 — й пограничный полк был оставлен в Крыму и затем переформирован в 95 — й пограничный отряд.

Новое штатное расписание: управление; пограничных комендатур — 5; линейных застав – 20, а резервных – 5; манёвренная группа; КПП — 4. Поменялся и условный номер – с в/ч «полевая почта 23772» на в/ч 2115.

Несмотря на полную очистку Крыма от немецких войск и депортацию крымских татар, личный состав 95 – пограничного отряда на протяжении мая — июля 1944, находясь на территории Крыма нёс достаточно ощутимые потери. В частности, в мае 1944, пропал без вести красноармеец Фёдор Сафронович Лось; 28 июня 1944 года в селе Байдары Балаклавского района при исполнении служебного долга погиб старший фельдшер полка офицер медицинской службы Иван Прокофьевич Давиденко; 5 июля 1944, в районе Симферополя был убит красноармеец Михаил Петрович Коноваленко, а на следующий день и там же – капитан Иван Афанасьевич Локтионов (должность обоих неизвестна; но оба похоронены на Армяно — Георгиевском кладбище Симферополя); 8 июля 1944 года в одном из военных госпиталей Симферополя от полученных ранений скончался политработник отряда — майор Фёдор Иванович Шилин; 21 июля 1944, (где точно  неизвестно), находясь на боевом посту, погибли помощник начальника одного из отделов штаба части старший лейтенант Николай Владимирович Крижиминский и ефрейтор Иван Васильевич Усатый.

27 июля 1944 года на основании изданного в этот день наркомом внутренних дел СССР приказа № 00895 95 — й погранотряд был передан в состав Управления пограничных войск НКВД Литовского округа.

Местом погрузки в эшелоны стала крымская станция Сюрень (с 1945 – Сирень), а местом выгрузки (5 августа 1944 года) и первой дислокации в новом районе оперирования – литовская станция Палемонас.

12 августа 1944 года отряд на правах резерва командования Управления пограничных войск НКВД Литовского округа был передислоцирован в местечко Янковщизна, а 21 августа – в приграничный к Гродненской области Белоруссии литовский город Эйшишкес, где, оставаясь до 15 октября 1944 года, проводил в окрестных лесах чекистско-войсковые операции против орудовавших в округе банд. При этом в качестве основных его военнослужащими применялись следующие виды нарядов: организация на важнейших транспортных коммуникациях и в населённых пунктах работы контрольно-пропускных пунктов; организация заслонов на участках, где в силу складывающейся оперативной обстановке сохранялся риск возникновения неорганизованного передвижения войск и гражданского населения; организация несения службы пограничниками в составе разведывательно — поисковых групп и секретов, а также в засадах, выставленных на путях вероятного передвижения банд и диверсантов; взятие под охрану специально снаряженными караулами расположенных в прифронтовой полосе стратегически важных военных объектов; патрулирование территории железнодорожных станций и местности, вплотную прилегающей к другим не менее важным объектам.

17 октября 1944 года на основании приказа № 01128, изданного двумя днями раньше начальником войск округа 95 — й пограничный ордена Ленина отряд войск НКВД СССР впервые после начала Великой Отечественной войны приступил к охране Государственной границы СССР. Вверенный ему под охрану участок, представлял только что освобождённое советскими войсками порубежье с Мемельской (Клайпедской) областью Восточной Пруссией по линии прежней границы Литовской ССР с Германией.

Выдвинувшиеся сюда подразделения, расположились:

— штаб полка и на правах резервной 3-я погранкомендатура — город Таураге;

— 1-я погранкомендатура — посёлок Вайнуты;

— 2-я погранкомендатура — посёлок Аукштупе;

— 4-я погранкомендатура — посёлок Эйш;

— 5-я погранкомендатура — посёлок Юрбург.

Однако уже меньше чем через месяц, 16 ноября 1944, начальник отряда издал приказ № 0031, об отводе 1, 2, 4 и 5 — й комендатур в восточном направлении за линию армейских тылов. Дело в том, что наступление 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусских фронтов в направлении на Тильзит (ныне – Советск) гитлеровцами было к концу октября остановлено на подступах к Неману. Ещё вчера стремительно наступавшие советские войска перешли к обороне. В результате подразделения 95 — го пограничного отряда оказались в боевых порядках соединений и частей 2 — й гвардейской, 39 и 43 — й общевойсковых армий.

В период с 17 ноября 1944 по 24 января 1945 года, 95 – й пограничный отряд совместно с другими частями пограничных и внутренних войск участвует в чекистско — войсковых операциях против банд литовских националистов, окопавшихся в Паневежском районе Литвы. В частности, в декабре 1945, он в течение двенадцати суток вёл здесь боевые действия в составе сводного боевого отряда (23 и 95 — й погранотряды, 137 и 261 — й стрелковые полки войск НКВД), возглавляемого лично начальником Управления пограничных войск НКВД Литовского округа генерал — майором М.С. Бычковским. В результате разгромленными оказались пятнадцать банд. Всего в ходе данной операции были уничтожены 284 бандита, а 800 захвачены в плен и переданы затем в руки правосудия.

Всего, с августа 1944 года по 20 января 1945, воинами отряда приграничье с Восточной Пруссией было выявлено, задержано и передано в руки советского правосудия 9061 человек из числа преступных элементов, в том числе 248 активных членов литовских националистических  вооружённых формирований, 167 пытавшихся вырваться из окружения военнослужащих вермахта и, наконец, 128 агентов немецкой разведки.

24 января 1945 года 95 – й пограничный отряд, на основании приказа начальника Управления пограничных войск НКВД Литовского округа генерал — майора М.С. Бычковского № 03027 от 22 января 1945 года сосредоточился в приграничном к Восточной Пруссии литовском городе Таураге, чтобы вновь приступить к охране Государственной границы СССР. Первые наряды на охрану новой границы вышли 12 февраля 1945 года.

К этому времени подразделения 95 — го пограничного отряда уже располагались:

— штаб и 3 — я комендатура (впоследствии была расформирована) – город Таураге;

1 — я комендатура – восточнопрусский город Шиббен (ныне – литовский посёлок Гайдяляй);

2 — я комендатура – восточнопрусский посёлок Штонишкен (ныне – литовский Стонишкяй);

4 — я комендатура – восточнопрусский город Погеген (ныне – литовский Пагегяй Шилутского района);

5 — я комендатура – восточнопрусский посёлок Вишвилль (ныне – литовский Вешвиле).

Взятый тогда под охрану участок протянулся по правому берегу реки Неман от залива Куришес — Хафф (ныне – Куршский залив) до восточнопрусского населённого пункта Аугстогаллен (ныне – литовский Смалининкай), то есть фактически по всему руслу Немана вдоль линии границы современной Литовской Республики с современной Калининградской областью РФ.

Как свидетельствуют архивные документы, регулярно на участке отряда появлялись одиночки и мелкие группы немецких солдат и офицеров из разгромленной Либавской группировки, пытавшиеся пробраться в Германию через государственную границу. Многие из них были вооружены и оказывали вооружённое сопротивление пограничным нарядам при задержании.

Всего, согласно Книге Памяти пограничных войск, в период с февраля по сентябрь 1945, в боевых столкновениях с нарушителями государственной границы из числа германских военнослужащих, шпионов и диверсантов германской разведки, с террористами из литовских националистических вооружённых формирований, действовавших в тот период на территории тогдашней Литовской ССР, погибло в общей сложности девять военнослужащих 95 — го погранотряда и один пропал без вести.

В октябре 1945, в соответствии с приказом начальника Управления пограничных войск НКВД Литовского округа № 04583 от 9 октября 1945 года, 95 — й погранотряд под командованием своего начальника полковника Скородумова совершил марш по маршруту: литовский город Пагегяй – восточнопрусский город Гердауен (ныне – посёлок Железнодорожный Правдинского района Калининградской области), после чего сосредоточился на территории современного Правдинского района Калининградской области:

Штаб отряда – город Фридланд (ныне — Правдинск);

1-я комендатура – город Домнау (ныне – посёлок Домново);

2-я комендатура – посёлок Бёттхерсдорф (ныне – Севское);

3-я комендатура – город Гердауен (ныне – посёлок Железнодорожный);

4-я комендатура – город Норденбург (ныне – посёлок Крылово).

12 октября 1945, отряд, имея на стыках отряды: справа – 115 — й пограничный отряд, а слева – 97 — й пограничный отряд, приступил на обозначенном выше участке к охране новой (по договору от 16 августа 1945 года) советско — польской границы.

16 января 1946 года отряд состоял из штаба, шести пограничных комендатур, двадцати восьми погранзастав, шести застав боевого обеспечения и манёвренной группы.

В июле 1947 года отряду было присвоено нынешнее наименование – «воинская часть 2297».

В период с 19 сентября 1952 по 10 апреля 1953 в составе отряда в связи с приёмом под охрану морского участка государственной границы, на правах штатной структуры находился дивизион пограничных сторожевых кораблей 2 — го разряда — всего 13 кораблей и 248 человек личного состава.

На основании приказа МВД СССР № 00320 от 2 июня 1953 года, 95-й пограничный ордена Ленина отряд, был включён в состав Управления пограничных войск МВД Белорусского округа (с 20 февраля 1954 года – УПВ МВД Западного округа), а на основании приказа МВД СССР № 0080 от 23 марта 1956 года принял в себя большинство подразделений расформированного приказом МВД СССР № 0063 от 10 марта 1956 года 24 — го пограничного Кёнигсбергского ордена Красной Звезды отряда – шесть погранзастав, охранявших участок границы протяжённостью 90 километров. Таким образом, 95 — й погранотряд стал правопреемником боевой славы бывшего 31 — го пограничного Кёнигсбергского ордена Красной Звезды полка, унаследовав от него воинское почётное наименование «Кёнигсбергский» и орден Красной Звезды № 897635. Последний вместе с Грамотой Президиума Верховного Совета СССР № 737/605 от 28 мая 1948 года был передан отряду из Музея пограничных войск МВД СССР 13 апреля 1956 года.

После слияния двух орденоносных частей в зоне ответственности 95 — го пограничного отряда находился участок границы общей протяжённостью 256 км. Соседом справа у него по — прежнему был 23 — й пограничный дважды Краснознамённый отряд Управления пограничных войск МВД Ленинградского о округа, а вот слева уже – 16 — й пограничный отряд Управления пограничных войск МВД Западного округа.

На основании приказа КГБ при Совете Министров СССР № 00325 от 28 июня 1957 года, 95 — й погранотряд был включён в состав новообразованного Управления пограничных войск КГБ при Совете Министров СССР Западного пограничного округа на территории Белорусской ССР. С 14 марта 1960 года – в непосредственном подчинении командования Оперативной группой пограничных войск КГБ при Совете Министров Белорусской ССР.

В соответствии с приказом начальника Оперативной группы пограничных войск КГБ при Совете Министров Белорусской ССР № 004 от 8 августа 1960 года управление, школа сержантского состава, подразделения обслуживания были передислоцированы из Правдинска в город Багратионовск Калининградской области. Впоследствии (1 февраля 1966 года в соответствии с приказом КГБ при Совете Министров СССР № 00183 от 31 декабря 1965 года) управление отряда разместилось в своём нынешнем военном городке, что в Калининграде по улице Суворова, 15. Передислокация была вызвана необходимостью разместить в бывшем Багратионовском военном городке отряда создаваемое Военно — техническое училище КГБ при Совете Министров СССР.

С 23 октября 1975 по  2 сентября 1992 года,  95 – й пограничный отряд находился  в составе войск Прибалтийского пограничного округа.

Со 2 сентября 1992 года 95 — й пограничный Кёнигсбергский ордена Ленина и Красной Звезды отряд – в своём нынешнем статусе: соединение современного Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области. Полное современное официальное наименование — 95 — й пограничный Кёнигсбергский ордена Ленина и Красной Звезды отряд Краснознамённого пограничного управления ФСБ России по Калининградской области (в/ч 2297).

170 – й стрелковый полк войск НКВД

Согласно мобилизационному плану 1941 года НКВД СССР 26 июня 1941, на базе роты 157 – го полка войск НКВД дислоцированной в городе Днепродзержинск и ряда частей войск НКВД дислоцированных в городе Павлоград, был сформирован 170 – й  полк войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности. Командир полка капитан Политыкин Сергей Тимофеевич, заместитель командира полка по политической части старший политрук Казаков.

Полк до сентября 1941, выполнял задачи по охране промышленных объектов:

1 – й  батальон город Павлоград ( завод № 55; полигон), 2 – й батальон в городе  Днепродзержинск (Днепродзержинская ГРЭС, центральный телеграф, междугородная телефонная станция).

Приказом НКВД СССР № 0387 от 27 августа 1941 группа военнослужащих полка поощрены за сбитый немецкий самолет.

С 22 по 29 октября 1941, полк численностью в 1049 военнослужащих, имеющих в наличии 11 автомашин, 53  лошадей участвовал в обороне города Харьков. В полосе Юго -Западного фронта на Харьковском направлении в ноябре – декабре 1941 года, в январе 1942 года, полк, находясь в составе 57 – й бригады войск НКВД СССР принимал участие в боевых действиях.

С середины января 1942 года полк принимал участие в охране промышленных объектов, войскового тыла Юго-Западного, Северо — Кавказского фронта. Затем передислоцирован в Ташкент.

В начале 1944 года, полк был включён в состав Грозненской стрелковой дивизии войск НКВД СССР (29 марта 1944, была переименована в 8 — ю стрелковую дивизию войск НКВД СССР).

С 5 марта 1944 года во исполнения приказа НКВД СССР № 00186 от 26 февраля 1944 года «О мероприятиях по выселению из Кабардино — Балкарской АССР балкарского населения» полк принимал участие в депортации балкарцев из Кабардино — Балкарской АССР в Казахскую ССР.

После завершения операции в Кабардино – Балкарии, полк был переброшен в Крым. С 12 по 19 мая полк во исполнения  приказа НКВД/НКГБ СССР №№ 00419/00137 от 13 апреля 1944 года «О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов» и Постановления ГКО СССР № 5859 сс от 11 мая 1944 года «О крымских татарах», принимал участие в депортации крымских татар из Крымского полуострова в Узбекистан.

После завершения операции по выселению из Крыма крымских татар, полк был выведен из Крыма и принимал участие в ликвидации политического и уголовного бандитизма на Северном Кавказе. В 1946 году, полк был расформирован.

281 — й стрелковый полк войск НКВД

Полк был сформирован в январе 1942 года в городе Ростов-на-Дону в составе 12 — й стрелковой дивизии войск НКВД СССР приказом НКВД СССР № 0021 от 5 января.1942, изданным в свою очередь во исполнение Постановления ГКО СССР № 1099-сс от 4 января 1942 года «Об организации гарнизонов войск НКВД в городах, освобождаемых Красной Армией».

В 1942 – 1943 годах полк принимал участие в Сталинградской битве, а в 1943 — 1945 годах – в ликвидации политического и уголовного бандитизма в городе Ростов – на Дону и Ростовской области.

С 5 марта 1944, на основании приказа НКВД СССР № 00186 от 26 февраля 1944 года «О мероприятиях по выселению из Кабардино — Балкарской АССР балкарского населения» полк принимал участие в депортации балкарцев из Кабардино — Балкарской АССР в Казахскую ССР.

На основании приказа НКВД СССР № 00193 от 21 февраля 1944 года, изданного во исполнение Постановления ГКО СССР № 5073сс за январь 1944 года «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР» полк с 23 февраля по 20 марта 1944 года принимал участие в выселении чеченцев и ингушей из ЧИАССР в Казахскую ССР.

С 12 по 19 мая 1944 года полк силами 1 и 2 — го стрелковых батальонов на основании совместного приказа НКВД/НКГБ СССР №№ 00419/00137 от 13 апреля 1944 года «О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов», изданного во исполнение Постановления ГОКО СССР № 5859 сс от 11 мая 1944 года «О крымских татарах»,принимал участие в депортации крымских татар из Крымского полуострова в Узбекистан.

В 1944 году отдельные подразделения полка выполняли специальные задания в Грузинской ССР и в Аджарской АССР, а в январе — феврале 1945, находились в Крыму, участвуя в охране Ялтинской конференции глав правительств антигитлеровской коалиции.

Полк был расформирован приказом НКВД СССР от 10 октября 1945, при этом личный состав был обращён на пополнение 128 — го стрелкового полка войск НКВД.

290 – й стрелковый Новороссийский полк войск НКВД

290 – й стрелковый Новороссийский полк войск НКВД, был сформирован в апреле 1942, в городе Середа Московской области (по другим данным был сформирован в городе Тейково Ивановской области), в составе 17 — й отдельной стрелковой бригады войск НКВД по приказу НКВД СССР № 00734 от 13 апреля 1942, во исполнения Постановления ГКО № 1406 сс от 7 марта 1942 «Об увеличении численности внутренних войск НКВД СССР на 50000 человек». Командиром полка был назначен майор Пискарев Иван Васильевич.

В сентябре 1942, полк был выведен из состава 17 – й бригады и передислоцирован на Северный Каваказ. Полк выполнял задачи по охране и обороне Военно — Грузинской дороги.

С октября 1942, полк действовала в составе 1 — й отдельной стрелковой дивизии войск НКВД, которая обороняла город Орджоникидзе и Военно — Грузинскую дорогу.

В апреле 1943, резко обострилась обстановка на легендарной «Малой земле» — небольшом плацдарме, который советская морская пехота отбила у немцев в феврале 1943 года. Гитлеровцы прилагали значительные усилия для того, чтобы сбросить в море десантников — и в конце концов, ценой значительных потерь, им удалось вклиниться в оборону обескровленных «малоземельцев». Отбросить противника и восстановить передний край обороны — эту сложную задачу командование поручило 290- му стрелковому полку войск НКВД, начитывавшему на тот момент 1200 солдат и офицеров.

В ночь на 21 апреля 1943, 290 — й полк под командованием майора Ивана Пискарева под плотным артиллерийским огнем на катерах и мотоботах переправился через Цемесскую бухту и высадился на «Малой земле». А вечером 24 апреля 1943, бойцы полка пошли в отчаянную атаку. Ожесточенные бои продолжались шесть суток, 290- й полк уничтожил несколько огневых точек, 218 солдат и офицеров противника, отразил несколько контратак, захватил значительные трофеи и к 12 часам 30 апреля 1943, выполнил поставленную перед ним боевую задачу. В результате, угроза, нависшая над « Малой землей», была ликвидирована.

Это был настоящий успех — хотя полк продвинулся лишь на 600 метров, его личный состав был отмечен благодарностью командира 20- го десантно-стрелкового корпуса генерал — майора Гордеева, ведь площадь плацдарма составляла всего 24 квадратных километра …

За эту маленькую победу отдали жизни 88 воинов части и еще 213 были ранены …

В январе 1944, полк вошел в состав 4 – й стрелковой дивизии ВВ НКВД СССР.

С 23 февраля по 20 марта 1944, во исполнения приказа НКВД СССР № 00193 от 21.02.1944, Постановления ГКО СССР № 5073 сс от 00.01.1944 «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР» полк принял участие в операции по депортации из Чечено – Ингушской АССР чеченцев и ингушей в Казахстан, Киргизию и Сибирь.

С 14 апреля по 31 мая 1944 года, 290 – й полк находясь в составе 4 – й стрелковой дивизии войск НКВД, осуществлял охрану тыла Приморской армии, участвуя вместе с ней в освобождении территории Крыма и Севастополя.

С 12 по 19 мая 1944, полк во исполнения Постановления Государственного Комитета Обороны СССР № 5859 сс от 11 мая 1944 года «О крымских татарах», приказа НКВД/НКГБ СССР №№ 00419/00137 от 13 апреля 1944 года «О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов» принимал участие в депортации крымских татар из Крымского полуострова в Узбекскую ССР.

Приказом НКВД СССР № 00975 от 12 августа 1944, полк был выведен из состава 4 – й стрелковой дивизии войск НКВД и оставлен для несения службы на территории Крыма.

С мая 1944 года по 24 ноября 1945, полк  своими подразделениями продолжал дислоцироваться в городах Крыма, неся гарнизонную службу, охраняя внутренний правопорядок, очищая Крым от враждебных элементов. В январе — феврале 1945, полк принимал участие в операции по охране Ялтинской конференции глав стран антигитлеровской коалиции.

Приказом НКВД СССР № 001155 от 4 октября 1945, полк был включен в состав Управления войск НКВД Украинского округа.

24 ноября 1945 года полк передислоцирован в Киев, где выполнял задачи по охране общественного правопорядка, правительственных учреждений УССР.

В 1945 — 1947 годах подразделения полка принимали участие в ликвидации вооруженных отрядов украинских националистов на Западной Украине.

Самой известной операцией 290 – го полка на Западной Украине, стали боевые действия 21 января 1947, когда в двух километрах от села Жуков Бережанского района Тернопольской области, личный состав сержантской школа полка в одном из схронов (тайных убежишь), уничтожил руководителя СБ (службы безопасности) ОУН Н. В. Арсенича (псевдонимы: «432», «Березовский», «Григор», «Максим», «Михаил», «Николай», «Демъян»), его жену Анну Гунько и двух охранников.

Командирами полка во время Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы являлись — майор (в дальнейшем подполковник) Пискарев Иван Васильевич и майор Корженко Павел Евссевич (1947 год).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 полк награжден орденом Красного Знамени.

В 1970 году полк обеспечивал правопорядок в Одессе во время ликвидации эпедемии холеры. В 1980 году полк обеспечивал правопорядок в Киеве во время проведения Олимпийских игр в Москве.

С 24 апреля 1986 по май 1987, полк принимал участие в охране общественного правопорядка, в борьбе с мародерством во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

В 1988 -1991 годах полк участвовал в миротворческих операциях миссию в закваказских республиках СССР.

Указом Верховной Рады Украины от 30 декабря 1991, «О подчинении Внутренних войск МВД СССР на Украине исключительно МВД Украины» 290 – й полк, был включен в состав Внутренних войск МВД Украины.

Приказом командующего Национальной Гвардии Украины от 2 января 1992, на базе управления полка было сформировано управление 1 – й дивизии Национальной Гвардии Украины, а полк переименован в 1 – й полк Национальной Гвардии Украины.

Указом Президента Украины № 71/95 от 20 января 1995, полк, был переформирован в 24 – ю отдельную бригаду Национальной Гвардии Украины с дислокацией 1 – й  отдельный батальон в городе Житомир, 2 – й  отдельный батальон  в городе Киев, 3 – й отдельный батальон в  селе Старое Киевской области, 17 – й отдельный батальон специального назанчения в городе Киев.

Согласно Указа Президента Украины, в декабре 1999 года, 24 – я отдельная бригада Национальной гвардии Украины, была передана в состав Вооружённых сил Украины и переформирована в 1 — й отдельный Новороссийско — Киевский полк Президента Украины («Президентский полк» (в/ч А — 0222)).

298 — й стрелковый полк войск НКВД

Сформирован в городе Кузнецк в составе 20 — й отдельной стрелковой бригады войск НКВД СССР по приказу НКВД СССР № 00734 от 13 апреля 1942, во исполнение Постановления ГКО № 1406 сс от 7 марта 1942 года «Об увеличении численности внутренних войск НКВД СССР на 50000 человек».

С 17 ноября 1942 по 30 января 1943 года и с 8 марта по 20 сентября 1943 года полк  принимал участие в обороне Северного Кавказа.

Приказом НКВД СССР № 001585 от 28 сентября 1943 года полк был включен в состав вновь сформированной 4 — й стрелковой дивизии войск НКВД. С 25 октября по 25 декабря 1943, полк участвовал в охране тыла 56 — й (Приморской) армии.

С 23 февраля по 20 марта 1944, во исполнения приказа НКВД СССР № 00193 от 21 февраля 1944,  «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР» принял участие в депортации из ЧИАССР чеченцев и ингушей в Казахстан, Киргизию и Сибирь.

С 24 апреля по 30 июня 1944, полк вновь участвовал в охране тыла Приморской армии. С 12 по 19 мая 1944, полк во исполнения Постановления ГОКО СССР № 5859 сс от 11 мая 1944 «О крымских татарах», приказа НКВД/НКГБ СССР №№ 00419/00137 от 13 апреля 1944 года «О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов» принимал участие в депортации крымских татар из Крымского полуострова в Узбекистан.

В августе 1944, полк в составе 4 — й дивизии войск НКВД передислоцирован в город Каунас Литовской ССР, где выполнял задачи по ликвидации вооруженного литовского националистического антисоветского подполья.

В ходе очередной операции 10 августа 1948,  разведывательно- поисковая группа 7 — й роты полка ликвидировала штаб округа «Таурас», так называемой Литовской национальной армии (ЛЛА), уничтожила командующего округа по кличке «Римантас», захватив 1 пулемет, 4 винтовки, 3 пистолета, 300 патронов, 3 гранаты, документы штаба. В ходе этой операции погиб один военнослужащий этой поисковой группы.

25 – я стрелковая бригада войск НКВД

В операции по депортации крымских татар из Крыма в Узбекскую ССР, в период с 14 по 18 мая 1944, в восточных районах Крыма (Керчь – Феодосия), так же участвовали и два батальона из состава 25 — й стрелковой бригады войск НКВД.

25 – я стрелковая бригада войск НКВД, была сформирована в ноябре – декабре 1942 года С декабря 1942, части бригады выполняли оперативно — служебные задачи в полосе Юго -Западного фронта, проводя операции по очищению городов и сел от шпионов, диверсантов и пособников немецких оккупантов, выставлялись контрольно — пропускные пункты на важнейших прифронтовых магистралях.

Кроме того, личный состав бригады занимался охраной лагерей для военнопленных на территории Ростовской области, конвоированием военнопленных, сбором трофейного оружия и военного имущества.

В августе 1944 года, 25 – я стрелковая бригада войск НКВД, была передислоцирована на территорию Западной Украины (Львовская область), где участвовала в боях против формирований Украинской Повстанческой Армии (УПА), вплоть до конца Великой Отечественной  войны.

Данные о боевом пути 25 – й бригады войск НКВД в годы Великой Отечественной войны содержатся в фондах Российского государственного военного архива (РГВА):  фонд 38702. Этот фонд содержит 146 дел за период 1942 – 1945 годов. В том числе в нём находятся исторические формуляры управления  этой бригады (ф.39026, оп.1, д.151, 152) и входивших в ее состав 221 — го отдельного стрелкового батальона (ф.39026, оп.1, д.1522, 1523), 222 — го отдельного стрелкового батальона (ф.39026, оп.1, д.1524, 1525), 223 — го отдельного стрелкового батальона (ф.39026, оп.1, д.1527, 1528а), 224 — го отдельного стрелкового батальона (ф.39026, оп.1, д.15291530), 225 — го отдельного стрелкового батальона (ф.39026, оп.1, д.1532, 1533).

Данная работа была написана в период с 3 по 21 января 2020 года.